Социоприродная проблематика в современной глобалистике


скачать скачать Автор: Дергачёва Е. А. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №3(51)/2008 - подписаться на статьи журнала

Данная статья в значительной степени основана на критическом осмыс­лении материалов, опубликованных в энциклопедии (2003) и международном энциклопедическом словаре «Глобалистика»[1] (2006), где известные филосо­фы, крупнейшие ученые и ведущие специалисты по глобализации, политиче­ские и общественные деятели 58 стран мира представили итоги своих послед­них исследований и размышлений. Глобализация рассматривается в энцикло­педии и словаре как основная противоречивая тенденция общественного про­гресса и как решающий шаг в формировании глобального планетарного обще­ства, при этом упускается из виду более широкий эволюционный процесс социоприродной глобализации. Отечественные и зарубежные экономисты, со­циологи, философы и другие ученые в абсолютном своем большинстве анали­зируют только экономические, политические, социокультурные, экологиче­ские и другие аспекты глобализации общества, формирования глобального общества (мегаобщества) на земном шаре, игнорируя или недооценивая еди­ный эволюционный процесс развития всей жизни, во многих аспектах иссле­дованный еще В. И. Вернадским в первой половине XX в.

В изучении и трактовке процессов глобализации в конце XX – начале XXI вв. можно выделить два основных подхода. Первый характеризуется ме­тодологическим разрывом общества и земной биосферной природы, которая рассматривается как природное окружение общества; и глобализация в связи с этим трактуется как сугубо общественное явление. Второй включает единство природного и социального в их поступательном эволюционном развитии. От­сюда и два основных понимания глобализационных процессов: 1) социально-экономическая глобализация и 2) эволюционная социо-природная глобализация.

Первый подход, наиболее распространенный в научных исследованиях, охватывает практически все общественные процессы формирования глобального земного общества; обычно представители этого направления концентрируют свое внимание на таких аспектах: экономическом, социальном, политологическом, социально-психологическом, экологическом, демографическом, социокультурном, геополитическом. Наиболее известные отечественные и зарубежные авторы этих исследований и работ: Э. А. Азроянц, З. Бауман, У. Бек, О. Т. Богомолов, А. В. Бузгалин, И. Валлерстайн, Э. Гидденс, В. Г. Данилов-Данильян, Г. Г. Дилигенский, М. Кастельс, В. Келбесса, В. Б. Кувалдин, К. С. Лосев, В. А. Медведев, А. С. Панарин, Дж. Стиглиц, В. И. Толстых, М. А. Чешков, А. Н. Чумаков, Ю. В. Шишков и др.

Второй, только формирующийся подход (эволюционной социо-природной глоба­лизации) в центр своего внимания ставит вопросы современного социоприродного перехода жизни на планете Земля как определенного этапа эволюции этой жизни – от ее биосферных форм к постбиосферным, искусственным. Он ни в коем случае не сводится к экологическому аспекту социально-экономической глобализации, хотя экологическая проблематика здесь занима­ет одно из центральных мест. Речь идет о том, что общество не просто глоба­лизируется в мировом масштабе (то есть национальные общественные системы образуют мегаобщество), а оно качественно изменяется, становится техногенным, переподчиняет в ходе своего эволюционного развития биосферу и, к сожалению, уничтожает ее, формируя научно-технологическим способом производства общественной жизни (А. М. Ковалев)[2] уже постбиосферный жи­вой мир на основе биосферного. Если В. И. Вернадский и Э. Леруа интуитивно уловили, что на смену биосфере закономерно приходит ноосфера в ходе социализации земного природного мира, и надеялись на то, что биосфера будет улучшена человеческим разумом и трудом, то сейчас мы реально наблюдаем иной процесс: техногенное общество разрушает земную биосферную целост­ность и природотворческие функции биосферы, создает свой техносферный дом, техносферизирует и трансформирует нарастающими темпами живое ве­щество планеты – в первую очередь то, которое идет для питания населения, откармливания окультуренных животных, производства товаров и удовлетво­рения услуг населения. Опираясь на коллективный разум человечества (науку) и созданные им научно-технические производительные силы, человечество создает техно-ноосферный мир, изо дня в день замещая им биосферный.

