Израильский лоббизм: голос без права вето


скачать Автор: Хлебникова Л. Р. - подписаться на статьи автора
Журнал: Том 6, номер 2 / 2013 - подписаться на статьи журнала

Израильский лоббизм и его влияние на Белый дом – весьма популярная тема не только в научном сообществе, но и в прессе. Ажиотаж вокруг роли лоббистских сил в формировании ближневосточной политики США подкрепляется ростом напряженности в американо-израильских отношениях ввиду стагнации процесса ближневосточного урегулирования и продолжающегося ядерного вооружения Ирана. Не менее важно и то, что вопрос о влиянии израильского лобби зачастую превращается в «охоту на ведьм с еврейским оттенком», поэтому изучение деятельности лоббистских структур требует освобождения от идеологических догм и любой другой предвзятости.

Ключевые слова: израильское лобби, AIPAC, Jstreet, американо-израильские отношения.

Israeli lobbyism and its influence on the White House are popular subjects for both scientific and pulp publications, which have often taken the form of ‘witch-hunt with Jewish tingle’. Therefore, research in the lobbyist structures activities requires a departure from ideological dogmas and any preconception.

Keywords: Israeli lobby, AIPAC, J Street, US-Israeli relations.

Американское государство, будучи мультикультурным, всегда отличалось внутренними этнорелигиозными противоречиями. Развитая демократическая система общественного и государственного устройства так или иначе предоставляет разным этническим, религиозным и другим социальным группам права на самоопределение внутри США. «Плавильный котел» уже несколько десятилетий в действии, но это не означает, что не происходит межэтнических столкновений и дискриминации одной группы населения другой или даже государством.

В США существует ряд рычагов, которыми могут воспользоваться лица, столкнувшиеся с дискриминацией по расовому, национальному, гендерному и прочим признакам. Общество остро реагирует на подобные вопросы, любое нарушение прав и свобод вызывает бурное обсуждение в СМИ и приводит к определенным последствиям. Скандалы происходят не только с американскими евреями, но и с другими жителями США; так, афроамериканская община заявляет, что расизм в США не мертв (Doherty 2013), и тщательно отслеживает любое его проявление. Политика политкорректности стала частью американской жизни.

Затронутая Д. Б. Графовым (2013) тема дискриминации студентов и преподавателей в вузах США требует более детального рассмотрения. Американская университетская жизнь явно отличается от российской; дело не только в самом образовании, но и в студенческой жизни в целом. Недавно в штате Алабама вспыхнул скандал на расовой почве (Reeves 2013). Университет Алабамы уличили в том, что некоторые университетские сообщества всячески не допускали афроамериканцев в свои ряды. Важно отметить, что данному делу дали ход студенческая газета The Crimson White и активная работа студентов в социальных сетях. В итоге впервые за всю историю существования братства “Sigma Delta Tau”, которое было основано семью еврейскими женщинами, в свое время столкнувшимися с подобной дискриминацией, президентом братства в университете Алабама была выбрана афроамериканка Х. Петерсон (University… 2013).

Лоббизм в той форме, в какой он развит в США, – бесспорно уникальное явление. В других демократических странах даже при наличии групп интересов любое проявление лоббизма воспринимается политическими элитами негативно и преимущественно как частное или корпоративное вмешательство в политический процесс. Интересы лоббистских групп могут резко противоречить национальным интересам государства или большинства в конкретном обществе. В США же лоббизм закреплен на конституционном уровне и защищен первой поправкой Конституции США о «свободе обращаться с жалобами», а в 1995 году был принят «Закон о раскрытии лоббистской деятельности». Согласно данным, опубликованным в Washington Post, в 2009 году в США насчитывалось примерно 13 700 лоббистских организаций (Plumer 2011). Но не все официально зарегистрированные лобби имеют сильное и действенное влияние на американскую политику, многие из них могут влиять на принятие отдельных решений по второстепенным вопросам. Среди самых значимых лобби в США можно выделить следующие: Национальная стрелковая ассоциация США (National Rifle Asso-ciation of America); Американская ассоциация лиц пенсионного возраста (The American Association of Retired Persons) и этнические (израильское, арабское, кубинское, армянское и китайское) лобби.

