Благо и зло: жгучий парадокс Интернета


скачать скачать Автор: Еляков А. Д. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №2(62)/2011 - подписаться на статьи журнала

Интернет... составляет главную проблему.

Жан Бодрийяр

Интернет, пожалуй, самая совершенная интеллектуально-рукотворная система, созданная когда-либо человечеством. Тонкость только в том, что оно и не подозревало, что сооружает: это исторически возникло в США, где появились компьютеры и телекоммуникационные линии для решения ряда научных и практических задач, затем были попытки объединять их в микросети для решения более сложных проблем, а главное – сохранить их способность работать автономно в экстремальных условиях, в частности военных, при проведении ядерных ударов, и, наконец, появился прообраз самой всемирной паутины, интегрирующей все региональные, частные сети планеты, которая на каком-то этапе самоорганизации стала самодостаточным материальным образованием, приобрела внутренние пружины движения и стала развиваться на основе собственных законов эволюции, уже не считаясь с творцами. Еe развитие остановить невозможно, уничтожить тоже, можно только усиливать или тормозить некоторые фрагменты или отдельные тенденции развития.

В физическом (материальном) плане Интернет состоит из кабелей, аппаратного обеспечения компьютеров и т. д. В программном аспекте – из протоколов, например TCP/IP (Transmission Control Protocol/Internet Protocol), представляющего набор сетевых протоколов различной архитектуры и разрешения, сопряженных друг с другом и обеспечивающих их соединение. В информационном – из совокупности знаний, сообщений, сведений, данных и т. д. Заметим, что сеть в функциональном плане недееспособна без людей.

Технологии Интернета реализуют три задачи: числовые вычисления, запоминание и хранение данных и передача числовых сигналов по телекоммуникационным сетям. Они позволяют представить в цифровой форме и соответственно использовать текстовую, числовую, звуковую и визуальную информацию.

В настоящее время технические возможности Интернета по сравнению со средствами передачи информации, существовавшими в обществе 50 лет назад, приобрели просто фантастический характер. По словам Л. Реймана, за это время стоимость передачи информации упала в тысячу раз, а скорость возросла в 300 тыс. раз[1].

Интернет – это планетарная электронная сеть, состоящая из сотни миллионов компьютеров, независимых микросетей, объединенных общими правилами (протоколами) функционирования, передачи данных и интересами пользователей, предоставляющая беспрецедентные возможности для получения и обмена информации. Поэтому для многих людей, организаций, государств эта гигантская паутина – бесконечное поле возможностей, неисчислимый спектр деловых и личных устремлений и действий.

В очередном докладе Национальной администрации по телекоммуникации и информации США утверждается: Интернет становится инструментом, жизненно необходимым каждому гражданину информационного общества[2]. В Окинавской хартии глобального информационного общества (Окинава, 2000 г., п. 1) констатируется: «Информационно-компьютерные технологии (ИТ) являются одним из наиболее важных факторов, влияющих на формирование общества двадцать первого века. Их революционное воздействие касается образа жизни людей, их образования и работы, а также взаимодействия правительства и граждан». А Интернет – высшая и интегральная форма развития современных ИТ.

В статье нам предстоит рассмотреть процесс влияния Интернета на людей, общество, попытаться обнаружить тенденции этого воздействия как позитивного характера (благо), так и негативного (зло). Причем именно негативному последствию в силу злободневности будет уделено наибольшее внимание. Речь пойдет о тенденциях, которые непосредственно определяют жизнедеятельность людей как социальных существ, сотканных и выросших главным образом в пересечениях множества личных и групповых взаимодействий и контактов, но очутившихся под «разрушительным» воздействием ИТ.

Термин «благо» используется в научной литературе, постоянно распространяя влияние на новые объекты. В последние годы он стал применяться в информационно-компьютерной области, например, по отношению к информации – это «общественное благо» (В. Мартин), и по отношению к технологиям – «сетевые блага» (И. Стрелец). Наконец, в исследовании американских ученых понятие «общественное благо» было применено и к самому Интернету[3]. Напомним, что «благо» противостоит «злу», а термин «Интернет – зло» используется как в сети, так и за ее пределами.

О значимости Интернета в жизнедеятельности общества свидетельствуют следующие высказывания о нем ученых, специалистов по информационно-компьютерным технологиям:

– современная технологическая парадигма (Э. Кастельс);

– основа информационной инфраструктуры мира (Р. Гиляревский);

– информационная супермагистраль (Б. Гейтс, А. Гор);

– новая форма общественного пространства (А. Галстон);

– организационный инструмент, способный преобразовать мир (К. Хилд);

– носитель основных социокультурных функций (О. Скородумова);

– Интернет – общество будущего (И. Эйдман).

