Жизнеустройство народа и моделирование социального организма


скачать Автор: Скворец В. А. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №3(71)/2013 - подписаться на статьи журнала

Статья посвящена анализу представлений о феномене жизнеустройства народа как основании моделирования социального организма страны. Жизнеустройство народа осуществляет интегрирующую и воспроизводящую функцию в социальном организме страны, включает процессы воспроизводства человека, экономической системы, социальной структуры населения, политической системы, техносферы, социокультурной сферы и образа жизни людей. Анализ изменений жизнеустройства украинского народа, проявляющихся в основных системообразующих процессах воспроизводства, свидетельствует о смене модели социального организма страны в условиях перехода от советского к постсоветскому периоду своего развития.

Ключевые слова: жизнеустройство, жизнеустройство народа, эмерджентные свойства системы, модель социального организма страны, формационный подход, цивилизационный подход, процессы воспроизводства, целостность социального организма страны.

This article is devoted to the analysis of the concept of people’s life ar-rangement as the basis of modeling a country's social organism. People life arrangement fulfils an integrative and reproductive functions in a country's social organism, including the processes of human reproduction, reproduction of economic system, the social structure of population, the political system, the technosphere, the socio-cultural sphere and lifestyle. The analysis of changes in life arrangement of the Ukrainian people, manifested in the main system-forming reproduction processes confirms the changes in the model of the coun-try's social organism during the transition from the Soviet to post-Soviet period of development.

Keywords: life arrangement, people life arrangement, emergent properties of a system, model of the country social organism, formational approach, civi-lizational approach, reproduction processes, integrity of the country's social organism.

Понятие «жизнеустройство» получило распространение в общественной и научной литературе. Наиболее часто его использует С. Кара-Мурза, развивающий методологию цивилизационного подхода к изучению социальных процессов в советский период и в постсоветской России. Он твердо убежден в непреходящем значении для развития и модернизации России тех цивилизационных ценностей, которые связаны с жизнеустройством народа и формировались как в досоветский, так и в советский период. «Уже сегодня всем, кто сохранил здравый смысл, ясно, что хаос разрушения СССР не сложился в России в какой-то новый порядок, обеспечивающий выживание страны и народа. ...как большинство не оттягивает этот момент, каждому придется взглянуть правде в глаза и признать, что или русские восстановят то жизнеустройство, которое совместимо с нашей природой, наличными ресурсами и культурой, – или исчезнут как народ и как страна. Исчезнут, как американские индейцы. И в выборе и построении этого возможного для нас жизнеустройства им будет совершенно необходим опыт советского строя. Потому что он тоже складывался под давлением непреодолимых условий и смертельных угроз, и многие решения, выстраданные поколениями советских людей, являются, вероятно, единственно возможными. Скорее ряд важнейших принципов жизнеустройства, при котором только и может сохраниться русский народ и его культура, будут в главных своих чертах воспроизводить принципы советского строя – неважно даже, под какой идеологической шапкой»[1].

После развала СССР Украина, как и Россия, усилиями Запада, прозападной правящей верхушки и обслуживающей ее части обществоведов была переведена на деградационную модель социально-экономического развития. В результате неолиберальных рыночных реформ 90-х гг. XX в. украинское общество оказалось на грани катастрофы. Ю. И. Збитнев и М. И. Сенченко на большом статистическом материале (с использованием более 300 таблиц, схем, рисунков, диаграмм) показали, что в результате этих реформ Украина по уровню социально-экономического развития была отброшена на десятилетия назад[2]. При этом все президенты Украины с высокой трибуны декларировали, что ведут страну «в Европу», а их заявления всегда поддерживала определенная группа обществоведов. В действительности по ряду жизненно важных для народа показателей Украина приблизилась в 2000 г. к уровню отсталых стран Африки.

Манипуляция сознанием граждан усложнила проблему выживания страны, но не приблизила к ее решению. Нужен научный поиск новой модели общества и управления, способной преодолеть действующую деградационную модель.

В процессе изучения феномена жизнеустройства народа автору пришлось проанализировать такие его аспекты: сущность жизнеустройства и содержание обозначающего его понятия; процесс развития жизнеустройства народа и его закономерный характер; взаимосвязь жизнеустройства народа и социального прогресса; жизнеустройство украинского народа и детерминанты оптимизации его формирования и функционирования[3].

Сущность феномена, обозначенного понятием «жизнеустройство», состоит в исторически сложившемся порядке взаимосвязи человека, природы и общества, который обеспечивает интеграцию субъектов жизнедеятельности в социальный организм страны и воспроизводство последнего как органической целостности.