Наиболее влиятельное оружейное лобби США, например, успешно противостоит любым попыткам законодательно ограничить владение оружием, несмотря на возрастающее число жертв различных «стрелков». Бесконтрольное использование оружия стало кошмаром для американских граждан: только за 9 месяцев 2013 года произошло 6 массовых убийств гражданского населения США (Wing 2013). Правительство давно обратило внимание на данную проблему, и определенные группы предлагают поставить под контроль (gun control) распространение оружия среди населения. Однако Национальная стрелковая ассоциация не допускает никаких законодательных изменений, подчеркивая, что это нарушение права американцев на ношение и хранение оружия, закрепленное в Конституции США.

Что касается этнических лобби, то их появление связано с укреплением в американской среде этнических общин, которые находят ресурсы и механизмы влияния для обеспечения своих интересов. Круг интересов этнического лобби различен – от борьбы с неравноправием до влияния на американскую внешнюю политику. Например, армянские лоббисты в США озабочены ситуацией в Нагорном Карабахе и турецко-армянскими отношениями (особо острым является вопрос признания геноцида армян в 1915 году).

На сегодняшний день одной из наиболее влиятельных лоббистских «этнических» структур является израильское лобби. Израиль, по мнению лоббистов, остается главным хранителем самосознания американских евреев (Fishman 1973: 241), и потому ведущие израильские лобби в США ориентированы на Израиль и взаимодействие с ним. Нельзя сказать, что произраильские силы – это лишь американские евреи. Израильское лобби – огромный сплав разных социальных, религиозных групп и людей, которые озабочены американо-израильскими отношениями, процветанием Израиля и жизнью еврейской общины Америки.

Американская еврейская община является хорошо организованной и сплоченной в вопросах антисемитских нападок. После пережитых гонений и перманентных волн антисемитизма евреи, в том числе американские, остаются очень чувствительными к любым проявлениям юдофобии. Более того, если учесть, что, по последним опросам, проведенным Антидиффамационной лигой (Anti-Defamation League 2013b), 12 % американцев питают глубокую неприязнь к евреям, можно понять истоки подобной тревожности.

Одним из важных показателей, который во многих опросах применяется как «традиционный антисемитский стереотип» (Idem 2012), является привязанность американской еврейской общественности к Израилю. Но все не так однозначно, как кажется на первый взгляд. Последний опрос, проведенный Центром Пью (Pew Research Center 2013), продемонстрировал, что только 36 % религиозных евреев и 30 % нерелигиозных чувствуют себя эмоционально привязанными к Израилю. Больше половины респондентов никогда не были в Израиле. 40 % религиозных евреев считают, что строительство еврейских поселений на оккупированных территориях вредит безопасности Израиля, среди нерелигиозных евреев процент несколько выше – 56 %.

Американское еврейство и израильское еврейство не идентичны: им свойственны глубокие культурные, религиозные и политические различия. Специалисты отмечают, что в последнее время происходит отчуждение между американскими и израильскими евреями (показательно, что каждый четвертый иммигрант из Северной Америки возвращается обратно, что составляет 25,8 % от всего числа иммигрантов, приехавших в Израиль начиная с 1989 года) (Barkat 2013). Это может в долгосрочной перспективе негативно отразиться на отношениях между Израилем и США. Но на данный момент Израиль как оплот еврейских ценностей до сих пор остается важной составляющей идентичности американских евреев, а израильские евреи всегда обращаются за помощью к своим американским друзьям. Таким образом, у израильского лобби существует прочная социальная база, что является залогом эффективной работы любых лоббистских структур.

Среди действующих израильских лоббистских групп наибольшим влиянием пользуется AIPAC (The American Israel Public Affairs Committee), в своих взглядах по внешнеполитическим вопросам смыкающаяся с правительством В. Нетаньяху. В последние годы активно заявляет о себе организация “J Street”, позиции которой по ближневосточному урегулированию и решению иранской проблемы более близки к израильским левым кругам.