Это верные, но частные характеристики. В целом Интернет – новая форма бытия людей, которая носит виртуальный характер. При этом нужно иметь в виду следующее. Во-первых, человек – часть естественного, природного бытия; во-вторых, – компонент искусственного, созданного людьми социального мира; и, наконец, в-третьих, – участник, деятель, творец виртуального бытия, которое приобретает интегральный характер, завязывая в информационном плане в один узел и первое, и второе.

Для технологий существует специальный критерий роста мирового значения – определенное число людей за тот или иной период времени. Количество регулярных пользователей радиоприемниками достигло 50 млн человек примерно за 40 лет. Аналогичный показатель для телевидения составил 13 лет, для Интернета – около 4 лет[4]. Рост, бесспорно, неординарный. И еще ряд впечатляющих цифр. В 2007 г. число пользователей, по данным Computer Industries Almas, составило свыше 1,3 млрд человек. По прогнозам, через пять лет их количество возрастет почти в 2 раза. А согласно другой известной фирме – Yahoo, в сети содержится свыше 20 млрд документов.

Интернет широко используется практически во всех сферах человеческой жизнедеятельности, в том числе в экономике, политике и науке, непосредственно способствуя их изменению или создавая условия для этого.

В экономике уже в конце прошлого века возникла новая – информационная экономика как лидирующее направление в экономической деятельности, в которой информация доминирует над капиталом и трудом, а производство и конкурентоспособность товаров напрямую зависят от способности агентов генерировать, обрабатывать и эффективно использовать информацию. Электроника, Интернет в технологическом режиме обеспечивают существование этих процессов, и прежде всего в глобальных масштабах.

В современной экономике электронные биржи, маркетинговые и консалтинговые фирмы, интернет-магазины оказывают значительное воздействие на движение товаров и капиталов. Ее трудно представить без функционирования многонациональных, транснациональных корпораций, крупных фирм и компаний, реализующих множество конкретных финансово-кредитных операций. Весь этот гигантский структурный комплекс – хребет мировой экономики, он не в состоянии существовать вне рамок региональных и планетарных электронных операций, осуществляемых всемирной сетью.

Выполняя функции мировой информационной инфраструктуры, Интернет служит основой создания в экономическом плане глобального производства, в социальном – «глобальной деревни» (М. Маклюэн).

Теперь стоит привести некоторые конкретные данные плодотворного использования Интернета в экономике. Так, его применение в США при обработке авиабилетов снижает затраты в 8 раз, банковские расходы на одну трансакцию – в 100 раз, расходы на выставление счетов – в 3–5 раз, а расходы на оплату счетов клиентов свелись практически к нулю[5]. Разработка новых моделей автомобилей сократилась в 2 раза – с 5 лет в 1980 г. до 2,5 лет в настоящее время[6]. Интернет обеспечивает требуемую скорость современных экономических процессов. Возьмем фондовые биржи – сегмент рынка, без которого нормальная экономическая деятельность невозможна. Так, информационная система Лондонской фондовой биржи в октябре 2006 г. ежедневно обрабатывала 15 млн сообщений в реальном времени с пиковой нагрузкой 2000 сообщений в секунду[7]. Простой в одну секунду означает ситуацию, близкую к катастрофе.

Интернет в экономике превратился в фактор ее жизнеспособности. Если между ними разорвать связь, то в мировой экономике через несколько часов начались бы сбои, через ряд дней она была бы парализована.

Все более набирает обороты процесс использования Интернета в политике, в частности в период предвыборных кампаний. Так, в президентской компании США 2000 г. широко использовались: «живые» веб-камеры, потоковые аудио(видео)файлы, чаты, форумы, телеконференции и др. Команда Клинтона и Гора интенсивно применяла электронную почту для поддержания контактов с избирателями, только демократы отправили своим сторонникам 30 млн электронных сообщений. Через Интернет проводились сотни предвыборных опросов общественного мнения, включая крупнейший в истории США опрос учащихся средних классов в количестве 1,3 млн респондентов. Впервые в истории страны власти дали разрешение на голосование граждан через Интернет, что послужило толчком к его распространению в мире.

Особенно эффективен Интернет в сфере политической борьбы за счет низкой стоимости электронных сообщений, неограниченных возможностей их размещений и рассылок, слабого воздействия на них со стороны контрольных, цензурных органов.

Интернет позволяет пользователям получать информацию, минуя официальные источники, обмениваться ею, высказывать свое мнение; через технологию электронного правительства вступать в контакты с властями, отстаивая свои права и реализуя потребность в получении государственной информации; принимать участие в референдумах, обсуждениях конституции страны; наконец, в интерактивном режиме включаться в процесс принятия местных региональных решений.

