Третья парадигма и динамика социальных систем


скачать Авторы: 
- Еськов В. М. - подписаться на статьи автора
- Джумагалиева Л. Б. - подписаться на статьи автора
- Гудкова С. А. - подписаться на статьи автора
- Кравченко Е. Н. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №1(13)/2014 - подписаться на статьи журнала

Представлена новая концепция проблемы глобализации, где главным признаком состояния любой социальной системы является ее однородность. При этом в компонентах характеристики однородности социальной системы на первом месте стоит однородность по параметрам интеллекта и знаний, а экономическая, этическая и другие виды однородности не занимают позиции лидерства. Доказывается, что фрактальная закономерность перехода «детерминизм – стохастика – хаос и самоорганизация» не выполнялась в социалистических странах и не выполняется сейчас в США. Более того, технологическое (стохастическое) общество США является стагнированной системой, в которой 20 % населения способно к эволюции, а 80 % является социальным балластом для дальнейшего развития. Представлены возможности теории хаоса-самоорганизации в описании социумов в рамках нового подхода.

Ключевые слова: глобализм, однородность, самоорганизация, хаос, фрактальность, эволюция.

The article presents a novel conception of globalization where the main feature of a social system is homogeneity. Moreover, homogeneous social system is characterized primarily by homogeneous intellectual parameters, and other economic and ethical characteristics are less important. The article proves that fractal transition law “determinism-stochastics-chaos” has not been carried out in socialist countries and now is not carried out in the USA. Besides, American technological (stochastic) society is a stagnated system where 20 % of population is able to evolution, and 80 % of population is social worthless stuff, unable to make a progress. The article proposes applying of chaos and self-organization theory in social description within this new approach.

Keywords: globalism, homogeneity, self-organization, chaos, fractality, evolution.

1. Введение

На протяжении всего периода своего существования человечество постоянно пыталось решить два глобальных вопроса: проблему рациональности, разумности в вопросах устройства конкретного общества (своей страны, соседних государств) и проблему будущего устройства, типа реализации будущего. Этой теме посвящены сотни теорий построения различных социальных систем и социальных отношений и написаны миллионы статей, книг, тезисов докладов. Например, Арнольд Тойнби выделил 21 тип социумов, и в мире идет непримиримая борьба между сторонниками стратификации и кластеризации социумов (рабовладельческое, феодальное, капиталистическое общества) и сторонниками изоморфного, однородного, «гомогенизированного» общества. В последнем случае мы говорим о социализме, коммунизме и ряде других типов обществ. Не занимаясь подробным анализом экономической, социальной, политической сторон вопроса идентификации социумов (они наиболее болезненны и дискуссионны), мы остановимся на наиболее важном аспекте (параметре порядка) в организации социумов (все остальное – производное от этого).

Речь идет об уровне однородности в организации и управлении любым социумом. Иными словами, мы сейчас можем с позиций третьей парадигмы [Еськов 2011; Еськов и др. 2012], с позиций параметров порядка (главнейших признаков той или иной системы) определить, что является приоритетом в классификации социумов и как их (социумы) следует идентифицировать [Рыбаков и др. 2012]. С позиций разрабатываемого нами нового подхода в рамках общей теории систем (ОТС) параметром порядка в идентификации типа социума являются не столько экономические, финансовые или политические характеристики социума (производные от параметра порядка), сколько степень однородности общества. В этой связи предлагается новая классификация типов обществ, которая базируется именно на степени однородности социумов. При этом среди параметров однородности на первом месте стоит интеллектуальная (знаниевая) однородность (или знаниевый изоморфизм). Подчеркнем, что количественно определять этот параметр сравнительно просто, что мы и предлагаем делать [Еськов 2011; Eskov V. M., Eskov V. V. et al. 2012; Eskov, Gavrilenko et al. 2012; 2013]. Экономическая и социальная составляющие были главнейшими в системах первого (традиционалистское общество) и второго (техногенное) типов. Знаниевый компонент выходит на первое место в третьем типе социумов.

