Предмет и научный статус философии


скачать скачать Автор: Ерахтин А. В. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №1(53)/2009 - подписаться на статьи журнала

Состояние философии в современной России представляется весьма не­определенным и противоречивым. Под флагом ее обновления отрицаются клас­сические философские системы, лежащие в основе профессиональной фило­софской культуры. Об этом пишут многие отечественные философы. По словам И. А. Гобозова, философия, которая ранее выступала в роли духовного лидера и открывала пути развития почти всем наукам и искусствам, сегодня потеряла всякие критерии научности и превратилась в простые рассуждения обо всем и ни о чем[1]. В. В. Миронов призывает сохранить те позитивные результаты, кото­рые были достигнуты в отечественной философии советского периода, по­скольку в противном случае за критической волной у нас может остаться лишь «пена новомодных мыслителей», которые в тысячный раз изобретают философские велосипеды и невнятные мысли выдают за новую философию. Он пишет: «Конечно, проще, ничего не изучая, нахвататься имен и понятий, запу­тать это словесной терминологией и считать истинно философским лишь то, что более всего непонятно»[2].

Отрицание классических философских традиций приводит философию к потере своего предмета. Об этом говорит В. А. Каменский: «И в преподавании, и в исследовательской работе философия теперь и у нас настолько расползлась в некое неопределенное облако различных проблем, подчас весьма специаль­ных и относящихся к компетенции конкретных наук и различных областей культуры, что академические круги, да и интеллектуальная общественность в целом, все настойчивее и – надо это признать – все обоснованней ставят вопрос: чем это занимаются философы и нужно ли обществу то, чем они занимаются»[3]. В то же время все прекрасно понимают, что демократическое общество заинтересовано в том, чтобы его граждане обладали научным, гуманистическим, нравственным мировоззрением, а одной из главных задач философии яв­ляется теоретическое обоснование такого мировоззрения. Общепризнано, что изучение философии позволяет преодолеть профессиональную ограниченность интеллектуального кругозора, порождаемую любой, даже гуманитарной, специализацией. Являясь основой мировоззрения, философия способствует фор­мированию убеждений человека, его идеалов и принципов, она оказывает большое влияние на становление личности, развивает культуру мышления. Философия и сегодня выполняет важные функции: мировоззренческую и методологическую, она апеллирует к разуму, к логической доказательности и опытной достоверности своих суждений.

Ясно, что все это возможно только при условии признания за философией научного статуса, признания того, что она базируется на рациональных способах мышления, имеет свой предмет исследования и способна давать объективную истину. В классической философии ее предмет и научный статус не ставились под сомнение. Представители различных философских направлений были едины в том, что философия по своему основному содержанию есть учение о всеобщем в мире. Всеобщность выступала в качестве основного критерия специфики философского знания, а вторым критерием являлось то, что философия в отличие от других наук дает представление о мире в целом.

Марксистская философия, как известно, представляет собой органиче­скую часть мировой философии, она является продолжением и обобщением лучших достижений мировой философской мысли. Многие признанные авторитеты западной философии XX в., такие как Ж.-П. Сартр, К. Поппер, Э. Фромм, А. Гелен, М. Хайдеггер, К. Ясперс и многие другие, дают высокую оценку ее вклада в развитие мировой философской мысли[4].

Исторически сложилось так, что именно отечественные философы советского периода сосредоточили свои лучшие силы на разработке философии диа­лектического материализма. Даже идеологические противники марксистской философии вынуждены признать, что материализм как философское направле­ние получил наивысшее развитие в России именно в советский период ее исто­рии. Оценивая достижения советских философов, профессор Массачусетского технологического института Л. Р. Грэхэм пишет: «Современный советский диа­лектический материализм является впечатляющим интеллектуальным достиже­нием... По универсальности и степени разработанности диалектико-материалистическое объяснение природы не имеет равных среди современных систем мысли»[5].