В основе этого подхода лежит понимание жизнеустройства как сложной системы, концептом которой является такое ее свойство, как воспроизводство. На основе этого свойства, которое присуще всем субъектам жизнедеятельности, всем сферам жизни общества и всему социальному организму страны в целом, выделяются системообразующие отношения, которые обеспечивают целостность социального организма. Воспроизводство предстает как универсальная функция социального организма страны, а жизнеустройство – объектом, представляющим систему, в которой формируются системообразующие отношения, связанные с воспроизводством социальных субъектов, а также социальных явлений и процессов.

На уровне народа жизнеустройство, как и всякая система, приобретает эмерджентные свойства, которые порождены взаимодействием компонентов, их сплавом. Исследователи констатируют: «Свойства системы не сводятся к сумме свойств всех ее компонентов, поскольку появляются эмерджентные свойства, – порождаемые именно взаимодействием компонентов, их сплавом. Особенную роль среди характеристик системных объектов играют системообразующие связи и свойства: если их нет, системная целостность не возникнет»4[4]4. Эмерджентными свойствами феномена жизнеустройства народа, по нашему убеждению, являются процессы воспроизводства:

  1. человека;
  2. экономической системы;
  3. социальной структуры населения;
  4. политической системы;
  5. техносферы;
  6. социокультурной сферы социума;
  7. образа жизни социальных субъектов.

Приведенный анализ позволяет рассматривать жизнеустройство народа как органическую целостность. Жизнеустройство народа представляется в качестве общего понятия, обозначающего исторически сложившийся порядок взаимосвязи человека, природы и общества, который обеспечивает интеграцию субъектов жизнедеятельности в социальный организм страны и воспроизводство последнего как органической целостности, основанной на воспроизводственных процессах, включающих воспроизводство человека, экономической системы, социальной структуры, политической системы, техносферы, социокультурной сферы и образа жизни социальных субъектов.

Почему именно таким видится нам содержание феномена жизнеустройства народа? потому что, во-первых, все семь выделенных компонентов представляют собой очень сложные системы, которые воспроизводят и отображают жизнь какого-либо государственно организованного общества. Во-вторых, эти системы разными средствами интегрируют всю совокупность субъектов в определенные структуры. В-третьих, интеграция любого человека в общество невозможна без взаимодействия с этими системами. Интеграция как одна из основных функций феномена жизнеустройства обеспечивает взаимосвязь всех его компонентов.

В понятии «жизнеустройство народа» раскрываются основные связи этого феномена с другими социальными явлениями, выделяются его основные функции (интегрирующая и воспроизводящая), что является основанием использования концепции жизнеустройства для анализа и оценивания состояния социального организма. Жизнеустройство народа предстает социальным феноменом, который включает основные механизмы воспроизводства социального организма, исследование которых является основанием построения теоретической модели социального организма страны.

Попробуем выяснить содержание понятия «модель социального организма». Для этого необходимо на основе абстрактного понятия «модель» вывести конкретное понятие «модель социального организма». Моделью является «вещевая, знаковая или представляемая (мысленная) система, которая воспроизводит, имитирует или отображает принципы внутренней организации или функционирования, определенные свойства, признаки или характеристики объекта исследования», и может заменить этот объект в познавательном процессе с целью получения новых знаний о нем. «Только в значении определенной аналогии с оригиналом при четком определении их подобия и отличительности модель выступает эффективным средством научного исследования»[5].

Модель социального организма представляется как теоретически обоснованная система, которая отображает принципы внутренней организации и функционирования социального организма страны, служит объектом социального познания.

Какой же должна быть модель социального организма?

Одним из подходов к созданию модели социального организма является созданная В. Воронковой концепция управления как единого социального организма. В этой концепции «общество – это система, которая всегда обладает эмерджентными свойствами (особенными, уникальными), отсутствующими у отдельно взятых элементов и обусловленных определенным сочетанием набора элементов, взаимодействующих между собой. Из одних и тех же элементов могут образовываться самые различные системы, более или менее устойчивые (в зависимости от связей между ними, от состояния внешней среды и т. п.)»[6]. В основе этой концепции лежит синергетика – теория самоорганизации открытых систем, то есть систем с источником энергии, вещества и информации. В. Г. Воронкова констатирует, что системная методология представляет собой наиболее упорядоченную и надежную основу для управления сложными сферами взаимосвязанной деятельности, позволяя варьировать и анализировать составляющие компоненты и последовательно сочетать их друг с другом. При системном подходе исходя из того, что любая организация есть система, каждый из элементов которой имеет свои определенные и ограниченные цели, задача управления сводится к интеграции системообразующих элементов. Сущность системного подхода сводится к следующему: 1) формирование целей и выяснение их иерархии; 2) достижение поставленных целей при минимальных затратах посредством сравнительного анализа альтернативных путей, методов достижения целей и осуществления соответствующего выбора; 3) количественная оценка (квантификация) целей, методов и средств их достижения, основанная не на частичных критериях, а на всесторонней оценке всех возможных планируемых результатов деятельности. Системный анализ рассматривается как методология упорядочения или структуризации проблем[7]. Эта концепция В. Г. Воронковой нацеливает процесс управления на интеграцию системообразующих элементов для достижения целей социального организма, а именно: эта функция является одной из основных в концепции жизнеустройства.

