Проблема отношений государства и общества


скачать скачать Автор: Конышев С. О. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №3(59)/2010 - подписаться на статьи журнала

Термин «общество» используется в широком и узком смыслах. К примеру, в бытовой лексике обществом часто называют любой человеческий коллектив независимо от его занятий и размеров. Среди научных значений термина выделяются два: широкое и узкое. В наиболее широком понимании обществом называют ту часть мира, которая выделена из природы. В таком наиболее широком понимании термин «общество» обозначает «социальность вообще», «выступающую как антитеза природы и природного»[1], то есть системную совокупность свойств и признаков, присущих явлениям как коллективной, так и индивидуальной жизни людей, благодаря которым они встраиваются в особый мир, отличный от природы и выделенный из нее. В этом значении понятие «общество» синонимично понятиям «социокультурная реальность», «надорганический мир», «социум», «социальная форма движения материи», с помощью которых различные социально-философские школы передают субстанциальную специфику неприродных реалий нашего мира.

Второе значение является существенно более узким и представляется более актуальным и применимым для настоящего исследования. Общество в таком понимании – это особый человеческий коллектив, обладающий самодостаточностью и способный создавать все необходимые условия для своей жизни, в том числе формировать людей как социальных существ. В этом контексте общество выступает как «совместная форма деятельности людей по производству материальных и духовных ценностей»[2]. Именно в таком значении термин «общество» используется для обозначения автономных очагов социальности, реальных или типизированных сообществ людей.

Переходя к значениям термина «государство», мы должны отметить их множественность. Обобщая все возможные определения, мы можем выделить две наиболее популярные трактовки. В первом случае (широкая трактовка) государство понимается как страна, то есть реальная группа людей, имеющая конкретные координаты в пространстве и истории, существующая на политической карте мира и «находящаяся под властью одной определенной государственной машины»[3]. Именно такое значение этого термина имеют в виду, когда называют число государств в Европе, Азии или Африке. Такое словоупотребление не является точным. Исторический опыт человечества свидетельствует о том, что были общества без государства и существовали общества, которые утрачивали собственную государственность. Хорошей иллюстрацией сказанному является индийское общество времен британской колониальной империи. В этот период своей истории индийское общество полностью утратило свою государственность, но продолжало существовать как самовоспроизводящийся социальный коллектив.

Государство в узком значении этого термина, которое мы будем использовать в этой статье, выступает как определенный социальный институт, как особая организация, обладающая уникальной публичной властью и специализированным функциональным механизмом управления обществом. Будучи частью общества, в течение уже многих тысячелетий государство призвано «следить за сохранением жизнеспособности общества»[4], «обеспечивать политическую и административную целостность, координировать различные сферы его жизни»[5], выполнять всеобщие регулятивные функции по отношению к нему, являясь своего рода инструментом для решения общественных задач (хотя нередко в статусе общественных выступают задачи и интересы господствующего класса).

Государство является изначально чисто функциональным институтом, который в отличие от общества как самоцельной системы создается зачем-то, с какой-то целью. Государство, как писал Ф. Энгельс, «изобретается» людьми. Люди не могут уснуть в обществе, в котором не существует этот институт, и пробудиться при неизвестно откуда взявшейся системе государственного управления. С возникновением государства общество и государство начинают существовать в неразрывном единстве.

Итак, от определения основных понятий перейдем к анализу интеракций, в которые вступают государство и общество в процессе своего существования.

Общество первично по отношению к государству. Никто не оспаривает факт, вполне подтвержденный различными научными исследованиями и социальным опытом, что в любой части земного шара вначале появлялось и существовало, принимая самые различные догосударственные формы (фратрия, племя, род и т. д.), человеческое общество, а затем на его фундаменте и из его среды вырастало государство. Из накопленного богатого этнографического материала нам известны общества, которые не обладают своей собственной государственностью и между тем реально существуют.

Такая хронологическая первоочередность общества по отношению к государству в теоретическом плане означает то, что общество обладает определенным приоритетом перед государством уже в силу факторов его генезиса.

Государство есть продукт развития общества и главная управляющая им система. Государство как определенный институт создается на основе общества, рождается из него и во многом изначально обусловливается его характером. Возникнув на определенном этапе развития человеческого общества вследствие социальных, экономических и других закономерностей, государство стало его основной политической системой. В своей работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» Энгельс дает этому следующую характеристику: «…государство никоим образом не представляет из себя силы, извне навязанной обществу... Государство есть продукт общества на известной ступени развития... эта сила, происшедшая из общества, но ставящая себя над ним, все более и более отчуждающая себя от него, есть государство»[6].

Государственно-организованное общество получило принципиально новые возможности для своего существования: развития производительных сил, социальных отношений, науки, нравственных устоев.

Существует корреляция между уровнем развития государства и уровнем породившего его общества. Чтобы обосновать это, необходимо ответить на вопрос: могло ли современное капиталистическое государство возникнуть и успешно развиваться, скажем, на фундаменте рабовладельческого общества или наоборот? Ясно, что ответ на этот вопрос будет отрицательным, хотя в истории можно найти примеры рассогласования, свидетельствующие о возможности симбиоза буржуазных отношений с докапиталистическими укладами или капиталистического общества с полуфеодальным государством. Примером тому – система рабства в южных штатах США в XIX в., Российская империя XIX – начала XX в.