Правда, уровень влияния “J Street” в американских коридорах власти пока несопоставим с возможностями AIPAC. Правое крыло не видит перспектив в мирных переговорах с палестинцами на основе принципа двух государств для двух народов, а также выступает за жесткое противодействие ядерной программе Ирана вплоть до применения военных средств. Политика таких лоббистов строится на оправдании любых военных действий Израиля в секторе Газа, а также политики Израиля в любых ее формах, включая насильственные, на территориях Западного берега реки Иордан. Левые лоббисты придерживаются компромиссного подхода в решении острых вопросов. “J Street” открыто поддерживает реализацию плана «два государства – два народа», выступает против военного вмешательства в Иране, призывает к диалогу между сторонами.

Деление на левых и правых условно и касается лишь идейно-политической ориентации, цель остается единой и неизменной – поддержка Израиля. Левые лоббисты критикуют израильское правое правительство, которое не соглашается идти на уступки, тем самым нанося вред израильской безопасности.

Более того, в последнее время усилилась критика в адрес Израиля со стороны журналистов и политологов. Например, упомянутый в работе Графова Т. Л. Фридман (если мы говорим об одном и том же Т. Л. Фридмане, американском еврее с левыми взглядами на израильскую политику, журналисте, колумнисте «Нью-Йорк Таймс»), может, и разозлил кого-то из лоббистов и кем-то был заклеймен, но он активно продолжает писать об американо-израильских отношениях, о ситуации вокруг Ирана и ближневосточного урегулирования, не стесняясь давать свою оценку событиям. В статье о визите Б. Обамы в Израиль Фридман предложил американскому лидеру спросить у израильтян: «Все сосредоточены на мне и на том, что я сделаю. Но как друг я хотел бы знать лишь одно: какова ваша долгосрочная стратегия в регионе? Она у вас вообще есть?» (Friedman 2013а). Фридман с юмором описывает взаимоотношения Нетаньяху и Обамы: «Президент Обама и премьер-министр Нетаньяху говорили по телефону 90 минут. Ничего себе – 90 минут! Интересно, Обама когда-либо говорил с Джо- ном Бейнером[1] 90 минут?» (Idem 2013b). Касательно израильского лобби автор пишет: «Я надеюсь, израильский премьер-министр понимает, что овации в Конгрессе не были результатом его политики. Эти овации были обеспечены и проплачены израильским лобби. Настоящей проверкой для Биби было бы его выступление, скажем, в Университете Висконсина. Мне кажется, что многие студенты бойкотировали бы его, многие еврейские студенты держались от него подальше, и не потому, что они враждебно к нему относятся, а потому, что они в замешательстве» (Idem 2011). «Перевоспитанный журналист» не отходит от своей линии, продолжая собирать вокруг себя многочисленных сторонников, несмотря на обвинения и попытки влиять на него.

Оценки произраильского лоббизма в экспертном сообществе

Научное сообщество проявляет большой интерес к изучению произраильского лоббизма, и эта тема занимает особое место в литературе. Табуированность изучения лоббизма, коренящаяся в опасениях американских евреев столкнуться с новыми гонениями, отошла в прошлое. Если обобщить, то существуют две точки зрения: одни считают, что израильское лобби управляет внешней политикой Белого дома, тем самым нанося вред интересам США; другие полагают, что влияние лоббистов налицо, но они никогда не имели, не имеют и не будут иметь безграничной власти над принятием внешнеполитических решений.

К первой группе ученых можно отнести американских профессоров-политологов С. Уолта и Дж. Миршаймера, авторов фундаментального труда «Израильское лобби и внешняя политика США» (Mearsheimer, Walt 2007), ставшего бестселлером: по оценке газеты The New York Times, книга вызвала широкий резонанс во всем мире. Необходимо подчеркнуть, что она содержит богатейший фактический материал и на данный момент является наиболее всеобъемлющим исследованием влияния израильского лобби на американскую внешнюю политику. Авторы подчеркивают, что лоббирование интересов Израиля негативно сказывается на имидже США и противоречит американским интересам.

