Функции и роль авторитета как феномена социальной жизни


скачать скачать Автор: Ефремов И. И. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №1(38)/2005 - подписаться на статьи журнала

В современной сложной и бурной социальной жизни, полной разнообразных и противоречивых явлений переходного периода, общественный организм испытывает немалые трудности. Отношения между людьми усложнились и требуют дальнейшего осмысления. Одним из существенных аспектов реальности являются нравственные, основанные на авторитете – авторитетные – отношения, которые, выполняя свои функции, накладывают существенный отпечаток на процессы действительности.

Авторитет, как это рассматривалось ранее[1], заключается в признании за субъектом (носителем) выдающихся достижений, знаний, умений, навыков, способностей, его особого положения в обществе, их значимости для человечества, для того или иного объекта, сферы социальной жизни, науки, и базирующемся на этом ненасильственном влиянии его носителя на тот или иной объект, обуславливающем определенную исторически изменяющуюся форму подчинения действий и мыслей людей положениям и нормам, вытекающим из установок субъекта. Авторитет, в узком смысле слова, есть форма осуществления власти. Элементами структуры авторитета выступают: субъект (носитель) авторитета – индивид, группа людей, коллектив или определенная часть общества; объект авторитета – то, на кого или на что воздействует субъект авторитета; и область авторитета – сфера действительности, в пределах которой действует данный авторитет (наука, искусство, военное дело и др.). По субъекту функционирования различают: личностный авторитет; коллективный авторитет; авторитет социального института; авторитет традиции или обычая и т. п.

Авторитет, будучи активным феноменом общественной жизни, выполняет в ней определенные функции. В социальной философии понятие «функция» указывает на ту роль, которую какой-либо социальный институт или частный социальный процесс выполняет по отношению к целому. Под функцией имеется в виду определенная совокупность социальных последствий социальной деятельности[2]. В данном случае речь будет идти о последствии деятельности авторитета. Функции авторитета в той или иной мере попадали в поле внимания большинства авторов, исследующих это явление. В значительной части работ этого плана функции, как правило, выделяются, но не обосновываются или мало объясняются. Больше повезло исследованию вопросов авторитета, связанных с наукой. В целом же проблема функций авторитета разработана еще недостаточно.

Функции авторитета многообразны. В целом они образуют собой систему, в которой имеются различные аспекты. Одним из аспектов является деление функций на основе масштабов области применения авторитета. Во-первых, это функции общеавторитетные – те, которые присущи всем проявлениям авторитета. Во-вторых, функции, присущие нескольким областям проявления авторитета. В-третьих, функции, относящиеся к отдельным областям проявления авторитета. В данной статье рассмотрению подлежит, прежде всего, выяснение проявления функций по отношению к обществу в целом как к объекту авторитета. В определенной же мере могут рассматриваться и специфические функции авторитета по отношению к ряду областей, к некоторым областям деятельности и отдельным объектам авторитета, имеющим свои особенности.

Масштабы функционирования имеют большое значение, но функция есть, прежде всего, проявление конкретных свойств объекта в существующей системе отношений, когда один элемент, возникая и изменяясь, воздействует на другой. Поэтому в центре нашего внимания будут те функции авторитета, которые вытекают из его природы и роли в обществе и выражают взаимозависимости между общественным бытием и авторитетом в процессе практической деятельности людей.

Анализ взаимозависимостей авторитетных отношений позволяет выделить три группы функций авторитета, выполняемых им в обществе. Первую группу образуют гносеологические функции. Они имеют отражательный характер и выражают связь между объектом отражения – авторитетом (носителем, субъектом авторитета) – и сознанием людей (объектом авторитета). Функции такого рода разделяются на познавательно-информативную, аксиологическую (оценочную) и коммуникативную. Вторую группу образуют социально-нормативные функции, при их реализации осуществляется воздействие авторитета, его субъекта (носителя) на авторитетные отношения вообще, на практику объекта авторитета. Здесь выделяются регулятивная и организационно-воспитательная функции. В качестве же отдельной (не входящей в вышеназванные группы) выделим методологическую функцию. Она представляет совокупность научных методов, которые реализуются в ходе действия авторитетных отношений. Рассмотрим по порядку их содержание.