В целом Интернет ослабляет монополию государства и корпораций на информацию, способствует распространению и получению всеобъемлющих политических данных, помогая тем самым процессу превращения человека из пассивного объекта воздействия политики в ее деятельного субъекта.

Интернет широко используется в научной деятельности. Это не только источник научной информации, но и канал ее передачи. С помощью сети наука перерастает национальные локальные рамки, приобретая глобальный характер. Об этом свидетельствуют патенты, конференции, симпозиумы, научные кооперации и т. д. Возникают и международные виртуальные коллективы, как следствие, растет число публикаций содружеств ученых разных стран. За 1986–1999 гг. их количество возросло с 14 % до 31 %[8]. Впервые в истории по важности и полезности сетевая научно-техническая информация (НТИ) сравнялась с публикуемой в печатной форме НТИ[9].

Интернет создает условия для осуществления беспрецедентных по масштабам научных исследований, в которых могут участвовать сотни тысяч людей из разных стран мира. Один из примеров – проект SETI@home (программа исследования космоса и поиска внеземных цивилизаций), осуществляемый астрофизиками из университета в Беркли. Дело в том, что даже при использовании значительного количества компьютеров невозможно было проанализировать колоссальное количество данных с телескопов в реальном времени. Возникла мысль использовать ПК. Посредством Интернета все желающие получали специальную программу и блок данных для анализа. Программа работала в качестве заставки экрана, ничем не мешая пользователю. С 1999 по 2001 г. число участников проекта возросло от нескольких тысяч до миллиона, что позволило руководителям исследования несколько раз перепроверить полученные данные и добиться обоснованных выводов.

С появлением информационно-компьютерных технологий в науке возник самый универсальный метод моделирования – компьютерный, позволяющий производить вычислительные эксперименты в тех областях, которые человеку недоступны, например ядерной взрыв, или они не существуют. В качестве примера последних можно привести результат компьютерных экспериментов, проведенных почти одновременно в СССР и США и вызвавших в свое время в мире широкий резонанс, на предмет обнаружения того, что могло бы произойти вследствие обмена между странами ракетно-ядерными ударами, обозначенного в конечном итоге термином «ядерная зона». Интернет дает возможность ученым разных государств обмениваться информацией и вследствие интеграции переводить результаты исследований на более высокий качественный виток.

Б. Гейтс, имея в виду «электронную нервную систему», к которой следует отнести и Интернет, полагал, что «она объединяет способности множества отдельных людей, формируя совокупный интеллект всей организации и коллективную готовность к действию»[10]. Он имел в виду корпорацию, но слова, пожалуй, еще в большей степени применимы к планетарному сообществу, особенно в научном плане. Какие необыкновенные возможности открылись бы перед наукой, если бы в мире появился совокупный ученый интеллект, результатом которого стал бы великий массив всеобъемлющего научного знания! Кстати говоря, для его образования никаких принципиальных противодействующих причин кроме государственных не существует.

Теперь о другой стороне использования Интернета. Как известно, США являются неоспоримым лидером в разработке, производстве и использовании многих информационно-компьютерных технологий, создателем компьютера и Интернета. Американские граждане первыми столкнулись с опасностью, связанной с длительным пребыванием в Интернете. Да и исследования недостатков Интернета с точки зрения использования людьми были начаты американскими учеными.

В совокупности исследований обращает на себя внимание проект «Домашняя сеть», который был реализован Университетом Карнеги – Меллона в 1998 г. В результате было установлено, что жители Питтсбурга, имевшие доступ в Интернет, стали намного реже общаться с членами своих семей, их социальные связи сузились. Гипотеза о том, что время, которое люди тратят на использование Интернета, может быть именно тем временем, которое они прежде тратили на участие в социальной деятельности, подтвердилась. Но итоги были подвергнуты серьезной критике, в частности из-за отсутствия контрольной группы жителей города.

В том же году снова в Питтсбурге профессор Роберт Краут со своей командой отобрали группу из 93 семей (или 256 интернав-тов), чтобы в течение двух лет собирать информацию об их пользовании сетью. В конце исследования профессор располагал портретами 169 интернавтов. Результат, опубликованный в 1998 г., ошеломил тогда многих. Оказывается, использование Интернета непосредственно было связано с сокращением общения с членами семьи, с сокращением размеров социального общения, с наступлением депрессии и одиночества.