Различные аспекты эволюционной социоприродной глобализации (ко­нечно, с включением в этот единый процесс общественной) нашли отраже­ние в той или иной мере в трудах философов так называемого социоприродного (и ноосферного) подхода к развитию земной жизни, а также историков социоестественной истории. К их числу мы можем отнести таких отечественных ученых, как Н. А. Бердяев, В. И. Вернадский, Э. С. Демиденко, В. А. Зубаков, А. М. Ковалев, В. А. Кутырев, Н. Н. Моисеев, А. П. Назаретян, Ю. В. Олейников, А. А. Оносов, В. И. Пантин, Н. В. Попкова, А. Д. Урсул, а также зарубежных представителей «Большой», или «Универсальной», истории, та­ких как Дж. Даймонд, Д. Кристиан, Ф. Спир. К сторонникам социоприродного направления в теории глобализации относится и автор данной статьи, защи­тившая диссертацию и издавшая монографию и ряд статей по техногенному общественному развитию на основе системного социоприродного исследова­тельского подхода[3].

Оба отмеченных выше подхода к глобальным процессам и проблемам современным доминирующим фактором признают экономический. Изучением экономического аспекта глобализации и его влияния на все остальные подсистемы общества занимается значительная часть отечественных и зару­бежных исследователей. Представители первого подхода в основном видят и описывают самые разные аспекты глобальных проблем, настаивают вполне справедливо на их немедленном решении, поскольку это ведет, по их мысли, к «концу света» человечества и биосферы на нашей планете. Представители второго подхода исходят из эволюционного понимания «конца света», то есть гибели биосферы и формирования постбиосферной жизни, нашего, вы­ражаясь известным тезисом Ф. Фукуямы, постчеловеческого будущего[4], что нашло яркое выражение в монографиях и статьях Э. С. Демиденко, В. А. Кутырева и Н. Н. Моисеева[5]. Именно под воздействием современного не­контролируемого капиталистически-эгоистического, частнособственническо­го, по сути, бандитско-рыночного развития общества стремительно истоща­ются природные ресурсы и погибает биосфера, и человечество вынуждено переходить на полуискусственные и искусственные формы жизни. Даже бывший вице-президент США А. Гор, работавший в свое время вместе с Б. Клинтоном, в книге «Земля на чаше весов» всю вину за гибель биосферы и жизни на нашей планете перекладывает на плечи экономистов, то есть эко­номистов-рыночников, создавших в своих теориях и общественном мнении превратное представление о человеческих богатствах, исключивших из них ценности биосферы и биосферной жизни[6]. Отсюда вытекают требования ука­занных выше ученых и автора статьи: прекратить расточительный в таком виде для биосферы индустриальный и постиндустриальный, то есть техногенный, способ производства и жизни, а усилия человечества направить в первую очередь на спасение биосферы и человека.

Глобалистика представляет собой междисциплинарную область науч­ных исследований, направленных на выявление сущности, тенденций и при­чин процессов глобализации, порождаемых ими глобальных проблем и поиск путей утверждения позитивных и преодоления негативных для человека и биосферы последствий этих процессов в экономической, социальной, поли­тической сферах – как на уровне отдельных государств, так и в международном масштабе[7]. Глобалистика начала складываться в конце 1960-х гг., когда сначала в промышленно развитых, а затем и в других странах проявился дисбаланс во взаимоотношениях общества и природы, обострилась экологиче­ская обстановка на фоне ускорения темпов научно-технического прогресса и на международном уровне человечество пришло к определенному осознанию единства и неразрывной связи с естественной природной средой. Глобальные трансформации в системе «общество – природа» стали пониматься как следствие многовековых количественных и качественных изменений под воздействием преобразующей деятельности человечества. Однако за последние 30 лет активного изучения экологических проблем человечеству не удалось в общепланетарном масштабе сделать значительных подвижек в направлении сни­жения антропогенной нагрузки на природу, между тем разрушительные процессы в биосфере и человеческом организме все настойчивее проявляют тенденцию к нарастанию.