Жизнеустройство народа – это феномен, исследования которого позволяют объединить средства познания формационного и цивилизационного подходов. В основе формационного подхода лежит способ производства, рассматриваемый в качестве совокупности производительных сил и производственных отношений общества. Здесь экономическая структура рассматривается как базис общества, на основе которого формируются социальная структура, политическая система и идеологические отношения, которые отображаются в общественном сознании. В отличие от приверженцев формационного подхода сторонники цивилизационного подхода исходят из приоритета в жизни общества культуротворческой деятельности. Эти два подхода стали определяющими в построении различных моделей управления обществом. В социальном управлении приверженцы цивилизационного подхода главную роль отводят социокультурной сфере, а последователи формационного подхода основное внимание уделяют созданию моделей экономической системы, социальной структуры и политической системы, которые отвечают потребностям страны на определенном этапе ее исторического развития. Каждый из подходов имеет свои преимущества и недостатки. Реализация в социальном управлении формационного подхода позволила народам СССР преодолеть отсталость и вырваться из ловушки периферийного капитализма. Реализация в социальном управлении цивилизационного подхода в XX в. обеспечила научно-технический и социальный прогресс стран Запада и некоторых других стран мира, но породила систему глобального неравенства и эксплуатации одними народами других. Наиболее перспективным в социальном управлении оказался синтез формационного и цивилизационного подходов, обеспечивший успешные реформы в современном Китае. В проведении модернизации страны руководство Китая изменяет экономическую систему, социальную структуру населения, политическую систему и духовную жизнь общества, но при этом опирается на собственную социокультурную традицию.

Жизнеустройство народа как основа моделирования социального организма требует органического сочетания компонентов формационного (экономическая система, социальная структура, политическая система и духовная жизнь общества) и цивилизационного (личность человека, социокультурная сфера, техносфера, образ жизни) подходов в контексте интеграционных и воспроизводственных процессов, происходящих в социальном организме страны. Исследователи выделили среди подсистем общества и его сознания те, которые имеют личностные формы, и те, которые тяготеют к интеграционному способу существования. С. Б. Крымский и Ю. В. Павленко констатируют, что «этническое многообразие и плюралистичность являются неотъемлемыми от тех аспектов общественной жизни (или локальных цивилизаций), которые касаются воплощения антропологично-личностных моделей освоения мира. И, наоборот, те подсистемы общества и его сознания, которые характеризуются как надличностные образования или требуют выхода во внеличностные сферы, тяготеют к интеграционному способу существования. Это, прежде всего, касается техники и технологии, науки и экономики, отдельных аспектов правовых и политических отношений, которые воплощают общецивилизационные ролевые структуры. Однако культурная и социокультурная деятельность, которая имеет личностные формы функционирования, не только на индивидуальном уровне, но и на этни-ческом уровне (когда этнос выступает со стороны своих непов- торимых отличий как исторический индивид) базируется на архетипических своеобразиях, которые питают дезинтеграционные тенденции»[8]. Таким образом, социокультурная деятельность, которая базируется на определенных архетипах и питает дезинтеграционные тенденции, выступает одним из основных факторов жизни социального организма. Именно этому аспекту развития общества представители формационного подхода не уделяли надлежащего внимания.

Феномен жизнеустройства народа как основа моделирования социального организма страны требует отображения этого организма как целостности, образованной основными процессами воспроизводства. Сохранение социального организма страны требует усилий государства и общества, направленных на обеспечение таких процессов, как воспроизводство человека, экономической системы, социальной структуры населения, политической системы, техносферы, социокультурной сферы и образа жизни людей. В условиях ослабления жизнеспособности России как цивилизации, С. Г. Кара-Мурза выделяет «главные системы цивилизации Россия, которые надо непрерывно воспроизводить». Среди них: 1) народ (нация) в его количественных и качественных параметрах и в структурной полноте (то есть воспроизводить весь перечень необходимых для жизни цивилизации общностей, выполняющих весь набор необходимых ролевых функций); 2) природные условия (территория, почва и недра, водные ресурсы, биогеоценозы); 3) культура во всех ее срезах (в частности, универсум символов и ценностей; знания, навыки и умения, системы их социодинамики; искусство); 4) техносфера; 5) хозяйство; 6) государство[9].