Эти выводы в целом были подтверждены экспериментом, проведенным Стэнфордским институтом количественных исследований. Объектом исследования стали 35 000 человек. Ученые констатировали, что пользователи Интернета стали проводить меньше времени с семьей и друзьями и реже выходить из дома; к тому же они стали меньше читать газеты[11].

Вызывает тревогу тот факт, что сдает свои позиции доверие – своеобразный цемент, скрепляющий социальную общность. Проведенные Центром американских национальных электоральных исследований и Проектом Института Пью изыскания обнаружили их заметную степень падения, потерю прежнего статуса. Если в 1960 г. 58 % американцев полагали, что большинству людей можно доверять, то к 2003 г. только более трети граждан доверяли друг другу[12].

Зафиксированная почти 20 лет назад тенденция набирает силу. В 2007 г. американская исследовательская фирма «Келтон ресери» провела исследование на предмет отношения граждан, общественного мнения к работе с персональными компьютерами. В результате был обнаружен следующий факт: 65 % из числа опрошенных, более чем 1 тыс. совершеннолетних американцев, больше времени проводят за компьютером, чем со своими супругами или партнерами.

Более того, 84 % граждан посчитали, что они оказались в состоянии зависимости от компьютеров. При этом 52 % из них стали воспринимать неполадки в компьютере как собственные неудачи. Любопытно, что пользователи испытывали по отношению к машине, то есть неодушевленному существу, типичные человеческие чувства – гнев, печаль и даже некое охлаждение в том случае, если она работает плохо. 19 % признались в желании «наказать», хорошо стукнув компьютер. Причем когда компьютер останавливался из-за сбоя, то есть «плохо вел себя», то, по аналогии с любимым человеком, пользователи жаловались на него, изливая душу, искали сочувствия и поддержки у родных и знакомых. Этот факт нашел отражение в ответах почти 74 % опрошенных[13].

При этом выявилась отчетливая тенденция роста таких явлений. Психологи Стэнфордского университета припомнили, что еще три года назад пользователи жаловались на то, что из-за компьютера и Интернета портились и нередко приобретали конфликтный характер семейные и партнерские отношения. Настораживают бурные темпы роста. Если тогда (3 года назад) число «пожаловавшихся» не превышало 6 %, то сейчас оно выросло в 10 раз.

Следовательно, тенденция отчуждения людей, уход с работы, из семьи приводят к выхолащиванию у индивидов человеческих начал, что ведет к разрушению личности. Именно в США впервые появились специализированные медицинские учреждения, где «лечат» взрослых, потерявших работу, семью, оказавшихся в полном одиночестве, в состоянии глубочайшей депрессии и нервных расстройств. Это зло квалифицируется как IAD (Internet addictive disorder) – расстройство здоровья в результате интернет-зависимости. Появился термин «киберхондрия». В США этот синдром затронул миллионы людей. В 1999 г. уже было 6 % подобных интернавтов, то есть 3 % всего американского населения. С колоссальным ростом числа пользователей в стране эти цифры выросли многократно. Сегодня большинство психиатров относят интернет-зависимость к явлению, завладевшему умами 10 % всех пользователей[14]. Напомню, что их на планете свыше одного миллиарда.

Близкие или аналогичные тенденции, связанные с нерегулируемым пребыванием людей в Интернете, зафиксированы и в других странах мира, в частности в Германии и России.

Постоянная, длительная, ставшая патологической тяга к Интернету наряду с утратой социальной чувствительности становится причиной психических заболеваний. В этом плане заслуживают внимания материалы исследований ученых Аугсбургского университета (Германия)[15], которые обследовали группу из 60 добровольцев с диагнозом «интернет-зависимость», проходивших амбулаторное лечение в медицинском учреждении Мюнхена, а также группу людей Интернета, набранную по объявлениям в сети. В ходе исследования ученые использовали специальный методический инструментарий тестов, опросов, а также специализированную интернет-диагностику.

затем группа была разделена на две части: пользователей упертых, то есть тех, кто, по их мнению, страдает патологической зависимостью от Интернета, и умеренных, то есть тех, кто относится к нему сравнительно спокойно. Что касается первой группы, то результаты таковы. У 27 из 30 испытуемых были выявлены психические отклонения, которые проявлялись в частых депрессиях, чувстве страха перед реальным окружающим миром и панической боязни одиночества. Кроме того, контакты через Интернет они предпочитали личному общению.

У второй группы результаты были менее неожиданными. Возможно, потому, что психические отклонения в развитии были обнаружены у 7 из 30 человек. В целом у них преобладал здоровый прагматизм, и вход в систему они совершали целенаправленно.

