«Дракон» и «тигр»: модели развития и перспективы


скачать Автор: Гринин Л. Е. - подписаться на статьи автора
Журнал: Том 6, номер 1 / 2013 - подписаться на статьи журнала

В ближайшие десятилетия позиции США и Запада в мировом раскладе сил ослабнут, а значение развивающихся стран – особенно Китая и Индии – возрастет. Какое будущее ожидает этих гигантов? Демографические прогнозы сходятся в том, что в Китае прирост населения скоро прекратится, и оно даже может начать сокращаться. Индия же через десять лет станет первой страной мира по численности населения. Что касается экономических и политических сценариев, то они диаметрально противоположны: от феноменального успеха и лидерства в мире до коллапса из-за демографических и социально-политических проблем. Какой из них наиболее достоверен? В настоящей статье проанализированы модели развития Китая и Индии, каждая в отдельности и в сравнении, и дан авторский прогноз их перспектив в XXI веке.

Ключевые слова: Китай, Индия, глобализация, третий мир, восточноазиатская модель, китайская модель, индийская модель, растущие экономики, борьба с бедностью, авторитаризм, демократия, центр, периферия.

The importance of developing countries, in contrast to the United States and Western Europe, is expected to increase in the near future, especially China and India. How will these two economies develop? Population growth in China will cease and could even start to decline. Meanwhile, population in India will continue to increase and, in ten years, the country will be the most populous in the world. Economically and politically, India and China will be in stark contrast: China will achieve phenomenal success and world leadership, while India will collapse due to its demographic, social and political problems. The author investigates the patterns of development in China and India separately and then compares them.

Keywords: China, India, globalization, Third world, East-Asian model, Chinese model, Indian model, growing economies, poverty, authoritarianism, democracy, centre, periphery.

Индию и Китай сравнивали всегда, а в последнее десятилетие эта тенденция даже усилилась, ведь от итогов развития этих стран во многом зависят судьбы мировой экономики. В их успешном росте заинтересован практически весь мир. Недаром все чаще звучат призывы к ним учиться друг у друга (см.: Cong Liang 2012; Саед, Уолш 2012). Чтобы лучше понять перспективы развития этих растущих гигантов, необходимо взглянуть на тенденции в мировом раскладе сил.

Нет сомнений в том, что в ближайшие десятилетия расклад сил в мире существенно, а то и радикально изменится. Роль США и Запада будет сокращаться, а развивающихся стран – возрастать. Называется множество причин, определяющих этот процесс. С учетом всего комплекса обстоятельств важно отметить, что именно глобализация сделала данную тенденцию неизбежной. Начавшись в мире, где между развивающимися и развитыми странами лежала пропасть, она затем стала способствовать сокращению разрыва в их уровнях. В итоге развитие первых ускорилось, а вторых – замедлилось, вследствие чего мотор экономического роста из центра Мир-Системы перемещается на периферию[1]. В дальнейшем это приведет также к сокращению бедности и быстрому росту среднего класса в развивающихся странах (см., например: NIC 2012).

В сегодняшнем мире роль двух крупнейших растущих экономик – Китая и Индии – особенно велика, и их влияние будет расти еще в течение десятилетий. В настоящей статье проведен анализ моделей развития Китая и Индии, каждой страны в отдельности и в сравнении. Такой анализ позволяет выявить и некоторые общие черты, характерные для всех быстроразвивающихся стран. Это активная экономическая политика государства; стремление повысить уровень инвестиций в ВВП; привлечение прямых иностранных инвестиций и технологий; ориентация на экспорт (при одновременном стремлении к импортозамещению); использование дешевой рабочей силы. Подобный анализ может быть полезен и для понимания перспектив России в мире.

1. КИТАЙСКАЯ МОДЕЛЬ. ТРИ ДВИГАТЕЛЯ: ИНВЕСТИЦИИ, ЭКСПОРТ, КОНКУРЕНЦИЯ ПРОВИНЦИЙ

1.1. Китайская модель: родовые и специфические черты. Факторы роста[2]

Многие аналитики считают, что китайская модель является вариантом восточноазиатской модели экономического развития, которая обеспечивает высокие темпы экономического роста. Для нее характерны: активное участие авторитарного (в разной степени) государства в развитии экономики; ориентация экономики на экспорт; использование дешевой рабочей силы; привлечение иностранных инвестиций, а также активный импорт технологий; высокая доля инвестиций в ВВП; создание особых экономических зон.

Уникальными (и в то же время ключевыми) чертами китайской модели развития являются: гигантское население и огромная роль государства при господстве компартии. В Китае – именно благодаря огромной роли государства – на накопление идет огромная доля ВВП (см. рис. 1 на с. 124), что позволяет поддерживать высокие темпы роста.

Большую роль также играет этнический китайский иностранный капитал, который дает почти половину всех прямых иностранных инвестиций (ПИИ).

Необходимость перестройки модели развития. Китай добился феноменальных успехов, и у него остается еще немало резервов. Поэтому его рост будет продолжаться, а позиции страны в мире – усиливаться. Китай, в известной мере, уже обречен быть экономической сверхдержавой. Однако резервы роста описанной ниже китайской модели (особенно, как ни странно, демографические) исчерпаны. И в среднесрочной перспективе развитие этой модели может стать тупиком[3]. Поэтому Китаю необходимо радикально изменить составляющие роста. Несмотря на огромные усилия руководства, в этом отношении коренного перелома пока не произошло. Важно учитывать, что такое изменение само по себе является не только очень сложным, но и опасным, так как может сломать политическую систему страны. Между тем именно этой системе Китай обязан небывалыми экономическими успехами. Наконец, перестройка модели развития трудно совместима, на мой взгляд, с существующими очень высокими темпами роста, которые китайское руководство продолжает поддерживать всяческими способами (не говоря уже о приписках к статистике). Чтобы перестроиться, нужно притормозить, иначе, образно говоря, может занести на повороте. Поэтому снижение темпов развития – при том что это вызывает естественное недовольство и проблемы в обществе – все же лучшая альтернатива неизбежному глубокому кризису при попытках наращивать темпы роста, используя прежнюю модель.

