Проблемы виртуализации современного общества и их социологическое осмысление


скачать скачать Автор: Лурье Д. А. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №4(56)/2009 - подписаться на статьи журнала

Глобальной компьютерной сети Интернет принадлежит особое место в процессах виртуализации современного общества. Интернет как новая информационная среда предполагает специфические средства деятельности в ней, развивает социальное взаимодействие индивидов, групп, социумов. Такие понятия, как «виртуальность», «виртуальный мир», ранее используемые только в физике, стали использоваться в гуманитарных науках при изучении влияния процессов информатизации и компьютеризации на общество[1].

Новая форма бытия в виде виртуальной реальности была теоретически сформулирована в конце 1970-х гг. Согласно взглядам Фр. Хэмита, термин «виртуальная реальность» был разработан в Массачусетском технологическом институте[2]. По другим данным, термин «virtual reality» выдвинули специалисты фирмы «VPL Research» (Redwood City, California)[3]. Но большинство исследователей склоняются к тому, что термин «виртуальная реальность» в 1989 г. ввел в научный обиход Я. Ланьер[4]. Следует отметить, что виртуализация как научное понятие базируется на постнеклассической научной картине мира.

В настоящее время проблемами виртуализации жизни общества и человека в России занимается исследовательская группа «Виртуалистика» (ИГВ) Института философии РАН (ИФ РАН), которая на протяжении ряда лет фиксирует, описывает, исследует и пытается теоретически осмыслить целый ряд виртуальных феноменов субъектного пространства. Термин «виртуалистика» получил официальный статус в 1991 г., впоследствии Н. А. Носовым был представлен «Манифест виртуалистики»[5], провозглашающий ее в качестве одной из новых мировоззренческих систем, в основе которой лежит тезис о том, что «мир виртуален». Это положение интересно обосновывается В. Рудневым, который считает, что «каждая реальность является виртуальной», поскольку действительный мир «сливается с виртуальными реальностями человеческих сознаний и придуманными этими сознаниями дискурсами»[6]. Иная характеристика виртуальной реальности дана в трудах С. С. Хоружего: «Виртуальная реальность, виртуальные явления характеризуются всегда неким частичным или недовоплощенным существованием, характеризуются недостатком, отсутствием тех или иных сущностных черт явлений обычной эмпирической реальности. Им присуще неполное, умаленное наличествование, не достигающее устойчивого и пребывающего, самоподдерживающегося наличия и присутствия»[7].

Комплексный подход к определению виртуальной реальности демонстрирует Д. В. Иванов, представляющий ее как замещение реальных вещей и поступков образами – симуляциями[8]. Автор выделяет три основных характеристики виртуальной реальности:

– нематериальность воздействия (изображаемое производит эффекты, характерные для вещественного);

– условность параметров (объекты искусственны и изменяемы);

– эфемерность (свобода входа/выхода обеспечивает возможность прерывания и возобновления существования).

Именно эти характеристики, на наш взгляд, определяют в социологии исследовательское поле виртуального пространства Интернет. В. Л. Силаева отмечает еще одну очень важную характеристику виртуальной реальности – ее вторичность, производность от объективной реальности. Она отмечает, что виртуализации подвергаются прежде всего те области человеческой деятельности, которые априори феноменологически имеют виртуальную природу, поэтому текущий процесс виртуализации для них вторичен[9]. Это означает, что виртуализация значительно изменяет характер социального взаимодействия, переводит его в интерактивный сетевой режим, расширяя количественный состав участников взаимодействия и освобождая их от географической привязанности. В этой связи особое значение приобретают те виды социального взаимодействия, которые в наибольшей степени подверглись процессу виртуализации.

Интернет как одно из новейших средств переводит традиционные формы взаимодействия индивидов в интерактивный режим, в результате чего формируются горизонтальные связи между участниками киберпространства и разнообразные виды социальных практик повседневной жизни индивидов. В этом контексте очень показательна «компьютационная теория социальных систем» А. А. Давыдова. Он ввел понятие «искусственных социальных агентов», обладающих искусственным интеллектом и незримо присутствующих во всех взаимодействиях индивидов в сети Интернет[10]. В качестве таких «искусственных социальных агентов» автор называет компьютерные модели, способные по желанию человека имитировать свойства и отношения, существующие в природе и обществе[11]. Таким образом, в условиях интенсивного роста интеллектуальных технологий, новых типов коммуникаций компьютерные технологии трансформируют сознание, быт, труд и другие сферы бытия человека. Э. Тоффлер в работе «Адаптивная корпорация» отмечает, что происходит становление нового «супериндустриального» типа общества, в котором традиционные формы организации перестают быть эффективными[12].

Виртуализация повседневной жизни человека. Человек в современном обществе вынужден заниматься самоопределением в быстро меняющихся социальных структурах. На процессы самоопределения современного человека накладывает существенный отпечаток виртуализация обыденной жизни общества, вызывая как позитивные, так и негативные сдвиги. С одной стороны, виртуальная реальность ограничивает (иногда и вовсе уничтожает) рефлексивную деятельность человека, лишая его способности критически мыслить, унифицируя его представления о мире и о себе. При этом человек через виртуализацию сознания может лишиться оснований не только для критической оценки информации, а в дальнейшем и собственного мировоззрения.