В результате исследования ученые обнаружили у суперактивных поклонников сети ряд психологических синдромов, в том числе непреодолимую тягу к общению только в Интернете, которая связана с частичным или полным отказом от прямых контактов в семье, коллективе, что приводит к трудностям в межличностных отношениях. К этому следует добавить, что люди, страдающие интернет-зависимостью, пользуются компьютером не менее 32 часов в неделю, утрачивая чувство времени. даже если в течение непродолжительного времени они теряют доступ к Интернету, у них возникает бессонница, появляются беспокойство и неоправданные страхи, наступает состояние нервозности и плохого настроения. Любопытно, что они проявляют сверхактивность в Интернете и тогда, когда осведомлены о негативных последствиях их привязанности.

В нашей стране также проводятся соответствующие исследования. Приведу результаты одного из них[16]. Хотя выборка была очень небольшой (67 человек), итоги изучения оказались симптоматичными. Во-первых, стремление у пользователей Интернета решать задачи личностного и межличностного характера в основном с помощью интеллектуальных средств, что сближает членов этой группы с хакерами и высококвалифицированными программистами. Во-вторых, формирование представлений о мире, в котором подчеркивается уникальность, неповторимость каждого субъекта, невозможность аутентичного взаимопонимания. Внутреннее одиночество в такой схеме мира становится стержнеобразующей категорией, а в общении доминирующим оказывается не содержательный чувственный, а информационный компонент. В-третьих, негативизм и отрицание социальных норм. При низкой агрессивности, значительном инфантилизме и затрудненности групповой идентификации это направление связано не с асоциальным поведением, а с индивидуальным уходом из сферы сложившихся в обществе норм и правил поведения.

Эти результаты не были неожиданными, так как примерно аналогичные данные были получены в ходе изысканий ряда зарубежных ученых. Ценность в том, что они на российском «материале» подтвердили все более крепнущую в информационно-компьютер-ном обществе тенденцию к доминированию в поведении людей прагматичных, рациональных, информационных свойств и отторжению или переводу на второй план содержательных чувственных признаков, обеднению в отношениях людей социальных начал, оскудению межличностных живых связей.

В целом пребывание в Интернете позволяет многим людям уйти от требований и установок, существующих в мире семьи, школы, церкви, работы, то есть «репрессивного мира» (М. Фридман), и почувствовать себя свободными от земных и социальных оков, войти в состояние вожделенной изоляции, а также воспарить на уровень абсолютной свободы, которая возможна только в сфере виртуального бытия.

Интернет все более выигрывает у телевидения. «Подсевшие» на Интернет пользователи уже не мыслят без него своего существования. Появились интернетоголики, сутки напролет не покидающие экранов, не отрывающие глаз от постоянно меняющихся образов и изображений, забывающие родных, друзей и коллег.

Все более вырисовывается тенденция, когда пользователи Интернета наращивают свои сетевые преимущества за счет отчуждения от социальной ответственности и доверия граждан, когда индивидуальные обособленность и независимость все более усиливают свои позиции. Со временем использование компьютерных сетей может привести к разложению или атомизации общества[17].

В Интернете нет живого, самодостаточного, наполненного энергией, эмоциями общения, речь идет преимущественно о черствых, сухих, холодных контактах между людьми. В результате начинает формироваться новый (по меньшей мере с точки зрения формы) тип связей – киберотношения.

Итак, Интернет оказывает влияние на общественные отношения, прежде всего на их форму. В последние годы сеть становится неотъемлемым звеном в функционировании многих видов социальных явлений и процессов, а виртуальные работа, общение, досуг занимают все больше времени и внимания у людей планеты. Однако интернет-связи и отношения охватывают лишь часть разнообразной и богатейшей палитры социальных красок, возникающей в ходе реальных взаимодействий между индивидами и группами.

Технологическим носителем отношений людей в Интернете является информация. В ней и кроется одна из основных причин потери содержательности контактов. По данным известного французского психолога Ж. Годфруа, только 7 % содержания сообщений передается смыслом слов, в то время как 38 % информации определяется тем, как эти слова произносятся, и 55 % – выражениями лица[18]. Получается, что при виртуальных контактах значительная доля информации остается невоспринятой. Следовательно, переданная и принятая информация в силу этого далека от совершенства, а это обстоятельство сказывается и на содержании человеческих отношений. Они становятся более усеченными, выхолощенными, упрощенными, принимая кибернетизированную форму.