Острые дискуссии по предмету и структуре марксистской философии начались после опубликования в журнале «Вопросы философии» (1963 г., № 3) статьи Г. В. Платонова и М. Н. Руткевича «О диалектике природы как философ­ской науке». В период «хрущевской оттепели» началось освоение результатов, полученных в мировой философии, и полемика с различными философскими школами немарксистских направлений стимулировала появление многообраз­ных версий марксизма. В частности, участники Всесоюзной конференции «Диалектический материализм: вчера, сегодня, завтра» (Москва, 1989 г.) говорили о необходимости создания разнообразных моделей или вариантов философии диалектического материализма. И такие варианты были созданы. Как справед­ливо подчеркивает В. С. Степин, «в советской философии 70–80-х гг. уже не было унифицированной и догматической марксистской парадигмы, одной для всех. Было разнообразие идей, подходов, и были различные версии марксизма, которые использовали содержащийся в нем эвристический потенциал»[6].

В философии диалектического материализма в СССР долгое время гос­подствовала гносеологическая парадигма. Б. М. Кедров, П. В. Копнин, Э. В. Ильенков и другие видные отечественные философы доказывали, что внешний мир как существующий сам по себе, вне и независимо от человеческо­го сознания исследуется лишь частными науками. Марксистская философия не изучает бытие как таковое, не является онтологией, а занимается только вопро­сами теории познания, логики, методологии, вопросами отношения мышления и бытия. Другими словами, они отрицали существование онтологии как раздела марксистской философии и по сути сводили все ее содержание к гносеологии и логике.

В. Л. Акулов, В. А. Демичев, А. С. Кармин, В. В. Орлов, В. П. Ту-гаринов и дру­гие философы, напротив, разрабатывали онтологическую концепцию марксистской философии. Они доказывали, что исследование логико-методологических и гносеологических проблем может быть по-настоящему плодотворным лишь на основе разработки объективной диалектики, на основе признания онтологии как относительно самостоятельной части в структуре философии диалектиче­ского материализма наряду с теорией познания и логикой[7].

В результате дискуссий были предложены определения философии, включающие и онтологическую проблематику. В отечественной учебной и на­учной литературе широкое распространение получило определение, данное Ф. Энгельсом. Философия – это наука о наиболее общих (всеобщих) законах развития природы, общества и мышления. В этом определении подчеркнута специфика философского знания, но оно не является полным, поскольку фило­софия исследует не только всеобщие законы развития, но и отношения челове­ка к миру. Поэтому в последнее время получило распространение следующее определение: философия – это наука, изучающая всеобщие отношения челове­ка к миру. Но и это определение не является полным, то есть применимым для всех философских учений.

Философия – это прежде всего рациональный путь познания действи­тельности, она обладает научным статусом, использует систему понятий, допускающих проверку и доказательства. В то же время почти общепризнано, что философия наряду с объективным знанием о мире включает в себя и ценностное знание. Это обстоятельство является серьезным доводом против абсолютизации научного характера философии, поскольку в ценностном зна­нии может доминировать субъективный момент, обусловленный лич-ностным характером осмысления мира. Двойственная природа философского знания, включающего в свое содержание наряду с научным и ценностную компоненту, наглядно проявилась уже в первых философских системах, ориентирующихся либо на постижение логоса, сущности мира (милетская школа, Гераклит), либо на постижение человеческой мудрости (Сократ). Научное и ценностное знание присуще любой философской системе, но в разной пропорции. Философия – это система теоретического знания, претендующая на научный способ познания действительности, а ценностная (софийная) компонента хотя и неустранима из философии, не является определяющей. В то же время абсолютизация научного характера философского знания ставит под сомнение философский статус ре­лигиозной философии, философии персонализма, экзистенциализма и других иррациональных направлений мировой философской мысли. Исходя из выше­сказанного, можно дать следующее определение философии: «Философия – это система теоретического знания о наиболее общей сущности мира, о всеобщих свойствах, отношениях и законах бытия и мышления»[8].

Из этого определения вытекает, что философия – это не только учение о сущности мира, но и сущности человека как части этого мира. За отношением мышления к бытию стоит отношение человека к миру, которое рассматривается в философии в трех основных аспектах – как познание, поведение и пережива­ние. Вцелом философия представляет собой систему относительно самостоя­тельных философских дисциплин, тесно связанных между собой и обладающих внутренним единством. Она включает в себя учение о бытии (онтология), уче­ние о сущности человека (философская антропология) и общества (социаль­ная философия), учение о мышлении (логика), учение об отношении человека к миру как существа познающего (гносеология),действующего (этика) и пе­реживающего (эстетика).