1. Третья парадигма в классификации типов общества

Динамика развития общей теории систем (ОТС) характеризуется сменой представлений и понятий. В ОТС Л. фон Берталанфи, Н. Винер (кибернетика) и Г. Хакен (синергетика) [Haken 1995] предлагали разные концепции. Нашего классика ОТС, А. А. Богданова, мы ставим над этой триадой, так как еще в конце XIX и начале XX в. он уже описывал элементы и кибернетики, и синергетики [Богданов 2003]. Однако все три подхода основывались на детерминистско-стохастических парадигмах (ДСП), что не позволяло даже синергетике выйти из ДСП и подойти к третьей парадигме (ТП). Например, Г. Хакен в базовом постулате синергетики (мы не работаем с отдельными элементами системы, а только с пулами, компартментами, кластерами) предлагал не учитывать динамику поведения отдельного элемента системы. Однако это будет справедливо только для сверходнородных систем, в которых все элементы системы одинаковы по значимости. В нашей интерпретации это знаниевое, синергетическое, постиндустриальное общество – ЗСПО [Еськов 2011]. Антиподом этому является эффект бабочки в синергетике, который совершенно неприменим к однородным системам (бабочка должна быть уникальной, единственной, бабочкой-«гением»). Иными словами, эффект бабочки можно наблюдать только в сверхнеоднородной среде, в поляризованной системе, где имеется главный параметр порядка (в социумах – гении). Таким образом, синергетика упирается в вопрос однородности социумов, который сейчас в ней даже не обсуждается. Именно по этой причине мы и разрабатываем данную тему.

В рамках третьей парадигмы и теории хаоса-самоорганизации (ТХС), которая является аналитической частью ТП, мы предлагаем исходно любую систему идентифицировать с позиций степени однородности, а затем определять параметры порядка. В этой связи мы предлагаем изучать и классифицировать любое общество с позиций степени социальной и интеллектуальной однородности, и тогда все социумы (и исторически, и в рамках их современного состояния) разделятся условно на три типа (как и три парадигмы естествознания): детерминистское общество (в старой классификации – традиционалистское), стохастическое общество (технологическое) и знаниевое, синергетическое, постиндустриальное общество (ЗСПО) – в рамках третьей парадигмы. Таким образом, вместо 21 типа социумов по А. Тойнби мы предлагаем 3 типа, которые соответствуют трем парадигмам науки и любым другим динамическим системам третьего типа (СТТ), complexity [Еськов 2011; Рыбаков и др. 2012]. Аналогичная классификация предлагается и в естество-знании.

Обоснование такого деления базируется на довольно очевидных фактах организации социумов. Во-первых, с социологической точки зрения традиционалистское общество является детерминистским по характеристике организованной системы управления. Решение в детерминистском обществе принимается единолично и жестко (например, система принятия решений в СССР в лице И. Сталина). Эти решения должны детерминистски (жестко) выполняться (иначе – жесткие наказания). Такие социумы всегда иерархичны и геометрически представляются пирамидой (треугольником на плоскости) с вершиной в виде иерарха (царь, феодал, генсек ЦК КПСС, …, диктатор). Вариантов таких социумов в истории человечества много, но схема одна: треугольник с верхушкой – иерархом (см. рис.).

Рис. Геометрическая интерпретация параметров порядка в традиционном детерминистском обществе (1), в технологическом (стохастическом) обществе (2), в его разных видах (а, б) и в его трансформации в знаниевое, синергетическое, постиндустриальное общество (3) – ЗСПО

Во-вторых, в мире сейчас активно распространяются стохастические общества (технологические, в традиционной классификации), которые управляются статистически формирующимися стратами (партиями, классами и т. д.). Эти управляющие группы (страты) формируются статистически, они неоднородны. Обычно это распределение Гаусса: есть ядро партии и разбросы справа и слева. Более того, довольно часто наблюдаются «перебежки», когда члены одного страта переходят в другой (меняют свои интересы, партии и т. д.). В детерминистском обществе такое невозможно (измена делу Сталина каралась смертью). Стохастические общества уже диффузны, но они неоднородны. Имеется много страт и различных интересов в них. Такие общества геометрически представляются трапециями (см. рис.). Причем по мере нарастания однородностей верхняя граница трапеции становится больше основания, а высота такой трапеции будет уменьшаться. Вообще высота треугольника (в детерминистском обществе) или трапеции (в стохастическом обществе) оценивается сейчас в рамках третьей парадигмы, ТХС, как расстояние между социальными квазиаттракторами в многомерном фазовом пространстве [Eskov V. M., Eskov V. V. et al. 2012; Eskov, Gavrilenko et al. 2012; Eskov et al. 2013]. Мы разработали количественную методику оценки расстояний в виде матриц межаттракторных расстояний, которую уже активно используем в медицине, экологии, физиологии спорта [Eskov et al. 2011; 2013; Eskov V. M., Eskov V. V. et al. 2012; Eskov, Gavrilenko et al. 2012].

