Диалектика «Накопления капитала» Розы Люксембург


скачать Автор: Бирюков А. А. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №4(72)/2013 - подписаться на статьи журнала

В статье представлен анализ основного труда Розы Люксембург «Накопление капитала», изложены и прокомментированы основные положения этой работы. Доказывается, что теории Р. Люксембург, часто критиковавшиеся советскими исследователями, на самом деле являются актуальными и достойными самого пристального внимания.

Ключевые слова: Роза Люксембург, накопление капитала, прибавочная стоимость, товарный излишек, потребность, империализм.

The author of the article analyzes the main work of Rosa Luxemburg “Capital Ac-cumulation”, expounds and comments the key points of the monograph. He argues that the theories of Rosa Luxemburg, often criticized by the Soviet researchers, are indeed urgent and worthy of special attention.

Keywords: Rosa Luxemburg, capital accumulation, surplus value, surplus commod-ities, demand, imperialism.

Главную работу Розы Люксембург «Накопление капитала» часто называют незаслуженно забытой и недооцененной. В свое время это исследование вызвало обширнейшую дискуссию в среде европейской социал-демократии и было признано оригинальной попыткой переосмысления и развития системы категорий «Капитала»[1]. К проблемам, поднятым ею в этом труде, исследователи вернулись лишь в 50–60-е гг. XX в. Такие ученые, как Ф. Бродель и И. Валлерстайн, признавали за Розой Люксембург первенство в изучении проблем роли периферии в процессе глобального накопления капитала.

Главной задачей своего исследования Роза Люксембург считала теоретическое воспроизводство реального исторического процесса развития капитализма. По ее мнению, решение этой задачи немыслимо без учета всех действительных условий накопления капитала. Эти условия – различные некапиталистические общества, в среде которых и развивается капитализм. Р. Люксембург считала необходимым дополнить Марксов анализ процессов производства и обращения капитала, происходящих в «чистом» капиталистическом обществе, состоящем лишь из буржуазии и пролетариата. Действительные исторические условия накопления капитала представлены Марксом только в главе 24 первого тома «Капитала» и связываются им лишь с «первоначальным накоплением», тогда как, по мнению Р. Люксембург, «капитализм даже в полной зрелости связан во всех отношениях с одновременным существованием некапиталистических слоев и обществ»[2].

Именно некапиталистические слои и страны, по мысли Р. Люксембург, позволяют осуществлять накопление капитала, предоставляя рынки сбыта для реализации части прибавочной стоимости, являясь источником сырья и поставляя новые рабочие силы для нужд капиталистического производства. Рассмотрим каждое из указанных положений.

Главным мотивом и конечной целью капиталистического производства является получение прибыли, следовательно, капиталист стремится к неограниченному, непрерывно возрастающему производству прибавочной стоимости[3]. Но, чтобы произвести накопление капитала, недостаточно просто произвести прибавочную стоимость, необходимо ее реализовать. Именно вопрос реализации излишков товаров с целью дальнейшего накопления капитала стал для Р. Люксембург одним из основных в ее исследовании. Как отмечает она сама, «реализация прибавочной стоимости является на самом деле жизненным вопросом капиталистического накоп-ления»[4].

Понятно, что потребителем товарного излишка не может быть класс пролетариата. В формуле совокупной стоимости товара (W = = с + v + m) доля рабочего класса равна переменному капиталу – v, то есть сумме выплаченной за тот или иной период времени заработной платы. Следовательно, сверх этой суммы рабочие приобрести товаров не могут[5].

Далее Р. Люксембург рассуждает о возможностях реализации прибавочной стоимости в среде класса капиталистов. Очевидно, что полностью «прокутить» прибавочную стоимость буржуазия не может себе позволить, так как в подобном случае мы будем иметь не расширенное производство (накопление капитала), а простое воспроизводство[6]. Таким образом, вопрос надо ставить иначе: могут ли капиталисты сами покупать «друг у друга этот остаток товаров и притом не для того, чтобы прокутить их в свое удовольствие, а затратить именно на расширение производства с целью накопления?»[7]. Р. Люксембург отвечает на него следующим образом: «Пусть это будет так. Но подобное решение лишь переносит затруднение с данного момента на следующий. В самом деле, допустив, что накопление началось и что расширенное производство в следующем году выбрасывает на рынок еще большую массу товаров, чем в этом году, мы снова наталкиваемся на вопрос: где же мы тогда найдем покупателей для еще более возросшего количества товаров?»[8]

Еще меньше на роль потребителей товарного излишка могут претендовать непроизводительные элементы (врачи, учителя, чиновники, военные и т. д.), так как потребление этих слоев уже включено в потребление буржуазии и пролетариата, то есть свои доходы они получают либо из средств капиталиста (из подлежащей потреблению части прибавочной стоимости), либо из фонда заработной платы рабочих. Таким образом, реализация всего продукта рабочими и капиталистами исключается. «Следовательно, – делает вывод Роза Люксембург, – реализация прибавочной стоимости в целях накопления в обществе, состоящем только из рабочих и капиталистов, является неразрешимой задачей»[9].