Гносеологические функции авторитета. Авторитет вырабатывается на основе познания общественного бытия или деятельности, осуществляемой на базе глубокого проникновения в закономерные связи и отношения той или иной сферы реальной действительности. При возникновении и реализации авторитетных отношений осуществляется процесс отражения общественного бытия как субъектом авторитета, так и объектом авторитета. Через призму субъектно-объектных отношений отражается мир, общественное бытие.

В ходе такого взаимодействия авторитет выполняет познавательно-информативную функцию. Авторитет (его носитель) познает бытие и вырабатывает знания о нем, формулирует их в той или иной форме. Познанное им оказывает влияние на содержание знаний объекта авторитета о мире, становится достоянием области применения авторитета (науки, искусства, военного дела и др.). Вместе с тем авторитетом выполняется и информативная функция. Он извлекает из бытия нужную информацию и перерабатывает, обобщает таковую, в то же время люди, на которых распространяется его воздействие, – объект авторитета – получают возможность получить от авторитета интересующую их информацию. Эта информация позволяет углубить процесс нахождения истины и оценки значимости самого авторитета.

Выполняется и аксиологическая (оценочная) функция. Авторитет, как известно, отражает определенные ценности, которые находятся в области его интереса. Происходит формулирование оценки в той или иной форме, выявление степени соответствия отраженного существующим знаниям, нормативным требованиям. Затем осуществляется ценностная ориентация объекта авторитета. Вместе с тем в процессе взаимодействия носителя авторитета и объекта авторитета происходит процесс сличения индивидуально-личност-ных и объективных социальных и духовных ценностей через сложившуюся систему «эталонов» ценностей (выраженную либо в общественно-нормативных актах, либо неписаную, существующую лишь в общественном мнении), формируется определенное ценностное отношение. Оценка осуществляет своего рода арбитраж достижений субъекта авторитета, уровня, степени его авторитетности. При этом оценка авторитета производится на основании соответствующих критериев, прежде всего с точки зрения добра. Авторитетно лишь то, считал русский философ В. С. Соловьев (труд «Оправдание добра»), что имеет нравственный смысл[3]. А рассматривая вопрос об авторитетности военного подвига, французский философ К. А. Гельвеций, писал: «Суждения народа, подобно суждениям частных сообществ, определяются исключительно соображениями интереса: только полезные для него действия он называет добродетельными, великими и героическими, степень своего уважения к тому или иному поступку он измеряет не степенью силы и мужества и благородства, необходимого для его совершения, но степенью важности этого поступка и извлекаемой из него выгоды»[4]. Эти мысли, хотя и не все в них бесспорно, заслуживают внимания.

Одной из функций авторитета является самокоррекция субъекта (носителя) авторитета. Субъект авторитета – «Я», получив информацию об оценке объектом авторитета – «Не Я 1», «Не Я2» и т. д. – его достижений и упущений, может все критически осмыслить, произвести, при необходимости, переоценку своих заслуг, действий и соответственно воздействовать на «Я**» – на себя. В результате произвести самокоррекцию личного поведения, вызывая следствие – упрочение своего авторитета в сознании «Не Я I, II» и т. д., то есть объекта авторитета. См. рисунок:

Примечание. «Я» – субъект (носитель) авторитета, «Не Я I», «Не Я II» – объект авторитета, «Я**» – субъект авторитета (носитель) после самокоррекции своих авторитетных черт.