В90-е гг. прошлого века монополия марксистской философии в нашей стране уступила место плюрализму, но на деле это обернулось наступлением на материализм. Отход от классических традиций в философии и ее теологизация привели к дезориентации многих отечественных философов[9]. В частности, иг­норируя реальную историю философии, А. Л. Никифоров, а затем и его последо­ватели стали утверждать, что философия никогда не была, не является и нико­гда не будет наукой, она якобы не имеет общезначимых проблем и представ­ляет собой эклектический набор вопросов, между которыми нет никакой связи. Но если философия не имеет научного статуса и не является адекватным отра­жением действительности, то бессмысленно говорить об истинности или лож­ности философских концепций, а отсюда следует, что ни одна философская система не может иметь привилегированного положения, все они являются рав­ноценными. Но если философия не может претендовать на истину, то она ни­кому не нужна. Кроме того, утверждение о том, что философия не обладает научным статусом и не имеет своего предмета, приводит к абсурдному выводу, что у каждого философа своя философия и, следовательно, количество философских концепций определяется количеством философствующих инди-видов.

Сомнение в возможности дать определение философии для всех ее форм, которые она принимала в ходе своего исторического развития, высказы­вает и А. Ф. Зотов. Он пишет: «Являются ли Ницше, Шопенгауэр, Кьеркегор, Хайдеггер, Сартр философами? Если “да”, то открытием каких “законов раз­вития природы, общества и мышления” они прославились?.. А что сказать, на­пример, о романах, пьесах, рассказах Сартра или Камю, которые изучают на философском факультете как философские произведения?»[10]

Безусловно, перечисленные авторы, к которым можно доба-вить Л. Витгенштейна, З. Фрейда, Х. Гадамера, К. Леви-Стросса, Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого и т. д., не занимались открытием всеобщих законов. Но значит ли это, что все написанное ими является философией? Во-первых, то опреде­ление марксистской философии, на которое ссылается А. Ф. Зотов, не является определением всей философии, да и для философии диалектического материа­лизма, как мы ранее отмечали, оно не является полным. Во-вторых, если мы будем считать философией все, что было написано вышеназванными авто­рами, то границы философии размываются до такой степени, что она превра­тится в разговоры обо всем, то есть действительно потеряет свой предмет.

Философия не представляет собой однородного знания. В построении все­общей и целостной картины мира используются и такие понятия, которые не являются всеобщими. Они приобретают статус философских лишь в системе философского знания в целом, выступая в необходимой связи с другими кате­гориями философии. Философия – интегрирующая дисциплина, она дает воз­можность объединить различные знания о мире в единое проблемное поле, в рамках которого работают философы самых различных направлений. Это об­стоятельство очень ярко проявилось в современной западной философии.

Рассматривая проблематику современной философии, необходимо учи­тывать специфику философских проблем, затрагивающих предельные основания бытия, природу человека и общества, вопросы истины и заблуждения, доб­ра и зла, прекрасного и безобразного, смысла жизни и смерти и т. д. Эти фило­софские вопросы являются вечными, они возникают в различных цивилизациях и решаются на все более глубоком уровне, поскольку каждая новая историче­ская эпоха открывает новые горизонты в познании мира и человека и форми­рует новый взгляд на фундаментальные человеческие ценности. Кроме того, эти философские вопросы не только фундаментальны, но и многогранны, по­этому неудивительно, что представители различных философских школ и на­правлений исследуют различные аспекты философских проблем, нередко абсо­лютизируя те или иные их стороны, и приходят к различным, а порой и проти­воположным, выводам. Но эти, даже взаимоисключающие, выводы, дополняя друг друга, в конечном итоге способствуют более полному познанию мира.