Из этого вывода с необходимостью вытекает следующий: «реализация прибавочной стоимости в виде первого условия потребует круга покупателей вне капиталистического общества»[10]. Иными словами, «...прибавочная стоимость может быть реализована не рабочими и не капиталистами, а только общественными слоями или обществами, которые сами не производят капиталистически»[11]. Эти некапиталистические общественные слои находятся как в самих капиталистических странах, где до господства «чистого» капитализма еще далеко, так и в обществах, принадлежащих к иным общественно-экономическим формациям. Крестьяне, ремесленники и другие некапиталистические слои, обладающие собственными покупательными средствами, образуют спрос на подлежащую капитализации часть прибавочной стоимости, заключенную в товарных излишках.

Однако Р. Люксембург не ограничивается лишь проблемой реализации прибавочной стоимости. Другой важной составляющей процесса капиталистического производства является возобновление постоянного и переменного капитала[12]. Эти главнейшие предварительные условия воспроизводства капитала, включающие в себя вещественные элементы производства и рабочую силу, также связываются Р. Люксембург с некапиталистической средой. Она ставит закономерный вопрос: «почему все необходимые средства производства и средства потребления должны быть произведены только капиталистически?»[13] Уже одно только стремление капиталистов к удешевлению элементов постоянного капитала предполагает стойкое стремление к безграничному использованию всех данных природой материалов и ресурсов. «С самого своего начала капиталистический способ производства по формам и законам своего движения рассчитан на весь земной шар как на сокровищницу производительных сил»[14].

То же самое касается и возрастающих потребностей капитала в рабочей силе. Прогрессирующее накопление сопровождается возрастанием переменного капитала. Так как действительным переменным капиталом является живая рабочая сила, то, следовательно, наличность предложения живого труда, приводимого в движение капиталом, является основным условием накопления[15]. В Марк-совом анализе капиталистического способа производства это требование находит свое выражение в образовании «промышленной резервной армии рабочих». Но каковы источники пополнения этого «резервуара»? Очевидно, что промышленная резервная армия не может образоваться лишь вследствие естественного размножения капиталистического пролетариата[16]. Р. Люксембург отмечает: «Естественное размножение рабочих ни во времени, ни количественно не находится ни в каком отношении к потребностям накопляемого капитала»[17]. Здесь на помощь вновь приходят некапиталистические слои и страны. Дополнительные рабочие силы капиталистическое производство получает вследствие разложения как европейского крестьянского хозяйства и ремесла, так и разнообразных производственных и общественных форм во внеевропейских странах[18].

Таким образом, Р. Люксембург приходит к выводу, что «капиталистическое накопление для своего движения нуждается в некапиталистических общественных формациях как в окружающей его среде: оно прогрессирует в постоянном обмене веществ с этими формациями и может существовать лишь до тех пор, пока оно находит эту среду»[19]. Однако не следует думать, что этот постоянный «обмен веществ» есть гладкий, равномерный процесс безболезненной диффузии. Напротив, происходящие в ходе взаимоотношений капитала с некапиталистической средой процессы реализации прибавочной стоимости, возобновления элементов постоянного и переменного капитала немыслимы без методов насилия, разрушения и войн. «Капитал не знает другого решения вопроса кроме насилия, которое является постоянным методом накопления капитала как общественного процесса не только при генезисе капитализма, но и вплоть до настоящего времени»[20].

Например, прибавочная стоимость может быть реализована в некапиталистических обществах лишь при том условии, что представителям данных обществ будут нужны капиталистически произведенные товары, то есть при условии, что они будут иметь в этих товарах потребность[21]. Однако те общественные формации, что находит капитал за пределами Европы, никакой потребности в этих товарах не выказывают, так как в этих обществах «производство для собственных потребностей является решающим моментом хозяйства; отсюда отсутствие потребности или незначительная потребность в чужих товарах»[22]. Кроме того, хозяйственная организация этих обществ покоится на связанности средств производства (прежде всего земли) и рабочей силы.