Факторы и ресурсы китайского роста (которые в настоящий момент исчерпываются):

· огромный рынок дешевой рабочей силы;

· дешевая социальная политика, сложившаяся, когда возрастная структура населения была молодой;

· довольно богатые запасы отдельных видов природных ископаемых (угля, железной руды, нефти, редких металлов и др.);

· дешевая экология.

Движущие силы китайского развития. В Китае возникла уникальная система движущих сил развития, в которой в отличие от развитых стран главными являются не отечественный частный капитал, а иностранный бизнес, а также местные власти разных уровней и государственные корпорации.

Роль иностранных инвесторов в КНР очень велика, и именно в секторе, связанном с иностранным капиталом, производится львиная доля экспортных и инновационных товаров. Китай стал всемирным цехом переработки сырых материалов и мастерской по сборке готовой продукции. Производители, как местные, так и иностранные, ввозят в гигантском объеме сырье, комплектующие, полуфабрикаты и т. п., а после переработки вывозят частично или полностью готовую продукцию в качестве экспортной. Существует не так много крупных корпораций, которые не были бы представлены в Китае.

Что касается внутренних факторов, то исключительно эффективным в плане формирования высоких темпов роста стал особый механизм участия государства в развитии производства, а именно – мощная конкуренция на всех провинциальных и местных уровнях за инвестиции и высокие показатели роста (см., например: Бергер 2009). То, что удалось разбудить силы внутри аппарата управления, которые крайне заинтересованы в экономическом росте, на мой взгляд, является ключевым в объяснении китайской модели развития. В то же время положение местного частного бизнеса по сравнению с иностранным и государственным в ряде отношений невыгодное (см., например: Хуан 2010).

Ограниченность и пороки китайской модели. Технологический и инновационный уровень китайской экономики растет. Но пока в целом она, несмотря на большие усилия руководства, остается неинновационной и экстенсивной, продолжает быть ресурсо- и энергозатратной, экологически очень грязной.

1.2. пределы роста

В рамках сложившейся модели быстрого роста ясно обозначились ограничения.

· Нехватка энерго- и сырьевых ресурсов остро дает о себе знать, поскольку Китай перестал обеспечивать себя энергией и сырьем и значительно зависит от их импорта. Эта зависимость будет только возрастать.

· Грядущая нехватка рабочей силы и рост ее стоимости. Несмотря на безработицу, во многих местах уже ощущается нехватка рабочих. Предполагается, что после 2013–2016 годов дефицит рабочей силы будет возрастать (политика «одна семья – один ребенок» привела к тому, что молодежи в экономику будет приходить меньше, чем уходить на покой пожилых людей). Обеспечить быстрый рост при ограничениях рабочей силы и растущей зарплате окажется исключительно сложно.

· Неизбежное удорожание экспортной продукции и опасность уменьшения притока капитала. На пути роста экспорта появятся серьезные ограничения в виде стоимости энергии и сырья, рабочей силы, вероятной ревальвации юаня и конкуренции стран с более дешевой рабочей силой. Замедление роста экспорта и сокращение иностранных инвестиций наблюдались в 2012 году. Прямые иностранные инвестиции в КНР упали на 3,7 %, в том числе в производство – на 6 % (см.: Мереминская2013). Причиной являются рост стоимости рабочей силы, протесты против загрязнения окружающей среды, к ним могут добавиться и антияпонские настроения, вынуждающие японские компании перемещаться в другие страны.

· Падение отдачи от инвестиций. Норма инвестиций в настоящее время по разным подсчетам в Китае приближается к 50 % от ВВП или даже превышает их (см. рис. 1 на с. 124). Однако отдача от инвестиций в целом невысокая. В Китае огромное количество излишних мощностей. Это ведет к ненужным затратам и чрезмерной конкуренции и рано или поздно обусловит сокращение инвестиций и замедление роста.

· Экология. По уровню загрязненности вод, воздуха, почвы, по кислотным дождям, числу заболевших от последствий загрязнения и т. п. Китай впереди всей планеты. В 12-м пятилетнем плане намечены значимые меры по улучшению экологии, но чтобы решить эту проблему, потребуются очень большие затраты в течение длительного времени, что значительно удорожит стоимость продукции и экспорта и скажется на темпах роста.

· Рост затрат на социальные нужды. Старение населения, рост жизненных стандартов, необходимость обеспечивать социальный мир и не допускать слишком большого разрыва в уровне жизни, а также забота об увеличении внутреннего потребления ведут к увеличению обязательств государства. С каждым годом Китай вынужден тратить все больше денег на социальные нужды, что в среднесрочной и особенно долгосрочной перспективе станет тяжелым бременем.

· Рост диспропорций, необходимость ограничения неравенства и контроля над инфляцией значительно влияют на экономическую политику и темпы роста. Слишком большой разрыв в уровне доходов угрожает стабильности китайского общества.

Неизбежное замедление роста. С учетом сказанного можно предполагать, что, несмотря на все возможные усилия китайских властей, темпы роста будут постепенно замедляться. Даже при благоприятных обстоятельствах в течение ближайших трех лет они не превысят 6–7 %, а после 2016 года снизятся до 4–6 %.