Кроме того, сама информация, без которой человек не в состоянии существовать и которая является предметом его действия в Интернете, – противоречивое явление. Она действительно дает представление о предметах, событиях объективного мира, но это одна сторона дела; другая – в том, что, строго говоря, она не является адекватным отражением существующих, реальных процессов, более того, она огрубляет и омертвляет реальный мир. Даже элементарный предмет – неисчерпаемый источник информации. Однако информация о нем всегда ограничена на основе определенных интересов людей, дефицита времени и несовершенных органов познания человека. Кроме того, в силу своей природы даже слово или суждение упрощают действительность. Поэтому она далеко не образец исчерпывающего знания об объекте. Не лишено оснований высказывание Ж. Бодрийяра: «Информация, в которую превращается или при помощи которой распространяется некоторое событие, уже представляет деградированную форму этого события»[19]. Уместно привести слова писателя В. Шаламова о случае, который воспринимается «не как информация, а как открытая сердечная рана». В реальной действительности человек может получить «рану», в Интернете – никогда.

Ясно, что человек, находясь в сети, действует в информационном, то eсть упрощенном, мире. Более того, в силу простоты этот мир становится для индивида доминирующим, а реальный с его проблемами и противоречиями оттесняется на второй план. Даже при условии выбора для человека предпочтительнее становится информация о событиях, но «не опыт непосредственного общения с ними» (А. Гор), прямое восприятие. Реальный факт угасает, его место занимает информационный, забирая себе онтологическое и гносеологическое могущество первого. Реальный мир постепенно начинает исчезать из сознания человека.

Появились и прогнозы. Вот один из них. По мнению А. С. Нариньяни, генерального директора НИИ искусственного интеллекта, уже в ближайшие 10–20 лет Homo sapiens превратится в еНоmо, то есть электронного человека, качественно отличающегося от нас за счет симбиоза с ИТ-средой. А уже к середине XXI в. можно ожидать, что каждый человек от рождения до старости будет находится в своего роде личном ИТ-коконе, технологической оболочке, которая станет его воспитателем, расширением и продолжением его аlter еgo, помогающим в развитии и развивающимся вместе с ним[20].

Сбудется прогноз или нет – это другой вопрос. Правда, неясно, как ИТ-кокон станет воспитателем. Ведь до этого момента человека воспитывал человек.

Итак, мозг человека будет не ориентироваться на природный реальный мир, а исходить из данных технологической оболочки. Тогда он оказывается в условиях информационного, а не реального окружения и начинает жить в искусственном, вымышленном мире. «Однако привычка управлять вымышленным миром, – полагает академик РАН H. Н. Красовский, – приводит к оскудению интеллекта»[21].

Можно предположить, что мозг человека, не выполняя природных функций, будет деградировать. В результате из его продукта – мышления – произойдет выхолащивание продуктивных, жизне-утверждающих тенденций; творческие способности омертвляются; он сохнет и хиреет, приближаясь к интеллекту зомби или высокоразвитых интеллектуальных автоматов. Возникает Homo informa-ticus, малоприспособленный жить в реальной среде, но успешно действующий в виртуальной. Предпосылки для такого сценария развития уже созданы, более того, обозначились тенденции, и нужно принимать меры к тому, чтобы он не состоялся. На ум приходят пророческие слова испанского философа Хосе Ортеги-и-Гассета, сказанные еще в 20-х гг. XX в.: «Разрыв между уровнем современных проблем и уровнем мышления будет расти, если не отыщете выход, и в этом главная трагедия цивилизации... Нo сегодня крах терпит сам человек, уже не способный поспевать за своей цивилизацией»[22].

Связь с реальной действительностью еще более теряется при использовании информации, выраженной в цифровой форме. В ин-формационном обществе большинство людей получает значительную часть знания о процессах, поддающихся измерению и вычислению. Не случайно Б. Гейтс в основание всех существующих изменений положил поток цифровой информации[23]. Речь идет прежде всего о формальных, абстрактных, безличностных, транснациональных, трансрегиональных, транскультурных явлениях, которые более или менее адекватно поддаются рациональному анализу и одинаково воспринимаются людьми если не всех, то большинства стран и народов. Причем объемы цифровой информации растут невиданными темпами. Всемирно известная компания IDS по заказу корпорации ЕМС проделала аналитическую работу по оценке объемов цифровой информации и представила документ «Растущая цифровая среда: прогноз всемирного роста объемов информации до 2010 г.»[24]. В нем приведены следующие данные: совокупный объем цифровой информации в 2006 г. составил 161 млн гигабайт (или 161 эксабайт). Исследователи полагают, что за период с 2006 по 2010 г. объем полученной информации увеличится в 6 раз. Причем к 2010 г. почти 70 % цифровой информации дадут персональные компьютеры.

