Актуальные задачи философского анализа содержания современной эпохи


скачать скачать Автор: Барлыбаев Х. А. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №2(62)/2011 - подписаться на статьи журнала

Углубленное изучение философии и логики истории убеждает, что с начала XX в. человечество по всем признакам переживает новое эпохальное осевое время по К. Ясперсу. Во всяком случае, нет сомнений в том, что оно находится в состоянии глобального перехода от одной общественно-экономической формации, общепринятым названием которой является «капитализм», к другой формационной системе, приемлемого определения которой пока не найдено. Попытки обозначить зарождающееся общество «социализмом» и «коммунизмом» были дискредитированы и, очевидно, потерпели неудачу. Однако от этого процесс перехода не перестает быть реальным эмпирическим явлением и объективным процессом, порождает нарастающую потребность в поисках названия наступающего общественного строя, а также в философском, научно-теоретическом анализе его содержания и на этой основе соответствующих практических действий людей.

О вариантах периодизации истории

История как многомерный поступательный процесс, берущий начало из жизни немногочисленных первобытных людей, разбросанных по отдельным регионам земного шара, и продвигающийся в направлении нынешнего состояния усиливающегося единообразия жизни многомиллиардного человечества, проходит ряд эпох, которые характеризуются разными уровнями качественной, социокультурной определенности человека и человечества. Известны следующие схемы периодизации истории человечества на земном шаре, по тем или иным критериям раскрывающие закономерности его развития.

1. Общепринятая, «эровая», периодизация: до нашей эры и в нашу эру.

В доминирующей ныне в мире европоцентристской трактовке истории человечества считается, что время до дня рождения Христа было временем «до нашей эры». Значение «эровой» периодизации в том, что она дает общепринятую во всемирном масштабе «точку отсчета» для обозначения времени свершения любых событий путем создания специальной системы летоисчисления и календаря. Без нее могла бы произойти путаница в темпоральном анализе истории человечества. Благодаря данному способу периодизации можно ориентироваться во времени осуществления того или иного события, стройно и последовательно характеризовать каждое историческое явление, происходившее тысячи и сотни лет назад, на базе универсальной хронологии[1].

Время «до нашей эры», в свою очередь, подразделяется по типу материала, используемого в производстве и быту: каменный век (от возникновения человека до III тысячелетия до н. э.); бронзовый век (III–II тысячелетия до н. э.); железный век (I тысячелетие до н. э.). Такая периодизация дает исторический ориентир на основе представлений о событиях, происходивших в периоды, которые разграничиваются по ступеням развития материальной культуры человечества путем выделения материала, используемого в древнем мире в производстве и быту. В «нашей эре» выделяются периоды, связанные с теми или иными общественными и культурологическими явлениями: римская эпоха, эпоха Возрождения, эпоха Просвещения, Реформация, классическая, неклассическая, постнеклассическая эпохи, модерн, первый модерн, второй модерн, постмодерн и т. д. Это позволяет классифицировать исторические события по их принадлежности к той или иной системе культуры.

2. Периодизация по типу общественного хозяйства: натуральное хозяйство, товарно-денежное хозяйство, капиталистическое производство, планомерная (командная) экономика. Данная периодизация характеризует исторические типы общественно-экономических систем по форме взаимосвязей экономических субъектов. Возможны сочетания и смешанные варианты этих форм, но иных общественных хозяйственных форм, кроме указанных, история не знает.

3. Классово-формационная периодизация (К. Маркс): первобытно-общинная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая, коммунистическая формации. Кроме того, К. Маркс выделял так называемый азиатский способ производства. Это самая распространенная периодизация, осуществляемая по критерию социально-экономических отношений между людьми. Ее суть подробно рассматривается ниже.

4. Традиционная периодизация, осуществляемая исторической наукой: первобытная эпоха (от возникновения человека до III тысячелетия до н. э.); Древний мир (со II тысячелетия до н. э. – примерно V в. н. э.); Средневековье (приблизительно V–XVII в.); Новое время (XVIII–XIX вв.); новейшее время (XX в.). Дает методологический ориентир в исторических исследованиях по принадлежности событий длительным эпохам, содержательно отличающимся друг от друга. Отличия раскрываются осуществляемыми историческими исследованиями.

5. Современная, весьма распространенная и употребительная периодизация (У. Ростоу): традиционное общество, доиндустриальное общество, индустриальное общество, постиндустриальное общество, информационное общество. Позволяет характеризовать любое общество или государство по уровню социально-экономического и технологического развития независимо от времени и места их существования.

6. Цивилизационный подход (А. Тойнби) к периодизации истории выделяет три поколения человеческой цивилизации. Считается, что ныне зарождается четвертое поколение локальных цивилизаций. В качестве критерия периодизации истории берутся возникновение и развитие той или иной мировой религии. При этом вне пределов классификации остается дорелигиозный период истории человечества, а также другие факторы и критерии, действующие наравне с религиозными отношениями как с момента зарождения и последующего развития религий, так и – особенно – в современных условиях.