2. ИНДИЙСКАЯ МОДЕЛЬ: СИНТЕЗ ТРЕХ МИРОВ

2.1. Сочетание в одной модели трех миров

Индийская модель существенно отличается от восточноазиатской в целом и китайской в частности. Она вообще не похожа ни на какую другую, это особый тип модели развития, равно как и особая социально-культурная система.

Политически Индия основана на принципах современного национального федеративного государства, но в то же время представляет собой своеобразную модель поликультурного мира, где сосуществуют разные религии, этнические группы, классы и касты. По культурному, языковому и религиозному разнообразию Индия уступает только африканскому континенту. Это огромная переходная экономика с присущими ей контрастами, некоторые из них выглядят особенно ярко (не говоря об очень сильных региональных диспропорциях). В частности, высокий уровень образования и крупный сектор высококвалифицированных специалистов сочетаются с сотнями миллионов неграмотных (см. табл. 1), крупный средний класс (имеющийся далеко не в каждой переходной экономике) – с массовой бедностью. Устоявшаяся и реальная (а не имитационная) демократия – очень редкая для стран третьего мира – сочетается с высоким для таких стран уровнем коррупции и неравенства. При этом европейская демократия и наличие среднего класса, состоящего в значительной мере из людей с высшим образованием, сочетаются с чисто индийскими предрассудками, в том числе связанными с кастовой системой (численность людей, относящихся к низшим кастам и племенам, значительно превышает 250 млн. человек). Но именно традиции последней служат важным амортизатором, который гасит недовольство социальным неравенством. Кастовая система учит, что неравенство – естественное состояние и люди разных каст должны жить по-разному. Поэтому окончательное разложение кастовой идеологии и психологии может вызвать усиление социальной напряженности (см., например: Хорос 2009: 93).

Наличие контрастов, сосуществование глубокой архаики и ультрасовременных анклавов и секторов характерно для всех быстроразвивающихся стран с переходной экономикой. Однако в Индии есть особенность, присущая, пожалуй, только ей одной. Я назвал ее сочетанием трех миров. Речь идет о том, что в индийской модели странным образом, но довольно органично сочетаются важные черты развитых капиталистических, социалистических и развивающихся стран, т. е. всех трех миров (первого, второго и третьего), представленных на современной карте планеты[4]. На мой взгляд, такого уникального сочетания нет ни в одной другой стране, и именно оно во многом определяет особенности индийской модели развития. Такое сочетание дает и будет давать преимущества Индии в адаптации к разным явлениям.

Таблица 1

Доля грамотного населения среди взрослых (в возрасте 15 лет и выше), %


Оба пола


2000

2010

Китай

90,9


94,3


Индия

61,0

(2001)

62,8

(2006)


Женщины


2000

2010

Китай

86,5


91,3


Индия

47,8

(2001)

50,8

(2006)


Мужчины


2000

2010

Китай

95,1


97,1


Индия

73,4

(2001)

75,2

(2006)

Источник: ADB 2012.

понятно, что третий мир связан с бедностью и демографическим давлением, которое гонит молодежь из села в город. Крестьянство пока еще преобладает в демографической структуре Индии, малоземелье и низкая производительность труда генерируют аграрное перенаселение, бедность и высокую безработицу. К этому надо прибавить высокую неграмотность, особенно среди женщин, и чисто индийскую этническую и цивилизационную специфику.

Второй мир – высокая экономическая активность государства в области развития инфраструктуры и экономики на основе пятилетних планов. Государство регулирует экономическую деятельность и социальную жизнь. Это проявляется, например, в поддержке малого бизнеса и защите прав рабочих, попытках обеспечить минимум средств к существованию у крестьян (в частности, с помощью привлечения их к оплачиваемым общественным работам), в борьбе с бедностью и неграмотностью и т. п.

Характеристики первого мира в позитивном смысле являются редкостью для развивающихся стран. Между тем в Индии имеются устоявшаяся демократия, сложившийся институт частной собственности, крупные отечественные негосударственные корпорации, развитый рынок ценных бумаг, а также слой лиц свободных профессий и высококвалифицированных специалистов, занятых в частном бизнесе. Некоторые из этих характеристик были заложены еще в колониальный период. В настоящий момент к ним добавилось многое, в том числе достижения в области инноваций и фундаментальной науки. Индия по числу научно-технических работников занимает третье место в мире, из 500 компаний по списку Fortune около 200 пользуются индийскими программными услугами (O’Neill, Poddar 2008). Как и Китай, Индия имеет собственную космическую программу.

Такое органическое сочетание трех миров не встречается ни в одной развивающейся стране (в более слабой степени демократия и другие признаки первого мира представлены только в некоторых странах Латинской Америки).

В свете дальнейшего изложения очень важно видеть все достижения, преимущества и проблемы именно через призму органического сочетания трех миров в индийской модели развития.

В частности, черты первого мира выражаются в структуре экономики, в которой так же, как и в развитых экономиках, преобладает сектор услуг, в том числе высокотехнологичных; и в структуре экспорта, где также преобладают высокотехнологичные услуги.

Черты второго мира, помимо всего прочего, выражаются в государственном планировании по перестройке экономики, в частности в развитии инновационных отраслей и в подъеме производительности в сельском хозяйстве, развитии инфраструктуры и медицины.

Черты третьего мира – бедность, отсталость и перенаселение – постоянно дают о себе знать.