В настоящее время внимание мирового сообщества сместилось от от­дельных глобальных проблем к процессам глобализации и росту взаимозави­симости современного мира. Согласно общепринятой трактовке, глобализация представляет собой процесс универсализации, усиления взаимосвязей и взаимозависимостей стран и народов мира в различных сферах жизни общества[8], хотя к этому ни в коей мере нельзя свести глобализацию, упуская из виду ее эволюционную и переходную в жизни планеты Земля сущность. Основу глобализационных процессов образует глобализация экономики, базирующаяся уже не столько на международных рынках, сколько на деятельности трансна­циональных корпораций, международных экономических и финансовых орга­низаций. Происходит слияние национальных экономик в общемировую сис­тему, основанную на быстром перемещении капиталов и людей, товаров и ус­луг, возрастании степени взаимозависимости хозяйственной деятельности стран мира, их социокультурной открытости, глобальной информационной и телекоммуникационной системах связи.

Глобализация человеческого общества подразумевает не только взаимосвязь и взаимодействие экономических, научно-техни-ческих, политических и социокультурных отношений. Необходимо не забывать и о действи­тельно глобальном процессе взаимосвязанного развития природы и общества как более высокой ступени развития самой природы, то есть сначала био­сферного ее развития (уже более 3,5 млрд лет), а затем и человеческого. Об этом еще в 20-е годы XX в. писал французский математик и антрополог Э. Леруа, автор понятия «ноосфера», выделяя два крупнейших события, на его взгляд, в истории развития Земли: 1) витализацию неживой материи и 2) гоминизацию жизни, то есть феномен совокупного воздействия человечества на всю биосферу[9]. Оба отмеченных Э. Леруа процесса относятся, безусловно, к глобальным, хотя первый связан с глобальным эволюционным процессом развития биосферы, второй – человечества и биосферы.

И. И. Мазур и А. Н. Чумаков отмечают две крайности в понимании фено­мена глобализации. Одна из них трактует планетарный характер социальных связей и отношений расширительно, начиная рассматривать их глобальный характер уже в первобытном обществе. Другая интерпретирует глобализацию слишком узко, рассматривая лишь современные процессы общественного раз­вития в отрыве от их генезиса, то есть не учитываются история и динамика становления международных структур и транснациональных связей. Такой разброс мнений они объясняют недостаточной разработанностью этой темы[10], с чем нельзя не согласиться. По мнению автора, современное человеческое общество является лишь исторической ступенью и в то же время компонентом в сложной системе эволюции жизни и ее глобализации в общепланетарном масштабе, поэтому процессы глобализации должны рассматриваться в единст­ве социальных и природных связей, причем социально-экономическая глоба­лизация представляет собой очередную ступень вслед за различными ступе­нями биосферной глобализации. В то же время глобализационные процессы не исчезают с решением тех или иных глобальных проблем, они проявляются в новом виде и новом качестве.

Рассматривая процессы глобализации, мы выделяем в ней три основ­ных биосферных периода: 1) природно-биосферный, который охватывает и доземледельческое общество; 2) природно-социаль-ный, то есть земледельче­ский, аграрный, или доиндустриальный; 3) социоприродный, или техноген­ный. Эти периоды имеют изменяющуюся по своей сущности эволюционную историю развития биосферы, а с появлением человека – историю взаимодей­ствия человечества и природы.

Природно-биосферная глобализация начинается в своих изменениях 3,5–4 млрд лет назад, то есть со времени зарождения биосферы на планете Земля, охватывает период генезиса и развития человека культурного, породившего устойчивую первобытную культуру, хотя его и называют довольно часто уже человеком разумным[11]. Жизнедеятельность первобытного человека полностью зависела от природных условий; он использовал только биосферные ресурсы для поддержания своей скудной жизни, поэтому поначалу ока­зывал слабое воздействие на природу, почти как обычный биологический вид животного. В статье не ставится задача исследовать природно-биосферный период глобализации, характер которой в целом нуждается в изучении, что­бы понять сущность социоприродной глобализации. Направление природно-биосфер-ной глобализации изменилось после освоения сельского хозяйства, постепенно, хотя и очень медленно, приобретая искусственный, социализи­рованный характер.