7. Весьма интересным и обоснованным представляется метод выделения формаций на основе принципа производства благ, предложенный российским ученым Л. Е. Грининым. К этим принципам отнесены: 1) охотничье-собирательский; 2) аграрно-ремес-ленный; 3) промышленный; 4) научно-информационный. На основе общего критерия устанавливаются характерные признаки каждой формации: для 1-й формации, основанной на охотничье-собирательском принципе, это степень приспособленности социума к природе; для 2-й, основанной на аграрно-ремесленном принципе, – степень заселенности территории в соотношении с емкостью экологической ниши; для 3-й, основанной на промышленном принципе, – степень производительности индустриального труда; для 4-й, основанной на промышленном принципе, – степень управляемости развития общества[2]. Данный способ выделения формаций в известной мере перекликается с приводимой ниже нашей концепцией периодизации.

8. Предлагаемая автором настоящей статьи периодизация истории осуществляется по уровням материальной культуры и ступеням социокультурной зрелости человека во взаимодействии с окружающей средой по аналогии с его развитием от состояния зародыша, младенчества, детства до интеллектуальной зрелости. По этим критериям представляется возможным выделить следующие периоды истории человечества: 1) эмбриональный (в зародыше); 2) приспособления к земной жизни (после рождения); 3) освоения земной жизни (в детстве); 4) духовно-поисковый (в юношеские годы); 5) материально-накопительный (в зрелости); 6) интеллектуально-гуманистический (по достижении мудрости). В качестве критериев такой периодизации служат уровни материальной культуры и социокультурной зрелости человека в процессе его взаимодействия с окружающей средой при соответствующем появлении и действии факторов, движущих сил, сфер и направлений, способствующих социогенезу и глобализации человеческой жизни (см. табл.)[3].

Таблица

Периодизация истории по уровням материальной культуры и социокультурной зрелости человека

Название
периода

Временной
интервал

Характеристика
периода

1

2

3

Эмбриональный

С появления проточеловека (7–6 млн лет до н. э. – 1 млн лет до н. э.)

Человеческие качества, как у эмбриона в лоне матери-природы. В проточеловеке появляются зачатки будущего человека, в нем закрепляются биологические, интеллектуальные и социальные начала современного человека, развитие которых постепенно приобретает необратимый характер

Приспособления
к земной жизни

С 1 млн лет до н. э. – до 10 тысячелетия до н. э.

Человек как вид борется за выживание, наряду с другими видами живых существ стихийно отстаивает свое место на Земле, как ребенок, присосавшийся к груди матери, всецело находится в милости у природы

Освоения
земной жизни

Примерно 10 тысячелетие до н. э. – V в. до н. э.

Человек не только приспосабливается, но и начинает отрываться и активно осваивать и приспосабливать к своей жизни окружающую земную природу, создает для этого всевозможные искусственные средства и условия жизни

Духовно-поисковый
(средневековье)

V в. до н. э. (осевое время) – XVII в. н. э.

Человечество пытливо ищет смысл своей жизни на земле, ответ находит в религиозных верованиях, духовное начало в человеке развивается более интенсивно, чем физическое, производительное и социальное, ускоренно прогрессируют наука, культура, искусство

Материально-накопительный
(капитализм)

XVII–XXI вв. н. э.

История движется гигантскими прыжками. Человек становится «царем» и насильником своей матери-природы, устремляется к накоплению материального богатства, подчиняет этому «божеству» все атрибуты своей жизни: земную природу, государство, семью, религию, науку, культуру, искусство, честь, достоинство и т. д.

Интеллектуально-
гуманисический

С XXI века и далее

Из всех начал в человеке – биологического, производительного, социального, интеллектуального и духовного – на первый план выдвигаются два последних. Альтернативой является исчезновение биологического вида «человек»


Содержание переходного состояния современной эпохи

Социально-философские и научно-исторические исследования показывают: характер нынешнего формационного перехода является таким, что нынешний материально-накопительный, денежно-капиталистический период организации жизнедеятельности человечества неизбежно должен уступить место другому периоду, с иными движущими силами, содержанием, ведущим аттрактором и формой глобализации[4]. Мировое сообщество уже в течение этого столетия может оказаться перед дилеммой: или оно на сознательной основе под давлением объективных обстоятельств перейдет на интеллектуально-гуманистический путь развития, или человеческая цивилизация вступит на необратимый путь исчезновения с лица Земли[5]. Сейчас невозможно точно предсказать, каковы будут параметры предстоящего периода. Можно только предугадать его общие черты с определенной степенью вероятности. По этому поводу известный социолог, «продукт» и одновременно критик американского образа жизни И. Валлерстайн пишет: «Мы живем во все более хаотичном мире, что естественно для периода распада исторической системы. Можно быть уверенным лишь в одном: нынешняя система не может продолжать свое существование; ее внутренние механизмы разлаживаются. Но невозможно предсказать, каким будет новый мир-система (или новые миры-системы). Он может быть гораздо лучшим, но и гораздо худшим, чем нынешний. Предсказать это невозможно – но можно бороться за то, чтобы грядущий мир был более демократическим и эгалитарным, чем наш»[6].