2.2. Характеристики, особенности, достоинства

Цели государства. Индийское государство изначально ставило своей целью построение мощной экономики и проведение социальной политики. Поэтому большинство целей остаются стабильными, так же как средства для их решения: государственные планирование и инвестиции, регулирование, регламентирование. Однако после реформ 1991 года отношение к иностранным инвестициям коренным образом изменилось. Удалось совершить прорыв в области наращивания экспортного потенциала. Но, конечно, вместе с этим растет и зависимость Индии от мировой экономики.

Ниже перечислены основные цели государства в экономике и способы их достижения.

1. Высокие темпы экономического роста (до 7–10 % в год) за счет: пятилетних планов; государственных инвестиций и привлечения ПИИ; улучшения инфраструктуры; роста высоких технологий и развития образования; ряда других мер.

2. Поддержка малого бизнеса и крестьянства.

3. Борьба с бедностью и неграмотностью.

Общая характеристика модели.

1. Большая роль государства во всех сферах, которая, однако, несколько уменьшилась в результате реформ после 1991 года (см. подробнее: Маляров 2010; Брагина 2010; Mahajan et al. 2011).

2. Большая роль крупных многосекторных частных и государственных корпораций при наличии огромного числа (до 45–50 млн.) мелких и мельчайших предприятий в промышленности и особенно в сфере услуг (см.: Брагина 2010; Маляров 2010; Основные… 2012).

3. Преобладание в структуре экономики сферы услуг, включая финансовые и другие современные сектора, при быстром росте промышленности (Брагина 2010).

4. Крупные экспортные сектора высокотехнологичного производства и квалифицированных услуг (компьютерно-информационные технологии, особенно создание программных продуктов, аутсорсинг и др.), что позволило Индии занять особое место в международном разделении труда.

5. Активное привлечение иностранных инвестиций и технологий (см.: Ревина 2009; Галищева 2012).

6. Достаточно высокая норма накопления, внимание к инфраструктуре и научно-техническим инновациям (см., например: Лунев 2009; Акимов 2010).

7. Упор на внутреннее потребление как на мотор роста при поощрении экспорта, ограничении импорта и развитии импортозамещения (Брагина 2010).

8. Важная роль зарубежных индийских общин.

Ресурсы и преимущества (представлены в двух аспектах).

Среди преимуществ, являющихся исторической особенностью или достижением Индии, можно выделить:

· широкое распространение английского языка,особенно среди образованных индийцев, а также англоязычной литературы и информации (многие книги и журналы выходят одновременно в Англии, США и Индии);

· высокий уровень индийского высшего образования и внимание к фундаментальной науке, позволяющее выпускать специалистов разного профиля (инженеров, медиков, экономистов и т. д.), владеющих английским языком;

· наличие крупного отряда высококвалифицированной рабочей силы в инновационных областях,что является следствием как первых двух преимуществ, так и особых усилий индийского правительства. Это позволило создать крупную отрасль высокотехнологичных услуг, объемом превышающих 100 млрд. долларов (Курбанов 2012: 11), программистских, инжиниринговых, банковских, управленческих, бухгалтерских, юридических, лизинговых, консалтинговых, аудиторских и иных деловых и информационных услуг. Это также обеспечивает экспорт высокотехнологичной продукции экономики знаний – редкое, даже уникальное явление для третьего мира. То, что эти специалисты имеют низкую по мировым меркам заработную плату, обеспечивает востребованность их труда в США и в мире в целом, как путем найма непосредственно в Индии, так и благодаря привлечению работников в качестве иммигрантов. Важно, что большая зарубежная община является источником валютных поступлений, получения передовой информации и контактов.

Преимущества как оборотная сторона проблем. В развивающихся странах (Индия не исключение) многие преимущества являются одновременно и проблемами. К числу таких в Индии можно отнести: демографические ресурсы, которые являются источником безработицы, бедности и крупномасштабных миграций из сельской местности в города; низкий уровень жизни и зарплат, что позволяет привлекать иностранных производителей. Но бедность мешает развитию, а ее ликвидация – важнейшая, очень сложная и дорогостоящая задача. Однако парадоксальным образом решение этой проблемы ликвидирует и преимущество страны; большую территорию, но ее развитие требует мощных вложений в инфраструктуру (по некоторым подсчетам, до 1 трлн. долларов); очень емкий внутренний рынок, который в Индии играет бóльшую роль, чем в целом ряде развивающихся стран. Но вместе с освоением этого рынка нарастает проблема защиты мельчайших и мелких производителей от разрушительной конкуренции иностранного и крупного капитала.

2.3. Ограничения индийской модели

Ограничения являются продолжением преимуществ, прежде всего исключительных по масштабам демографических ресурсов, причем следует учитывать, что в ближайшее время экономика страны получит небывалое количество молодых людей.

Социальный аспект. Быстрый рост населения делает проблемы безработицы, бедности и неграмотности трудно решаемыми. При этом следует учитывать опасность того, что социальное недовольство нередко усиливается именно в момент обозначившихся возможностей решения проблемы в течение обозримого времени.

Демократическое устройство и демократические традиции Индии являются ее преимуществом, поскольку они позволяют находить консенсус и «выпускать пар» недовольства при смене правительств и правящих партий. Однако при определенных условиях они способны стать источником политической слабости, нерешительности, роста влияния популистских и националистических движений и межнациональных конфликтов.

Таким образом, будущее индийской экономики и в целом Индии как мощной державы зависит от ее внутренней прочности. Некоторым залогом последней, на мой взгляд, выступает тот факт, что ее нынешнее государственное устройство опирается не только на подтвержденные жизнью конституционные положения, но и на традиции, имеющие древние корни (например, убеждение элит в необходимости искать правильный баланс распределения власти между различными ее уровнями или в том, что консенсус гораздо предпочтительнее борьбы). Все это позволяет надеяться, что у Индии есть запас прочности и она не распадется в сложных ситуациях.