Земледельческая глобализация началась в эпоху неолитической рево­люции примерно 10–12 тыс. лет назад, когда человек от присваивающего хо­зяйства перешел к производящему (скотоводству и земледелию), стал сам производить продукты питания. Наряду с распашкой и обработкой земель люди занялись одомашниванием диких животных и развитием ремесла. Тра­диционные (доиндустриальные) общества оставались земледельческими, раз­вивались очень медленно, так как естественными сдерживающими факторами были ограниченные возможности физической энергетики человека и живот­ных. На протяжении многих тысячелетий замена физической энергетики чело­века «биологической энергетикой» животных происходила очень медленно по мере роста населения и накопления опыта. И хотя технико-технологический прогресс в древности существовал, видимых изменений невозможно было наблюдать в технике и технологии в течение жизни одного или даже несколь­ких поколений, поэтому крайне медленно изменялись качественные показате­ли общественного развития.

Человек стал замещать естественные экосистемы монокультурными растительными агросистемами и пастбищами, формируя искусственные агроценозы. Разрушение естественных экосистем и смена растительности на земной поверхности стали началом антропогенных изменений окружающей среды и ее социализации. Воздействие человечества на биосферу век от века превышало воздействие любого другого биологического вида, приводило к локальным экологическим кризисам. Человечество постепенно расселялось по суше, заселяя наиболее благоприятные регионы земной поверхности. И если в эпоху природно-биосферной эволюционной глобализации жизнедея­тельность человечества целиком определялась природными условиями, то в эпоху земледельческой – уже природно-социальными. Накануне промышлен­ной революции (хотя и в ограниченных пределах) в мире существовали уже высокоразвитые земледельческие цивилизации с аграрным способом произ­водства общественной жизни и развитым ремесленным укладом, которые и породили машинное производство и индустрию.

Однако развитие сельского хозяйства доставалось ценой ежегодного сокращения площади земель, пригодных для землепользования, за счет эро­зии почв, засоления, опустынивания, освоения новых земель, вырубки лесов. Так, около 1,5 млрд га продуктивных земель было потеряно за 10 тыс. лет сельскохозяйственной цивилизации со среднегодовым темпом 0,2 млн га, что составляет около 30 % всех пахотнопригодных земель мира. Еще примерно 0,5 млрд га потеряно за последние 200 лет индустриального развития[12]. Сель­скохозяйственная обработка земель интенсифицировала процессы деграда­ции почв, в результате которых ухудшалось их естественное плодородие и особенно качество сельскохозяйственной продукции. Таким образом, в сис­теме «природа – общество» повышалась степень трансформационного воздей­ствия социального фактора.

Если эпоха природно-социальной глобализации характеризовалась при­митивными доэкономическими, донаучными и дотехнологическими метода­ми хозяйствования и очень медленными темпами изменения экосистем чело­веком, то эпоха социоприродной глобализации ознаменовала процессы круп­номасштабного покорения природы и ее качественной трансформации. Раз­деляя понятия «природно-социальная» и «социоприродная глобализация», мы целенаправленно подчеркиваем доминирующий фактор того или иного периода глобализации. В аграрном обществе функционирование и развитие социума еще во многом зависело от природных условий, а в постаграрном, техногенном (индустриальном и постиндустриальном), доминирующим фак­тором становится социальный и техносоциальный при возрастающем влия­нии онаученного человеческого разума.

Эволюционная социоприродная глобализация на основе техногенного развития представляет собой усиление взаимодействия и взаимовлияния в системе «общество – природа», что выражается в изменении качества этой системы в направлении искусственной техносферизации биосферы и челове­ка. Социоприродная глобализация началась в эпоху промышленной револю­ции, но ее появление явилось следствием процессов предындустриальной мо­дернизации, происходивших в Западной Европе в XV–XVIII вв. И в этом мы согласны с исследователями процессов социально-экономической глобализа­ции, считающими, что ее истоки связаны с эпохой Великих географических открытий, когда были заложены основы территориально-географического объединения мира и начал складываться мировой рынок, осуществлялся процесс первоначального накопления капитала. Это дало возможность соз­дать благоприятные экономические условия для развития полноценной тео­ретической науки, становления мануфактурного производства и промышлен­ного переворота в конце XVIII в. вначале в Англии, а затем и в других стра­нах Западной Европы (XIX в.). Социально-экономическая глобализация про­исходила в масштабах планеты и полностью определялась ее ресурсно-территориальными возможностями. Но это, по мнению автора, всего лишь одна из граней более общего эволюционного социоприродного процесса гло­бализации, который характеризуется переходом жизни от естественных, био­сферных форм к искусственным, постбиосферным.