Формализация в социологии и политологии сейчас очень важна, так как все «неточные» науки (мы их определяем как квазинауки) должны быть в итоге формализованы и переведены в классы традиционных наук, прогноз которых все-таки осуществляется с помощью внешних управляющих воздействий (ВУВов). Попутно отметим дискуссию по вопросу управления и регулирования, которую активно пытается поднять А. Н. Чумаков. С позиций третьей парадигмы и ТХС управлять особыми системами третьего типа – СТТ, complexity (в общепринятых терминах управления, которые использует А. Н. Чумаков), вообще невозможно, так как «управление предполагает системный подход, когда даже те элементы системы или параметры ее … не могут быть прогнозированы. Система здесь берется целостно…» [Чумаков 2012: 34]. Александр Николаевич правильно считает, что такие сложные системы (complexity СТТ в нашей идентификации) имеют «целеполагание» (это свойство телеологичности СТТ – complexity, 4-е свойство СТТ) и это свойство действительно требует непрерывной подстройки ВУВов («в зависимости от меняющихся обстоятельств» [Там же]). Последнее означает непрерывный мониторинг социумов и постоянное внесение корректирующих воздействий. Только таким образом СТТ можно перевести в нужный социальный аттрактор, так как без мониторинга параметров социумов, их анализа и научного обоснования ВУВов конечная цель не будет достигнута. Это хорошо знают педагоги, но плохо – социологи и политики. Более того, все это должно положить конец дискуссиям о возможности управления (регулирования?) мировым сообществом (не только возможно, но и крайне необходимо).

В РФ правительство В. В. Путина это четко понимает и постоянно корректирует социальные и политические процессы и системы, но очень локально по времени, без перспективы на будущее. Без ВУВов такие хаотические системы не могут достигнуть конечного (телеологически определяемого) квазиаттрактора. Все это – азы третьей парадигмы и ТХС [Еськов 2011]. Но в рамках ТХС, следует заметить специально для А. Н. Чумакова и его коллег, управлять СТТ в рамках российской трактовки управления невозможно. Все эти особые системы имеют свою внутреннюю структуру, организацию и свои механизмы самоорганизации и самоуправления. Вмешиваться в них можно (и нужно, что делает В. В. Путин), но полностью их контролировать и ими управлять – нельзя. В этом смысле наши ВУВы для СТТ – это регулирующие (подстраивающие) воздействия, но в английской версии слово «control» может переводиться и как «управление», и как «регулирование», и это правильно в отношении СТТ. Для иерархических систем смело можно использовать слово «управление», так как тиран не будет регулировать что-то (он управляет). В стохастическом обществе управление содержит в себе два значения (и контроль, и регуляция). В ЗСПО для СТТ мы будем иметь только слово «регулирование» (но тоже будем писать control).

Таким образом, употребление дискуссионных определений «контроль» или «регулирование» зависит от типа общества, характера и степени самоорганизации и однородности в нем. В традиционалистском (треугольном, детерминистском, иерархическом) обществе control будет трактоваться как жесткое управление (хотя в Китае тоже еще с древних времен увлекались регулированием). В стохастическом обществе мы можем иметь и регулирование (что принято в США), но зачастую употребляется жесткое управление (как это делает сейчас США с арабскими странами вместе с ренегатами – арабскими государствами типа Кувейта, Саудовской Аравии и Бахрейна).

Экономическая (финансовая) однородность в вопросах эволюции социумов даже не решающая, так как в ЗСПО главным компонентом (параметром порядка) являются знания. Если общество неоднородно по знаниям (по интеллекту), а тем более не поддерживает своих одаренных членов (как это имеет место сейчас в РФ), то такое общество будет очень сильно поляризовано по координате «знания». Для ЗСПО главное – это информационный изотропизм, однородность по образованию, культуре, морали и нравственности. ЗСПО должно быть обществом высокообразованных, культурных людей, о чем пишет В. М. Бондаренко [2012]. Знаниевая (культурная и научная компоненты) координата в многомерном фазовом пространстве состояний (ФПС) является главнейшей. И совершенно правильно Валентина Михайловна выделяет потребность человека будущего (жителя ЗСПО) в виде: «…потребность человека стать совершенным в духовном, интеллектуальном и физическом плане с высоким уровнем сознания» [Там же: 80]. В ЗСПО знания должны сформировать однородное общество по уровню интеллекта, духовности, морали и нравственности.