Ресурсный и экологический аспекты. Огромное население, которое еще будет довольно длительное время расти (см. рис. 3 на с. 129), а также планируемый многократный рост промышленности и городов усугубляют остроту уже давно обозначившихся проблем: недостатка пахотных земель и пресной воды (см., например: Government… 2011). Все это требует интенсификации хозяйства и огромных вложений, чтобы расширить водные ресурсы. Экология – важнейшая уязвимая точка страны. В этом плане Индия идет за лидером экологического загрязнения планеты – Китаем (см.: Мельянцев 2007). Необходимость отказа от угля как главного источника топлива и энергии повысит и без того сильную зависимость Индии от импорта энергоносителей.

Бюрократический аспект. В Индии достаточно сильное государство, однако бюрократия существенно препятствует многим преобразованиям, а коррупция может блокировать развитие. О политических опасностях уже говорилось. Однако в целом, несмотря на крупные угрозы, у Индии нет ограничений, которые бы не позволяли ей надеяться на успешное развитие и выход страны в лидеры.

3. КИТАЙ И ИНДИЯ: ОБЩИЕ ЧЕРТЫ, РАЗЛИЧИЯ, ОТНОСИТЕЛЬНЫЕ ПРЕИМУЩЕСТВА И ПРОГНОЗЫ

3.1. Сходства и различия

Сходства во многом определяются в целом похожими задачами и проблемами, стоящими перед двумя странами: поддержание высоких темпов роста, необходимость обеспечения работой огромного числа молодежи, быстрый рост городов, борьба с бедностью, отсталость сельского хозяйства, недостаток ресурсов; плохая экологическая ситуация; зависимость от импорта энергоносителей и т. п., а также ограниченный набор способов решения этих задач, в число которых входит привлечение инвестиций, внедрение инноваций, развитие инфраструктуры и т. п.

Общие черты:

· большие демографические ресурсы;

· высокая норма накопления в ВВП;

· значительная роль государства и государственного сектора в экономике и регулировании различных сфер, в развитии инфраструктуры; поощрение развития национальных корпораций;

· активное привлечение прямых иностранных инвестиций, но при их регулировании и канализировании; высокая роль предприятий с иностранным участием;

· наращивание экспорта и особое положение в международном разделении труда;

· стремление к техническому прогрессу, внедрению инноваций и подъему образования;

· наличие ряда общих проблем (из не указанных выше – диспропорции между регионами; бедность и высокий уровень неравенства; постоянная опасность инфляции; недостаточное политическое реформирование; высокий уровень госдолга);

· у каждой страны имеются некоторые важные и специфические для нее преимущества, способствующие успешному росту;

· в обоих случаях реформы проводились без полного разрыва с прошлым, в отличие от России и СНГ, а также ряда стран Восточной Европы. Это способствовало поддержанию высоких темпов роста, в то время как в России и европейских странах реформы ознаменовались значительным падением ВВП;

· население обеих стран в целом позитивно рассматривает усилия правительства и поддерживает курс на высокие темпы роста и стремление к лидерству. Важно также, что руководство способно действовать гибко и менять курс, хотя возможности маневра в каждой стране ограничены особенностями их политических систем.

Различия:

· хотя в целом реформы в Индии и Китае шли по пути уменьшения госрегулирования, в целом в Китае роль государства традиционно выше, что определяет многие другие различия;

· в Китае норма накопления существенно выше по сравнению с Индией (см. рис. 1), что, вероятно, обеспечивает более высокие темпы роста в Китае (см. рис. 2);

· в Китае в целом более выражена ориентированность экономики на экспорт и выше роль иностранных инвестиций, чем в Индии;

· в Индии более выражена опора на внутреннее потребление как на источник роста;

· различаются структуры экономики и экспорта. В Китае преобладают промышленность и экспорт товаров, в Индии – сектор услуг и экспорт услуг;

· у Китая благодаря экспортной ориентации постоянное положительное сальдо внешней торговли, у Индии – отрицательное;

· в Индии выше роль частного капитала и малого бизнеса, чем в Китае;

· в Индии больше компаний, чьи акции котируются на бирже;

· в каждой стране имеются отдельные экономические механизмы для поощрения развития, которые являются как бы визитными карточками успеха (в Китае к таким можно отнести особые экономические зоны, в Индии – технопарки).

Рис. 1. Доля инвестиций в ВВП, % от ВВП

Источник: ADB 2012.

Примечание. Данные для Индии за 2011 год взяты из: Институт экономики и права Ивана Кушнира (URL: http://be5.biz/makroekonomika/ capital_formation/capital_formation_india.html).

Рис. 2. ВВП по паритету покупательной способности (в международных долларах на текущий момент, млрд.)

Источник: ADB 2012.

3.2. Взаимные преимущества. Некоторые прогнозы: трудные перевалы на пути к экономической зрелости

Анализ показывает, что перед обоими государствами не только открываются большие перспективы, но и возникают серьезные угрозы. Здесь следует различать среднесрочную перспективу, т. е. ближайшие 10–20 лет (условно до 2030 года), и долгосрочную, т. е. ближайшие 30–50 лет (условно до 2050–2060-х годов). В среднесрочной перспективе надо больше принимать во внимание темпы роста и нынешний уровень развития, а также ближайшие проблемы. Здесь существенным преимуществом обладает Китай. Однако именно в этот период очень вероятны различные кризисы, быстрое нарастание проблем, которые существенно изменят ситуацию. Что касается перспектив и опасностей в долгосрочной перспективе, крайне существенными, во-первых, будут изменения в демографической ситуации (старение население в Китае и, напротив, пока не исчерпанный демографический дивиденд Индии); во-вторых, на мой взгляд, более важными окажутся даже не среднегодовые темпы роста (которые к тому времени серьезно снизятся у обоих лидеров), а прочность системы, ее бóльшая способность к трансформациям, решению крупных проблем: проще говоря, вопрос сводится к тому, кто сможет избежать катастрофы и/или для кого испытания пройдут менее болезненно.