Но капитализм не может обойтись без платежеспособного спроса, средств производства и рабочих сил некапиталистической среды. «Поэтому капитал, прежде всего, всюду и всегда ведет борьбу за уничтожение натурального хозяйства во всех его исторических формах... Политическая сила, государственный налоговый пресс и дешевизна товаров являются в этой борьбе главными методами»[23]. Желание капитализма преодолеть прочные преграды, созданные некапиталистическими формациями на пути дальнейшего накопления, приводит к тому, что он стремится к уничтожению этих формаций как самостоятельных социальных образований. Роза Люксембург выделяет в этой борьбе следующие цели: 1) непосредственный захват важнейших источников производительных сил; 2) «освобождение» рабочих сил и принуждение их к труду для капитала; 3) введение товарного хозяйства; 4) отделение сельского хозяйства от промышленности[24].

Анализируя эти цели на обширном историческом материале, Р. Люксембург выводит некую последовательность действий капитала в отношении хозяйственных систем некапиталистической среды. Разлагая натурально-хозяйственные образования, капитал вначале вводит на их месте простое товарное хозяйство, а затем сам становится на его место[25]. Результатами этих процессов, проводимых методами прямого насилия (посредством войн, налогового грабежа, международных займов, охранительных пошлин и т. д.), являются захват важнейших производительных сил и выделение местной рабочей силы из «крепких оков» традиционных производственных отношений. Капитал, экспортируемый из метрополий, находит на развалинах былых социальных структур новые возможности для накопления. Как писала сама Р. Люксембург, «процесс накопления имеет тенденцию ставить всюду на место натурального хозяйства простое товарное хозяйство, на место последнего – капиталистическое хозяйство: он стремится осуществить во всех странах и отраслях абсолютное господство капиталистического производства как единственного и исключительного способа производства»[26].

В борьбе за использование некапиталистической среды в процессе накопления капитала европейские державы сталкиваются с новым противоречием, а именно – с неизбежным сокращением самой этой среды. Это приводит, с одной стороны, к усилению давления на некапиталистический мир, а с другой – к росту конкуренции между европейскими странами за приобретение новых некапиталистических областей[27]. Общее понимание этих процессов Розой Люксембург нашло отражение в ее теории империализма: «Его сущность состоит именно в распространении господства капитала из старых капиталистических стран на новые области и в хозяйственной и политической конкурентной борьбе этих стран из-за подобных областей»[28]. Таким образом, империализм является постоянным спутником капитализма, сопровождающим его на всем пути «движения капитала на мировой арене».

Теорию империализма Р. Люксембург часто противопоставляют теории В. И. Ленина. Согласно последней, как известно, империализм – это стадия развития капитализма, для которой характерен ряд основополагающих признаков: 1) концентрация производства и капитала, дошедшая до такой ступени развития, что она создала монополии, играющие решающую роль в хозяйственной жизни; 2) слияние банковского капитала с промышленным и создание на этой базе «финансового капитала», финансовой олигархии; 3) вывоз капитала, приобретающий в сравнении с вывозом товаров особо важное значение; 4) образование международных монополистических союзов капиталистов, делящих мир; 5) законченность территориального раздела мира и борьба за его передел[29].

На наш взгляд, различия между теориями Ленина и Люксембург скорее формальные, чем содержательные, и сводятся лишь к путанице в понятиях. Р. Люксембург, говоря об империализме как о «вечном спутнике» капитализма, не отрицает специфичности современной ей стадии развития капиталистического способа производства. Она говорит об «империалистической фазе накопления капитала», выделяя ее основные характеристики: вывоз капитала, международные займы, дешевый экспорт, охранительные пошлины и т. д. В. И. Ленин, в свою очередь, говорит о том, что «колониальная политика и империализм существовали и до новейшей ступени капитализма, и даже до капитализма»[30]. Таким образом, говоря об «империализме» как о методе накопления капитала, лучше иметь в виду определение Р. Люксембург; напротив, говоря об «империалистической» стадии развития, во избежание путаницы лучше использовать понятие «монополистический капитализм», которое сам Ленин постоянно применяет в качестве синонима империализма.

Проблема империализма у Р. Люксембург напрямую связана с ее взглядом на историческую тенденцию капиталистического способа производства. Сокращение некапиталистической мировой среды приводит к борьбе между европейскими странами и росту «энергии империализма», но «чем энергичнее и основательнее заботится империализм о гибели некапиталистических культур, тем быстрее вырывает он почву из-под ног процесса накопления капитала»[31].

Таким образом, сами условия накопления капитала, связываемые Р. Люксембург с некапиталистическими анклавами, ставят существованию капитализма объективный предел. «Чем больше насилия проявляет капитал, когда он посредством милитаризма уничтожает во всем мире и в своей родной стране существование некапиталистических слоев и ухудшает условия существования всех трудящихся масс, тем скорее история современного капиталистического накопления на мировой арене превращается в непрерывную цепь политических и социальных катастроф и конвульсий, которые вместе с периодическими хозяйственными катастрофами в форме кризисов делают невозможным продолжение накопления»[32]. Подобные выводы встречаются и в других ее работах[33].