Одной из гносеологических функций является коммуникативная. Эта функция осуществляет передачу опыта авторитета, приобретенных им ценностей от одной области авторитета к другой и из поколения в поколение. Авторитет распространяет свои достижения, если он не будет этого делать, то не будет и его авторитетности. Оценив достигнутое авторитетом, его носителем, люди – объекты авторитета, связываясь, тем или иным образом, с другими, передают ценное иным социальным единицам. Особую роль играет передача опыта традиционных авторитетов. Обеспечивается, тем самым, опыт поколений. Вместе с тем может передаваться и устаревшее, отжившее. Так, например, авторитет Аристотеля, некоторые его ценности, утерявшие уже свое значение, передавались из поколения в поколение, довлея над людьми, противореча здравому смыслу.

Социально-нормативные функции авторитета. Ведущей в этой группе является функция регулятивная. Именно она является главной, определяющей. Регулировать – значит подчинять определенному порядку, правилам, упорядочивать. Эта функция авторитета касается создания и утверждения определенных норм, правил, установок, знаний, определяющих основы области конституирования авторитета. Регулирование такого рода является процессом приведения в соответствие с достигнутыми авторитетом основоположениями реального состояния дел, поведения социальных групп, коллективов, личностей.

Для утверждения ценностей авторитета необходимо признание социальной группой, коллективом, индивидом социальной необходимости в них. При этом авторитетные нормы осуществляются, приводятся в жизнь только добровольно. Признание авторитета и его ценностей, регуляция деятельности на основе этого не могут подчиняться правовым нормам. Регулирование авторитетом тесно связано с управлением, но не является властным, управленческим актом. Авторитет не повторяет функции управления, руководства, власти. Находясь во взаимосвязи с ними, основная роль авторитета состоит в повышении эффективности системы социального управления и создании благоприятных условий для успешного руководства общественной жизнью и для ее осуществления[5].

В ряду социально-нормативных функций существенную роль играет функция организационно-воспитательная. Авторитет служит объединению людей, их организации. При этом организация осуществляется не институционными органами, а происходит на основе объединения индивидов общественным мнением, морального влияния, традиций, обычаев. Исследователь научного авторитета А. А. Степанов назвал организационную функцию социотворческой – она «объединяет отдельных ученых в творческие кол-лективы. Сущность этой функции авторитета – естественное образование на его основе формальных и неформальных социальных институтов и организаций. Способность направлять деятельность отдельных объектов в единое русло». Он отмечает и «негативные» стороны этой функции авторитета, делающие научное сообщество достаточно закрытым и изолированным. Социотворческая функция затрудняет доступ к социальным институтам науки. Тем не менее эта изолированность иногда приносит пользу, защищая науку от некомпетентного вмешательства дилетантов или власть имущих профанов[6]. Что же, в этом есть определенный резон. Организационная сторона рассматриваемой функции проводится в жизнь моральными средствами.

Тесно связана с организационной воспитательная сторона функции. Авторитет действует прежде всего силой примера, происходит признание за субъектом (носителем) выдающихся достижений, знаний, умений, навыков, способностей, его особого положения в обществе, их значимости для человечества, для того или иного объекта, сферы социальной жизни, науки и т. п. Авторитет для объекта его воздействия выступает как нравственный идеал.

Субъектом авторитета, как уже говорилось, может выступать личность, коллектив, социальный институт, традиция, соответственно они и способны выступать в качестве нравственного идеала. Личностный авторитет, как правило, персонифицирован в образе какого-либо конкретного человека, который и выступает в качестве индивидуального нравственного идеала. При этом данный авторитет, как идеал, представляет собой не только эталон совершенства, превосходства, но и пример для подражания и корректировки людьми своей деятельности, помыслов и поступков. Организационное и воспитательное выступают в органическом единстве.

Методологическая функция. Авторитет, знания, которые благодаря ему стали достоянием общества, ценности, действия, базирующиеся на основе верного, адекватного отражения реальной действительности, объективно выполняют функцию метода. Они служат основой, фундаментом, базой для познания общественного бытия, его процессов другими людьми.