Взаимные преимущества: индийская демократия против китайского авторитаризма. Среди некоторых преимуществ в сравнении друг с другом у этих стран можно выделить следующие.

Политические аспекты. Для Индии на краткосрочных дистанциях уязвимым местом будет необходимость учета мнения избирателей, поиска политических компромиссов и некоторые проблемы, связанные с особенностями демократической власти. У китайского руководства здесь больше возможностей – оно может управлять страной, не оглядываясь постоянно на избирателей. Но в долгосрочной перспективе демократический режим и привычка жить в условиях влияния разных политических сил могут оказаться большим преимуществом Индии перед Китаем. Во-первых, при всех недостатках государственного управления Индии никто не ставит под сомнение ни внутри страны, ни во внешнем мире основы ее государственного строя, не выдвигает на первый план необходимость крутого политического реформирования. Нет и проблемы соблюдения прав человека, характерной для Китая. Таким образом, по сравнению с Китаем объем политического реформирования в Индии в будущем не слишком велик, поскольку ее политический строй в целом отвечает современным стандартам. Напротив, политический строй Китая, сыгравший едва ли не решающую роль в его успехах, с каждым годом будет подвергаться все большей критике, дополнительно усиливаясь вместе с ростом уровня жизни и численности среднего класса. Для Китая в условиях истощения ресурсов для роста и повышения уровня государственных обязательств перед населением существенно или тем более радикально менять политический режим весьма нежелательно. Ведь переход от авторитаризма к демократии не только очень трудный, но и крайне опасный, он способен привести к нестабильности, росту популизма и развалу страны (пример СССР в этом смысле крайне поучителен). Тем не менее обстоятельства, интересы населения или внутриполитическая борьба (плюс нажим извне) с большой долей вероятности могут заставить двигаться именно в этом направлении. Учитывая отсутствие у населения Китая опыта жизни при демократии, это может создать глубокий кризис власти и соответственно отразиться на экономическом развитии.

Разумеется, и у Индии впереди трудные перевалы на политическом пути. По мере роста грамотности населения и уменьшения бедности новый избиратель будет играть все большую роль в определении того, какая партия придет к власти, что может существенно изменить политический ландшафт. Есть также опасность споткнуться на каких-нибудь политических скандалах, кризисе ведущей партии и т. п. до того, как Индия приблизится к уровню современного Китая[5]. Со своей стороны и у Китая есть некоторый шанс постепенно трансформировать свой политический режим.

Политическая и идеологическая открытость. Другое преимущество Индии заключается в ее большей открытости, а в политико-идеологическом плане – большей схожести с Западом (при всем ее своеобразии). Следует учитывать и огромную индийскую диаспору в ведущих странах, с помощью которой культура Запада может проникать в Индию.

Сепаратизм угрожает обеим странам. В Китае проживают представители многих национальностей. Но все же основная масса населения – ханьцы, а следовательно, национальный состав страны несколько более гомогенный, чем в Индии. Индия – исключительная по числу народностей (порядка 700) страна, к тому же это федерация, причем штаты в 1956 году были реорганизованы по языковому принципу. Это идеальная при соответствующих настроениях возможность для отделения, поскольку рост уровня жизни и грамотности нередко способствует росту местного национализма. Поэтому не исключен сценарий распада Индии по национально-языковому признаку, хотя традиции нахождения консенсуса, скорее всего, удержат ее от этого. В настоящий момент активное движение сепаратистов и в Китае, и в Индии наблюдается на окраинах (Тибет и Синьцзян – в Китае; северо-западные штаты Джамму и Кашмир, Пенджаб, а также северо-восточные штаты – в Индии). Сложно оценивать опасности, связанные с гипотетическим отделением неспокойных штатов, но все же думается, что отделение Пенджаба для Индии имело бы не столь тяжелые последствия, как для Китая отпадение западных районов. При этом следует учесть, что мировая поддержка сепаратизма в Западном Китае существенно выше, чем в Индии. Опасность же реального отделения западных провинций Китая при переходе его к демократии высока.

Словом, вариантов сценариев будущего у Китая и Индии много. В обеих странах есть большая опасность политического и социального кризиса, потенциально переходящего в коллапс. Однако обе страны имеют шанс пройти путь к экономической зрелости без катастрофических последствий. В целом, думается, что положение Индии несколько более предпочтительно.

Демографический аспект. В ближайшие десять лет Индия, скорее всего, догонит и перегонит Китай по численности населения, к этому времени в каждой стране будет жить около 1,4 млрд. человек. Затем Индия прочно утвердится в качестве первой в мире страны по численности населения (см. рис. 3, табл. 2 и 3). К 2050 году население Индии, вероятно, может составлять уже 1 млрд. 700 млн. человек (или несколько меньше), а в Китае, даже если будет отменено ограничение «одна семья – один ребенок», начнется сокращение населения (по прогнозу ООН, уже около 2030 года). Население Китая составит 1,3–1,4 млрд. человек (в зависимости от демографической политики). Но особенно важными к середине XXI века будут различия в численности экономически активного населения. В Индии его будет примерно на 30–40 % больше, чем в Китае, хотя к этому времени проблемы старения коснутся обеих стран.