Исходя из историко-философского анализа закономерностей перехода от одной формации к другой в прошлом, можно утверждать, что формационный переход должен иметь следующие общие черты:

а) он не может быть линейным и скоротечным, а должен занять длительный исторический период с противоречивыми, нередко конфликтными приливами и отливами социальных движений, как правило, мирного или немирного революционного и эволюционного характера; длительность перехода имеет тенденцию к сокращению: сотни и десятки тысяч лет продолжался переход от первобытного общества к рабовладению; тысячи лет – от рабовладения к феодализму; около пятисот лет – от феодализма к процветающему капитализму; прелюдия современного перехода к новому обществу продолжается около ста лет, и оно должно, очевидно, утвердиться на планете в течение последующих, не столь уж многих, сотен или десятков лет;

б) со времен рабовладения формационный переход осуществляется, с общечеловеческой точки зрения, от менее справедливых, конструктивных и прогрессивных к более справедливым, конструктивным и прогрессивным социальным отношениям; указанные критерии формируются, эволюционируют, трактуются и реализуются людьми по мере развития и смены социальных систем; социальные отношения первобытного общества в этом ряду по указанным критериям занимают особое место как прообраз специфически справедливых, конструктивных и прогрессивных отношений будущей формации на другой, более высокой ступени диалектической спирали общественного развития;

в) давать терминологическое обозначение формациям и анализировать их содержание за прошедшие эпохи обществоведение научилось только в XIX в.; знания в этой области и сегодня остаются расплывчатыми, малоубедительными и спорными; при этом среди множества характеристик наибольшую убедительность сохраняет так называемый формационный подход на основе выделения социальных отношений между людьми; названия формаций при этом исходят и «привязываются» к ведущим эмпирическим «носителям» этих отношений: первобытно-общинной форме жизнеустройства в первобытную эпоху; собственности на человека как на раба в рабовладельческом обществе; собственности на землю (феод) при феодальном способе производства; собственности на капитал при капитализме. В соответствии с такой логикой можно полагать, что будущее общество будет называться «интеллектуально-гуманистическим (ноосферным)», поскольку решающим аттрактором, ведущим эмпирическим «носителем» зарождающейся новой системы общественно-экономических отношений в нарастающей степени будет выступать не форма собственности на землю или капитал, а сознание человека, его интеллект и духовность. Сегодня очевидно, что альтернативой такому процессу является постепенная физическая и моральная деградация и преждевременное самоуничтожение человеком самого себя как биологического вида. Как говорится, третьего не дано: или его необратимое исчезновение с лица Земли, или форсированный переход к интеллектуально-гуманистическим формам жизнедеятельности всего человечества. От эффективного использования интеллекта и гуманности человека ныне зависит не только выживание, но и весь характер будущей цивилизации. Сегодня человеку уже недостаточно использовать свой разум только для утилитарного благоустройства своего повседневного материального, потребительского бытия, как это было с древнейших времен до сегодняшнего дня, он должен использовать его и для обеспечения разумного, одухотворенного характера жизнедеятельности человеческого социума, формирования новой интеллектуально-гуманистической цивилизации.

Место и роль субъективного фактора в процессе перехода

Нынешнее состояние человечества образно можно сравнить с состоянием наркомана, перед которым только две перспективы: или смерть при продолжении наркотического отравления, или обретение способности выжить через действие разума, нравственных императивов и сверхусилий воли. Для выживания человечества, его освобождения от наркотических форм потребления природных ресурсов и излечения от вирусов сознания требуются нахождение политически разумной системы и политической воли, глубокие и кардинальные социальные преобразования, оптимизация материальных потребностей и потребления, нахождение эффективных форм управления обществом, нравственное совершенствование, максимальное использование накопленного общечеловеческого интеллектуального и духовного потенциала.

Современные тенденции мирового общественного развития особого оптимизма не вызывают. Главное – нет должной ясности и достоверных знаний о том, что ожидает человечество хотя бы в ближайшем и обозримом будущем. Взоры людей в основном обращены назад, они заняты обзором исторического прошлого без надлежащего учета его уроков. Их взгляд зашорен, направлен на излишне пристальное и пристрастное наблюдение за тем, что происходит в условиях нынешней суетливой повседневности. Они преимущественно заняты спонтанной реакцией на происходящие события апостериори, игнорируя целесообразную деятельность априори. Исходя из такого одностороннего и ограниченного подхода к социальной реальности, представляя ее в статике, а не в динамике, без экстраполяции в будущее, в отрыве от состояния окружающей среды, люди нередко не ведают, что творят. Примеров этому множество как из прошлой, так и из нынешней жизни человечества. Наука занята переработкой достижений прошлого и поиском путей их слепого прикладного, утилитарного, потребительского использования только биологическим видом homo sapiens в его сегодняшней жизни в ущерб остальным биологическим видам, природной среде в целом, без раскрытия последствий такого применения. Ярчайшим свидетельством этого может служить известный исторический факт, когда ученые, открывшие и бескорыстно предоставившие человечеству возможность использования ядерной энергии, сами ужаснулись от возможности ее применения для уничтожения всего живого на Земле и были вынуждены во главе с А. Эйнштейном обратиться с письмом к американскому президенту с предостережением о недопустимости такого исхода. Таким образом, величайшее научное открытие парадоксальным образом создало неимоверные угрозы для самого человечества и до сих пор больше держит его в страхе, нежели приносит какую-то практическую, конструктивную пользу.