Таким образом, в построении модели социального организма любой страны важнейшими составляющими являются механизмы социального управления и те основные подсистемы общества, которые обеспечивают воспроизводство этого организма. Направленность механизмов управления на укрепление целостности социального организма страны может быть обеспечена только путем организации управленческого процесса, в котором принятие решения осуществляется на основе постоянной рефлективной связи с подсистемами, которые обеспечивают воспроизводство этого организма. Для построения такой модели существенным моментом выступает связь социального управления и жизнеустройства народа, которое включает механизмы воспроизводства социального организма страны.

Рассмотрим основные изменения в жизнеустройстве украинского народа периода независимости как отображение смены модели социального организма в современной Украине. Краткая характеристика изменений в развитии процессов воспроизводства всех основных подсистем (человека, экономической системы, социальной структуры, политической системы, техносферы, социокультурной сферы социума, образа жизни социальных субъектов) позволяет оценить общую тенденцию изменений социального организма страны.

Рассмотрим процесс воспроизводства человека в Украине послевоенного периода и периода независимости. За 30 лет, от переписи 1959 г. до переписи 1989 г., население Украины увеличилось на 9,6 млн человек и достигло 51,7 млн человек. Украина занимала шестое место в Европе после России, Германии, Италии, Великобритании и Франции. В 1965–1985 гг. стремительно возросла численность городского населения – с 19,9 млн человек до 33,2 млн человек, но при этом сельское население сократилось с 22,6 млн человек до 17,6 млн человек[10]. С первой половины 90-х гг. Украину поразил демографический кризис. Исследователи приводят официальные данные о резком сокращении населения Украины: в 1995 г. – на 299,7 тыс. человек, в 1996 г. – на 309,5 тыс., в 1997 г. – на 311,6 тыс., в 1998 г. – на 300,7 тыс., в 1999 г. – на 350 тыс., в 2000 г. – на 373 тыс., в 2001 г. – на 369,5 тыс. В это время процесс вымирания украинцев ускорился и достиг уровня, когда ежедневно их становилось примерно на одну тысячу меньше[11]. В 2012 г. население Украины составило менее 46 млн человек, сократившись более чем на 6 млн человек по сравнению с наибольшей численностью, которая на 1 января 1993 г. насчитывала 52,243 млн человек. Несмотря на государственные меры по поддержке рождаемости и сокращению смертности, перспективы воспроизводства населения в Украине остаются неутешительными. До 2050 г. численность населения Украины, по прогнозам отдела экономических и социальных исследований ООН, сократится до 26 млн человек, а по прогнозам ученых Института демографии и социальных исследований НАН Украины, – до 36,3 млн человек[12]. По оценкам исследователей, резкое сокращение населения Украины обусловлено проведением рыночных реформ, которые очень сильно ухудшили условия жизни украинцев.

Демографический кризис в значительной мере усиливался теми процессами, которые происходили в воспроизводстве экономической системы (или системе производства и потребления). Современный правящий класс Украины не любит сравнивать нынешнюю экономику и экономику Украинской ССР послевоенного периода. Показатели промышленного и сельскохозяйственного производства в Украине дают все основания признать наличие «экономического чуда» в 1950–1975 гг. Статистические материалы свидетельствуют, что только в 1971–1975 гг. объем промышленного производства вырос на 41 %. С 1950 по 1975 г. валовая продукция промышленности выросла более чем в 10 раз, производство электроэнергии – почти в 10 раз, продукция металлургии – более чем в 6 раз, продукция машиностроения, металлообработки, химической, нефтехимической промышленности – более чем в 3 раза, легкой промышленности – более чем в 2,3 раза, пищевой – в 1,6 раза. С 1951 по 1 января 1976 г. поголовье крупного рогатого скота возросло с 11,2 млн голов до 24,2 млн голов, в том числе коров – с 4,8 млн голов до 9,0 млн, свиней – с 7,8 млн до 16,2 млн голов. С 1950 по 1975 г. сбор зерновых, включая пшеницу, возрос с 20,4 млн т до 33,8 млн т, сахарной свеклы – с 14,6 млн т до 38,3 млн т, ово-щей – с 2,3 млн т до 6,0 млн т[13]. В 90-х гг. XX в. воспроизводство производительных сил в Украине быстро приобрело разрушительный характер. По оценкам экономистов, численность лиц, занятых производительным трудом, уменьшилась в 1990–2000 гг. с 24 млн человек до 16,3 млн человек, или на 32,1 %. Разрушены большинство трудовых коллективов со сложившимися за много лет составом работников, организацией и традициями. Инвестиции в основные фонды за 1990–1997 гг. сократились на 79,3 % и в 2000 г. составляли всего 23,5 % от уровня 1990 г. За период 1990–1999 гг. ВВП Украины упал на 60,6 %[14]. По оценке специалистов, Украина за годы независимости по объемам многих видов сельхозпродукции отброшена почти на 40 лет в прошлое. «Даже по сравнению с 1990 г., когда урожайность зерновых составляла 35,1 ц с га, она снизилась до 19,4 ц с га в 2000 г. и в 2009 г. составляла 29,8 ц с га. Урожайность пшеницы в 2000 г. уменьшилась почти вдвое (с 40,2 ц с га до 20 ц с га) и в 2009 г. составляла 31,2 ц с га. Поголовье крупного рогатого скота сократилось с 24,6 млн голов в 1990 г. до 9,4 млн в 2000 г. и до 4,8 млн в 2009 г. (более чем в 5 раз). За этот же период поголовье свиней снизилось с 19,4 млн до 7,6 млн в 2000 г. и в 2009 г. составило 7,6 млн; отары овец и коз уменьшились с 7,1 млн голов до 0,4 млн в 2000 г. и до 0,3 млн в 2009 г. (почти в 23 раза)»[15].