Сейчас в ТХС мы можем работать в ФПС, рассчитывать параметры любого общества, любой СТТ в рамках квазиаттракторов [Eskov et al. 2011; 2013; Eskov V. M., Eskov V. V. et al. 2012; Eskov, Gavrilenko et al. 2012]. С этих позиций технологическое общество США – это стагнированное общество, в котором 20 % трудо-способного населения как-то еще развивается (оно включает менее 10 % людей, обеспечивающих США продуктами и промышленными товарами и более 10 % – ученых, аппарат управления: правительство и местное управление, армия, полиция…), а остальные 80 % жителей США не участвуют в управлении, производстве знаний и другой продукции и выполняют поддерживающие функции (участвуют в голосовании, просто живут).

Такая социальная система (20/80) очень устойчива, но она не может быть тиражирована другими странами (что постоянно пропагандируют, к чему призывают ученые и политики США). Более того, с точки зрения перехода в ЗСПО это полностью тупиковая ветвь, так как привлечь 80 % населения к знаниям (к их продукции, хранению, переработке и распространению) не представляется возможным. Это сильно стратифицированное, стохастическое общество без социальной эволюции. Об этом нами уже было много сказано, но полезно упомянуть и проблему управления со стороны США остальным миром, так как это тоже находится в поле зрения пропагандистской машины США.

Создав особую, якобы демократическую систему внутри США, сама эта страна активно реализует принципы детерминистского (традиционалистского) общества на мировом уровне. Не считаясь в должной мере с реальными демократическими институтами (ООН, ЮНЕСКО и т. д.), США активно пытаются жестко управлять другими социумами, при этом совершенно игнорируя эволюционный путь развития любой страны. Афганистан, Ливию, Сирию или Египет нельзя перебросить из их реально детерминистского общества (традиционалистского по сути) по одному только желанию кого-либо сразу в стохастическое общество и тем более в ЗСПО! Для этого необходимо подтягивать знаниевый компонент, экономический, политический и т. д. Сколько революций ни совершат в Египте или Ливии, но преобладание малообразованной части населения остановит этот процесс и опять вернет детерминизм в эти страны. Такие государства обречены на традиционализм и иерархию, они узники детерминизма из-за низкого уровня знаний и экономики.

Революционеры из США пытаются совершить скачок из феодализма в техногенное общество для других стран, игнорируя 3-й и 4-й принципы ТХС, законы эволюции. Нечто подобное уже пытался сделать СССР и получил у себя «тритавра»: по политической системе СССР был детерминистским обществом, по производству – стохастическим, а по идеалам (но только на бумаге) – пытался попасть в ЗСПО. «Мичурины», в духе социальных Лысенко, еще долго будут пытаться скрестить березу и ольху, тиранию со стохастикой. Но это напрасные попытки. Общество в экономическом, социальном, знаниевом отношении должно подойти к определенному рубежу однородности. Более того, члены ЗСПО в большей степени должны быть однородны не только экономически или социально, но и в аспекте интеллекта. А этого ни в Ливии, ни в Египте нет! Зачем мучить людей, а из себя изображать борцов за демократию (США), социальную справедливость (СССР) и т. д.? Хватит иллюзий, социальных экспериментов и потрясений основ принципов глобальной договоренности, синергии и мироуклада. Пора уже успокоить революционеров навсегда. Войны и насилие – это альтернатива эволюции, но они недопустимы в цивилизованном, глобальном мире! Надо научиться договариваться (хотя бы по-китайски) как внутри стран, так и на межгосударственном уровне. А еще труднее – на общемировом уровне. Все это требует обоснованности и синергии, которой пока нет ни в ООН, ни в других межгосударственных союзах (каждый заботится о своих интересах). И все это составляет основу регулирования, а не управления!

Мир уже устал от потрясений, как и Россия (по словам В. В. Путина). И надо нам всем с этим согласиться! Пора уже заниматься эволюцией. Хотите помочь – вкладывайте средства, делайте инвестиции, развивайте экономику, повышайте грамотность населения, поддерживайте ученых и науку! Все это – тривиальные истины, но нам постоянно дают информационный «мусор» в ООН, с экрана телевизора, в газетах. Постоянно пытаются исказить информацию в пользу одной стороны, а надо представлять то, что устраивает всех, надо научиться договариваться и регулировать. Эпоха феодального управления закончилась, наступил период перехода от стохастического (технологического) общества.

В целом такие процессы требуют именно управления, а не регулирования, так как регулирование затратно и сопровождается структурными изменениями в социумах (всегда будут противники экономических, социальных или религиозных преобразований, противники глобализации, однородности и, главное, объективности). Управление со стороны США затратно, кроваво и насильственно, Миру нужно китайское регулирование (в духе идеологии «у-вэй» и «Дао»).