Промышленная, или, по выражению В. И. Толстых, техногенная[13] рево­люция коренным образом изменила всю хозяйственную и общественную структуру западноевропейских государств. Она положила начало созданию современной машинной индустрии, что способствовало дальнейшему углуб­лению всех видов разделения труда и крупномасштабному развитию искусственного орудийного и предметного мира – техносферы, которая противоречи­вым образом воздействует на биосферу и биосферные организмы, трансфор­мируя их. Со времени промышленной революции меняется расстановка в со­вокупных производительных силах общества: основную энергетическую на­грузку вместо человека и животных стала нести техника, а впоследствии, с развертыванием научно-технической революции (НТР), – наукотехника (наука, техника и технологии). И хотя в начале XXI в. преимущественно ручным трудом занята еще примерно половина населения мира, доля этого труда составляет ничтожную часть, а на долю технической энергетики приходится до 99 % объема всех работ в мире. Промышленная революция означала пере­ход на небиосферные, созданные онаученным человеческим разумом искус­ственные технологии и разрыв с биосферными.

К началу эпохи научно-технической революции стало осознаваться ухудшение экологической ситуации, особенно в странах с промышленным способом производства общественной жизни. Здесь истреблялись экосистемы, биологические виды, целенаправленно создавались искусственные социоприродные системы промышленного и сельскохозяйственного назначения, кото­рые поддерживались хозяйственной деятельностью человека. Зависимость людей от региональных естественных природных условий биосферной среды ослабла. В процессе НТР исключительно большую роль стала играть наука, которая превратилась в непосредственную производительную силу общест­венного развития и социоприродных преобразований. НТР стала подготови­тельным этапом в формировании постиндустриальной экономики и осуществ­лении информационной революции в 1970-е гг.

Глобализирующееся под воздействием научно-технического прогресса и других факторов техногенное общество головокружительными темпами меняет социальный и природный мир планеты Земля в целом. Наибольшие блага при этом получают промышленно развитые, урбанизированные страны, а развивающиеся находятся в технико-экономической зависимости от разви­того мира. В техногенном обществе развитие и другие изменения осуществ­ляются на основе наукотехники и создаваемой ею искусственной предельно урбанизированной среды – техносферы, которые, взаимодействуя с социу­мом и биосферой, подчиняют, трансформируют и разрушают их. Техноген­ное общество представляет собой единую метасистему «социум – техносфера – биосфера» и развивается на основе техногенеза, техногенной эволюции со­временного земного мира. Совокупность национальных техногенных об­ществ образует техногенное глобальное сообщество, а глобализирующееся техногенное общество вместе с техногенно трансформированной биосферой формируют техногенный земной мир. Техногенный мир по своему охвату пока еще меньше земного (общепланетарного, биосферного) мира, но посте­пенно, с нарастающей скоростью приближается к последнему, поглощая и перестраивая его по своим, социотехносферным канонам. Искусственная на­правленность техногенной трансформации общества ведет к разрушению природной среды и нарастанию эволюционного экологического кризиса и экологического коллапса человечества[14], о котором предупреждали ученые Римского клуба три десятилетия назад.

За последние два столетия интенсивного техногенного развития про­изошли глобальные изменения социального и природного плана, что сущест­венным образом изменило весь характер развития жизни на земном шаре. Начался бурный пространственный рост техносферы. Разрастание техносфе­ры наглядно подтверждается показателями роста урбанизированности плане­ты. Если за два последних столетия все население планеты возросло в 6 раз, достигнув 6 млрд человек, то городское – в 70 раз, что составило уже около 3 млрд человек, а объем техносферы на каждого жителя планеты – в тысячи раз. Улучшились условия и качество жизни, повысилось благосостояние на­селения, и возросла продолжительность жизни в развитых странах, хотя, на наш взгляд, это носит пока что временный характер, поскольку стремительно падает здоровье человека, разрушается его тело. Невиданная ранее социали­зация человека и окружающей природной среды происходит за счет уничто­жения ресурсов биосферы.