В советских исследованиях взгляд Р. Люксембург на тенденцию развития капиталистического способа производства, получивший название «теории автоматического краха капитализма», подвергался критике[34]. Согласно критикам, тенденция развития капитализма сводится ею лишь к внешним процессам ассимиляции некапиталистической среды и уничтожению некапиталистических способов производства, то есть к обретению капитализмом своей исторической «чистоты». Таким образом, исторический генезис капитализма поставлен Розой Люксембург в зависимость от «внешних» условий.

Однако такая постановка проблемы не учитывает существенной особенности капитализма, а именно того, что капиталистический способ производства изначально имеет тенденцию к распространению по всему земному шару и без других хозяйственных форм как его среды и питательной почвы существовать не может[35].

Плюс ко всему Р. Люксембург говорит о процессе обретения капитализмом своей «чистоты» лишь как о тенденции, полная реализация которой невозможна в силу внутренне присущих капиталистическому способу производства противоречий. Г. Лукач, говоря о теории накопления капитала Р. Люксембург, отмечал: «Экономическая невозможность накопления в чисто капиталистическом обществе выражается, стало быть, не в том, что с экспроприацией последних некапиталистических производителей капитализм “прекращается”, но в тех действиях, к которым принуждает класс капиталистов предчувствие приближения этой ситуации: в лихорадочной колонизации, в борьбе за природные ресурсы и рынки сбыта, в империализме и мировой войне и т. д.»[36].

Что касается общей методологии Розы Люксембург, то ее часто называли антидиалектической и эклектической. Суть аргументации противников теории Р. Люксембург сводится к тому, что она, ставя движение капитализма в зависимость от внешней некапиталистической среды, выводит источник движения объекта не из его внутренних противоречий, а из противоречий внешних, второстепенных[37]. Но сама Р. Люксембург говорит о сокращении некапиталистической среды, которое вызвано постоянной экспансией капитала, лишь как о проявлении «полного противоречий закона падения нормы прибыли»[38], который, безусловно, является противоречием, внутренне присущим капитализму. Именно включение Розой Люксембург в исследование действительных исторических условий накопления капитала сделало этот анализ диалектическим в силу того, что накопление рассматривается в своем совокупном общественном окружении[39].

[1] Андерсон П. Размышления о западном марксизме. – М.: Интер-Версо, 1991. – С. 21.

[2] Люксембург Р. Накопление капитала. – М.; Л., 1934. – Т. 1–2. – С. 257.

[3] Там же. – С. 11.

[4] Там же. – С. 246.

[5] Там же. – С. 232.

[6] Там же. – С. 243.

[7] Люксембург Р. Накопление капитала. – С. 384.

[8] Там же. – С. 385.

[9] Там же. – С. 245.

[10] Там же. – С. 246.

[11] Там же.

[12] Люксембург Р. Накопление капитала – С. 259.

[13] Там же. – С. 250.

[14] Там же. – С. 251.

[15] Там же. – С. 253.

[16] Там же. – С. 254.

[17] Там же.

[18] Люксембург Р. Накопление капитала. – С. 255.

[19] Там же. – С. 258.

[20] Там же. – С. 261.

[21] Там же. – С. 259.

[22] Там же. – С. 260.

[23] Люксембург Р. Накопление капитала. – С. 260.

[24] Там же.

[25] Там же. – С. 297–298.

[26] Там же. – С. 298.

[27] Там же. – С. 320–321.

[28] Люксембург Р. Накопление капитала. – С. 389.

[29] Ленин В. И. Империализм как высшая стадия капитализма / В. И. Ленин // Соч. – Т. 27. – С. 386–387.

[30] Там же. – С. 379–380.

[31] Люксембург Р. Накопление капитала. – С. 321.

[32] Там же. – С. 337.

[33] См.: Она же. Введение в политическую экономию. – М.: Изд-во соц.-эконом. лит-ры, 1960. – С. 314–325.

[34] См.: Лаптев И. Д. Предисловие / Р. Люксембург // Введение в политическую экономию. – С. 21–25.

[35] Люксембург Р. Накопление капитала. – С. 337.

[36] Лукач Г. История и классовое сознание. Исследования по марксистской диалектике. – М.: Логос-Альтера, 2003. – С. 265–266.

[37] См.: Мотылев В. Предисловие / Р. Люксембург // Накопление капитала. – М.; Л., 1934. – Т. 1–2. – С. XXXIV–XXXV; Розенталь М. М. Диалектика ленинского исследования империализма и революции. – М.: Мысль, 1976. – С. 67–72.

[38] Люксембург Р. Накопление капитала. – С. 259.

[39] Лукач Г. Указ. соч. – С. 136.