Диалектическая логика и методология «Науки логики» Г. В. Ф. Гегеля и «Плана шести книг» К. Маркса: гениальные предвидения глобального общества


скачать Авторы: 
- Бурханов Р. А. - подписаться на статьи автора
- Любутин К. Н. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №2(74)/2014 - подписаться на статьи журнала

В статье рассматривается тождество и различие диалектического содержания «Науки логики» Гегеля и «Плана шести книг» Маркса, выявля­ется и анализируется методологическое значение этих работ для осмыс­ления классического капитализма и процесса формирования глобального общества.

Ключевые слова: логика, методология, бытие, сущность, явление, действительность, понятие, идея, товар, деньги, капитал, субстанция, спо­соб производства, способ хозяйствования.

The article considers identity and differences of dialectical content of Hegel's “Sci-ence of Logic” and Marx's ‘six-book plan’. For understanding classical capitalism and the process of formation of a global society, the methodological significance of these works is analyzed.

Keywords: logic, methodology, being, matter, phenomenon, reality, notion, idea, goods, money, capital, substance, mode of production.

Развал системы мирового социализма, распад Советского Союза и другие трагические для народов нашей страны и государств постсоветского пространства события, казалось бы, навсегда вычеркнули имя Маркса из перечня великих мыслителей, а его учение обрекли на забвение. Однако в том и состоит непреходящая ценность гениальных личностей, что их идеи имеют множество пластов, смыслы которых раскрываются только спустя десятилетия и даже столетия со времени их создания. К таким основополагающим идеям марксистской философско-экономической теории относится и так называемый «План шести книг», роль и значение которого еще недостаточно оценены не только для осмысления классического капитализма, но и для процесса формирования единого общепланетного человечества.

В трудах К. Маркса можно выделить две основные темы его философии: во-первых, это человек, его природа и пути развития к свободе; во-вторых, история людей, постижение универсальной формулы ее созидающей логики как ключ к предвидению возможного будущего, где речь идет прежде всего о социально-преобра-зующей практике в контексте реальной истории. Практическая деятельность по целесообразному и целеполагающему изменению окружающего мира была определена Марксом в качестве фундаментального способа человеческого существования.

Известно, что свой диалектико-материалистический метод общественно-экономических исследований великий немецкий мыслитель Карл Генрих Маркс (1818–1883) создал на основе диалектического метода объективно-идеалистической философии своего соотечественника Георга Вильгельма Фридриха Гегеля (1770–1831). Однако признание принципиального различия и даже противоположности логики Маркса и логики Гегеля вовсе не означает отсутствия у них глубокого внутреннего тождества.

Диалектико-материалистический метод исследования буржуазного общества был воплощен в главном философско-экономи-ческом труде Маркса – «Капитале», который имеет сложную логическую структуру. В первом томе изложен «Процесс производства капитала», во втором – «Процесс обращения капитала», а в треть- ем – «Процесс капиталистического производства, взятый в целом». Четвертый том «Капитала» – «Теории прибавочной стоимости» – в сжатом виде резюмирует историю экономических учений Нового времени.

В объективно-идеалистической философии Гегеля развитие мышления, природы и общества рассматривается как диалектический процесс логического развертывания абсолютной идеи. При этом учение о диалектическом методе как логике теоретического мышления в наиболее адекватном виде представлено в «Науке логики» Гегеля, которая включает в себя «Объективную логику» и «Субъективную логику».

«Объективная логика», в которой рассматривается всеобщее понятие само по себе, состоит из двух книг: «Учение о бытии», где исследуются абстрактные моменты становления всеобщего понятия, и «Учение о сущности», где анализируются существенные моменты развития всеобщего понятия. В свою очередь «Учение о бытии» подразделяется на отделы: «Определенность (качество)», «Величина (количество)», «Мера». «Учение о сущности» также содержит отделы: «Сущность как рефлексия в себе самой», где исследуется сущность сама по себе всеобщего понятия; «Явление», где анализируется проявление сущности всеобщего понятия; «Действительность», где сущность и явление всеобщего понятия берутся в единстве. «Субъективная логика, или Учение о понятии», в которой анализируется становление абсолютной идеи, имеет три больших раздела: «Субъективность», где исследуется диалектика всеобщего, особенного и единичного понятий; «Объективность», где прослеживается логический переход активного понятия-субъекта в объект; «Идея», где исследуется тотальное взаимодействие субъекта и объекта, становление их конкретного единства.