Об этом же свидетельствует множество экологических катастроф, участившихся в обозримом прошлом и ожидающихся по нарастающей в недалеком будущем. Ситуация усложняется тем, что у большинства людей, живущих сиюминутными заботами, не чувствуется особого желания и стремления иметь ясность в представлениях о будущем. В связи с нарастающими глобальными проблемами человечества у специалистов, ученых, философов и других ответственных лиц, работающих над достижением указанной ясности, появляется дополнительная задача – быть «услышанными» мировой общественностью и особенно лидерами государств, ответственными за принятие решений по судьбоносным вопросам развития цивилизации. При этом философам, ученым и специалистам необходимо самим повернуться лицом к будущему, развивать философию будущего, обеспечивать опережающее развитие науки и образования, разрабатывать концепцию устойчивого будущего, исследовать пути его формирования.

Ныне подавляющее большинство обществоведческих исследований, философских обобщений и социальных разработок в мире нацелено на простую характеристику, рассудочное объяснение, репродуктивную рефлексию, «фотографическое изображение», описание и комментирование существующих общественных процессов. Такое раскрытие сути явлений через призму научного анализа представляется оправданным, но явно недостаточным. Основополагающей целью поисков должно быть создание теории, не только дающей научное объяснение, но и обеспечивающей активное регулирование условий жизнедеятельности людей и выживания человечества.

Идейно-концептуальные основания переходной эпохи

Ныне проблема изменения жизнеустройства является более масштабной, глубокой и острой: необходимо не простое изменение социальной структуры общества, а обеспечение выживания человечества. Для этого требуются широкая, масштабная и целенаправленная теоретическая концепция и активная практическая деятельность по преодолению нынешней крайней неустойчивости его бытия и переходу к устойчивому развитию. В стратегическом арсенале мирового сообщества сегодня напрочь отсутствуют проекты, идеи и концепции, которые могли бы служить ориентиром и руководством к действию, способным обеспечить ему выход из нынешнего кризисного и – в обозримом будущем – возможного катастрофического состояния. Доктриной, способной решить такую задачу, является только известная концепция устойчивого развития, выступающая единственной легитимной, узаконенной международным сообществом концепцией, способной служить спасительным средством, обеспечивающим выживание человечества.

Разного рода учений, социальных проектов, партийных программ, футуристических предначертаний, предсказывающих человечеству достойную и счастливую жизнь или нацеленных на ее обеспечение, в истории было немало. Достаточно вспомнить «город Солнца» Кампанеллы, теоретический коммунизм по Марксу, попытки практического строительства «коммунизма» в СССР и в странах – его союзниках, достижение «конца истории» на принципах либерализма по Ф. Фукуяме и т. п. Такие предсказания и проекты в основном отражали личные убеждения отдельных ученых и общественных деятелей либо воззрения их узких групп, положения программ изолированных от мирового сообщества партий и их последователей и т. д. Подобные предсказания и проекты, как правило, оказывались утопическими, а стремление реализовать их практически вело к неустойчивости мирового развития, к социальной, межконфессиональной и межнациональной нестабильности.

Впервые в истории от имени всего мирового сообщества официальная концепция развития человечества, жизнеутверждающая и реальная по своему характеру, была предложена лишь на исходе прошлого столетия. Под давлением объективных обстоятельств, требующих принятия неотложных мер по выживанию человечества на планете Земля, Конференция ООН по окружающей среде и развитию, состоявшаяся в 1992 г. в Рио-де-Жанейро, официально провозгласила стратегию устойчивого развития человечества, имеющую не краткосрочное и локальное, а долговременное значение. Указанная стратегия, отраженная в документах Конференции, в отличие от всех прежних была: а) реальной (не утопичной, а земной); б) официальной и легитимной (выдвинутой ООН, представительным международным органом мирового сообщества); в) общецивилизационной (то есть не узкоклассовой, узкострановой или ограниченно региональной). Такого рода программных идей, объединяющих все три указанных параметра, до этого в истории не было. Основные положения этой всемирной модели развития еще раз были подтверждены в 2002 г. в документах Всемирного саммита по устойчивому развитию в Йоханнесбурге.