Ни одна из функций не действует обособленно, они тесно взаимосвязаны и взаимозависимы, их воздействие носит комплексный характер. При этом функции имеют свою специфику в зависимости от сферы общественной жизни и области применения. Свои особенности имеет и функционирование авторитетных отношений в сфере военного дела, в воинских коллективах.

Функции военного авторитета. Военный авторитет, будучи элементом авторитета, вообще выполняет те же функции, что и всякий другой авторитет. Вместе с тем специфика военной действительности налагает на него как субъекта отношений некоторые особенности функционирования. Она проявляется и в жизнедеятельности объекта военного авторитета.

Во-первых, отмечается довольно сильная взаимосвязь властного компонента в авторитетных отношениях. Авторитетное и властное органически переплетаются, взаимно усиливая друг друга. Во-вторых, значительная зависимость судьбоносного влияния носителя авторитета на объект авторитетных отношений. Это влияние отражается в исходе битв, сражений, побед и поражений. Так, например, широко известно, что одно только появление выдающегося, победоносного полководца (как, например, Г. К. Жуков) на том или ином участке предстоящего сражения в годы Великой Отечественной войны вселяло в личный состав войск уверенность в неизбежности победы и неотвратимость поражения фашистских войск, что способствовало самой победе. Такова специфика функционирования военного авторитета гениального полководца.

В-третьих, особую значимость получают социально-норматив-ные функции авторитета. Если регулятивная функция авторитета вообще является главной, определяющей, то в отношении же военного авторитета она получает доминирующую роль. Это определяется самой спецификой военной организации государства, где в отношениях ее субъектов деонтическое, предписывающее – воинские уставы, правила, приказы, каноны, определяющие основы области конституирования авторитета – превалирует. Регулировать – значит подчинять определенному порядку, правилам, упорядочивать. В военной области, в рамках этой функции, создается и утверждается атмосфера, базирующаяся на определенных, присущих ей нормах, неписаных правилах, специфических знаниях, которые узаконивают как сам военный авторитет, так и его носителя. Носитель военного авторитета своим моральным влиянием на основе познания реального состояния дел приводит объект авторитета, поведение социальных групп, коллективов, личностей в соответствие с необходимыми установками.

Вместе с тем авторитетные нормы, в отличие от норм правовых, осуществляются, приводятся в жизнь только добровольно. В сознании военнослужащего, особенно того, кто служит в армии и флоте долгие годы, обычно происходит выработка своего рода императива, внутреннего повеления, поступать согласно имеющимся нормам, указаниям авторитетных военачальников независимо от того, наблюдает ли кто-нибудь за его действиями. О таких воинах нередко говорят «службист», вкладывая в это слово позитивный смысл – любовь к военной службе. Рассматривая настоящий авторитет, Гегель говорит об интеллектуальном повиновении авторитету. Настоящий авторитет «не состоит в одном командовании»[7]. Как пишет Куно Фишер, «Гегель имел в виду важное педагогическое правило, которое лучше всего выражается словами Гете: «Если имеется повиновение в душе, скоро явится и любовь»[8]. Воздействие авторитета многопланово.

Своеобразие функционирования носит существенный характер и оказывает воздействие на процессы авторитетных отношений. Здесь были рассмотрены в основном лишь важнейшие общеавторитетные функции. Относящиеся к отдельным областям проявления авторитета функции, за исключением военной сферы, не рассматривались. Но в научной литературе постоянно выдвигаются заявки о признании все новых функций, даже «контролирующей», «рецензирующей» и тому подобное, исследователи работают неустанно.

Роль авторитета и методологические основы ее анализа. Функции в своей основе раскрывают и роль авторитета в обществе, но их анализ не исчерпывает отражение всей ее полноты. Проблема роли авторитета имеет много сложностей. Те или иные ее стороны уже раскрывались в ряде научных трудов, специально посвященных выяснению роли авторитета[9]. Поэтому сосредоточим внимание на мало разработанных проблемах роли авторитета, а именно методологических ее сторонах.