Особое место отводится «израильскому фактору» в полемике о причинах антиамериканских настроений в арабском мире. В журнале Foreign Affairs М. Линч, директор Института ближневосточных исследований в Университете Джорджа Вашингтона, опубликовал рецензию (Lynch 2013) на книгу политолога А. Джамаля «Империи и граждане». Среди наиболее весомых и популярных воззрений Линч выделяет три основных. Одни видят причину арабской антипатии к США в глубинной, цивилизационной ненависти. Вторые заостряют внимание на неприятии Америки как единственной глобальной державы. Третьи рассматривают антиамериканские настроения как вполне ожидаемый ответ на внешнеполитические действия США на Ближнем Востоке: военные кампании, поддержка авторитарных режимов и американо-израильские связи. Для Джамаля главная причина жизнестойкости арабского антиамериканизма состоит в том, что США препятствуют построению демократии на Ближнем Востоке и ставят арабов перед выбором: или проамериканская демократия, или никакой демократии вообще. Однако Линч опровергает тезисы Джамаля, приводя в пример действия США после начала Арабского пробуждения. США приветствовали демократические изменения в арабском мире, более того, Америка старается сократить свою региональную значимость. В споре двух политологов Израиль упоминается один-два раза, что подтверждает тезис о том, что американо-израильский тандем не является ключевой причиной устойчивости арабского антиамериканизма.

израильский политолог Э. Инбар в статье «Американо-изра-ильские отношения после Холодной войны: взгляд из Иерусалима» (Inbar 2009) также подвергает сомнению распространенное убеждение, что антиамериканские настроения среди арабов напрямую связаны с американской поддержкой Израиля. Среди исламских радикальных группировок Израиль не является приоритетной целью (Lewis 1998). Деятельность «Аль-Каиды» направлена прежде всего против США. Инбар полагает, что негативные эмоции по отношению к Америке и Западу укоренены в арабской культуре. Б. Рубин, директор центра глобальных исследований в области международных отношений, также оспаривает «израильский след» в арабском антиамериканизме (Rubin 2002). Он считает, что ненависть взращивается внутри арабского общества правящими элитами, а США лишь помогли не стереть Израиль с лица земли.

Таким образом, мнение о том, что Америка «получила по заслугам» из-за перманентной поддержки Израиля, является спорным: первые десятилетия американо-израильских отношений были прохладными, первые крупные поставки оружия Израилю пришлись лишь на президентство Дж. Кеннеди. США проявили интерес к ближневосточному региону еще до возникновения Израиля, а в дальнейшем проводимая американцами политика часто и вовсе противоречила израильским интересам.

Вместе с тем поддержка, которую американская администрация на протяжении десятилетий оказывала Израилю на международной арене, какую бы дискриминационную политику ни проводили израильские правительства в отношении палестинских арабов, особенно на оккупированных территориях, создавала негативное отношение к США у арабской общественности. Отсутствие реального американского давления на Израиль, с тем чтобы остановить его поселенческую политику, рассматривалось как прямое пренебрежение интересами арабов. Таким образом, фактор особых американо-израильских отношений нельзя сбрасывать со счетов, анализируя причины роста антиамериканизма на Ближнем Востоке.