2. Глобализация и третья парадигма

Глобальные процессы, происходящие в мире, выполняются в рамках фрактальной закономерности (законы ТХС) переходов вида «детерминизм-стохастика-хаос-самоорганизация», в рамках законов трех парадигм. Переход в ЗСПО неизбежно должен сопровождаться повышением степени однородности не только в пределах отдельных социумов, участвующих в процессах такого перехода, но и на межгосударственном уровне, то есть в пределах всей планеты. Поэтому различные международные союзы (политические, социальные, экономические) однозначно требуют стандартизации правил и выработки одних, единых норм поведения, управления, контроля. В этой связи все, что происходит в рамках глобализации, идет на пользу трансформации человечества в ЗСПО, повышает однородность мировой экономической и политической системы, стандартизирует правила взаимодействия между народами и странами, политическими элитами. Однако на этом фоне постоянно происходят отклонения вектора развития в пользу той или иной страны или даже страты общества. Это нарушает принцип однородности систем. При этом главная проблема – как такую глобализацию производить: по методам США – управления – или по методике регулирования (у-вэй).

В социально-политическом плане СССР и США производили (и сейчас еще производят США) эти отклонения (от мировых договоренностей, правил и норм). Нельзя идти революционным путем, так как в итоге все упрется в сознание отдельного человека. Как ни пытался воспитывать СССР нового человека, итог оказался плачевным. Все нормы морали и нравственности мы быстро растеряли за последние 23 года. Для этого были созданы и определенные условия (качественные знания мы не востребовали, науку не поддержали должным образом, одаренными людьми не занимались). Немалая роль в этом отводится и падению морали, нравственности. Если в обществе другие приоритеты (не нормы ЗСПО), то такой социум легко бомбит Вьетнам и Афганистан, вводит войска в Венгрию (1956) и Чехословакию (1968). Это все примеры революционных преобразований. Результат очевиден: хаос, кровь, насилие порождают насилие, мораль и нравственность падает глобально! Ради мнимой социалистической демократии мы расстреливали мирные демонстрации, а ради капиталистической демократии сейчас бомбят страны, устраивают перевороты и т. д. Все это примеры жесткого, глобального управления. Но это управление идет вразрез с требованиями третьей парадигмы, ТХС. В социальных системах по мере приближения к ЗСПО надо постепенно переходить от управления к регулированию. При этом ВУВы в социумах должны базироваться на знаниях, то есть необходимо мирно договариваться, разъяснять, а не бомбить! Одновременно должна нарастать и степень самоорганизации внутри социумов благодаря повышению интеллекта, знаний и синергии. Ученый человек, гуманист будет создавать условия для всех, а не только для себя. В этом смысле любой ученый – гуманист, то есть результат его труда достанется всем, наука всегда интернациональна и способствует переходу человечества в ЗСПО.

Действительно, ТХС требует эволюции СТТ, мониторинга и создания научно обоснованных ВУВов. Эти ВУВы могут быть и жесткими, но они должны давать результат, а не так, как сейчас делает США: отбомбил и забыл о последствиях. Это методы тоталитарного детерминизма, управления со стороны иерарха, и с ними пора заканчивать. Планете нужны глобальные договоренности, глобальные правила, глобальные принципы взаимоотношений, глобальное развитие интеллекта (у всех жителей) и глобальная экономика, финансы. Все это неизбежно приведет к стиранию граней и различий, повысит однородность социальных и политических систем. С этих позиций падение СССР (лучше сказать – бывшего системного противостояния) – это тоже позитив, шаг на пути к глобальной однородности. Будем надеяться, что и США изменятся до неузнаваемости в ближайшем будущем. Любая тоталитарная система неизбежно будет разрушена. В этом заключаются законы фрактальных преобразований в ТХС.

Сейчас финансовая система мира также детерминирована. Главным иерархом является доллар и непосредственно жители США (в лице федеральной системы), которые самостоятельно принимают решение о работе печатного станка. В мире сейчас действует гигантский «черный лебедь» Насима Талеба [Taleb 2007], огромный эффект масштабирования, когда 1/20 часть населения планеты создала монопольную систему гигантского перепроизводства денег (по данным ряда источников, только 5 % денежной массы мира обеспечены реальной продукцией, остальное – виртуальные деньги), а остальная часть населения находится в зависимости от этой 1/20 части. Это иерархия и детерминизм, нарушение принципов глобальной однородности. Такую систему необходимо срочно изменять (но эволюционно!).