Выяснение роли авторитета предполагает необходимость применения принципов диалектической логики. Прежде всего, диалектическая логика требует к изучению вещей и явлений подходить объективно, рассматривать их такими, какие они есть. Она требует беспристрастного подхода. Это особенно важно в отношении роли тех или иных субъектов авторитета. Анализируя роль какого-либо носителя авторитета, того, что он внес в действительность, в науку или практику, в область авторитета, следует не базироваться только на имеющихся субъективных мнениях как позитивного, так и негативного характера, хотя и их надо брать в учет, а основываться на фактах. Добиваться истины в определении роли конкретного авторитета. Объективность выяснения роли авторитета предполагает учитывать не только ее изучение в абстрактно-гносеологическом, но и в социологическом плане. Имеется в виду оценка объективной значимости авторитета – оценивать внесенное им с точки зрения того, насколько оно содействовало потребностям общества, его прогрессу, человеческой практике. Практика человечества является проверкой, критерием объективности в выяснении роли авторитета и авторитетности личности.

В мире все взаимосвязано. Тысячами нитей связан с объективной реальностью и авторитет. Сами авторитетные отношения – это многообразные связи. Диалектическая логика нацеливает при выяснении роли авторитета на всесторонность рассмотрения всего, что связано с ним. Анализ роли субъекта авторитета, действительности внесенного им в науку или практику выдвигает необходимость всесторонности рассмотрения. Всесторонность позволяет получить знания о роли авторитета в их целостности. Она включает целостность охвата представлений о роли авторитета, фиксирование всех сторон и опосредований феномена, выявления и изучения всех конкретных связей, образующих данный авторитет, выделение сущности, определение условий превращения возможности в действительность, причинной обусловленности и т. д. Естественно, далеко не все из перечисленного можно охватить при изучении роли конкретного субъекта авторитета, но чем полней будет круг изученного, тем правдивей станет наше представление о нем.

Выяснение истины о явлении, предмете, процессе будет более адекватным, если она анализируется в развитии. Авторитет – одно из явлений действительности. Диалектический принцип развития выдвигает перед исследователем, в том числе и исследователем роли авторитета, ряд требований. Во-первых, необходимость рассматривать явление с точки зрения непрерывного изменения и развития. В функционировании авторитета можно отметить ряд изменений: его генезис, становление и дальнейшее развитие, равно как и возможности утери авторитета. Каждое изменение несет определенную ролевую нагрузку. Познание каждой из них способствует определению общей роли. Особенно важно оценивать развитие ныне функционирующего в коллективе авторитета. Видеть происходящие изменения и соответственно реагировать на них.

Принцип развития выдвигает и требование конкретно-истори-ческого подхода к выяснению роли авторитета. Историзм необходим, прежде всего, для анализа выяснения роли авторитетов, существующих длительное время, для изучения воздействия авторитета на сложные динамичные социальные образования. Анализ истории авторитета как феномена общественной жизни позволяет как глубже осмыслить его роль на тех или иных исторических этапах, так и иметь представление о нем в целом. Существовали и существуют те или иные авторитеты, которые функционируют длительное время, есть такие, что воздействуют на общество столетиями. Роль их на различных отрезках эволюции общества изменялась. Возникает необходимость ее познания в динамике, а также прогнозирования тенденций на дальнейшее время. Настоящее в значительной мере обусловлено прошлым, а будущее вытекает из настоящего и в значительной мере обусловливается им. Позитивную роль авторитет может играть не всегда, не автоматически, не при всяких исторических условиях, а лишь тогда, когда для этого возникли, созрели материальные, объективные предпосылки и когда общество способно к восприятию нового.