Исходя из этих соображений, я не могу согласиться с мнением некоторых коллег, что, отказавшись от традиционной философской проблематики, западная философия якобы по сути перестала быть философией. Дело в том, что многие крупные западные философы акцентируют свое внимание на каком-либо одном типе философских проблем, исследуют лишь некоторые интересные и важные аспекты действительности, совершенно не претендуя на ее целостный охват. Это вполне понятно и оправданно, если, конечно, не принимать во внимание их претензии на то, что именно их философия определяет лицо современной эпохи. Например, центральной проблемой философии неопозитивизма является проблема логического анализа языка науки. В этой сфере получены важные ре­зультаты, касающиеся теории логического синтаксиса и семантики, вероятно­стной логики, структуры теории, типов объяснения и т. д. Общепризнано, что овладение этой философией способствует развитию высокой логической культуры, умению аргументированно обосновывать свою и критиковать чужую позицию, использовать разнообразные семантические возможности языка. В Англии и других странах англосаксонского мира знакомство с аналитической фи­лософией считается полезным, особенно для тех людей, которые собираются посвятить свою жизнь административной или политической карьере, бизнесу, юридической практике, богословию.

Противники научного статуса философии указывают на плюрализм фи­лософских систем, который якобы и свидетельствует о том, что у философии нет своего предмета, а ее утверждения не находятся в истинностном отношении к миру. Но еще Гегель, рассматривая развитие философии через призму пред­ставлений о единстве многообразия, подчеркивал, что противоположные, в том числе и взаимоисключающие, теории находятся в отношении преемственности, поэтому все философские системы являются «одной философией, находящейся в процессе развития»[11].

Поскольку противники марксистской философии ничего принципиально нового противопоставить материалистическому мировоззрению не могут, то они призывают заняться изучением и пропагандой разнообразных течений за­падной философии XX в. и прежде всего философии постмодернизма. Ос­новные принципы постмодернизма – тотальная критика традиционных ценно­стей рационализма, гуманизма, негативное отношение к научному познанию, отказ от истины, беспредельный релятивизм[12]. Но абсолютное отрицание всего прошлого, кроме вреда, ничего не дает для приращения философских знаний.

Действительно, о каком приращении философского знания может идти речь, если у философии нет своего предмета и она не стремится к поиску исти­ны? Ж. Делёз и Ф. Гваттари пишут: «Философия состоит не в знании и вдох­новляется не истиной, а такими категориями, как Интересное, Примечательное или Значительное, которыми и определяется удача или неудача»[13]. Определяя философию как искусство формировать, изобретать и изготавливать концепты, Ж. Делёз и Ф. Гваттари поясняют, что сам термин «концепт» определяется как «неразделимость конечного числа разнородных составляющих, пробегаемых некоторой точкой в состоянии абсолютного парения с бесконечной скоростью».

Видимо, чувствуя, что не все читатели способны понять и достойно оценить это оригинальное определение, они разъясняют: «Концепт имеет характер не пара­дигматический, а синтагматический, не проективный, а коннективный, не иерархический, а окольно-проселочный, не референтный, а консистентный»[14]. Не следует думать, что причиной этой бессмысленной тарабарщины является переводчик данной книги. Напротив, в послесловии он откровенно говорит о трудностях, с которыми ему пришлось столкнуться при переводе, и заявляет, что чтение и перевод книги Ж. Делёза и Ф. Гваттари напоминает процесс «зрительного выворачивания бублика через его дырочку».

Возможность преодоления философии диалектического материализма, претендующего на научный статус, некоторые отечественные философы видят именно в философии постмодернизма, который не только отрицает научный характер любой философии, но отрицает и наличие самой объективной истины. Особый интерес в этом отношении представляют работы Л. А. Микешиной, ко­торая полагает, что «необходимо осмыслить и принять новые принципы подхо­да к познанию, часть из которых сформулирована постмодернизмом»[15].В рамках этого подхода она предлагает переосмыслить марксистскую концепцию ис­тины, согласно которой объективная истина существует, и приходит к выводу, что истина относительна: «следует признать, что всякое знание, которое достигает человек и которым он пользуется в своей деятельности, но­сит принципиально релятивный характер»[16].