Другой, еще более актуальный на сегодняшний день вопрос: можно ли представить себе современную форму демократического политического устройства в обществе, где подавляющая часть населения с экономической точки зрения не относится к среднему классу и в большей своей массе является носителем политарной ментальности?

Ответ на этот вопрос весьма неоднозначен. Однако если иметь в виду проблему в целом, ответ будет отрицательным, поскольку в основе функционирования каждого из указанных выше типов общества находятся совершенно разные социально-политические предпосылки, отличающиеся друг от друга социальная и экономическая база, разные ментальности, адаптированные к определенной государственной специфике.

Также следует заметить, что связь общества с государством вовсе не означает строгой детерминированности государственного механизма общественной средой. Общество по степени своего развития, по своим нормам может стоять значительно выше того государственного строя, в рамки которого его укладывает или в которых его держит власть. Яркий пример этого состояния – Испанские Нидерланды середины XVI в., Франция времен реставрации монархии Бурбонов и т. д.

Также возможна и обратная ситуация, которая тоже часто случается в истории, когда власть направляет общество в государственные формы, к которым оно пока не подготовлено. Хороший пример такой ситуации – радикальные и стремительные реформы в России 90-х гг. XX в. или современный Ирак и Афганистан, в которых Соединенные Штаты пытаются выстроить современную модель демократического государства на общественном субстрате, совершенно не готовом к этому.

Резюмируя вышесказанное, мы можем заметить явное наличие прямых и обратных связей между государством и обществом. Являясь относительно самостоятельным институтом, обладающим большими по сравнению с отдельным индивидом материальными, организационными и иными ресурсами, государство оказывает сильное воздействие на общество, подвергаясь в свою очередь обратному влиянию со стороны общества.

Существует еще одна крупная проблема в линии отношений «государство – общество». Речь идет о том, что в процессе взаиморазвития происходит отчуждение государства от общества. Имея своим материнским субстратом общество, возникнув на его основе, государство начинает играть в нем особую роль, постепенно от-чуждаясь от него, приобретая собственное бытие и тенденции развития. С точки зрения марксизма «буржуазное государство» представляет собой власть эксплуататорского меньшинства. Сторонники этого направления полагают, что создание государства, учрежденного на социалистических принципах, ликвидирует социальные основы отчуждения. Хотя особо отмечается, что полностью отчуждение ликвидировано быть не может. Из этого делается вывод, что проблема отчуждения может быть снята только с отмиранием самого государства – в условиях созданного безгосударственного коммунистического управления. В этот момент общество, по словам Энгельса, «отправит всю государственную машину туда, где ей будет тогда настоящее место: в музей древностей, рядом с прялкой и с бронзовым топором»[7].

Существуют и альтернативные марксистскому взгляды на проблему отчуждения. К ним можно отнести и анархизм с его неприятием государства как такового, и различные либеральные теории, согласно которым современное государство, выстроенное на принципах демократии, широком осуществлении прав и свобод личности и обладающее сильным гражданским обществом, в целом объективно воспринимает и выражает интересы общественного большинства, в силу чего проблема отчуждения государства от общества преодолевается и теряет свою былую остроту.

Историю взаимоотношений государства и общества можно представить как поиск оптимальных форм взаимосоответствия. В таком контексте вся история человечества может быть фактически представлена не только как стремление человека совершенствовать самого себя и окружающую социальную среду – человеческое сообщество, но и как постоянные попытки найти более эффективную форму организации своей жизни – более совершенную форму государства. В настоящее время в условиях глобализации мира и мирового финансового кризиса идет поиск новых форм организации человеческого сообщества в виде межгосударственных и наднациональных институтов. Причем важно отметить, что поиск новых форм организации общественной жизни, независимый от того, идет ли речь о государственной или надгосударственной форме, на протяжении всей истории существования человеческой цивилизации происходил не самопроизвольно, а в тесном взаимодействии с процессом развития их социального содержания, то есть с учетом характера и уровня развития общества.

Рассматривая характер соотношения государства и общества с точки зрения формы и содержания, нельзя, конечно, чрезмерно преуменьшать или наоборот – преувеличивать, абсолютизировать силы и роль государства по отношению к обществу, с одной стороны, и общества по отношению к государству – с другой.

Подводя итоги, скажем, что как государство, так и общество являются многоплановыми и исторически изменяющимися явлениями, которые существуют в неразрывном единстве, но тем не менее обладают относительной самостоятельностью по отношению друг к другу. Понятие «государство» есть политическое понятие, оно представляет собой ядро политической философии. Понятие «общество» имеет более широкое значение и включает в себя все сферы жизни, в том числе и политическую.

[1] Момджян, К. Х. Социум. Общество. История: учеб. пособ. – М., 1994. – С. 67.

[2] Социальная философия: учеб. / под ред. И. А. Гобозова. – М., 2003. – С. 49.

[3] Семенов, Ю. И. Философия истории. – М., 2003. – С. 22.

[4] Гобозов, И. А. Философия политики. – М., 1998. – С. 115.

[5] Момджян, К. Х. Введение в социальную философию: учеб. пособ. – М., 1997. – С. 247.

[6] Энгельс, Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. В связи с исследованиями Льюиса Г. Моргана. – М., 1978. – С. 190.

[7] Энгельс, Ф. Указ. соч. – С. 194–195.