В настоящее время наблюдаются некоторое ослабление внимания общественности и ученых к теме устойчивого развития, известная «затасканность» проблемы и усталость от нее. Однако альтернативную концепцию, способную повернуть современные деструктивные глобализационные процессы в конструктивном направлении, пока никто не в состоянии предложить. Поэтому, пока альтернативы нет, чрезвычайно актуальной остается задача углубления и диверсификации исследований проблемы устойчивого развития, в том числе применительно к разработке национальной идеи для нашей страны. Данная концепция способна служить исходной логической и практической базой формирования национальной идеи и проектов развития каждой страны мира. Концепция развивается благодаря усилиям ООН, ученых-энтузиастов, экологов и др. Открытых и последовательных противников у концепции нет, хотя встречаются отдельные авторы, иногда отвергающие ее и объявляющие несостоятельной без развернутого и обстоятельного обоснования. В обстановке, когда человечество находится в критическом состоянии и концепция устойчивого развития выступает единственным спасительным средством, предавать ее забвению – значит проявлять преступную халатность, а сознательно ее отвергать – значит совершать преступление против человечества.

Исследование проблем современной философской антропологии во взаимосвязи с глобализацией и концепцией устойчивого развития, с позиций решения актуальных глобальных проблем человечества, позволяет сформулировать следующие первоочередные задачи, стоящие перед мировым сообществом.

1. Требуется безотлагательное усиление внимания политических, деловых, общественных кругов, принимающих и реализующих глобально ответственные решения, к концепции устойчивого развития или, если она будет отвергнута по субъективным обстоятельствам, другой подобной концепции, возможно, под другим названием, но с таким же содержанием, которое в свою очередь должно стать предметом последующего анализа.

2. Необходимы срочные и активные международные усилия по выяснению того, что ожидает человечество в обозримом будущем, скажем, в течение XXI столетия[7]. Нужны масштабные исследования возможных вариантов развития цивилизации. Как известно, до сих пор не получили серьезного опровержения разработанные супругами Д. Х. и Д. Л. Медоуз и Й. Рандерсом в 70–80-х гг. прошлого века в докладах Римскому клубу сценарии мирового развития, рисующие не самые радужные и – в отдельных вариантах – катастрофические перспективы. Прежде всего большую тревогу вызывает экологическое будущее планеты. Свидетельств и причин для этого более чем достаточно. Поэтому требуются политические решения и научно-организационные меры по осуществлению тщательного анализа всех климатических явлений и аномалий, разграничив то, что относится к их естественно-природному происхождению, и то, в чем сказывается влияние на них антропогенных факторов.

3. На основе выяснения тенденций в экологическом развитии планеты возникнет необходимость в срочной и кардинальной ре-структуризации потребления материальных ресурсов, в соответствующем изменении структуры системы жизнеобеспечения людей и производства, наносящего вред окружающей среде. Решение этой сложной и масштабной проблемы потребует от общественных деятелей большой политической мудрости и воли, осуществления масштабных согласованных действий на международном уровне. Большинству населения стран «золотого миллиарда», возможно, придется отказаться от некоторых чрезмерных благ современной цивилизации, сократить размеры излишнего потребления ради увеличения расходов на сохранение биосферы Земли, перехода на гуманистические формы жизнедеятельности и производства, на биосфероцентристские ценностные ориентации.

4. Указанные в предыдущих пунктах меры, в свою очередь, предполагают одновременную ускоренную перестройку мировосприятия и мировоззрения людей с точки зрения перемены их отношения к окружающей природной среде. Для этого потребуется существенное реформирование системы образования, науки, деятельности средств массовой информации, всех механизмов формирования общественного сознания. В последующем меры по трансформированию мировосприятия и мировоззрения людей должны быть направлены на усвоение ими интеллектуально-гуманисти-еских ценностей, осуществление смены поколений с перманентно обновляющимся нравственным самосознанием и взглядами на жизнь.

Социально-политические механизмы формационного перехода

Характерной чертой современного этапа мировой политической жизни является то, что на нее возлагаются особые задачи и ответственность за обеспечение международной безопасности, существенно отличающиеся от прежних проблем в этой сфере. Раньше мировому политическому сообществу более или менее четко были известны направление и содержание развития обстановки в мире, источники угроз международной безопасности, их характер и степень опасности, пути и способы их преодоления. Международная безопасность представлялась и до сих пор рассматривается государствами как продолжение их национальной безопасности, которая сводится к политике взаимного сдерживания, обеспечению необходимой обороны от внешних угроз, стратегии развития вооруженных сил и их применения. Во всех государствах собственная безопасность ставится выше общемировой. На самом деле два уровня безопасности тесно взаимосвязаны, поскольку нынешние мировые проблемы представляют собой более широкие и сложные задачи со множеством неизвестных, определяемых переходным характером современного этапа неустойчивого развития человеческой цивилизации. Эти проблемы не менее важны и остры, чем вопросы национальной безопасности государств.