Угрожающие темпы разрушения биосферы на основе хозяйственной экспансии особенно стали заметны с середины XX в., когда многие показате­ли антропогенного воздействия превысили уровни, достигнутые цивилизаци­ей за предшествующий период, стали необратимыми и даже опасными. Так, по данным Л. В. Егоровой, за последние полстолетия уничтожено 2/3 лесов, утрачено 2/3 почв сельскохозяйственного назначения, крайне истощены био­ресурсы Мирового океана, морей, рек, сокращается биоразнообразие плане­ты[15]. Глобальное загрязнение окружающей среды привело к потеплению климата на планете, снижению иммунитета людей, появлению новых болез­ней. Только за последние 30 лет XX в. в результате ослабления иммунной системы в 2,5 раза в техногенном мире ухудшилась сопротивляемость челове­ческого организма болезням и соответственно увеличилось количество мута­ций и генетических дефектов[16]. Постепенное накопление техногенного отрав­ления приводит к необратимой мутации генома человека (а также всех выс­ших организмов), что в итоге оборачивается потерей природной естественно­сти самого человеческого существа, рожденного биосферой. Техногенное общество становится творящей основой искусственного техногенного земно­го мира, включая неживую и живую материю. Непрерывно увеличивающий­ся искусственный мир, создаваемый онаученным разумом человека, возводит взамен биосферного техногенный земной мир.

Однако исследователи сосредоточиваются в основном на социально-экономической проблематике глобализации, упуская из виду эволюционный социоприродный переход жизни. К сожалению, данные процессы на нашей планете остались за пределами рассмотрения организаторов энциклопедии и энциклопедического словаря по глобалистике. В первом издании энциклопе­дии (2003 г.) понятие «техногенное общество» интерпретировалось с точки зрения происходящих трансформационных процессов в социуме и биосфере под воздействием техносферы: эволюции социоприродной системы к искусственному, надприродному состоянию; замены мира естественного, био­сферного, постбиосферным – искусственным, ноосферным; трансформации человека в направлении формирования постбиосферного существа[17]. В по­следующем издании энциклопедического словаря (2006 г.) понятие «техноген­ное общество» не воспроизводится, а подменяется иной, поверхностной трактовкой техногенной цивилизации, ассоциирующейся только с технико-технологическими и техносферными нововведениями в индустрии и военно-промышленном комплексе стран мира. Причем упускается из виду целый спектр социоприродных трансформаций и взаимодействий[18].

«Великий переход» (Г. Кан)[19], начавшийся в конце XVIII в., коренным образом меняет облик человеческой цивилизации, превращая ее в техногенно детерминированную, надприродно-искусст-венную. Эпоха преобразований, по оптимистическим предсказаниям американского футуролога Г. Кана, про­длится еще около двух столетий и завершится установлением окончательно­го господства человека над силами природы на базе прогресса технологий. По нашим выводам, XX в. можно считать эпохой решающей победы чело­вечества над естественным отбором и стихийными силами природы, который открыл новую ступень действительности, новый мир. И этот техногенный мир с помощью наукотехники поглощает как человека, так и биосферную природу, что в итоге оборачивается экологическими и антропогенными кри­зисами, деградацией биосферы и нежелательными трансформациями челове­ческого организма, потерями его здоровья. Обеспечение экологического бла­гополучия в отдельно взятой стране в условиях надвигающейся угрозы об­щепланетарной экологической катастрофы невозможно. Мировое сообщест­во, однако, не предпринимает действенных мер по ее предотвращению, по за­щите глобальных экологических интересов, от которых зависит само сущест­вование человечества на планете Земля.

Таким образом, проблематика социоприродной глобализации основыва­ется на исследовании трансформационных процессов противоречивого изме­нения социоприродной среды жизнедеятельности, ее техносферизации и техноноосферизации в направлении формирования глобального техногенного общества, а вместе с ним и техногенного земного мира на планете Земля, предельного наполнения социоприродной системы искусственностью. Именно разрастающаяся техносфера – искусственная среда обитания человечества и ее индустриальная инфраструктура – является тем основным фактором, который придает не только обществу, но и биосфере иные условия существования и эволюции. Необходимо расширить спектр исследований социально-экономической глобализации, включить в ее проблематику изучение социоприродных процессов и проблем, сконцентрировать усилия философов, со­циологов, ученых и политиков на сохранении биосферы и биосферной жизни.