Показатели изменения ВВП периода независимости свидетельствуют о реальном приближении Украины по этому показателю не к Европе, а к уровню стран Африки. Об этом свидетельствуют статистические данные, которые привел Ю. В. Макогон. «В 2008 году ВВП Украины составил только 74,1 %, а в 2009-м – 62,9 % от показателей 1990 года. А вот мировой ВВП на протяжении 1990– 2009 годов возрос на 86,7 %»[16]. Неолиберальные рыночные реформы резко изменили социальный облик современного украинского общества. «В течение нескольких лет у нас сложилась ситуация, типичная для слаборазвитых стран Латинской Америки и Африки – концентрация большей части национального богатства в руках мизерной группы и полное обнищание остального населения»[17].

Рыночные реформы кардинально изменили воспроизводство социальной структуры населения. Украине в наследство от УССР досталась социальная структура, которая имела в своей основе людей среднего достатка, то есть тех, которых на Западе называют «средним классом». В период с 1988 по 2001 г. численность низших слоев возросла от 5,7 % до 88,2 %, средних сократилась с 75,0 % до 9,8 %, высших – с 19,3 % до 2 %[18]. В 2008 г. Э. М. Либанова отметила, что социальная структура современного украинского общества приблизилась «скорее к латиноамериканским или африканским, чем к европейским образцам»[19]. Социальная сфера рассматривается как важнейший фактор воспроизводства общества и обеспечения его целостности. «Главной функцией социальной сферы является функция социального воспроизводства различных слоев и групп населения как субъектов исторического процесса, а также их всестороннего жизнеобеспечения. Эта функция – одна из важнейших для бытия общества. В ней проявляется необходимость реализации генеральной потребности всего общества в поддержании своей жизни и перспектив целостности и исторического развития»[20]. Состояние социальной сферы украинского общества в 90-е гг. XX столетия ухудшилось вследствие многократного сокращения ее ресурсного обеспечения. М. А. Павловский приводит следующие показатели: «Расходы сводного бюджета с 1990 по 1998 год уменьшились с 78,2 млрд долларов США до 12,4 млрд долларов США, то есть в 6,3 раза, в том числе на образование – с 12 млрд долларов США до 1,8 млрд долларов (в 6,7 раза); на охрану здоровья – с 7,9 млрд долларов до 1,5 млрд долларов (в 5,3 раза); на культуру – с 1,3 млрд долларов до 0,1 млрд долларов (в 13 раз)»[21]. По данным исследователей, с 1990 г. по 2001 г. количество работников, занятых в образовании, науке, культуре и искусстве Украины, сократилось с 3,0 млн человек до 2,1 млн человек[22]. Сокращение почти на треть работников тех отраслей, которые обеспечивают воспроизводство народа, его психического и духовного здоровья, обернулось социальной катастрофой и превратило украинский народ в вымирающую нацию.

Коренные изменения произошли также в воспроизводстве политической системы общества. Основу политической системы УССР составляла система Советов народных депутатов, в которой были широко представлены рабочий класс, колхозное крестьянство и интеллигенция. В советский период эта система в определенной мере обеспечивала обратную связь между потребностями народа и политикой государства, несмотря на доминирующую роль компартии. Творцы политической системы независимой Украины всегда декларировали создание государства «европейского типа», но фактически в Украине воспроизводится олигархически-бюрократи-ческая модель государственной власти. Представители трудящихся слоев практически отстранены от власти, равно как от собственности и других ресурсов. Воспроизводство такой политической системы представляет опасность для украинского народа, поскольку с ее функционированием связана деградация основных сфер жизни общества. Во-первых, такая политическая система характеризуется отчуждением народа от власти и тем самым противоречит положению Конституции Украины, которое признает народ единственным источником власти. Во-вторых, олигархически-бюрократическая политическая система постоянно порождает коррупцию. В-третьих, действующая система обескровливает украинский народ, игнорируя потребности его развития, национальные интересы, а главное – цивилизационную природу народа.