Кризис вестфальской системы мирового устройства, неравномерность этого кризиса в разных цивилизационных анклавах, возвышение и диктат неподвластных демократическому контролю транснациональных корпораций, формирование единого мирового социума со своим правом на суверенитет, усиление чувства национальной идентичности в молодых государствах, наличие недостаточно вовлеченных в мировые процессы громадных слаборазвитых территорий с гигантским населением – все это переплетено в узел проблем, разрешение которых возможно только на глобальной политической основе. Среди исключительно сложных проблем – непредсказуемость взаимоотношений различных цивилизаций, культивирующих трудносовместимые социокультурные ценности и в XX в. пришедших в непосредственное соприкосновение в глобальном масштабе; непредсказуемость экологического будущего планеты; близость к исчерпанию многих жизненно важных ресурсов; несовместимость западного либерального образа жизни с будущим человечества; возможность генетического вырождения человека впервые за миллионы лет жизни на Земле из-за коренного изменения образа его жизни. Решение всех этих проблем предполагает наличие сильной политической составляющей в системе общественного устройства, ибо без этого международное сообщество ныне напоминает мчащееся к обрыву стадо с одним вожаком во главе. Чтобы спасти стадо, вожаку следует повернуть в сторону от обрыва. Иными словами, когда ныне во внутренней жизни государств тон задают основанный на либеральном фундаментализме материально-накопительский интерес, жажда наживы и власти, в международных отношениях господствует стихийное, случайное право сильного и удачливого, а не благоразумие, знание и целесообразность. Только глобальная политическая система, основанная на благоразумии и знании, четко представляющая цели устойчивого мирового развития, может обеспечить надежную международную безопасность и дальнейшее выживание человеческой цивилизации на земном шаре.

Для этого в структуре глобальной политической системы необходимо добиться господствующего положения принципа опережающего знания. Пока там господствует принцип доминирования на мировой арене, а принцип знания занимает третьестепенную позицию «знания задним числом», апостериори – после совершения событий, а не априори – до того, как то или иное событие должно произойти. На основе принципа опережающего знания мировое политическое сообщество должно добиваться международной безопасности путем перехода на рельсы упреждающей безопасности в развитии, а не безопасности задним числом, как это происходит до сих пор. Пока нет соответствующего опережающего знания, добиться упреждающей безопасности и устойчивости в развитии и вообще какой-либо удовлетворительной безопасности невозможно.

Достижение надежной упреждающей международной безопасности и устойчивости в развитии в сегодняшних условиях требует глубокого опережающего знания в особо важных областях. Прежде всего это знание об источниках, причинах и движущих силах усиливающегося столкновения цивилизаций, о путях и способах его преодоления. До сих пор мировое сообщество силовыми методами борется лишь с последствием этого столкновения – международным терроризмом, а нужно бороться мирными средствами с его корнями, которые кроются в том, что представители разных цивилизаций придерживаются различных социокультурных, мировоззренческих и духовных ценностей. Поэтому усиливающийся конфликт должен преодолеваться на основе изучения и знания этих ценностей, через профилактические меры в названных областях: финансово-экономической, культурно-просветительской, воспитательной, морально-этической и т. п.

Задачи историко-философского анализа перспектив человечества

История человечества, различных государств, народов и наций, прошлое разных культур, цивилизаций и учений, история философии, науки и искусств изучаются масштабно и с пристрастием. Существует история как особая наука и отдельная дисциплина с различными направлениями и отраслями, по разным периодам и эпохам. Изучаются и преподаются история древнего мира, история средневековья, новая и новейшая история, проводятся исторические исследования, существуют исторические архивы, осуществляются археологические раскопки, пишутся исторические труды, мемуары и т. д. Для всего этого создаются специальные институты, предусматриваются различные организационные мероприятия, осуществляются немалые финансовые затраты. Одним словом, человечество пытливо оглядывает свое прошлое, обращает свои взоры назад.

В то же время человечество не желает всматриваться в грядущее, абсолютно равнодушно к тому, что ожидает его даже в обозримом будущем, не говоря уже о далекой перспективе, о которой почти никто не задумывается. Существуют различные варианты «всемирной истории», но нет хотя бы одного варианта «всемирного будущего»; во всех учебных заведениях нашей страны преподается предмет «История России», а дисциплине «Будущее России» нигде не обучают; изучается история философии, науки, культуры, искусств, музыки, литературы, поэзии и т. п., но о будущем этих сфер жизнедеятельности людей никаких трудов не имеется; существуют курсы по истории хозяйства, экономики, экономических учений, финансов, банковской деятельности и т. п., а по будущему указанных сфер деятельности курсы отсутствуют. Образно выражаясь, нынешнее человечество похоже на автомобилиста, который едет в темноте в автомобиле с зажженными фарами, обращенными назад, а впереди – темнота.