Рассмотрение должно быть конкретным. Сущность авторитета вообще, как феномена общественной жизни, представляет, в известной степени, абстракцию. Но она выведена на основе обобщения знаний о реальных, конкретных авторитетах. Соответственно и выяснение роли авторитета в общественной жизни вообще может быть произведено лишь при исследовании конкретных проявлений авторитетных отношений. В истории известны факты отвержения авторитетов вообще. Ф. Бэкон отнес авторитеты к разряду «идолов» или «призраков», которые понимались как различного рода предрассудки и предрасположения. Вера в авторитеты, по мнению Бэкона, мешает людям самим, без предубеждений исследовать при-роду. Истину он назвал дочерью времени, а не авторитета[10]. Известно, что он, как и некоторые другие мыслители Просвещения, делали такой вывод на основе критики авторитета Аристотеля и Платона, которые в Средние века «связали мужество людей, оказавшихся будто заколдованными». Фактически же это было выступление против «ложных авторитетов». Создавались новые и новые авторитеты. Абстрактный подход к выяснению роли авторитета, отрицание позитивности таковой наблюдалось и позже, в движении антиавторитаристов. Практика показала ошибочность отрицания роли авторитета и его боязнь. «Авторитет... – говорил И. В. Гёте, – имеет большую ценность; но только педант требует повсеместно авторитета»[11]. Итак, налицо крайности. Только конкретный подход – путь к истине.

Роль того или иного авторитета, его носителя к тому же нельзя определять абстрактно, вне связи с конкретными общественными отношениями. Изучение роли конкретного авторитета, его влияния на общество, на конкретный же коллектив представляет несомненный интерес для практики. Оно позволяет совершенствовать управленческие процессы.

* * *

Авторитетные отношения пронизывают все поры общественного организма. Они играют важную роль в его жизни, связывая незримыми нитями личности, социальные группы и общество как в целом, так и составляющие элементы. Авторитет, личный или коллективный, как явление социальной действительности, обладает определенной активностью, которая проявляется в его многообразных функциях. В целом они образуют собой систему, в основе которой имеется ряд групп: гносеологических, социально-нормативных и методологических функций. Общество нуждается в истинных авторитетах, которые возникают как стихийно, так и целенаправленно, будучи стимулированными различного рода социальными институтами, осознавшими потребности страны. Познание функций авторитета, их свойств и возможностей благоприятствует учету таковых в процессах регулирования общественных отношений в интересах прогресса.

[1] См.: Ефремов, И. И. Проблема авторитета в социальной философии // Философия и общество. 2004. № 3. С. 60–70.

[2] См.: Гастев, Ю. Функция / Философская энциклопедия. М., 1970. Т. 5. С. 418–419.

[3] См.: Соловьев, В. С. Собр. соч. Т. 8. СПб., 1913. С. 311.

[4] Гельвеций, К. А. Об уме. Т. 1. С. 233.

[5] См.: Буева, Л. П. Социальная среда и сознание личности. М.: Изд. МГУ, 1968. С. 193.

[6] Степанов, А. А. Научный авторитет: философские проблемы. Томск, 2000. С. 116–117.

[7] Цит. по: Фишер, К. Гегель, его жизнь, сочинения и учение. Первый полутом. М.–Л., 1933. С. 71.

[8] Там же.

[9] См.: Киселев, Ю. В. Роль авторитета в общественной жизни. Л., 1966; Воробьев, А. В. Роль авторитета в научном коллективе: Автореф. дис. ...канд. филос. наук. Томск: Томский гос. ун-т, 1973 и др.

[10] См.:Бэкон, Ф. Новый органон / Бэкон, Ф. Соч.: в 2 т. 2-е изд., испр., доп. Т. 2. М.: Мысль, 1978. С. 26–32, 48.

[11] Goethe, J. W. Maximen und Reflexionen. Von: Eichelberger U. Zitaten Lexikon. Leipzig, 1981. S. 63.