В последние два десятилетия произошли коренные изменения в процессе воспроизводства техносферы Украины. Еще в 30-е гг. XX столетия была проведена сталинская индустриализация Украинской ССР, которая обеспечила ей (в составе СССР) место в первой десятке стран мира с наивысшим уровнем развития техносферы. После Второй мировой войны социалистическое государство, опираясь на плановую экономику, обеспечило быстрое восстановление и дальнейшее стремительное развитие техносферы УССР. Только в Запорожской области в 60–80-е гг. XX в. были реализованы следующие гигантские проекты: строительство Запорожского железорудного комбината и г. Днепрорудного; строительство Запорожской тепловой электростанции, Запорожской атомной электростанции и г. Энергодара. Во всех областях и районах УССР осуществлялись крупные проекты по развитию техносферы. С переходом к либеральному государству, которое способно только на приватизацию госимущества, реализация таких проектов стала невозможной. У государства нет для этого ресурсов, которые перекачиваются через офшоры и иными путями в страны «золотого миллиарда». Уже более двух десятилетий правящие круги Украины занимаются имитацией реформ и убеждают граждан в «европейском векторе» развития Украины, скрывая, что развитие техносферы Запада тоже оказалось в тупике. В течение последних пятидесяти лет в развитии техносферы разных регионов мира также произошли кардинальные изменения. До 70-х гг. XX в. ведущие капиталистические государства развивали собственную техносферу. По оценке В. В. Здоровенко, адепты государственного регулирования экономики обеспечивали через социалистические элементы в странах Запада стратегически важные программы по овладению ядерной энергией, развитию авиационной и космической отраслей, сети Интернет, радиолокации, телевидения. Элементы социализма в западных странах позволяли решать общенациональные задачи, среди которых важнейшее место занимали экологические мероприятия, поддержка инфраструктуры мегаполисов, развитие общедоступного образования, поддержка рождаемости. На налоги, которые государство собирало с богачей, западные страны с середины XX в. выплачивали высокие зарплаты ученым, инженерам, педагогам, врачам, так называемому среднему классу. С приходом к власти в 70-е гг. XX в. ультрарыночных фундаменталистов история повернула на путь тотального кризиса. За 20 лет ультракапиталистических реформ мир оказался на грани социальной, экологической, инфраструктурной, промышленно-технологической, демографической и культурной катастрофы. Так называемый «постиндустриализм» либерал-капиталистов привел к эксплуатации глобальной экономики по схеме «производство – в Азии, потребление и эмиссия – в США». Англосаксонские капиталисты «разобрали» собственную промышленность и перенесли предприятия в Азию с ее дешевой рабочей силой. Триумф политики ультралиберального капитализма, при которой экономикой занимается частный бизнес, а государство играет роль ночного сторожа при нем, привел к тому, что семерка ведущих стран мира довела свои бюджеты до аскетического состояния. Исчезли амбициозные авиакосмические цели и планы создания новых видов транспорта, инновационной медицины, информационных технологий, сложных индустриальных технических систем. Когда государство потеряло возможность выделять субсидии из бюджета на поддержку и развитие стратегически важных программ, капитализм попал в инновационный тупик. Курс ультралиберального капитализма, кроме физического развала техносферы, обусловил стремительный упадок среднего класса, который сформировался благодаря программам научно-техни-ческого развития, поддержке социальной и медицинской сфер из государственного бюджета. В итоге западную цивилизацию охватил структурный кризис, признаками которого являются: физический упадок техносферы, снижение ее инвестирования, инновационный тупик (невозможность дальше двигаться инновационным путем), кадровый кризис системы управления, демографические и энергетические проблемы, политический кризис. Этот кризис западной цивилизации является и системным кризисом, который выявляет упадок не только прежней технологической модели развития, но и парадигмальный, выходящий за пределы техносферы и деформирующий духовно-метафизические основания наличного жизнеустройства[23].

У Украины нет таких, как у стран Запада, возможностей жить за счет ресурсов других регионов мира, поэтому потребительское отношение правящих кругов Украины к национальной техносфере обрекает украинский народ на прозябание на периферии глобального капитализма.