11 сентября 2001 года весь мир потрясло событие, определившее начало эпохи войны с глобальным терроризмом и пристального внимания «свободного мира» к ближневосточному региону: «Атаки на символы экономической и военной мощи Америки – Всемирный торговый центр и Пентагон – продемонстрировали уязвимость единственной сверхдержавы и подвели черту под “каникулами истории”» (Бартенев 2011: 187). Реакцией американского руководства был незамедлительный удар по Афганистану и несколько отсроченный – по Ираку. В упомянутой книге Миршаймер и Уолт анализируют участие израильского лобби, Израиля и произраильских сил в организации иракской кампании 2003 года. американский политолог и специалист по международным отношениям Д. Уэксмэн рассматривает подобные заявления как очередной антисемитский акт и утверждает, что «Израиль не подталкивал США к войне» (Waxman 2009а: 126–140). Уэксмэн соглашается, что неоконсерваторы были солидарны в поддержке Израиля, но это не было решающим доводом для вторжения в Ирак. Скорее нео-консерваторы верили, что иракская кампания служит национальным интересам США (Idem 2009b). Американское еврейство не было едино в оценке необходимости военного вторжения в Ирак: многие выступали против операции, но AIPAC активно поддержал линию президента.

Миршаймер и Уолт прослеживают влияние израильских лоббистов на американо-иранские и американо-сирийские отношения, а также затрагивают вопрос об американской экономической и военной помощи Израилю, подчеркивая, что еврейскому государству оказывается самая большая финансовая поддержка среди всех американских союзников. Из-за критического тона по отношению к деятельности AIPAC и других лоббистских сил авторы были обвинены в антисемитизме, субъективизме и ошибочности суждений, что только подогрело интерес публики к их труду.

Немного с другого ракурса к исследуемой проблеме подошел Д. Юравливкер (Yuravlivker 2010). Прежде всего он пытался определить, насколько реально влияние израильского лобби в США, и уделил особое внимание деятельности AIPAC в контексте американо-израильских отношений, исследуя таким образом причины успехов и неудач в деятельности произраильского лобби.

Исследование Юравливкера ценно тем, что автор приводит исторические справки о становлении еврейской общины в США, используя мемуары ведущих американских политиков (Г. Трумэна, Г. Киссинджера и др.) и исследования американских политологов (С. Льюиса, М. Дж. Барда и др.). Автор полемизирует с Уолтом и Миршаймером и приводит контраргументы[2] против их тезиса о пагубном влиянии израильского лобби. Он заключает, что AIPAC и произраильские группы никогда не имели и не будут иметь достаточно власти для того, чтобы управлять в одностороннем порядке американской внешней политикой на Ближнем Востоке.

Современные проблемы, стоящие перед AIPAC

Говоря о победах и поражениях израильского лобби, нужно совершить маленький экскурс в историю. Среди побед израильского лоббирования можно назвать принятие поправки Джексона – Вэника[3], целью которой было заставить советское руководство прекратить препятствовать репатриации евреев из Советского Союза. Принятие поправки было важным моментом в советско- (а затем и российско-) американских отношениях, а вопрос о положении советских евреев сказывался на их дальнейшем развитии. С. Шварц, американский журналист и колумнист, описывает успех в принятии поправки Джексона – Вэника как всего-навсего «продукт действия обозленных рядовых на улице, а не лобби» (Yuravlivker 2010: 8), однако это мнение оспаривает его коллега Дж. Голдберг, называя эту поправку не иначе как «еврейской победой» (Goldberg 1996: 174). Голдберг подтверждает широко известную мысль, что влияние израильского лобби стало еще большим не из-за его реального роста, а из-за слухов о нем. Мифы о всесильности лобби проникли в умы американских конгрессменов и сыграли на руку самим лоббистам. Таким образом, принятие поправки Джексона – Вэника можно с уверенностью назвать успехом израильского лоббизма. Среди других побед можно выделить колоссальную финансовую поддержку молодого еврейского государства. Позже AIPAC лоббировал другие резолюции, направленные на помощь Израилю.

Вместе с тем в 1970–1980-х годах AIPAC потерпел множество поражений в попытках повлиять на решения американского руководства. Почти все неудачи пришлись на правление Дж. Картера, Р. Рейгана и Дж. Буша-старшего. Самыми очевидными ошибками израильского лобби были попытки приостановить американские поставки ракет типа Hawk[4] в Иорданию в 1970 году, продажу самолетов F-15[5] и самолетов, оснащенных авиационной системой раннего предупреждения и управления (AWACS), Саудовской Аравии в конце 1970-х – начале 1980-х годов[6]. Провалы не ослабили AIPAC, однако разрушали миф о непобедимости израильского лобби и его полном контроле над американским курсом ближневосточной политики.