В самом общем плане вопрос о совпадении логики «Капитала» К. Маркса и логики «Науки логики» Г. В. Ф. Гегеля не вызывает сомнений. В литературе высказывается справедливое мнение о том, что три тома «Капитала» логически тождественны диалектическому содержанию «Объективной логики» «Науки логики». Том первый, книга первая – «Процесс производства капитала» – в логическом плане соответствует отделам «Качество», «Количество» и «Мера» «Учения о бытии» (отделы первый и второй первого тома «Капитала») и отделу «Сущность как рефлексия в себе самой» «Учения о сущности» (отделы с третьего по седьмой первого тома «Капитала»); том второй, книга вторая – «Процесс обращения капитала» – логически соответствует отделу «Явление» «Учения о сущности»; том третий, книги третья и четвертая – «Процесс капиталистического производства, взятый в целом» – отделу «Действительность» «Учения о сущности». В свою очередь, отдел первый «Товар и деньги» первого тома «Капитала» Маркса, который в логическом плане представляет собой бытие капитала, сам имеет сложную структуру: бытие товара – потребительная стоимость; сущность сама по себе товара – стоимость, взятая независимо от форм ее проявления; явление товара – форма стоимости; действительность товара – процесс обмена и обращения товаров[1].

Итак, выделение в структуре трех томов «Капитала» логических этапов – бытие капитала, сущность сама по себе капитала, явление капитала и действительность капитала – выглядит весьма убедительным. Тем самым логика «Капитала» Маркса предстает как аналог «Объективной логики» «Науки логики» Гегеля. При этом возникает вопрос об аналоге «Субъективной логики, или Учения о понятии» гегелевской «Науки логики» в марксовом философско-экономическом исследовании.

Некоторые исследователи считают, что аналогом «Субъективной логики, или Учения о понятии» «Науки логики» в марксовом философско-экономическом исследовании является четвертый том «Капитала», а субъективная логика – это логика «Теорий прибавочной стоимости»[2], с чем, на наш взгляд, трудно согласиться. Не выдерживает критики и трактовка четвертого тома «Капитала» как аналога «Субъективной логики, или Учения о понятии» «Науки логики». По своему логическому статусу «Теории прибавочной стоимости» скорее соответствует историческому изложению процесса производства прибавочной стоимости в трудах политэкономов. Другими словами, четвертый том «Капитала» – это историческое изложение логики первого тома «Капитала».

Стремясь найти в философско-экономических работах Маркса аналог как «Объективной логики», так и «Субъективной логики, или Учения о понятии» Гегеля, ряд авторов считают, что «Капитал» в целом логически тождествен содержанию «Науки логики». При этом утверждается, что первые три тома «Капитала» соответствуют «Объективной логике», а третий том «Капитала» – «Субъективной логике, или Учению о понятии»[3].

Однако сам Маркс вовсе не ограничивал анализ современного ему общества только теми вопросами, которые вошли в содержание трех томов его главного произведения. Наряду с процессом производства капитала, процессом обращения капитала и процессом капиталистического производства, взятым как целое, в ряде специальных учений он намеревался исследовать такие явления, как конкуренция капиталов, капиталистический кредит, акционерный капитал, капиталистическая земельная собственность, наемный труд, влияние буржуазного государства на экономику, внешняя торговля, мировой капиталистический рынок[4]. В философско-экономической литературе этот план исследования Маркса получил название «План шести книг».

Если признать, что все логическое содержание «Науки логики» нашло воплощение в трех томах «Капитала», то возникает вопрос о логическом статусе специальных учений в «Плане шести книг». Стремясь решить эту проблему, некоторые обществоведы утверждают, что Маркс в процессе работы над тремя томами «Капитала» изменил первоначальный «План шести книг» и включил в содержание третьего тома «Капитала» вопросы, связанные с исследованием конкуренции капиталов, кредита, акционерного капитала, земельной собственности и т. п. В результате вопросы специальных учений о конкуренции капиталов, кредите, земельной собственности и наемном труде полностью нашли свое воплощение в содержании трех томов «Капитала» Маркса[5].

Однако 28 декабря 1862 г., когда все три тома «Капитала» в основном были уже готовы, Маркс в письме к Л. Кугельману вновь подтверждает значимость логико-методологической идеи «Плана шести книг». Немецкий философ пишет, что его экономическое исследование выйдет самостоятельно под заглавием «Капитал» и «…собственно, содержит только то, что должно было составить третью главу первого отдела, а именно – “Капитал вообще”. Таким образом, туда не включена конкуренция капиталов и кредит»[6]. И далее Маркс продолжает: «...я хочу... окончить изложение капитала, дать изложение конкуренции и кредита»[7].

