Философский материализм в эпоху информационного общества (концепция материи и виртуальная реальность)


скачать Автор: Орлов С. В. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №1(65)/2012 - подписаться на статьи журнала

Наука и общественная практика современного информационного общества вновь и вновь показывают, что механизмы взаимодействия материальных и духовных процессов, объективной и субъективной реальности продолжают усложняться. Это порождает большое многообразие подходов к концепциям материального и духовного, предлагающих разные теоретические принципы осмысления нынешнего этапа общественного развития. Ряд отечественных исследователей пытаются, в частности, дать новую интерпретацию понятиям материального и идеального.

В публикациях журнала «Философия и общество» не так давно отмечалось, что одним из распространенных вариантов такого переосмысления является попытка заменить при определении материи понятие объективной реальности на менее содержательное – понятие бытия[1]. В некоторых случаях эти два понятия полностью отождествляются. «Бытие, – дается определение в курсе лекций по философии, – это философская категория для обозначения объективной реальности, существующей вне и независимо от сознания человека и овладевая которой человек становится личностью»[2].

Предпринимаются попытки определить материю просто как вещество. Современные православные мыслители призывают «помочь отделить истину духовного от плевел материального», рассматривая духовное и материальное с этических, оценочных позиций – как хорошее и плохое. Похожий подход встречается и в научной философии. Так, в учебном пособии отмечается: «Можно иметь, например, видеомагнитофон и смотреть только порнофильмы, но вряд ли это связано с духовными потребностями...»[3] По логике автора выходит, что потребности, которые мы расцениваем отрицательно, должны быть отнесены к материальным, так как духовные потребности – это обязательно что-то «очень хорошее», положительно оцениваемое.

Наибольшие сложности при описании взаимодействия материального и идеального в эпоху информационного общества порождает анализ информации и виртуальной реальности. Так, В. М. Лукин отмечает: «При переходе к информационной цивилизации происходит радикальная смена основного ресурса производства. Этим ресурсом оказывается информация. Но информация – это не материальный, а идеальный ресурс»[4]. «Информационный труд уже почти не определяется материей, тем более материально-знаковой материей»[5]. «Не материальные причины, а информационная идеальная деятельность становится определяющей»[6]. Аналогичной точки зрения придерживаются авторы монографии «История информатики и философия информационной реальности», относящие к основным признакам информации как феномена прежде всего «нематериальность»[7]. Они считают виртуальную реальность новым видом информационной реальности, который обладает рядом свойств «объективно-идеального бытия» и «субъективно-идеального бытия»[8]. Можно полностью согласиться с выводом авторов коллективной работы: «...виртуальная реальность не имеет своей собственной сущности, даже хотя бы относительно независящей от других форм бытия. Ее существование является результатом взаимодействия и взаимодополняемости материальных и идеальных форм бытия»[9]. Именно это взаимодействие и требует более детального философского анализа. Мысль же о нематериальности информации порождает, с нашей точки зрения, глубокие противоречия. В настоящее время, как и во времена В. И. Ленина, не было найдено никакой третьей фундаментальной реальности помимо материи и сознания. Если считать, что информация нематериальна, пришлось бы утверждать, что идеальные, духовные процессы происходят не только в человеческом мозгу, но и на любой дискете или флешке, которую мы используем для записи информации. Память компьютерной системы имеет дело с материальными информационными процессами, которые могут быть восприняты человеком и только в его мозгу действительно преобразуются в идеальный продукт – знания.

С нашей точки зрения, неудачная интерпретация информации как духовного явления и неточные изложения концепции материи связаны не только с известными социально-политическими причинами – отказом современной России от традиционного марксистского диалектико-материалистического мировоззрения и попыткой заменить его другими концепциями. Более глубокие, объективные причины связаны с формированием информационного общества, в котором качественно усложняется взаимодействие материального и духовного. В современной философии фактически складывается кризис в понимании материи и ее взаимодействия с сознанием, во многом напоминающий тот кризис, который был описан В. И. Лениным в «Материализме и эмпириокритицизме». Кризис концепции философского материализма в начале XX в., в основном преодоленный благодаря обоснованию понятия материи как объективной реальности, возник вследствие известного кризиса в физике и социально-политических процессов той эпохи. Современный кризис в понимании материи вызван, во-первых, формированием пост-индустриального (информационного) общества и, во-вторых, не столько научными открытиями, исследованиями природы, сколько техническими изобретениями, которые на основе этих исследований произвели революцию в обработке информации (компьютеры, компьютерные сети, программы и т. п.).