Когда у кого-то появляется монополия в силе (США самостоятельно принимают решения о военной агрессии по отношению к другим странам), в печатании денег (США – доллары и Евросоюз – евро), в распространении и пропаганде своего, особого образа жизни (СССР со своим социализмом или США со своей моделью мира), то всегда возникают тяжелые мировые последствия. Насилие и агрессия – это удел тиранов, иерархического, детерминистского общества. Любая СТТ, complexity после насилия дает откат, и он часто бывает ужасен. Это глобальные законы инерции и социальной упругости любой системы. В таком колебательном режиме (но в пределах одного квазиаттрактора, то есть с позиций ТХС это – стационарный режим) сейчас существуют США и Англия (в рамках двухпартийных систем). Это все примеры того, как добиться стабилизации (по законам ТХС), находясь при этом в движении, в колебательном режиме. Россия тоже пребывает в квазиаттракторе (нет реального движения квазиаттрактора, но об этом будет сказано ниже).

Заметим, что движущимися объектами легче управлять, чем неподвижными, их проще регулировать. На этом базируется и теория социального хаоса, принятая в США за одну из моделей управления миром. в стране искусственно создается хаос, управляемая оранжевая революция, и далее ВУВы (тоже создаются с помощью ЦРУ и ФБР) завершают начатые дела. Такая схема весьма удобна – нет необходимости нести ответственность за что-либо (отбомбил и улетел, сделал переворот и отошел в сторону). Естественно, что подобные методы управления хорошо использовались в слабо развитых странах с низким интеллектом населения и сильными религиозными догмами (религия – это тоже рычаги управления, как в Египте, например).

А. Н. Чумаков совершенно прав, когда особым образом выделяет значимость и необходимость глобального управления миром [Чумаков 2010]. А цитирования И. Валлерстайна уместны и своевременны, но не следует трактовать этого ученого однозначно [Вебер 2009]. Глобализация всей мировой системы в итоге приведет к ее однородности и стабилизации, переходу человечества в ЗСПО. Однако при этом мы все одновременно взваливаем на плечи громадный груз ответственности за все, что происходит в мире. Глобализация – это и огромное усложнение. Надо будет со всеми договариваться (как нелегко сейчас удержать США от бомбардировок Сирии), надо разрабатывать международные научные институты, а наука тоже должна стать глобальной для выработки необходимых ВУВов. Все это реально приведет к усложнению. И А. Н. Чумаков абсолютно прав, что «…мир глобальных отношений без эффективного глобального управления обречен на серьезные испытания…» [Чумаков 2012: 36]. Но и организация такого управления – это тоже серьезные испытания. Через них сейчас проходит Европа, пытаясь избежать своего распада.

Глобализация мира – это серьезные испытания для всех стран и народов, для всего человечества. Мы должны подняться на новый уровень интеллекта, знаний, науки, отойти от детерминизма и иерархии феодальных сообществ (а их еще очень много в мире!), повысить финансово-экономическое обеспечение, стабильность каждого жителя планеты (разум и знания невозможно насаждать в пещере или рабовладельческом обществе), и только после этого можно надеяться на положительные результаты глобализации.

3. Некоторые итоги и заключение

Подводя итог этому краткому обзору проблемы глобального мира и третьей парадигмы, мы должны подчеркнуть, что базироваться только на мировом управлении – задача бесперспективная. В идеале, как это имеет место в любой СТТ, особенно в живом организме, мы имеем стабилизацию таких сложных систем из-за их внутренней самоорганизации и саморегулирования. Именно за счет самоорганизации так эффективно работают мозг человека, многие экологические системы и передовые промышленные организации. сейчас мы разрабатываем теорию хаоса и самоорганизации (ТХС), которая базируется на принципах самоорганизации и предлагает формальные методы учета такой самоорганизации с помощью расчета параметров квазиаттракторов. Расчет матриц межаттракторных расстояний в настоящее время позволяет производить оценку близости или отдаленности того или иного социума от его телеологического финиша в виде ЗСПО. Если внедрить эти формальные методы по отдельным кластерам (социально-полити-ческим, экономическим, знаниевым), то можно реально оценивать динамику развития той или иной страны по отношению к конечной цели – ЗСПО [Eskov V. M., Eskov V. V. et al. 2012; Eskov, Gavrilenko et al. 2012; Eskov et al. 2013].