Сегодня круг проблем, которыми озабочен AIPAC, вращается вокруг Ирана, Сирии и ближневосточного урегулирования. Жесткая линия израильских лоббистов не находит поддержки у администрации Обамы: ни лоббирование военной операции в Сирии (Rouderen, Kershener 2013), ни давление на Белый дом с целью принятия более жестких мер по отношению к Ирану реализованы не были.

Судя по проведенным опросам, американские граждане выступают против ударов по Сирии, и никакие утверждения относительно использования Б. Асадом химического оружия против мирных граждан и тем более агитация израильского лобби через СМИ не влияют на нежелание американцев вмешиваться в новые военные авантюры. Опрос, проведенный The Washington Post совместно с ABC, показал, что 59 % граждан против ударов по Сирии (Edwards-Levy 2013). Центр Пью на схожий вопрос дал результат в 48 % (Ibid.). Отношение американцев к Ирану достаточно негативное: около 83 % респондентов воспринимают его как вражеское государство (Swift 2013). Тем не менее 60 % опрошенных считают, что для решения «иранского ядерного вопроса» необходимо использовать лишь дипломатию и экономические санкции. Сомнительно, что у израильских лоббистов есть настолько сильные доводы, чтобы мнение американской общественности кардинально изменились.

Двойная лояльность

Среди исследователей существует мнение о том, что многие американские политики еврейского происхождения разрываются между американским самосознанием и еврейской идентичностью. Миршаймер и Уолт считают, что «двойная лояльность» опасна, поскольку может привести к подмене одних интересов другими. В этом обвиняются многие представители еврейской общины, которые имеют отношение к государственной службе. Бывший исполнительный директор AIPAC Т. Дин в одном из интервью заметил: «Я пришел на эту работу, думая об американской внешней политике и о том, как усилить американские позиции в мире. В то же время я много думал об Израиле, потому что я еврей» (Mearsheimer, Walt 2007: 147). Обвинения американских политиков еврейского происхождения в неверности интересам США достаточно распространены, но часто они носят сугубо антисемитскую направленность. «Настоящие» нарушители преследуются по всей строгости американского закона, о чем свидетельствует дело Полларда[7].

Но нужно заметить, что среди других общин США в большей степени пропагандируется «американизация» – сохранение этнической и религиозной идентичности при доминировании американского самосознания. Опрос 2006 года среди американских христиан показал, что 48 % респондентов считают себя сначала американцами, лишь потом христианами, и только 42 % думают иначе (Pew Research Center 2006).

Президент Обама лично столкнулся с обвинениями в «двойной лояльности»: недоброжелатели открыто множили слухи о его ненастоящем паспорте, но более широкую огласку получило мнение, что «Обама – мусульманин». Подобные идеи в основном были использованы сторонниками республиканской партии и их сподвижниками для привлечения голосов избирателей. В соответствии с опросами Центра Пью, большинство тех, кто считает Обаму «мусульманином», принадлежат к консервативным республиканцам и евангелистам-протестантам (Idem 2010). Писатель Б. Фейлер провел параллели с двумя другими американскими президентами: А. Линкольна обвиняли в том, что он католик, а Ф. Д. Рузвельта – в том, что он еврей (Feiler 2010). Фейлер верно замечает, что подобные кампании в США были и будут всегда.

Est in media verum[8]

Американо-израильские отношения строятся не только на влиянии и давлении AIPAC на американскую власть – кроме действий израильского лобби, есть множество иных не менее важных факторов. В период биполярной системы отношения в американо-израильском тандеме выстраивались на основании противостояния советской угрозе, в постбиполярном мире они столкнулись с новыми общими угрозами, такими как международный терроризм, меняющийся арабский восток (Арабское пробуждение) и, как следствие этого, активность радикального политического ислама на Ближнем Востоке. Сближению двух государств способствует и общность ценностной ориентации (прежде всего приверженность демократическим ценностям), и стремление к научно-техничес-кому и военному прогрессу.