Многочисленные указания на значимость идеи «Плана шести книг» для исследования экономики буржуазного общества содержатся и в самом тексте «Капитала»[8]. В третьем томе конкуренция капиталов, кредит, акционерный капитал, земельная собственность, наемный труд и т. п. рассматриваются под углом зрения процесса капиталистического производства, взятого в целом, в то время как в «Плане шести книг» речь идет о специальных учениях о конкуренции, кредите, акционерном капитале, земельной собственности, наемном труде и т. п.

Следовательно, на всех этапах философско-экономических исследований Маркс руководствовался логикой «Плана шести книг». Это позволяет сделать вывод о неправомерности логического отож-дествления трех томов «Капитала» Маркса и «Науки логики» Гегеля. По нашему мнению, в качестве аналога «Объективной логики» и «Субъективной логики, или Учения о понятии» «Науки логики» следует рассматривать все логическое содержание «Плана шести книг», по отношению к которому три тома «Капитала» выступают как один из логических этапов исследования.

Рассмотрим этот вопрос подробнее. В «Плане шести книг» дана следующая логика исследований буржуазного общества[9]:

Книга I. О капитале.

Отдел I. Капитал вообще.

Глава первая. Товар.

Глава вторая. Деньги.

Глава третья. Капитал вообще:

1. Процесс производства капитала.

2. Процесс обращения капитала.

3. Единство того и другого, или капитал и прибыль.

Отдел II. Конкуренция капиталов.

Отдел III. Кредит.

Отдел IV. Акционерный капитал.

Книга II. Земельная собственность.

Книга III. Наемный труд.

Книга IV. Государство.

Книга V. Внешняя торговля.

Книга VI. Мировой рынок.

В логическом плане содержание трех глав отдела первого «Капитал вообще» книги первой «О капитале» представляет собой аналог «Объек­тивной логики» «Науки логики». И у Маркса, и у Гегеля предметом и целью теоретического исследования выступает всеобщая субстанция как таковая, всеобщее само по себе. Но если в идеалистической логике Гегеля под всеобщей субстанцией понимается всеобщее понятие как таковое, то в материалистической логике экономических исследований Маркса всеобщей субстанцией является капитал вообще как таковой, всеобщая природа капиталистического способа производства[10].

В соответствии со своими объективно-идеалистическими посылками Гегель приходит к выводу о том, что «объективная логика, рассматривающая бытие и сущность, составляет... генетическую экспозицию понятия. ...Субстанция представляет собой... сущность, поскольку она соединилась с бытием и вступила в действительность. <...> Субстанция есть абсолютное...»[11].

Раскрывая содержания субстанциальной категории, Маркс пишет: «...капитал вообще... является не произвольной абстракцией, а такой абстракцией, которая ухватывает differentia specifica капитала... Однако капитал вообще сам обладает реальным существованием, отличным от особенных, реальных капиталов»[12]. Далее философ отмечает, что в буржуазном обществе «капитал и самовозрастание его стоимости является исходным и конечным пунктом, мотивом и целью производства; производство есть только производство для капитала...»[13]. В теории социального познания Маркса всеобщей субстанцией выступает социальная материя, представленная как материальное производство.

По своему логическому содержанию три тома «Капитала» адекватны отделу первому «Капитал вообще» книги первой «О капитале», который является аналогом «Объективной логики» гегелевской «Науки логики». Глава первая «Товар» и глава вторая «Деньги» в «Плане шести книг» логически соответствуют книге первой «Учение о бытии», а глава третья «Капитал вообще» – книге второй «Учение о сущности». Поскольку три тома «Капитала» представляют собой реализацию отдела первого «Капитал вообще» книги первой «О капитале» философско-экономического «Плана шести книг» Маркса, то в логическом плане они выступают аналогом «Объективной логики» «Науки логики» Гегеля. Соответственно в содержании трех томов «Капитала» Маркса том первый, книга первая – «Процесс производства капитала» – соответствует бытию капитала (отделы первый и второй) и сущности самой по себе капитала (отделы с третьего по седь­мой); том второй, книга вторая – «Процесс обращения капитала» – соответствует явлению капитала; том третий, книги третья и четвертая – «Процесс капиталистического производства, взятый в целом» – соответствует действительности капитала.

При этом отдел второй «Превращение денег в капитал» первого тома «Капитала» логически есть переход от бытия капитала к сущности капитала. В свою очередь отдел первый «Товар и деньги» первого тома «Капитала», который в логическом плане представляет собой бытие капитала, сам имеет сложную структуру: бытие товара – потребительная стоимость; сущность сама по себе товара – стоимость, взятая независимо от форм ее проявления; явление товара – форма стоимости; действительность товара – процесс обмена и обращения денег и товаров.