Таким образом, управление (переходящее по мере усложнения и повышения однородности социума в регулирование) неизбежно в конечном итоге должно перейти в самоорганизацию (и саморегуляцию) социума. А по мере нарастания однородности в мире, в том числе (и в основном) за счет глобализации, мы одновременно должны разрабатывать и внедрять механизмы такой самоорганизации (сама она не возникает). Это все тоже относится к сложности глобализации глобального мира. При этом придется решать многие проблемы, устранять противоречия и конфликты, о которых говорит А. Н. Чумаков, но делать все это на основе знаний, науки, путем повышения общего интеллектуального уровня населения (а он в РФ падает). Надо действительно уходить от «варварства, а то и дикости, <…> самоистребления» [Чумаков 2012: 36].

скажем несколько слов и о глобальной тенденции мира и кластеризации. Исходно (в первобытном обществе) основой возникновения компартмента был сам человек и его община (как в ТХС для биосистем были клетка и орган). Однако с образованием компартментов – стран и кластеров – союзов этих стран нарастает и кластеризация мира.

Все это соответствует первому постулату Г. Хакена в синергетике и всем 5 постулатам в ТХС [Haken 1995; Eskov V. M., Eskov V. V. et al. 2012; Eskov, Gavrilenko et al. 2012; Eskov et al. 2013]. Кластеры должны укрупняться (сейчас мы говорим о кластерах в 400 млн человек, обладающих ВВП в 15–20 трлн долларов). При реализации глобальной системы мира мы будем иметь один кластер – человечество со слабо выраженной национальной и социальной кластеризацией и компартментализацией. Это глобальные законы динамики поведения любых компартментно-кластерных систем [Еськов 2011]. Компартментализация и кластеризация социальных систем по мере нарастания степени однородности будет снижаться. Будут стираться грани между странами, народами, отдельными людьми. Это неизбежно, но насильственно это делать бесполезно, нужны эволюция, эволюционный подъем интеллекта всех народов, реализация принципов информационного изотропизма [Там же], повышения уровня науки и ученых во всех странах (гении рождаются и в Занзибаре, и в России, но им не создаются условия для развития).

Экономические и политические кластеры увеличиваются в размерах и численности (G-8, G-20, страны ШОС, БРИКС и т. д.). Все это происходит в рамках законов ТХС и должно завершиться общей глобализацией. Перед человечеством стоит первая глобальная проблема – перехода в ЗСПО и вторая проблема – освоение других миров (что должно повысить надежность выживания всего человечества). Пока же мы погрязли в «кухонных разборках» и желании получать местечковую выгоду за счет соседей. Решение второй проблемы будет фактором объединения всех народов в один кластер (отдельные страны этого не смогут реализовать). При этом надо активно агитировать все народы на «перевод стрелок» от конфликтов с соседями в направлении осознания хаотичности всего нашего существования. Развитие человечества уникально, это единичный, хаотический процесс, и мы должны реально представлять острую необходимость «запараллеливания» наших миров. Наш дом (Земля) весьма неустойчив, и, видимо, теория смены цивилизаций Кювье имела под собой реалии. Сознание может долго существовать (и не только на Земле), а вот сама цивилизация кратковременна и уникальна. Прогнозы И. Валлерстайна на 100 лет весьма проблематичны, если мы не будем решать первую проблему (глобализации и однородности мира) и вторую проблему («запараллеливания» цивилизаций, создания иных миров).

Решение этих двух проблем должно происходить в рамках 5 заветов В. Эбелинга и высказывания И. Валлерстайна: «Мы были бы мудрее, если бы формулировали наши цели в свете постоянной неопределенности и рассматривали эту неопределенность не как нашу беду и временную слепоту, а как потрясающую возможность для воображения, созидания, поиска. Множественность становится не поблажкой для слабого или невежды, а рогом изобилия, чтобы сделать мир лучше» [Wallerstein 1999: 68–69]. Иного нам не дано, а глобализация неизбежно приведет к синергии взаимоотношений между странами. Мы обязательно должны уходить от детерминистской, иерархической структуры миропорядка, как это требуют принципы ТХС [Еськов 2011], и выбирать для себя иные, глобальные цели (выживание и прогресс). В рамках третьей парадигмы социумы должны усиливать самоорганизацию (при этом ВУВы в виде регулирования остаются) за счет повышения степени знаниевой однородности.