Постепенно укрепляясь на американской политической сцене, израильский лоббизм занял свою нишу, которую покидать не намерен. Используя механизмы влияния и давления, израильские лоббисты пытаются реализовать свои внешнеполитические и внутриполитические амбиции. Золотым временем для AIPAC стало правление Дж. Буша-младшего, когда черно-белое политическое видение американской администрации и произраильских правых сил было схожим. Стабильная финансовая и дипломатическая поддержка Израиля в совокупности с отсутствием критики израильской поселенческой политики и военных рейдов в сектор Газа устраивало лоббистов. Ситуация начала меняться с приходом Обамы, который обозначил новый ближневосточный подход, и в США возникла новая лоббистская сила, которая оказывает большую поддержку американскому лидеру и его политическим идеям.

Так или иначе, сегодня AIPAC – первый среди равных, но нельзя отрицать растущую популярность “J Street” среди еврейской молодежи Америки. Не существует единой лоббистской организации, которая может с уверенностью заявить, что она представляет собой еврейский голос Америки. Более того, в американском обществе растет недовольство финансовыми вливаниями в Израиль, а также бескомпромиссной политикой последнего в регионе; доказательство тому – созданное движение OCCUPY AIPAC (occupyaipac.org).

По прогнозам Уэксмена, влияние лоббистов в будущем может начать снижаться (Waxman 2012: 96) из-за отсутствия единой политической линии среди израильских лоббистов, пассивности молодых американских евреев и их эмоциональной отчужденности от Израиля и, наконец, из-за усиливающейся роли евангельских христиан в израильском лобби.

Обобщая сказанное, отметим, что мнение еврейской общины Америки играло не последнюю роль во многих событиях на политической арене США, однако утверждение, будто евреи управляют Белым домом, безосновательно.

Литература

Бартенев, В. И. 2011. Влияние событий 11 сентября 2001 г. на политику США в сфере содействия международному развитию. Вестник Московского университета 3: 184–218.

Графов, Д. Б. 2013. Произраильское лобби в США. Историческая психология и социология истории 6(2): 107–127.

Anti-Defamation League

2012. Attitudes toward Jews in ten European countries. ADL.org, March 2012. URL: http://archive.adl.org/anti_semitism/adl_anti-semitism_presentation_ february_2012.pdf.

2013а. ADL audit: U.S. Anti-semitic incidents declined 14 percent in 2012. ADL.org 22.07. URL: http://www.adl.org/press-center/press-releases/anti- semitism-usa/adl-audit-us-anti-semitic-incidents-declined-14-percent.html.

2013b. ADL poll: Anti-Semitic attitudes America decline 3 percent. ADL.org 28.10. URL: http://www.adl.org/press-center/press-releases/anti-semi tism-usa/adl-poll-anti-semitic-attitudes-america-decline-3-percent.html#.UuvONz1_ udw.

Barkat, A. 2013. 1 in 4 North American immigrants leave. Haaretz 15.08.

Doherty, C. 2013. For African Americans discrimination is not dead. Pew Research Center 28.06.

Edwards-Levy, A. 2013. Americans people really don't want to bomb Syria. Huffington Post 03.09.

Feiler, B. 2010. Obama a Muslim! Lincoln a Catholic! FDR a Jew! Why Americans don't like their President's God. Huffington Post 21.08.

Friedman, T. L.

2011. Newt, Mitt, Bibi and Vladimir. The New York Times 13.12.

2013а. Mr. Obama goes to Israel. The New York Times 12.03.

2013b. Something for Barack and Bib to talk about. The New York Times 16.11.

Fishman, P. 1973. The Jews in the United States. New York: Quatrangle.

Goldberg, J. J. 1996. Jewish Power: Inside the American Jewish Establishment. Addison-Wesley Publishing Co.

Inbar, I. 2009. US-Israeli relations in the post-Cold war era: The view from Jerusalem. US-Israeli Relations in a New Era: Issues and Challenges after 9/11, pp. 33–51. New York: Routledge.