С другой стороны, информация, являясь стратегическим ресурсом в развитии как общества в целом, так и человека в отдельности, способна предоставить новые возможности для его самосовершенствования и личностного роста. Наконец, информационные технологии через расширения сети взаимодействий в режиме Я – Другой, Я – Ты способствуют появлению единого этоса, предполагающего признание святости человеческой жизни и всеобщего права на счастье и самореализацию в сочетании с обязанностью содействовать развитию космополитической солидарности и сохранению среды человеческого существования. Ю. Хабермас охарактеризовал его основания как «эгалитарность разумной моральной установки» или «абстрактно опосредованную солидарность среди чужих»[13].

Объединение людей в интернет-сообщества связано с постоянным поиском современным человеком собственной идентичности в виде реализации «проекта самости» (Э. Гидденс). «Быть “личностью” означает не только быть рефлексивно действующим лицом, но и обладать понятием личности (прилагаемым к себе и другим)»[14]. Иными словами, «проект самости» может способствовать появлению различного рода взаимодействий в виртуальном пространстве, которые в последующем окажут воздействие на реальные социальные роли, практики и институты.

Специфика общения в виртуальном пространстве происходит в режиме реального времени, в возможном сопровождении визуальными приложениями в виде файлов, смайлов или интернет-ссылок на обсуждаемую тему, а также в особенностях электронного письма. Причиной виртуального общения может быть как отсутствие объективной возможности «живого» общения, так и нежелание (неумение) общаться в реальной жизни.

Таким образом, виртуальная реальность сети Интернет расширяет возможности общения, делает общедоступными даже те его виды, которые раньше были доступны лишь избранным, творчески одаренным людям. В то же время виртуализация повседневной жизни человека приводит к формированию нового типа социокультурных изменений: деформированы принципы взаимодействия людей и их социокультурные связи, отсутствует иерархическая соподчиненность элементов социальной системы, «размыты» социальные структуры и т. д.

Роль Интернета в виртуализации современного общества можно определить следующим образом:

– Интернет позволяет устанавливать горизонтальные связи в общении между людьми;

– Интернет не навязывает информацию, она только предлагается к добровольному восприятию;

– Интернет позволяет стать участником информационного процесса любому человеку;

– Интернет не создает предпосылок для манипулятивного общения, а наоборот – они исчезают. Вопросно-ответные ряды не дают возможности для обмана и манипулирования;

– Интернет (в отличие от СМИ, которые блокируют сознание), раскрепощает человека и побуждает его к рефлексии;

– Интернет создает локальные сообщества людей как альтернативу серой безликой толпе или стандартному слою. Они самоорганизуются и самоуправляются, изменяя при этом структуру общества;

– Интернет формирует новую сферу информационного взаимодействия, приводит к возникновению новых видов общественных отношений.

Итак, интернет-коммуникации содержат элементы обратной связи и создают беспрецедентные возможности для живого, открытого и всестороннего общения людей, разделенных огромными расстояниями. Благодаря функционированию Интернета формируется глобальная, постоянно растущая общность людей, объединенных общими интересами, устремлениями, социокультурными ориентациями, несмотря на этнические, социально-политические и иные различия. Интернет тем самым выполняет интегративную функцию. Но главное следствие вхождения Интернета в жизнь современного общества – это индивидуализация социальной среды.


[1] Тягунова, Л. А. Виртуализация социума: сущность и тенденции / автореф. дисс. … канд. филос. наук. – Саратов: ПАГС, 2006. – С. 10.

[2] Hammet F. Virtual reality. – N.Y., 1993. – P. 32.

[3] Дацюк, С. А. Теория Виртуальности. – Киев, 2008 // Интернет-ресурс. Режим доступа: http://lit.lib.ru/aVdacjuk_s__a/text_0010.shtml

[4] Виртуальная реальность // Интернет-ресурс. Режим доступа: http://moikompas.ru/compas/ virtual reality

[5] Носов, Н. А. Манифест виртуалистики. – М.: Путь, 2001. – С. 7.

[6] Руднев, В. Прочь от реальности. – М.: Аграф, 2000. – С. 80.

[7] Хоружий, С. С. Род или недород? Заметки к онтологии виртуальности // Вопросы философии. – 1997. – № 6. – С. 67.

[8] Иванов, Д. В. Виртуализация общества. – СПб.: Петербургское востоковедение, 2000. – С. 18.

[9] Силаева, В. Л. Подмена реальности как социокультурный механизм виртуализации общества: дисс. … канд. филос. наук. – М.: МГТУ им. Н. Э. Баумана, 2004. – С. 46.

[10] См. подробнее: Давыдов, А. А. Компьютационная теория социальных систем // Социс. – 2005. – № 6.

[11] Он же. О компьютационной теории социальных агентов // Социс. – 2006. – № 2. – С. 20.

[12] См. подробнее: Он же. Компьютационная теория социальных систем.

[13] Хабермас, Ю. Расколотый Запад. – М., 2008. – С. 21.

[14] Giddens, A. Modernity and self-identity: Self and society in the Late Modern Age. – Cambridge: Polity Press, 1991. – P. 53.