Таким образом, главное долгосрочное преимущество Индии перед Китаем состоит в том, что первая еще лет тридцать будет пользоваться плодами громадного демографического дивиденда, вовлекая в экономику многие миллионы молодых людей ежегодно, а у КНР постепенно будет возникать дефицит рабочей силы, цена которой будет расти. Индия может легче привлекать иностранный капитал и создавать промышленные мощности, используя низкий уровень заработной платы с преимуществами достаточно развитой инфраструктуры и наличия квалифицированных кадров в разных областях. Хотя, как уже сказано, увеличение и без того огромной массы потенциальных рабочих и городских жителей сулит стране нелегкие испытания.

Рис. 3. Прогноз численности населения до 2100 года в тыс. человек (средний прогноз ООН)

Источник: Population… 2012.

При этом к 2030 году Индия значительно сократит экономический разрыв с Китаем и примерно к 2050–2060 году может догнать (или даже перегнать) его по ВВП. В настоящий момент разрыв в объеме ВВП большой – Китай превосходит Индию примерно в 2,5 раза (соответственно в 2011 году 11,35 трлн. долларов ВВП по паритету покупательной способности произвел Китай и 4,530 трлн. долларов – Индия, см.: ADB 2012 и рис. 2).

Таблица 2

Темпы роста населения Китая и Индии, %


1990

1995

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

Китай

1,4

1,1

0,8

0,7

0,6

0,6

0,6

0,6

0,5

0,5

0,5

0,5

0,5

0,5

Индия

2,1

2,1

1,8

1,8

1,5

1,6

1,6

1,5

1,4

1,5

1,4

1,4

1,4

1,3

Источник: ADB 2012.

Таблица 3

Население в возрасте от нуля до четырнадцати лет, % от общего населения


1990

1995

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

Китай

27,8

27,0

25,2

24,6

23,8

23,1

22,3

21,6

21,0

20,5

20,0

19,6

19,2

19,1

Индия

37,8

36,4

34,5

34,1

33,7

33,3

32,8

32,4

32,0

31,6

31,2

30,8

30,4

30,2

Примечание. на 2011 год приведены предварительные данные.

Источник: ADB 2012.

Заключение. Новые экономические лидеры в мире без лидера

Анализ моделей двух стран-гигантов и их потенциала убеждает, что в ближайшие десятилетия роль обеих стран (как и развивающихся стран в целом) будет возрастать, а роль стран Запада – сокращаться. Китай и Индия, несомненно, будут в числе ведущих экономик мира по объему ВВП, однако не всегда – по темпам роста. Китай неизбежно замедлит развитие (в том числе и из-за демографических проблем). У Индии в долгосрочной перспективе больше ресурсов для удержания высоких темпов развития, тем не менее в этом отношении и она вынуждена будет уступить некоторым из быстрорастущих стран.

Можно смело утверждать, что нас ждут еще несколько волн подъема периферийных стран, в то время как темпы роста нынешних лидеров будут замедляться. Глобализация начнет процесс выравнивания и среди развивающихся стран. Иными словами, время от времени вперед по темпам развития будут выходить новые государства, ныне являющиеся примером бедности и отсталости. Сегодня часто отмечают, а в течение ближайших десяти лет будут постоянно говорить о целом ряде новых активно экономически растущих стран, в числе которых Вьетнам, Бангладеш, Турция, Индонезия, Нигерия, Филиппины, Иран, Мексика и другие (которые уже активно отбирают у Китая иностранные инвестиции и долю экспорта).

В результате всех этих изменений мир ждет существенная реконфигурация (см.: Гринин 2011). При этом позиции США будут постепенно ослабевать. Однако глубоко ошибаются те, кто считает, что на смену США придет другой лидер, например Китай. Ослабление Соединенных Штатов не приведет к появлению лидера, способного заменить их в сколько-нибудь сравнимом числе функций (см.: Гринин 2009; 2011; NIC 2012: IV). Ни Китай, ни Индия не смогут взять на себя это бремя как по экономическим возможностям (проблема бедности собственного населения и социального недовольства), так и по причине отсутствия опыта и нужных союзов, а также потому, что такое лидерство означает в современных условиях непосильное бремя. Таким образом, несмотря на обозначившиеся тенденции, в мире в ближайшие десятилетия не выявится абсолютный лидер, но возникнет целый ряд лидирующих в разных отношениях стран и образований. Словом, нам предстоит жить в новых условиях и привыкать к новым реалиям.

Прежде всего изменятся жизненные приоритеты и стандарты у населения развивающихся стран. Многие экономисты в 1950–1960-х годах не питали надежд на то, что в обозримом будущем удастся вывести эти общества из мрака отсталости. Главным тормозом они справедливо считали отсутствие у населения этих стран стремления к улучшению жизни. Бедность не угнетала людей, они не воспринимали ее как нетерпимое состояние (см., например, книгу нобелевского лауреата Г. Мюрдаля [Myrdal 1968; сокращ. перевод: Мюрдаль 1972]; похожее мнение высказывал Ф. Бродель [1987–1992]). Такая психология еще характерна для жителей отсталых районов, особенно в Африке, но во многих бедных странах ситуация изменилась едва ли не радикально. Сотни миллионов людей все активнее стремятся вырваться из бедности и неграмотности в иную жизнь. И это тот двигатель, что превращает бедные общества, долгое время только называемые развивающимися, в реально и быстро растущие экономики.

Литература

Акимов, А. В. 2010. Проект «Индийская республика»: история успеха. Азия и Африка сегодня 1: 2–8.