Воспроизводство социокультурной сферы играет определяющую роль в сохранении целостности социального организма. Н. Ф. Юрий доказывает, что возникла необходимость «рассмотреть культуру как специфическую сферу реальности, которая имеет первоочередное значение для понимания механизмов исторической деятельности – от воспроизводящей общество и государство до формирующей повседневность»[24]. Угрозы социокультурной сфере общества превращаются в главную опасность для любого социального организма. В холодной войне между США и СССР главную роль сыграли средства информационной войны. В XXI в. глобальные центры постоянно усиливают свое влияние на постсоветском пространстве. По оценке Н. И. Сенченко, глобальные центры с целью перераспределения в пользу «золотого миллиарда» мировых источников сырья и энергии осуществляют «культурную агрессию» против всех других народов. «Путем “культурного сотрудничества”, когда населению и правящей “элите” оккупированной страны навязывают те “духовные ценности”, которые разрушают самобытную культуру народа, изменяют его мировоззрение, делают невозможным понять самые простые вещи: почему, например, в стране, имеющей плодородные земли и трудолюбивый народ, люди живут за чертой бедности. В результате проведения таких мероприятий правящая “элита” порабощенной страны управляет своим народом в интересах “культурного” агрессора»[25]. Актуальность проблемы изучения социокультурной сферы обостряется в связи с быстрым развитием новых информационных технологий и технологий манипулирования сознанием, что создает потенциальные угрозы сохранению социального организма страны.

Важным результатом изменений в воспроизводстве социокультурной сферы Украины стала смена культурно-исторического типа человека: вместо советского человека доминирующее место занял тип мещанина («купи-продай»).

Коренные изменения во всех системах, формирующих жизнеустройство народа, обусловили радикальные изменения в воспроизводстве способа жизни. В советский период воспроизводство образа жизни людей происходило в условиях дефицита ресурсов, необходимых для модернизации страны, защиты ее от врагов, но уровень жизни населения постепенно возрастал благодаря государственной политике, которая обеспечивала для всех граждан доступность образования, здравоохранения, достижений культуры, возможность пользоваться жильем и жилищно-коммунальными услугами. В современной Украине воспроизводство способа жизни большинства граждан определяется снижением уровня жизни, доступности образования, здравоохранения, культуры, жилья, материальных благ, ухудшением состояния физического и психического здоровья, что связано с распространением социальных болезней.

Таким образом, изучение основных процессов воспроизводства, которые формируют жизнеустройство украинского народа, свидетельствует о том, что феномен жизнеустройства может служить основанием построения теоретической модели социального организма. Проблема создания эффективной модели управления обществом требует такой организации прямых и обратных связей, которая непосредственно связана с важнейшими механизмами воспроизводства социального организма страны и нацеливает на сохранение этого организма. Для украинского народа создание такой модели имеет жизненно важное значение. Н. И. Сенченко отмечает, что «сегодня вопрос объективного и достаточно полного учета и анализа самых важных аспектов текущего состояния страны; состояния страны как системы в целом; направленной эволюции (динамики) этих состояний; эффективного управления в соответствии с эффективными целями развития страны – это вопрос жизни или смерти Украины»[26].

Обоснование жизнеустройства народа в качестве основания моделирования социального организма страны представляется одним из перспективных подходов к изучению процессов, которые происходят в обществе. Обновление методологии социального познания, считает В. И. Воловик, «не может осуществляться иначе, чем путем усовершенствования инструментария социально-фило-софской рефлексии мысленных моделей социума и его структурных элементов, проверки их адекватности реально существующим социальным феноменам, выявления детерминантов оптимизации развития социального знания и его использования в управлении социальными процессами»[27].

Анализ жизнеустройства народа как основы моделирования социального организма страны дает основания для следующих выводов. В условиях кризиса обществоведения и философии успех поиска продуктивной теоретической модели социального организма возможен только при условии приближения теории к реальной жизни народа путем синтеза знаний различных наук. Изучение феномена жизнеустройства народа позволяет синтезировать достижения как формационного, так и цивилизационного подхода в исследовании социального организма страны. Поскольку основными функциями жизнеустройства народа являются интеграция людей и процессы воспроизводства, процесс моделирования социального организма страны позволяет отразить диалектическое противоречие происходящих в нем процессов интеграции и дезинтеграции, воспроизводства явлений и процессов, которые укрепляют либо ослабляют этот организм. Модель социального организма, опирающаяся на концепцию жизнеустройства, может стать основой для создания эффективного механизма управления страной, который учитывает взаимосвязь основных процессов воспроизводства и нацелен на сохранение, укрепление и развитие социального организма страны.

Перспектива дальнейшего изучения феномена жизнеустройства народа как основы моделирования социального организма страны состоит в дальнейшем изучении основных процессов воспроизводства в социальном организме страны и выявлении детерминант оптимизации развития украинского общества.

[1] Кара-Мурза С. Г. Советская цивилизация. От начала до Великой Победы. – Харьков, 2007. – С. 7–8.