Цифровые операции, как известно, компьютер производит автоматически, исключая мозг, мышление человека, которые становятся «наблюдателями». Однако в отсутствие работы, упражнений они утрачивают свои природные качества. Это обстоятельство в первую очередь сказывается на детях, которые, уделяя много времени компьютеру, не всегда могут провести элементарные логические операции над числами, простейший арифметический расчет. Не случайно, по словам известного российского математика академика В. И. Арнольда, с целью проверки интеллектуальных способностей абитуриентов в штате Калифорния (США) по инициативе нобелевского лауреата Глена Сиборга было принято новое требование к поступающим в университет – уметь самостоятельно делить число 111 на 3 без компьютера. Следует напомнить слова одного из наиболее авторитетных социологов XX в. Макса Вебера: математически ориентированное мышление изгоняет смысл.

Ко всему прочему, информация все более становится фрагментарной, клиповой, и мир в этом свете предстает как полотно, порванное на куски. В отсутствие единой целостной картины окружения человеку становится все сложнее ориентироваться в нем.

Идет усиливающийся процесс создания конгломерата данных главным образом при участии прессы и электронных средств массовой информации. Существующая информация в виде художественной литературы, беллетристики и популярных справочников все меньше воспроизводит «великую картину мира» (Ф. Вулфф). Идея любого исчерпывающего синтеза кажется несостоятельной. Если это и происходит, то мир собирается из забавных, самобытных «черепков» (Э. Тоффлер).

Неприглаженные, «ершистые» реальные события не становятся предметом прямого восприятия, их причесывают, облагораживают, делают «доступными к потреблению». Задействована вся индустрия прихорашивания, и прежде всего СМИ. В результате информация фильтруется, расчленяется и упаковывается в виде готовых образов, знаков так же, как и в материальном производстве, готовых к употреблению. СМИ нейтрализуют и нивелируют живой уникальный событийный мир, заменяя виртуальной выхолощенной информацией, имеющей мало общего с реальной действительностью, но устраивающей власти и политиков. Беда в том, что пустой, никчемной информации становится все больше, а человечество вместо того, чтобы искать формы и способы осмысления и усвоения уже имеющихся данных, продолжают увеличивать их производство, загоняя себя в информационный тупик.

Генерирование и использование информации в обществе в целом носит стихийный характер. Отдельные организованные островки – отраслевые БД, государственные, университетские и т. д. данные – в неупорядоченном разбушевавшемся океане информации погоды не делают. Между тем информация, не направленная на определенного адресата, не достигает цели. Стихийные информационные потоки обесценивают информацию, делая ее ненужной.

Информации становится все больше, а значения в ней все меньше. Между тем современное исключительно сложное и динамичное общество, требующее для развития эффективных решений, как никогда нуждается в смысле.

В Интернете существуют и другие компоненты «зла», в частности компьютерная преступность, терроризм, которые буквально захлестывают его, электромагнитные воздействия на органы и подсознание человека, проблемы копирайт-продукции, кражи денег, конфиденциальности информации, спама и т. д. Но это – тема специального исследования[25].

Как выразился английский социолог Э. Гидденс, человек, включившись в Интернет, попадает в виртуальную реальность, где, естественно, действуют свои законы и особенности, далеко выходящие за пределы требований природной действительности. Виртуальную реальность философ М. Мамардашвили, сравнив с зазеркальем, охарактеризовал так: «В зазеркалье же, где меняются местами левое и правое, все смыслы переворачиваются и начинается разрушение человеческого сознания. Аномальное знаковое пространство затягивает в себя все, что с ним соприкасается. Человеческое сознание аннигилирует и, попадая в ситуацию неопределенности, где все перемигиваются не то что двусмысленно, но многомысленно, аннигилирует и человек: ни чести, ни достоинства, ни трусости, ни бесчестия. Эти “сознательные” акты и знания перестают участвовать в мировых событиях в истории»[26].

По сути, налицо лаконичное описание одной из версий возможной трагедии современного человечества и одновременно предупреждение. То, что было сказано во второй части статьи, лишь фрагменты ростков массового и прогрессирующего движения к катастрофе. Не исключено, что они в состоянии выполнить и роль неких будущих мазков к только что представленной предельно настораживающей картине состояния человека в зрелом виртуальном будущем.

Подведем итоги. Интернет – это хранилище необозримого количества данных и одновременно объект получения, навигатор и инструмент извлечения информации, без которой человек, общество не в состоянии осуществлять свою жизнедеятельность.

Сеть превратилась в мировую информационную систему, которая позволяет объединить разнообразные фрагменты, части современного человечества действительно в реальное целое, живой организм. В этом качестве оно способно успешно противостоять природным и искусственным катаклизмам, уверенно двигаться по восходящей линии развития, правда, при условии, если в использовании будет преобладать благо, то есть позитивная сторона дела.