Преодоление современного кризиса требует уточнения понятий материального и идеального, сопоставления их с новыми для научного познания явлениями, в которых взаимодействие материи и сознания приобретает наиболее сложные формы, – такими как информация, виртуальная реальность, компьютерная программа.

Распространенная в настоящее время концепция нематериальности информации логично влечет за собой признание ее идеальности, духовности, принадлежности только сознанию, а не природным формам материи, в которых сознание, как известно, отсутствует. Однако некоторые основания для сближения информации, виртуальной реальности, с одной стороны, и субъективной реальности – с другой, безусловно, существуют. В связи с этим рассмотрим подробнее компьютерную программу как особый тип реальности.

Функции программы таковы, что она действительно частично замещает в процессах управления и контроля идеальный мысленный образ, моделирует его на материальном (точнее, физическом) уровне. Программный продукт становится принципиально новым типом искусственных материальных объектов, обеспечивающим функционирование специфического механизма взаимодействия материального и идеального. Идеальный образ существует только на материальном субстрате человеческого мозга. Передавая некоторые контрольно-управленческие функции технике, человек конструирует материальный объект, который является упрощенным, чисто материальным аналогом субъекта и его идеального продукта – мысли. Такой аналог мысли – компьютерная программа – начинает выполнять некоторые функции идеального мысленного образа,но отличается от него в главном: она чисто материальна, а в современных компьютерах вообще не выходит за рамки физической формы материи.

Насколько глубоким является сходство компьютерной программы и мысленного образа?

Основными особенностями мысленного образа являются, как известно, идеальность и субъективность. Программный продукт, моделируя на уровне физической формы материи эти черты духовных социальных явлений, приобретает сходство с миром мысленных образов. Мы предлагаем обобщить это сходство в понятиях псевдоидеальность и псевдосубъективность.

Псевдоидеальность. Содержанием идеального образа являются не свойства материального субстрата мысли (мозга), а свойства внешнего предмета. Программа тоже создается для отражения свойств внешних предметов и управления воздействием на них. Но она остается чисто физическим явлением – в отличие от идеального образа, который является способом существования характеристик любых предметов в отрыве от их собственного природного субстрата на основе особого, универсального материального субстрата человеческого мозга[10]. В компьютерной технике, с помощью которой создается виртуальная реальность, тоже используется некий универсальный субстрат – носитель информации. Любая полученная человеком информация может быть записана на этом субстрате. Однако его (этого субстрата) универсальность не является абсолютной, как универсальность человека и его мозга. Универсальность носителя информации задается и обеспечивается универсальной познавательной деятельностью человека и его материальной преобразовательной деятельностью, производна от них. Программист наделяет программный продукт некоторыми внешними чертами идеальной формы отражения, не встречающимися у других материальных объектов. Программа выражает содержание других материальных субстратов и приемов человеческой деятельности, несет информацию о них, причем в доступной и удобной для чувственного восприятия форме. Это отражение происходит «с потерей качества», так как оно остается физическим проявлением искусственно сконструированной физической системы (компьютер плюс программа). Оно качественно проще идеального образа, с которым находится в отношении гомоморфного соответствия. Это упрощенная физическая модель идеального, существующее на физическом уровне отражение человеческого мышления, то есть «псевдоидеальное» явление.

Псевдосубъективность. Субъективность мысли состоит в ее скрытости от постороннего наблюдения, существовании только для мыслящего субъекта, непередаваемости другим субъектам. Если идеальные образования по форме (но не по содержанию) субъективны в полной мере, то компьютерная программа обладает некоторыми внешними чертами субъективного. Она недоступна чувственному восприятию без применения специальной электронной аппаратуры. Ее внутреннее содержание обычно скрыто и ненаблюдаемо для всех, кроме программистов, владеющих специальными кодами. Субъективность идеального образа – следствие принципиальной невозможности передачи внутреннего состояния мозгового субстрата другим субстратам. Псевдосубъективность программного продукта – следствие технических сложностей в расшифровке его внутренней структуры посторонним наблюдателем. Некоторые из этих технических сложностей обусловлены законами физики, другая их часть создана с использованием этих законов искусственно и целенаправленно.