Получившие в 60-е гг. прошлого века широкое распространение и популярность, в основном в западных странах, футурологические исследования не дали желаемых результатов, хотя их представляли как «солидное научное направление», принимали на вооружение в разных сферах, на них возлагались большие надежды. Футурологи не предугадали важнейшие тенденции мирового развития на рубеже веков, не смогли предсказать почти ни одного из крупнейших исторических событий. «В 70-е годы со всей очевидностью обнаружилась неспособность западной футурологии дать реальный прогноз будущего, – пишет В. М. Лейбин. – Некоторые западные теоретики стали отказываться даже от самого термина “футурология”, как дискредитировавшего себя... Теперь говорят не столько о футурологии как предсказании чего-то точного и конкретного или на худой конец чего-то возможного, сколько об исследовании будущего как размышлении о вероятностных событиях, изучении вероятных тенденций развития»[8].

Между тем достоверное знание своего ближайшего, обозримого и дальнего будущего в деталях для человечества становится не абстрактной необходимостью, но обязательной потребностью, такой же, как воздух, вода и питание. Для удовлетворения этой потребности требуется хотя бы в минимальной мере освещать путь в будущее, создать своего рода науку – не просто «футурологию», а специальную научную систему по изучению будущего планеты, всех сторон жизнедеятельности человечества, перспектив развития всех наук, эволюции потребностей, мировоззрения, образа жизни людей и т. д. Такой науке, естественно, нужно специальное название. На первое время вариантами такого названия, например, могли бы быть: «перспективистика», «сценарии будущего», «модели будущего» и т. п. Для создания таких научно-практических направлений требуются формирование определенного общественного мнения на этот счет, создание социального заказа, организационных форм и институтов, финансирование исследований.

Исключительно важное значение имеют знания о сегодняшних и возможных в будущем экологических проблемах на земном шаре, о наличии или отсутствии, степени обратимости или необратимости антропогенной деградации окружающей среды, исчерпании и возможности воспроизводства материальных ресурсов и ресурсов жизнеобеспечения человека на Земле: воздуха, воды, биоразнообразия, плодородной почвы и т. д.[9] Пока человечество в этой сфере ведет свою жизнедеятельность практически вслепую, действует во многом «методом тыка», слишком мало знает об уже произошедшем и возможном ближнем и дальнем влиянии своей деятельности на окружающую природу. Поэтому необходимы срочные политические меры по получению таких знаний и их использованию для предотвращения надвигающихся катастроф.

Актуальной проблемой является получение знаний о дальнейших путях современного мирового общественного развития, способных вывести его на перспективные траектории отхода от пути деградации и исчезновения цивилизации с лица Земли, к чему сегодня ведут человечество господствующий в мире либеральный фундаментализм и материально-накопительская психология, денежно-капиталистическое, потребительское общество, в котором большинство его членов готовы потреблять все окружающие их предметы, блага и природные ресурсы хуже всякого хищника, так сказать, «ртом и задницей». из примеров видно, как в данном обществе: царствуют потребительское излишество и вакханалия среди состоятельных слоев во всех странах мира; неимущие «просыпаются» не столько по поводу политических или нравственных проблем общественного развития, сколько по поводу тех неурядиц, которые непосредственно касаются их сугубо материально обусловленных интересов, как это происходило, например, в случае «пенсионных бунтов» во Франции, «мусорных конфликтов» в Италии, демонстраций во время «монетизации льгот» и ограничения ввоза иномарок в России, яростных выступлений немецких «зеленых» против ядерных отходов из-за их вредоносности здоровью людей и т. д.; потребительство растет до нанесения людьми смертельного вреда собственному организму через наркоманию, алкоголизм, табакокурение и пр.; общественная жизнь в мировом масштабе запрограммирована по аналогии с сюжетом рассказа О. Генри «Дороги, которые мы выбираем» (Боливар не выдержит двоих); пассионарность людей в наиболее концентрированном виде проявляется в религиозном фанатизме, драках футбольных фанатов и атаках на мирных граждан террористов-смертников, глубоко инфицированных вирусами сознания; при всем этом, как правило, «народ в ужасе молчит» по сюжету трагедии А. С. Пушкина «Борис Годунов».

Получение упомянутых знаний требует принятия глобальных политических решений, морального и материального обеспечения исследований в названных областях, привлечения к ним внимания мировой общественности. Такие решения прежде всего должны принять лидеры государств. Пока они, к сожалению, заняты повседневными делами и озабочены сохранением своего имиджа и рейтинга. А стремление к знанию и забота о будущем человечества остаются за пределами их внимания. Поэтому переход от приоритета международного доминирования к приоритету надлежащего знания в указанных сферах и создания действенного глобального политического механизма их реализации должен опираться на демократические принципы принятия решений. Бег вслепую за американским вожаком стада, мчащегося к пропасти, для цивилизованного человечества далее недопустим. Субъекты международной политической жизни без широкой демократической поддержки не будут обладать достаточно сильной политической волей и возможностью решения названных сложных задач.