[2] Збiтнєв Ю. I., Сенченко M. I. Бiла книга України, або Вашингтонський консенсус в дії. Наслідки економічних реформ 1991–2001 років. – Київ, 2003.

[3] Скворець В. О. Життєустрій народу як соіальний феномен. Монографія. – Запоріжжя, 2012.

[4] Семенюк Є. П., Мельник В. П. Філософія сучасноі науки i техніки. – Львiв, 2006. –
С. 107.

[5] Фiлософський словник / за ред. B. I. Шинкарука. – Київ, 1986. – С. 394.

[6] Воронкова В. Г. Синергетически-рефлексивная модель управления как единого социального организма // Гуманiтарний вiсник Запорiзької державної iнженерної академiї: збiрник наукових праць. – 2005. – Вип. 21. – Запорiжжя, 2005. – С. 16–17.

[7] Воронкова В. Г. Синергетически-рефлексивная модель... – С. 16–17.

[8] Кримський С. Б., Павленко Ю. В. Цивiлiзаiйний розвиток людства. – Київ, 2007. – С. 282.

[9] Кара-Мурза С. Г. Россия под ударом. Угрозы русской цивилизации. – М., 2010. – С. 51–52.

[10] Андрущенко В. П. Організоване суспільство. – Київ, 2006 [Электронный ресурс]. URL: http://www.nbuv.gov.ua/books/2006/06vaos/03/htm

[11] Збiтнєв Ю. I., Сенченко M. I. Бiла книга України, або Вашингтонський консенсус в дiї. – С. 32.

[12] Заков I. Компоненти сучасної демографiчної кризи в Українi та їx вплив на трудовий потенцiал // Україна: аспекти працi. – 2008. – № 4. – С. 41.

[13] Украинская Советская Социалистическая Республика // Большая советская энцик-лопедия: в 30 т. / гл. ред. Прохоров A. M. – 3-е изд. – М., 1977. – Т. 26 – С. 535–593 [Электронный ресурс]. URL: http://www.nbuv.gov.ua/articles/history/uk_2.htm#09

[14] Гош О. Визначальний фактор вiдродження продуктивних сил України // Економiка України. – 2003. – № 6. – С. 51–52.

[15] Дмитриченко Л. A. Еволюцiя вiдносин власностi в аграрному ceктopi економiки як прояв розвитку суспiльної форми працi // Проблемы и перспективы развития сотрудничества между странами Юго-Восточной Европы в рамках Черноморского экономического сотрудничества и ГУАМ: сб. науч. трудов. – 2011. – Т. 1. – С. 233–238 [Электронный ресурс]. URL: http://www.nbuv.gov.ua/portal/soc_gum/pips/2011_l/toml/233.pdf

[16] Макогон Ю. В. Украина – МВФ и «двадцатка»: мифы и реалии [Электронный ресурс]. URL: http://www.nbuv.gov.ua/portal/soc_gum/.../236.pdf

[17] Збiтнєв Ю. I., Сенченко M. I. Бiла книга України, або Вашингтонський консенсус в дiї. – С. 6.

[18] Дубровський М., Андрущенко А. Система i трансформацiї програмне забезпечення розвитку сучасного профспiлкового руху в Україні // Профспiлки України. – 2002. – № 5. – С. 25.

[19] Лiбанова Е. М. Цiннiснi opiєнтацiї та соцiальнi peaлiї укрaїнського суспiльства // Економiка України. – 2008. – № 10. – С. 120.

[20] Социальная политика в постсоциалистическом обществе: задачи, противоречия, механизмы / отв. ред. К. Микульский. – Киев; М., 2001. – С. 66.

[21] Павловський М. А. Стратегiя розвитку суспiльства: Україна i свiт (еконоьмiка, полiтологiя, соцiологiя). – Київ, 2001. – С. 16–17.

[22] Збiтнєв Ю. I., Сенченко M. I. Бiла книга України, або Вашингтонський консенсус в дiї. – С. 36.

[23] Здоровенко В. В. Основнi тренди трансформацiйних процесiв сучасної цивiлiзацiї // Iнтелект. Особистiсть. Цивiлiзацiя: збiрник наукових праць. – 2012. – № 10. – С. 5–10 [Электронный ресурс]. URL: http://www.nbuv.gov.ua/portal/soc_gum/intelekt/2012.../Zdoroven.pdf

[24] Юрiй М. Ф. Соцiокультурний свiт України. – Київ, 2008. – С. 9–10.

[25] Сенченко Н. И. Теория и практика невидимых войн. – Киев, 2009. – С. 325.

[26] Сенченко Н. И. Указ. соч. – С. 338.

[27] Воловик B. I., Лепський М. А., Бутченко T. I., Краснокутський О. В. Соцiальна фiлософiя: монографiя. – Запорiжжя, 2011. – С. 5.