Компьютерная программа – качественно новый тип материальных объектов, созданных человеком в рамках «второй природы» (техносферы, ноосферы) на постиндустриальном этапе общественного развития. По своим функциям и внешним проявлениям программа стоит ближе к человеческому мышлению, чем все другие компоненты технической системы производства. Другие звенья технической системы необходимо согласовывать преимущественно с физическими, даже механическими возможностями человека, а компьютерную программу – уже с возможностями его психики. Программа удлиняет путь от идеального образа до его материализации в процессе труда, как на заре человеческой истории механическое орудие удлинило путь от человека к предмету труда. Теперь при создании продукта труда идеальный образ материализуется в нем не прямо и непосредственно, а через дополнительное звено – компьютерную программу как мыслеподобный, псевдоидеальный, псевдосубъективный материальный образ (конструкт). Только благодаря программе становится реализуемым новый класс идеальных конструктов, позволивших создать целые сферы и направления трудовой деятельности. Это освоение космоса и ядерная энергетика, новые системы управления и передачи информации, интернет-экономика, технологии работы на дому высококвалифицированных информационных специалистов и т. п.

Таким образом, виртуальная информационная реальность – это совокупность особых материальных процессов, которые точнее, тоньше, детальнее, чем любые другие известные сейчас материальные процессы, моделируют духовные явления благодаря своей псевдоидеальности и псевдосубъективности. Виртуальная реальность создана человеком как искусственная модификация объективной реальности, материальный посредник, позволивший усовершенствовать воздействие сознания на материю. Идеальное, по образному выражению К. Маркса, – это материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней[11]. Виртуальное, выражаясь также образно, – это идеальное, воплощенное в особых материальных структурах, позволяющих применять более совершенные технологии материализации идеального посредством новых форм труда, возникающих в информационном обществе (труд информационный, научный, всеобщий). Можно предположить, что взаимодействие объективной и субъективной реальности будет развиваться по пути усложнения за счет формирования посредствующих звеньев, позволяющих все полнее отражать процессы одной реальности на языке другой. Это не только познание, но и формирование новых пластов материальной и духовной реальности в результате трудовой деятельности.

Уровень развития науки начала XX в. позволил В. И. Ленину сформулировать единственный сущностный признак материи – «быть объективной реальностью», то есть существовать до, вне и независимо от субъективной реальности, существовать на своем собственном субстрате, по своим собственным законам, не зависеть ни от чего внешнего, быть, как спинозовская субстанция, причиной самой себя. В отечественной философской литературе был обоснован подход, согласно которому все многочисленные признаки и свойства материи наиболее корректно следует рассматривать как проявление и раскрытие содержания «свойства» «быть объективной реальностью», а не как самостоятельные, отдельные свойства, якобы дополняющие последнее. Все характеристики материи, выведенные за пределы понятия объективной реальности, «дополняющие» его, исключенные из его содержания, тем самым попадают в сферу субъективной реальности, так как больше никакой «третьей» реальности в мире не существует[12]. «Суть дела заключается в том, что материальный мир противостоит своей целостной и единой сущностью только сознанию как своей универсальной и всеобщей противоположности и продукту. Следовательно, любые другие пути к познанию этой сущности являются иллюзорными и безрезультативными»[13]. Объективная реальность не развивается, конечно, от «менее объективной» к «более объективной» – любая форма материи в одинаковой мере обладает этим фундаментальным «свойством» (точнее, сущностью). В то же время объективная реальность не остается неизменной – она проходит бесконечную последовательность основных ступеней развития, из которых нам сейчас известны четыре: физическая, химическая, биологическая и социальная формы материи. Эти формы материи и закономерности их взаимодействия были довольно подробно изучены в течение последних двухсот лет как в конкретно-научном, так и в философском аспекте (работы Г. В. Ф. Гегеля, Ф. Энгельса, российских философов XX в. Б. М. Кедрова, В. И. Свидерского, А. А. Бутакова, В. В. Орлова и др.). На рубеже XX–XXI вв. подтвердилось предсказание В. И. Ленина о возможности открытия новых, «диковинных» форм объективной реальности. Среди них оказались не только малоизученные области микромира, но и виртуальная реальность. Именно создание человеком нового типа реальности – виртуальной реальности – сделало еще более актуальным вопрос о развитии форм объективной реальности и о развитии ее отношения с субъективной реальностью.

Формулируя понятие материи, В. И. Ленин закономерно должен был подчеркнуть ее единство и главный сущностный признак – быть объективной реальностью. Материя обладает этим признаком всегда, хотя он выявляется только при сопоставлении ее с сознанием. Современная наука и общественная практика позволяют поставить проблему более детального описания структуры объективной реальности в ее развитии: какие существуют формы объективной реальности и как строится отношение каждой из этих форм с субъективной реальностью? Исследование этой проблемы – не только углубление теоретических представлений о связи материи и сознания, но и предпосылка понимания сложных механизмов взаимодействия субъективного фактора и объективных законов развития современного общества.