[1] См.: Глобалистика: Энциклопедия. – М., 2003; Глобалистика: Международный междисци­плинарный энциклопедический словарь. – М.; СПб.; Н.-Й., 2006.

[2] См.: Ковалев, A. M. Человек – продукт природы и основа социума. – М., 2000. – С. 418; Кова­лев, A. M. Еще раз о формационном и цивилизационном подходах // Общественные науки и современность. – 1996. – № 1. – С. 97–104.

[3] См.: Дергачева, Е. А. Техногенное общество и противоречивая природа его рационально­сти. – Брянск, 2005; Она же. О противоречивости научной и технико-технологической ра­циональности в техногенном общественном развитии // Вестник Воронежского госуни­верситета. – Серия: Гуманитарные науки. – 2006. – № 1; Она же. Роль техногенной рациональ­ности в формировании современной общественной системы // Вестник РУДН. – Серия: Фи­лософия. – 2007. – № 1 и др.

[4] См.: Фукуяма, Ф. Наше постчеловеческое будущее: Последствия биотехнологической ре­волюции. – М., 2004.

[5] См.: Демиденко, Э. С. Экотехнологический Апокалипсис, или «конец света» природного человека. – Брянск, 1993; Он же. Ноосферное восхождение земной жизни. – М., 2003; Он же. Формирование метасоциума и постбиосферной земной жизни. – М.; Брянск, 2006; Кутырев, В. А. Естественное и искусственное: борьба миров. – Н. Новгород, 1994; Он же. Разум про­тив человечества. – М., 1999; Моисеев, Н. Н. Быть или не быть... человечеству? – М., 1999; Он же. Универсум. Информация. Общество. – М., 2001 и др.

[6] См.: Гор, А. Земля на чаше весов. В поисках новой общей цели // Новая постиндустри­альная волна на Западе. – М., 1999. – С. 560–561.

[7] См.: Мазур, И. И., Чумаков, А. Н. Глобалистика // Глобалистика: Международный междис­циплинарный энциклопедический словарь. – М.; СПб.; Н.-Й., 2006. – С. 187.

[8] См., например: Уткин, А. И. Глобализация // Глобалистика: Международный междисцип­линарный энциклопедический словарь. – С. 163; Грани глобализа­ции: Трудные вопросы современного развития. – М., 2003. – С. 103 и др.

[9] См.: Яншина, Ф. Т. Эволюция взглядов В. И. Вернадского на биосферу и развитие учения о ноосфере. – М., 1996. – С. 72.

[10] См.: Мазур, И. И., Чумаков, А. Н. Глобалистика // Глобалистика: Международный междисциплинарный энциклопедический словарь. – С. 190.

[11] См., например: Розин, В. М. Человек культурный. Введение в антропологию. – М., 2003. – С. 36.

[12] См.: Строганова, М. Н. Земельные ресурсы мира // Глобалистика: Международный меж­дисциплинарный энциклопедический словарь. – С. 339–340.

[13] См.: Толстых, В. И. Цивилизация и модернизация // Глобалистика: Международный междисциплинарный энциклопедический словарь. – С. 992.

[14] См. более подробно: Дергачёва, Е. А. Техногенное общество и противоречивая природа его рациональности. – Брянск, 2005.

[15] См.: Егорова, Л. В. Глобальные экологические интересы // Глобалистика: Международный междисциплинарный энциклопедический словарь – С. 233.

[16] См.: Агаджанян, Н. А., Чижов, А. Я. Болезни цивилизации // Глобалистика: Энциклопедия. – М., 2003. – С. 93–94.

[17] См.: Демиденко, Э. С. Техногенное общество // Глобалистика: Энциклопедия. – С. 1000.

[18] См.: Чумаков, А. Н. Техногенная цивилизация // Глобалистика: Международный междисциплинарный энциклопедический словарь. – С. 871.

[19] Кан, Г. Грядущий подъем: экономический, политический, социальный // Новая техно­кратическая волна на Западе. – М., 1986. – С. 169.