Стыд и коллективно разделяемая моральная ответственность


Автор: Прокофьев А. В. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №3(88)/2018 - подписаться на статьи журнала

DOI: https://doi.org/10.30884/jfio/2018.03.03

В статье подвергнут анализу вопрос о том, какая из негативных эмоций самооценки (стыд или вина) лучше подходит в качестве средства выражения идеи коллективно разделяемой моральной ответственности. Под коллективно разделяемой моральной ответственностью понимают ответственность каждого члена коллектива, объединенного общей иден- тичностью, за моральные нарушения и злодеяния, совершенные членами этого коллектива, действующими от его имени, в его интересах или в порядке воплощения тех ценностных установок, которые широко разделяются в коллективе. В соответствии с позицией Л. Мэя и ряда развивающих его концепцию исследователей те члены коллектива, которые не участвовали в нарушении или злодеянии, имеют основания для переживания негативных эмоций самооценки, при условии, что они: а) сохраняют опасные убеждения; б) способствуют сохранению морального климата, который облегчает совершение нарушений и злодеяний; в) не пытаются изменить этот климат; г) сохраняют идентификацию с коллективом, несмотря на злодеяния и нарушения. В политической риторике и этических исследованиях присутствует тезис, что стыд является наилучшим средством выражения коллективно разделяемой ответственности.
Л. Мэй рассматривает его как оптимальный коррелят ослабленных, неполных форм ответственности, значит, ответственности всех тех, кто не является непосредственным нарушителем или злодеем. Против этого утверждения выдвинуты два возражения: а) концептуальное, утверждающее структурное несоответствие стыда неполным формам моральной ответственности (К. Стриблен); б) практическое, утверждающее, что стыд не может играть отведенную ему Л. Мэем положительную социально-политическую роль (Т. Оукберг). Автор статьи отклоняет практическое возражение, а на основе анализа концептуального приходит к выводу, что в большинстве практических контекстов стыд и вина являются вполне обоснованными и дополняющими друг друга средствами выражения коллективно разделяемой ответственности.

Ключевые слова: этика, мораль, моральная ответственность, коллективы с общей идентичностью, стыд, вина, Л. Мэй.

The paper deals with a question: What is the best emotional expression of a shared moral responsibility – guilt or shame? The shared moral responsibility is a responsibility of every member of a group with common identity for moral transgressions committed by some its members acting on the part of the group, for the sake of the group or on the basis of beliefs widely held in the group. Larry May and his adherents maintain that members of an identity group who do not take part in such transgressions are expected to feel negative emotions of self-assessment if they a) retain dangerous beliefs, b) contribute to a moral climate that enables transgressions, c) do not make efforts to change this climate, and d) retain identification with the group. The idea that shame is the best emotional expression of shared moral responsibility can be found both in ethical theory and political rhetoric. For May it is an optimal correlate of all weak and incomplete forms of moral responsibility. So it perfectly suits almost all responsible persons who are not immediate transgressors. There are two main objections to this opinion: conceptual (Cassy Striblen) and practical (Timothy Oakberg). The author argues against the practical objection and relying on the results of the analysis of its conceptual counterpart concludes that in the majority of practical contexts shame and guilt turn out to be completely justified and complementary emotional expressions of shared moral responsibility.

Keywords: ethics, morality, moral responsibility, identity groups, shame, guilt, L. May.

Размещено в разделах