Бергер, Я. М.2009. Экономическая стратегия Китая. М.: Форум.

Брагина, Е. А.2010. Take-off по-индийски. В: Хорос, В. Г. (ред.), Современные проблемы развития. Материалы теоретического семинара в ИМЭМО РАН. М.: ИМЭМО РАН, с. 123–140.

Бродель, Ф. 1987–1992. Материальная цивилизация, экономика и капитализм, ХV–ХVIII вв.: в 3 т. М.: Прогресс.

Бхагвати, Д. 2005. В защиту глобализации. М.: Ладомир.

Галищева, Н. В. 2012. Чем Индия привлекает иностранных инвесторов. Азия и Африка сегодня 1: 29–35.

Гринин, Л. Е.

2009. Приведет ли глобальный кризис к глобальным изменениям? Век глобализации 2: 117–140.

2011. Ждут ли мир глобальные перемены? Вестник РАН 81(4): 325–330.

2012а. Государство и социально-политический кризис в процессе модернизации. Историческая психология и социология истории 2: 77–101.

2012б. Китайская модель и перспективы лидерства Китая в мире. Век глобализации 2: 43–61.

Курбанов, С. А. 2012. Особенности развития экономики современной Индии: автореф. дис. … канд. экон. наук. М.: МГУ имени М. В. Ломоносова.

Лунев, С. И. 2009. О роли научно-технологического фактора. Мировая экономика и международные отношения 3: 83–84.

Маляров, О. В. 2010. Независимая Индия: эволюция социально-экономической модели и развитие экономики: в 2 кн. М.: Вост. лит-ра.

Мельянцев, В. А. 2007. Экономический рост Китая и Индии: динамика, пропорции и последствия. Мировая экономика и международные отношения 9: 18–25.

Мереминская, E. 2013. Эпоха Made in China завершается. Газета.ru. 17 января. URL: http://www.gazeta.ru/business/2013/01/17/4929661.shtml

Мюрдаль, Г. 1972. Современные проблемы «третьего мира». М.: Прогресс.

Основные составляющие индийской модели экономики. 2012. URL: http://www.webeconomy.ru/index.php?page=cat&cat=mcat&mcat=154&type=news&top_menu=&sb=120&newsid=882

Ревина, Е. Я. 2009. Прямые иностранные инвестиции в экономи- ке Индии. Вестник Московского университета. Серия 6: Экономика 3: 39–47.

Саед, М., Уолш, Д. П.2012. Тигр и Дракон. Финансы и развитие 49(3): 36–39.

Хорос, В. Г. 2009. Цивилизационные факторы развития в современной Индии. Мировая экономика и международные отношения 3: 91–94.

Хуан, Я. 2010. Капитализм по-китайски. Государство и бизнес. М.: Альпина Паблишерз.

ADB (Asian Development Bank). Key Indicators for Asia and the Pacific 2012. URL: http://www.adb.org/publications/key-indicators-asia-and-pacific-2012

Cong Liang. 2012. Insights from the Comparison of Economic Development Patterns of India and China. The paper for the conference ‘China and India: Sustaining High Quality Growth’ at New Delhi, March 19–20. URL: http://www.imf.org/external/np/seminars/eng/2012/chinaindia/pdfs/s2liang.pdf

Governmentof India Planning Commission. Faster, Sustainable and More Inclusive Growth. An Approach to the Twelfth Five Year Plan (2012–17). New Delhi: India Offset Press, 2011.

Mahajan, A., Datt, G., Sundharam, K. P. M. 2011. Indian Economy. 67th ed. New Delhi: S. Chand & Company.

Myrdal, G. 1968. Asian Drama: An Inquiry into the Poverty of Nations. Vol. I–III. N. Y.

NIC (National Intelligence Council). Global Trends 2030: Alternative Worlds. N. р., 2012. URL: http://www.dni.gov/nic/globaltrends

O’Neill, J., Poddar, T. 2008. Ten Things for India to Achieve its 2050 Potential. Global Economic Paper 169. N. Y.: Goldman Sachs.

Population Division of the Department of Economic and Social Affairs of the United Nations Secretariat. World Population Prospects: The 2010 Revision. 2012. URL: http://esa.un.org/unpd/wpp/index.htm



[1] Таким образом, глобализация в целом оказалась в пользу развивающихся стран, вопреки утверждениям о том, что она лишь увеличивает разрыв в уровнях. Кстати отметим, что правда оказалась на стороне Джагдиша Бхагвати (Бхагвати 2005), вставшего на защиту глобализации от ее критиков. Однако процесс модернизации хотя и двигает страну вперед, но всегда очень болезнен и вызывает сильные социальные напряжения в обществе (см. по- дробнее: Гринин 2012а).

[2] Детальный анализ китайской модели развития см.: Гринин 2012б.

[3] Кроме того, имеется так называемая ловушка среднеразвитости, когда страна переходит на уровень среднеразвитого общества, но далее темпы ее развития резко замедляются, и перейти в разряд богатых, развитых стран ей не удается. Пример тому – Россия и целый ряд других стран. Некоторые аналитики предсказывают, что достижение Китаем показателя в 10 000 долларов ВВП на душу населения может стать таким рубежом, после которого темпы роста замедлятся.

[4] Второй, то есть социалистический, мир хотя и сократил свое присутствие, но все еще имеет место в ряде стран Азии, а в отдельных проявлениях сохраняется также в странах СНГ и Европе. По конституции Индия официально именуется социалистической секулярной демократической республикой.

[5] По некоторым расчетам Индия может достичь этого уровня примерно к 2030 году (см., например: NIC 2012: 15).