Что же делать? (Интервью с А. В. Дмитриевым)


скачать скачать Журнал: Том 3, номер 2 / 2010 - подписаться на статьи журнала

– Обсуждая меры, направленные на ограничение негативных последствий непропорциональной демографической динамики, Вы не упоминаете о стимулировании рождаемости славянского, русскоязычного, как и вообще европейского, населения. Почему? Считаете ли Вы целенаправленное стимулирование рождаемости бесперспективным?

Стимулирование рождаемости, предпринятое федеральными властями России начиная с 2007 года, дает некоторый эффект. Повышение текущих показателей рождаемости объясняется не только мерами, изложенными в концепции демографической политики (материнский капитал, улучшение жилищных условий, различные льготы и т. д.), но и так называемыми тайминговыми сдвигами, которые обычно приводят к снижению (подъем – снижение). Главное – смягчить это снижение новыми последовательными шагами со стороны властей и средств массовой информации. Естественная убыль лишь частично компенсируется иммиграцией. И здесь проблема не столько в ограничении последней, сколько в ее качестве. Вместе с тем, учитывая разницу в культуре и, следовательно, в репродуктивном поведении мигрантов и местных жителей, ожидать преобладания смешанных браков было бы наивно.

Следует обратить внимание и на региональные особенности в уровне рождаемости. Россия в демографическом измерении разнообразна. Самые высокие показатели рождаемости в Северо-Кавказском федеральном округе, самые низкие – в Центральном. При желании на основании хотя бы этих данных можно спрогнозировать этнические изменения в населении РФ. Предстоящая перепись, по-видимому, это продемонстрирует.

– Допускаете ли Вы, что низкая эффективность мер по стимулированию рождаемости коренных европейцев обусловлена их недостаточной системностью?

– По поводу системности… Проблема снижения рождаемости наблюдается в развитой части мира и в первую очередь в Европе. Ныне в шести десятках стран уровень рождаемости ниже уровня, необходимого для простого воспроизводства населения. В то же время наивысший прирост – в беднейших странах. В России население сокращается довольно быстрыми темпами, процесс происходит на обширной территории, где низка плотность населения (8,5 человек на 1 м²) и где оно распределено крайне неравномерно.

Соседи нашей страны, особенно южные и юго-восточные, хорошо это знают и настраиваются на освоение «пустой» территории. Следует ожидать интенсификацию и внутренней миграции из тех же северокавказских республик.

Здесь, по-видимому, не будет каких-то драматических событий. Абсорбция территорий вымирающих этносов произойдет постепенно и, возможно, без локальных вооруженных столкновений… Такая вот пессимистическая системность.

Что касается частного вопроса – системы мер, заложенных в Концепции демографического развития РФ, то здесь, конечно, много пробелов и недоработок как концептуального, так и практического характера. Не учтены последствия экономического кризиса, нет последовательности и других программных требований. В частности, региональный уровень вообще не берется во внимание.