Lewis, B. 1998. License to kill: Usama bin Laden's Declaration of Jihad. Foreign Affairs November – December. vol. 77: 14–19.

Lynch, M. 2013. The persistence of Arab Anti-Americanism. The Foreign Affairs 92(3): 146–153.

Mearsheimer, J., Walt, S. 2007. The Israel Lobby and U.S. Foreign Policy. New York: Farrar, Straus, Giroux.

Miller, A. D. 2012. Six Big Lies About How Jerusalem Runs Washington. Foreign Policy 21.03.

Pew Research Center

2006. Muslims in Europe: Economic Worries Top Concerns About Religious and Cultural Identity. Pew Research Center July.

2010. Growing number of Americans say Obama is Muslim. Pew Research Center 28.08.

2013. A portrait of Jewish Americans. Pewfoum.org 01.10.

Plumer, B. 2011. Corporate lobbying is a very exclusive club. The Washington Post 08.11.

Reeves, J. 2013. Professors, students march against racism at university of Alabama. Huffington Post 18.09.

Rouderen, J., Kershener, I. 2013. Lobbying group for Israel to press Congress on Syria. The New York Times 09.09.

Rubin, B. 2002. The real roots of Arab Anti-Americanism. The Foreign Affairs November – December.

Schwartz, S. 2006. Is it good for the Jews? The crisis of America's Israel lobby. New York: Doubleday.

Swift, A. 2013. Americans overwhelmingly see Iran as Enemy or Unfriendly. Gallup 25.09.

University of Alabama sorority elects first black president on heels of discrimination controversy. Huffington Post. 2013. November 15.

Waxman, D.

2009a. A war for Israel? US-Israeli Relations in a New Era: Issues and Challenges after 9/11. N.Y.: Routledge, pp. 126–140.

2009b. From Jerusalem to Baghdad? Israel and the war in Iraq. Baruch College, International Studies perspectives 10: 1–17.

2012. The Pro-Israel lobby in the USA: Past, present and future. Israel and the United States. Six decades of US-Israeli Relations. Colorado: Westview Press, pp. 79–99.

Wing, N. 2013. We've had so many shootings in the U.S., We've had to Redefine the term. Huffington Post 17.09.

Yuravlivker, D. 2010. The Perception of Power and the Power of Perception. College of Behavioral and Social Sciences, the University of Maryland, the Department of Government and Politics, pp. 1–38. URL: http://www.gvpt. umd.edu/jcurry/saps/documents/fall10/yuravlivker.pdf.

[1] Джон Бейнер – спикер Палаты представителей Конгресса США с 2011 года.

[2] Юравливкер разбивает их теорию о том, что Израиль был создан благодаря давлению еврейских друзей и советников Г. Трумэна; автор не соглашается с тем, что Израиль и израильское лобби спровоцировали американское вторжение в Ирак и др.

[3] Поправка Джексона – Вэника к Закону о торговле, принятая в 1974 году, ограничила торговлю с социалистическими странами, нарушающими права человека и препятствовавшими эмиграции.

[4] Hawk missile («Хок») – американский зенитно-ракетный комплекс средней дальности.

[5] F-15, или McDonnell Douglas F-15 Eagle, – американский тактический истребитель.

[6] В 1978 году между AIPAC и американским руководством разразилась битва из-за намерений США продать AWACS еще одному своему союзнику в регионе, также противостоящему Ирану – Саудовской Аравии. AIPAC проиграл, и, по словам Шварца, «Америка остается другом Израиля, но слугой Саудовской Аравии» (Schwartz 2006: 137).

[7] Джонатан Поллард – американский еврей, гражданин США (позже и Израиля), бывший военный аналитик в Управлении военно-морской разведки США. Осужден на пожизненное заключение из-за шпионажа в пользу Израиля. Любые попытки израильской стороны повлиять на дело Полларда были отклонены американской системой правосудия.

[8] Истина посередине (лат.).