Представление о структуре объективной реальности достаточно просто реконструируется на основе известных фундаментальных концепций современной науки. В объективной реальности в первую очередь можно выделить природную реальность, к которой относятся основные формы материи в природе (физическая, химическая и биологическая) и социальную объективную реальность. Социальную объективную реальность обычно разделяют на общество как таковое (сами люди, их материальные способности, потребности, отношения) и природу, преобразованную человеком (ее называют ноосферой, техносферой, антропосферой, «второй природой»). Нам представляется, что несколько десятилетий назад в результате информационной революции природа, преобразованная человеком, начала расслаиваться на две разные формы объективной реальности. Одну из них можно условно назвать «предметной», «классической» или «традиционной» (терминология в этом случае еще не сформировалась), другую – виртуальной. Различие между предметной и виртуальной реальностью отдаленно напоминает различие между материальным и духовным. Предметная реальность состоит из созданных человеческим трудом вещей, предметов, удовлетворяющих потребности человека непосредственно своими природными (или социально преобразованными) свойствами. Виртуальную реальность образуют компьютерные программы, информация, обладающие свойствами псевдоидеальности и псевдосубъективности. Она является источником коммуникационных сигналов[14], создается для материализации в наглядной форме идеальных образов и не обладает всеми природными (например, физическими) свойствами предметов и процессов, которые эта реальность воспроизводит (моделирует). Физические объекты и процессы, образующие виртуальную реальность, были целенаправленно согласованы, увязаны с психическими, духовными процессами и возможностями человеческой психики. Поэтому по своей структуре и содержанию они больше похожи на субъективную реальность, чем любые другие существующие в природе или созданные человеком формы объективной реальности.

Развитие объективной реальности заключается не просто в ее поэтапном усложнении, а в способности порождения сознания и человека (в более категоричном варианте говорят – в направленности на человека). Поэтому в философии делаются попытки описать отношение к субъективной реальности не только объективной реальности в целом, но и ее отдельных исторически возникающих форм. Попытаемся кратко обозначить основные этапы эволюции этого отношения.

Объективная реальность в целом является первичной, существует до, вне и независимо от субъективной реальности. Эта общая формулировка описывает необходимое, но только наиболее абстрактное содержание концепции философского материализма. «В силу бесконечности мира, содержание его независимого от сознания существования не может быть, очевидно, когда-либо изучено окончательно. Объективность внешнего мира оказывается, таким образом, неисчерпаемой проблемой, и ее решение должно наполняться новым существенным содержанием с открытием каждого нового способа независимого существования, новой формы внешней реальности»[15]. Что нового и специфического вносит каждая из известных форм объективной реальности в ее способ существования?

Природная реальность известна нам по основным формам материи. Они существуют до сознания и способны к полноценному самостоятельному развитию еще до появления субъективной реальности. Их связь с последней выражается в создании условий для возникновения сознания. Две основные философские концепции, описывающие данную форму связи, – теория отражения и антропный принцип. Отражение – свойство всей материи, по существу родственное с ощущением[16], – развивается от простых видов к сложным и постепенно формирует материальные предпосылки для возникновения идеального. Антропный принцип раскрывает глубинное родство двух фундаментальных реальностей в другом аспекте. Всю историю природы можно рассмотреть как подготовку (конечно, никем не осознанную) к порождению субъективной реальности, причем за все бесконечное время ее развития не произошло ни одного события, делающего появление сознания невозможным. «Вселенная (и, следовательно, фундаментальные параметры, от которых она зависит), – отмечает Б. Картер, предложивший антропный принцип, – должна быть такой, чтобы в ней на некотором этапе эволюции допускалось существование наблюдателей»[17].

Выше уже отмечалось, что социальная объективная реальность обычно понимается как единство двух принципиально различающихся областей. Во-первых, общества как такового, то есть общностей людей, «живых человеческих индивидов»[18], по выражению К. Маркса. Во-вторых, это природа, преобразованная человеком и превращенная в мир предметов, удовлетворяющих его потребности, так называемая «вторая природа». Общество как таковое, живые человеческие индивиды, – единственная известная нам форма объективной реальности, способная порождать субъективную реальность и непрерывно с ней взаимодействовать. Никакого прямого контакта объективной и субъективной реальности за пределами общества как такового не существует (если не принимать во внимание простые формы психики и идеальные мысленные образы у высших животных). Связь «второй природы» с субъективной реальностью более сложная и опосредованная. Обычно считают, что в ней происходит взаимодействие никак не связанных с сознанием объективных законов природной реальности и социальных законов, проявляющихся только с участием субъективной реальности, человеческого сознания (хотя эти законы осознаются человеком не всегда и не до конца).