Однако в последние годы недвусмысленно и даже резко заявила о себе и противоположная сторона. Постоянное и длительное пребывание в Интернете людей, количество которых растет невиданными темпами, приводит к тому, что рвутся личные связи, подтачиваются семейные отношения, черствеют деловые контакты. А если учесть, что «интернет-дети» развиваются однобоко и с трудом вписываются в реальную жизнь, не говоря о разгуле компьютерной преступности и т. п., то есть основание утверждать, что мы являемся творцами того процесса, финал которого при отсутствии должных мер французский философ Ж. Бодрийяр обозначил как «конец социального».

Бесспорно, требуется приложить все усилия для нейтрализации или уменьшения сферы и интенсивности действия негативной тенденции. Но возникает и другая не менее важная задача – активизация позитивных созидательных возможностей Интернета. И тут появляется целый комплекс проблем. Как превратить великую сеть в инструмент адаптации человеческого общества к природе, фактор формирования ноосферы? Как сделать ее орудием укрепления и совершенствования мышления и сознания людей? В конечном итоге, как поставить весь ее неисчерпаемый информационный потенциал на службу человечеству? Какие оптимальные технологии нужно для этого разработать? От разрешения этих проблем во многом будет зависеть грядущее человечества.

[1] См.: Панарин, И., Панарина, Л. Информационная война и мир. – М., 2003. – С. 363.

[2] Интернет-ресурс. Режим доступа: http://www.ntia.cloc.gov/ntiahome/net2/folling.htme. Дата доступа: l.12.2009.

[3] См.: Интернет в общественной жизни / под ред. В. Геринг. – М., 2006. – С. 28–32.

[4] Еlectronic Commerce and the Role of the WTO. – Geneva: WTO Publications, 1998. – p. 8.

[5] См.: Информатика для экономистов: учеб. / под ред. В. М. Матюшка. – М., 2006. – С. 22.

[6] Вопросы экономики. – 2008. – № 3. – С. 153.

[7] Компьютер пресс. – 2007. – № 1.– С. 71.

[8] Цапенко, И. Электронная эпоха науки // Мировая экономика и международные отношения. – 2005. – № 8. – С. 30.

[9] Информатика. – 2008. – № 7. – С. 5.

[10] Гейтс, Б. Бизнес со скоростью мысли. – М., 2001. – С. 43.

[11] Интернет в общественной жизни. – С. 101–102.

[12] Интернет в общественной жизни. – С. 124.

[13] Глобус ИТАР ТАСС. – 2007. – № 7. – С. 22.

[14] Компьютер. – 2007. – С. 10.

[15] Глобyc. ИТАР ТАСС. – 2007. – № 11. – С. 77.

[16] См.: Чудова, Н. В. Особенности образа «Я» «жителя Интернета» // Психологический журнал. – 2002. – Т. 23. – № 1.

[17] Интернет в общественной жизни. – С. 102.

[18] Годфруа, Ж. Что такое психология. – М.: Мир, 1992. – Т. 2. – С. 83.

[19] Цит. по: Философия в эпоху постмодернизма: сб. переводов и рефератов. – Минск, 2000. – С. 47.

[20] См.: Искусственный интеллект: философия, методология, инновации // Вопросы философии. – 2006. – № 11.

[21] Цит. по: Гуцбарев, В. Лицо Урала // Наука и жизнь. – 2008. – № 2. – С. 3.

[22] Ортега-и-Гассет, Х. Избранные труды. – М., 1997. – С. 93–94.

[23] См.: Гейтс, Б. Указ. соч. – С. 12.

[24] The Expаnding Digital Universe. A Forecast of Wordwide Information Growth Through 2010. Интернет-ресурс. Режим доступа: www.emc.com/about/destinationdigitaluniverse

[25] В ряде публикаций часть этих вопросов рассмотрена мною, к ним я и отсылаю читателя (см.: Еляков, А. Д. Компьютерный терроризм (штрихи к портрету) // Актуальные проблемы правоведения. – 2007. – № 1. – С. 127–130; Он же. Интернет – тотальная угроза обществу? // Мировая экономика и международные отношения. – 2007. – № 11. – С. 92–98; Он же. Эпоха тотальной электронной слежки // Свободная мысль. – 2008. – № 4. – С. 147–160; Он же. Киберпреступления в международной информационной инфраструктуре общества // НТИ. – 2009. – Серия 1. – № 12).

[26] Мамардашвили, М. К. Сознание и цивилизация / М. К. Мамардашвили // Как я понимаю философию. – М., 1992. – С. 120–121.