Однако всем известно, что со времен Платона философия стремится к по­стижению истины. Ведь если философия не может претендовать на истину и не является адекватным отражением действительности, то возникает вопрос: что может дать такая философия человеку и обществу, зачем и кому она нужна? Сторонники классических традиций, болеющие за судьбу отечественной фило­софии, говорят о том, что она должна приобщать россиян к идеалам гуманизма, уважению к правам человека, любви и уважению к своей Родине, ее истории.

Они призывают не уходить от обсуждения фундаментальных мировоззренче­ских проблем, которые на протяжении веков были в центре внимания мировой философской мысли, говорят, что необходимо отказаться «от суетливого сле­дования моде», которая, как у нас принято, приходит исключительно с Запада. Но ведь и на Западе есть немало серьезных мыслителей, отстаивающих обще­признанные ценности классической философии. Выступая на XX Всемирном философском конгрессе, один из наиболее авторитетных философов США Джон Силбер подчеркивал, что философы вносят бесценный вклад в университетское образование, давая студентам понимание принципов научного мышления и логической аргументации, а также обучая основам нравственности. «Кто бы мог представить, – продолжает он, – что, вопреки традиционному пред-ставлению о разуме как опоре философии, столь блистательно развитому Платоном и многими другими выдающимися философами, убедительно опровергшими релятивизм, многие современные философы откажутся от поиска истины и, дискредитируя и опровергая практическую ценность логического рассуждения, бросятся в объятия различных форм релятивизма и нигилизма»[17].

В философии постсоветской России, несмотря на крайне критическое отношение некоторых авторов к философии диалектического материализма, содержание многих учебников и философских публикаций по-прежнему опирается на парадигму рационального и системного мышления, которое сложилось в европейской философии и вошло в русскую культуру через К. Маркса и Ф. Энгельса. Многие философы четко осознают, что отрицание предмета философии и ее научного статуса влечет за собой отрицание мировоззренческой и методологической функции философии, умаляет ее роль в системе естественно-научного и гуманитарного образования. Думается, что духовное возрождение России возможно только на пути приобщения ее граждан к лучшим достижениям отечественной и мировой философии, которая составляет основу и сердцевину ду­ховной культуры человечества.


[1] См.: Гобозов, И. А. Куда катитсяфилософия. Oт поиска истины к постмодернистскому трепу. – M., 2005.

[2] Миронов, В. В. Философия и метаморфозы культуры. – М., 2005. – С. 287.

[3] Каменский, З. А. Философия как наука. Классическая традиция и современныe споры. – М., 1995. – С. 7.

[4] См.: Глядков, В. А. Феномен марксистской философии. – М., 2001.

[5] Грэхэм, Л. Р. Естествознание, философия и науки о человеческом поведении в Советском Союзе / пер. с англ. – М., 1991. – С. 415.

[6] Степин, B. C. Российская философия сегодня: проблемы настоящего и оценки прошлого //Вопросы философии. – 1997. – № 5. – С. 5.

[7] См., например: Акулов, В. Л. Диалектический материализм как система. Опыт теоретического анализа. – Минск, 1986. Рецензия на монографию Акулова B. Л. опубликована в журнале «Философские науки» (1988 г., № 11).

[8] Ерахтин, А. В. Проблема онтологии в философии диалектического материализма // Философский альманах. – 1999. – № 3–4. – С. 10.

[9] См.: Ерахтин, А. В. Философия в постсоветской России // Вестник РФО. – 2006. – № 2.

[10] О преподавании философии (материалы «круглого стола») // Вопросы философии. –1997. – № 9. – С. 12.

[11] Гегель, Г. В. Ф. Соч.: в ХVI т. – М., 1935. – Т. XI. – с. 514.

[12] См.: Ерахтин, Л. В. Философский постмодернизм и материализм // Философский альманах. 2002. – № 6.

[13] Делёз, Ж., Гваттари, Ф. Что такое философия? – М. – СПб., 1998. – С. 108.

[14] Там же.

[15] Микешина, Л. А. Философия науки: современная эпистемология. Научное знание в динамике культуры. Методология научного исследования: учебное пособие. – М., 2005. – С. 149.

[16] Там же.

[17] Силбер, Д. Философия и будущее образование // Bестник РФО. – 2001. – С. 65.