Наконец, виртуальная объективная реальность наиболее сложным образом связана с субъективной. Эта связь, с нашей точки зрения, включает в себя следующие основные моменты.

Во-первых, виртуальная реальность является частью объективной реальности и в этом смысле противоположна субъективной реальности.

Во-вторых, виртуальная реальность конструируется из материальных компонентов (магнитные носители, заряженные физические частицы) в ходе сознательной деятельности человека. Она структурируется и наполняется содержанием, задаваемым субъективной реальностью.

В-третьих, виртуальная реальность описывает материальными техническими средствами только то содержание объективной природной и социальной реальности, которое предварительно до этого было преобразовано в содержание сознания и выражено в идеальной форме средствами субъективной реальности.

В-четвертых, связь виртуальной реальности с сознанием выражается также в том, что ее объекты приобретают свойства псевдоидеальности и псевдосубъективности, моделируя субъективную реальность и получая внешнее сходство с ней, более значительное, чем любые другие известные сейчас формы объективной реальности.

В-пятых, формирование виртуальной реальности приводит к усложнению субъективной реальности. Возможность более полной материализации идеальных образов с помощью технических средств виртуальной реальности дает сознанию, образно выражаясь, более широкую опору в материальном мире. Целенаправленное воздействие сознания на материальный мир, опосредованное через материальное тело человека, становится тоньше и совершеннее благодаря появившейся возможности разрабатывать более сложные целевые образы, древо целей и быстрее, с более эффективной обратной связью материализовывать эти цели.

В-шестых, виртуальная реальность вызывает значительные, возможно, революционные сдвиги в общественном сознании, которые еще не завершились и пока не могут быть окончательно оценены. Это качественно более высокий уровень информированности и доступности информации, меняющий психологию общения, создающий новые каналы взаимосвязи между людьми. Развитие этих каналов формирует современный тип личности с новыми особенностями чувственного восприятия и абстрактного мышления, который еще нуждается в изучении методами психологии, социологии, культурологии и других наук.

Таким образом, в эпоху информационного общества становится окончательно ясно, что отношение объективной и субъективной реальности, материи и сознания не исчерпывается упрощенно понятым отношением первичности – вторичности. Каждая исторически возникшая форма объективной реальности связана с сознанием по-своему, специфическим именно для нее способом. Философский анализ современного общества требует раскрытия специфики этих способов связи материального и духовного – как в случае с виртуальной реальностью, так и при рассмотрении усложняющихся отношений субъективного и объективного факторов в экономике, политике и культуре.



[1] См.: Орлов, В. В. Проблема материи в современной российской философии // Философия и общество. – 2010. – № 3. – С. 32.

[2] Маслобоева, О. Д. Философия для студентов экономических вузов. – СПб., 2006. – С. 296.

[3] Черников, В. Г. Человек и его потребности: уч. пособ. – Рыбинск, 2003. – С. 85.

[4] Лукин, В. М. Может ли материализм объяснить сущность информационного общества? // Проблема материализма в социальной философии: сб. ст., посвященный 70-летию профессора СПбГУ П. Н. Хмылева / отв. ред. В. М. Лукин. – СПб., 2008. – С. 5.

[5] Там же. – С. 8–9.

[6] Там же. – С. 10.

[7] Черников, В. Г. Человек и его потребности: уч. пособ. – Рыбинск, 2003. – С. 85.

[8] Там же. – С. 181.

[9] Черников, В. Г. Указ. соч. – С. 181.

[10] См.: Орлов, В. В. Психофизиологическая проблема. Философский очерк. – Пермь, 1966. – С. 193.

[11] См.: Маркс, К. Капитал. Т. 1 / К. Маркс, Ф. Энгельс // Соч. – 2-е изд. – Т. 23. – М., 1960. – С. 21.

[12] См., например: Орлов, В. В. Материя, развитие, человек. – Пермь, 1974. – С. 31–35.

[13] Там же. – С. 35.

[14] См.: Антонова, О. А., Соловьев, С. В. Теория и практика виртуальной реальности: логико-философский анализ. – СПб., 2008. – С. 55.

[15]Орлов, В. В. Материя, развитие, человек. – С. 20.

[16] См.: Ленин, В. И. Материализм и эмпириокритицизм / В. И. Ленин // Полн. собр. соч. – Т. 18. – С. 91.

[17] Картер, Б. Совпадение больших чисел и антропологический принцип в космологии // Космология. Теории и наблюдения: сб. – М., 1978. – С. 373.

[18] Маркс, К. Немецкая идеология / К. Маркс, Ф. Энгельс // Соч. – 2-е изд. – Т. 3. – M., 1955. – С. 19.