Впереди нас ожидает глобальная знаниевая и экономическая однородность, но она базируется на самосознании и саморазвитии каждого жителя Земли, а не на желаниях КПСС, политиков США, военных из НАТО и любых других страт и групп населения. Управление тогда все-таки закончится, но останутся регулирование и глобальная значимость науки и ученых, которые ее создают. Приближается эпоха прозрения, эпоха людей с высоким интеллектом, для которых регуляция и управление – это работа, а не личные преференции, власть или даже нажива. Мы уже сейчас говорим не о равенстве, но об однородности, а это разные понятия!

Литература

Богданов А. А. Тектология. Всеобщая организационная наука / под ред. В. В. Поп-кова, Г. Д. Гловели, В. Д. Мехрекова. М. : Финансы, 2003. (Bogdanov A. A. Tectology. General organizational science / Ed. by V. V. Popkov, G. D. Gloveli, V. D. Mekhrekov. Moscow: Finance, 2003).

Бондаренко В. М. Глобальные процессы: две парадигмы развития // Век глобализации. 2012. № 2(10). С. 79–88. (Bondarenko V. M. Global processes: Two paradigms of development // Age of Globalization. 2012. No. 2(10). Pp. 79–88).

Вебер А. Б. Современный мир и проблема глобального управления // Век глобализации. 2009. № 1(3). С. 3–15. (Veber A. B. Modern world and the problem of global management // Age of Globalization. 2009. No. 1(3). Pp. 3–15)

Еськов В. М. Третья парадигма: монография. Самара : Офорт, 2011. (Eskov V. M. Third paradigm: Monograph. Samara: Ofort, 2011).

Еськов В. М., Хадарцев А. А., Карпин В. А., Попов Ю. М. Горизонты будущего и Мануэль Кастеллс: реальности и иллюзии относительно информационной технологии, глобального капитализма и сетевого общества // Сложность. Разум. Постнеклассика. 2012. № 1. С. 72–85. (Eskov V. M., Hadartsev A. A., Karpin V. A., Popov Yu. M. Horizons of the future and Manuel Castells: Realities and illusions relative to information technology, global capitalism and network society // Complexity. Mind. The post-non-classic approach. 2012. No. 1. Pp. 72–85).

Рыбаков О. Ю., Даниелян В. В., Гудков А. В., Гудкова С. А., Джумагалиева Л. Б. Эволюция эмерджентных свойств трех типов общества – базовый закон развития человечества // Сложность. Разум. Постнеклассика. 2012. № 1. С. 48–57. (Rybakov O. Yu., Danielyan V. V., Gudkov A. V., Gudkova S. A., Dzhumagalieva L. B. Evolution of emergent properties of three types of society – the basic law of humankind development // Complexity. Mind. The post-non-classic approach. 2012. No. 1. Pp. 48–57).

Чумаков А. Н. Глобальный мир: проблема управления // Век глобализации. 2010. № 2(6). С. 3–15. (Chumakov A. N. Global world: The problem of management // Age of Globalization. 2010. No. 2(6). Pp. 3–15).

Чумаков А. Н. Проблема управления как повод для дискуссии // Век глобализации. 2012. № 2(10). С. 32–42. (Chumakov A. N. The problem of management as a reason for discussion // Age of Globalization. 2012. No. 2(10). Pp. 32–42).

Eskov V. M., Eskov V. V., Filatova O. E. Characteristic features of measurements and modeling for biosystems in phase spaces of states // Measurement Techniques (Medical and Biological Measurements). 2011. Vol. 53(12). Pp. 1404–1410.

Eskov V. М., Eskov V. V., Filatova O. E., Filatov M. A. Two types of systems and three types of paradigms in systems philosophy and system science // Journal of Biomedical Science and Engineering. 2012. Vol. 5(10). Pp. 602–607.

Eskov V. M., Gavrilenko T. V., Kozlova V. V., Filatov M. A. Measurement of the dynamic parameters of microchaos in the behavior of living biosystems // Measurement Techniques. 2012. Vol. 55(9). Pp. 1096–1101.

Eskov V. М., Khadartsev А. А., Eskov V. V., Filatova O. E. Quantitative Registratoin of the Degree of the Voluntariness and Involuntariness (of the Chaos) in Biomedical Systems // Journal of Analytical Sciences, Methods and Instrumentation. 2013. № 3. Pp. 67–74.

Haken H. Principles of brain functioning: a synergetic approach to brain activity, behavior and cognition (Springer series in synergetics). Berlin : Springer, 1995.

Taleb N. The black swan: the impact of the highly improbable. New York : Random House, 2007.

Wallerstein I. The end of the world as we know it: social science for the twenty-first century. Minneapolis, MN : University of Minnesota Press, 1999.