Особое значение в свете изложенного приобретают науки, изучающие будущее человечества. «...Пока мы не изобретем для себя лучшего будущего, – пишет известный специалист в области философии синергетики Е. Н. Князева, – мы не будем иметь никакого»[10]. Имеются в виду, как отмечалось, не просто футурологические соображения, а строго выверенные, обоснованные точными расчетами научные изыскания в различных областях. Иначе получается парадоксальная ситуация: выяснению причин смерти фараона Тутанхамона 3300 лет тому назад уделяется больше внимания ученых, средств массовой информации и общественности всего мира, тратится больше финансовых средств, чем на установление того, что ожидает мировую цивилизацию через 100 или 500 лет, не говоря уже о ее будущем через 3 300 лет.

Решение таких глобальных задач является безотлагательным и неизбежным. Они должны стоять в качестве первоочередных и важнейших в повестке дня многих ныне проводимых философских и научно-практических форумов на международном и иных уровнях. На основе решения этих задач в последующем на повестку дня встанут практические вопросы, связанные с целенаправленным, организованным, глубоким и масштабным переходом к устойчивому развитию на глобальном, региональном и локальном уровнях.


[1] Разделение истории на две части привело к созданию универсальной хронологии, когда летоисчисление для истории всех стран велось от рождества Христова, хотя метод такой хронологии появился далеко не сразу (в VII–VIII вв.), а стал распространенным гораздо позже, только в XI в. (см.: Гринин, Л. Е. Теория, методология и философия истории: очерки развития исторической мысли от древности до середины XIX в. Лекция 3. Средневековая теология, теория истории и историография. Западная Европа // Философия и общество. – 2010. – № 82. – С. 156).

[2] Подробно об этом см.: Гринин, Л. Е. Государство и исторический процесс: Политический срез исторического процесса. Изд. 2-е, испр. и доп. – М.: Либроком, 2009. – С. 53–82.

[3] Подробно об этом см.: Барлыбаев, Х. А. Общая теория глобализации и устойчивого развития. – М.: Издание Государственной Думы, 2003. Он же. Интеллектуально-гуманистическая (ноосферная) формация – закономерное будущее человечества. – M.: Изд-во РАГС, 2010.

[4] «Несмотря на постмодернистские попытки отрицания философско-исторических обобщений, ретроспективный взгляд на социальную теорию показывает, что необходимость в философско-исторических исследованиях возникает на крутых поворотах истории, когда происходят качественные изменения в общественных процессах и явлениях... В настоящее время человечество опять оказалось на крутом повороте истории. Глобализация, охватившая все сферы общественной жизни – экономику, политику, культуру, – обостряет и углубляет противоречия, возникшие между разными государствами, народами и цивилизациями. Заговорили о столкновении цивилизаций» (Гобозов, И. А.Философия истории: проблемы и перспективы / Ю. И. Семенов, И. А. Гобозов, Л. E. Гринин // Философия истории: проблемы и перспективы. – М., 2007. – С. 106).

[5] «Суть дела заключается в том, что капитализм к настоящему времени исчерпал все свои былые прогрессивные возможности. Он стал тормозом на пути развития человечества... Его сохранение обрекает человечество на деградацию, оскотинивание и в конечном счете на гибель. Чтобы выжить, человечество должно покончить с капитализмом» (Семенов, Ю. И.История человечества от возникновения до наших дней // Философия и общество. – № 3. –2009. – С. 35).

[6] Валлерстайн, И. Исторический капитализм // Альтерглобализм: теория и практика «антиглобалистского» движения» / под ред. А. В. Бузгалина. – М., 2003. – С. 122.

[7] «Угрозы самоуничтожения (экологические, геополитические) должны заставить нас выработать коллективные способы выживания на единственном во Вселенной космическом теле, одаренном жизнью. По ходу развернутой международной дискуссии о глобализме выпишется теория этого явления и станут яснее сильные его стороны и возможные слабости. Правильно понятый глобализм будет способствовать осознанию общепланетарной идеи – Всеобщей Взаимозависимости, – которая должна стать базой каждой национальной, государственной и социальной программы развития». (Сулейменов, О. Время собирать, но не камни. Журнал «Да» – издание Платформы Диалог Евразия. – 2002. – № 5. – С. 26).

[8 Лейбин, В. М.Глобалистика, информатизация, системные исследования. – M., 2007. – Т. 1. Глобалистика. – С. 22.

[9] «То обстоятельство, что ойкуменой сделалась вся планета и что человечество обретает черты организма, то есть у людей возникает общая цель и определенная потенция для ее достижения, позволяет говорить об экологическом императиве как о некой планетарной системе запретов и о желаемой организации общества, способной в рамках экологического императива обеспечить развитие цивилизаций в данных конкретных природных условиях» (Моисеев, Н. Н. Универсум. Информация. Общество. – M., 2001. – С. 166).

[10] Цит. по: Князева, Е. Н., Курдюмов, С. П. Основания синергетики. Синергетическое мировидение. – M., 2005. – С. 14.