Следовательно, можно вести речь о логическом тождестве «Субъективной логики, или Учения о понятии» «Науки логики» Гегеля и остальных частей философско-экономического «Плана шести книг» Маркса, а именно: отдела II «Конкуренция капиталов», отдела III «Кредит», отдела IV «Акционерный капитал» книги I «О капитале», а также книги II «Земельная собственность», книги III «Наемный труд», книги IV «Государство», книги V «Внешняя торговля» и книги VI «Мировой рынок».

«Субъективная логика, или Учение о понятии» «Науки логики» посвящена исследованию понятия. «...Абстрактное всеобщее... еще не составляет понятия, – пишет Гегель. – ...Понятие есть та форма абсолютного, которая выше бытия и сущности»[14]. В этой части «Науки логики» имеется следующее логическое членение: отдел первый – «Субъективность», где ис­следуется всеобщее, особенное и единичное, логическое становление такой конкретной единичности, которая включает в себя всеобщее и особенное; отдел второй – «Объективность», где рассматривается переход субъективного понятия в объективность; и отдел третий – «Идея», где анализиру­ется взаимодействие субъективного и объективного, становление их конкретной тотальности – абсолютной идеи.

В отделе II «Конкуренция капиталов» книги I «О капитале» «Плана шести книг» Маркс предполагал разобрать взаимодействие капитала вообще и конкуренции особенных капиталов. Эта стадия исследования «предполагает капитал в его предыдущих формах и вместе с тем образует пере­ход от капитала к особенным капиталам, к реальным капиталам»[15].

Исследование конкуренции особенных капиталов, где цены товаров количественно не совпадают с их стоимостями, «касается только распределения прибавочного труда между различными отдельными капиталистами, но не затрагивает ни его происхождения, ни его общих размеров»[16]. В явлении конкуренции особенные капиталы существуют наряду с капиталом вообще, который выступает в качестве их всеобщей субстанциальной связи.

Маркс пишет, что «в условиях конкуренции... отдельный капитал реально ставится в условия капитала вообще. <...> Воздействие отдельных капиталов друг на друга приводит именно к тому, что они должны вести себя как капитал; кажущиеся независимыми действия отдельных капиталов и их беспорядочные столкновения друг с другом как раз представляют со­бой полагание их всеобщего закона»[17].

В «Субъективной логике, или Учении о понятии» Гегель отмечает, что «всеобщее должно обособить себя на особенности», у особенности «субстанциальную основу... составляет... всеобщность»[18]. Логическое развитие и взаимодействие всеобщего и особенных понятий приводит к образованию конкретной тотальности единичного, содержащей в себе всеобщее и особенное.

В отделе III «Кредит» и в отделе IV «Акционерный капитал» книги I «О капитале» «Плана шести книг» должно рассматриваться становление конкретной тотальной единичности капитала, которая включает в себя взаимосвязь капитала вообще и особенных капиталов. Это исследование капиталистического кредита, акционерного капитала и денежного рынка капитала.

Вот как логическая схема «Плана шести книг» К. Маркса выглядит в философско-экономических рукописях 1857–1859 гг.:

«Капитал. I. Всеобщность: 1) а) Становление капитала из денег, в) Капитал и труд (опосредствование чужим трудом), с) Элементы капитала, сгруппированные сообразно их отношению к труду (продукт, сырье, орудие труда). 2) Обособление капитала: а) Оборотный капитал, основной капитал. Оборот капитала. 3) Еди- ничность капитала: Капитал и прибыль. Капитал и процент. Капитал как стоимость, отличающийся от самого себя как процента и прибыли.

II. Особенность: 1) Накопление капиталов. 2) Конкуренция капиталов. 3) Концентрация капиталов (количественное различие капитала как вместе с тем качественное различие, как мера величины и действия капитала).

III. Единичность: 1) Капитал как кредит. 2) Капитал как акционерный капитал. 3) Капитал как денежный рынок»[19].

В специальных учениях о кредите и акционерном капитале осуществляется переход к изучению капитала как конкретной тотальности, то есть единичности, включающей в себя богатство капитала вообще и особенных капиталов: «В денежном рынке капитал положен в своей тотальности [Totalität]; здесь он дан как определяющий цены, предоставляющий работу, регулирующий производство, одним словом – как источник производства...»[20]

Итак, отдел II «Конкуренция капиталов», отдел III «Кредит», отдел IV «Акционерный капитал» книги I «О капитале» «Плана шести книг» логически тождественны отделу первому «Субъективность» «Субъективной логики» «Науки логики». Книга II «Земельная собственность» «Плана шести книг», в свою очередь, логически тождественна отделу второму «Объек­тивность» «Субъективной логики» «Науки логики», где Гегель исследует переход диалектически активного субъективного понятия в объективность, преобразование субъектом объекта: «…Понятие... определяет себя так, что становится объективностью»[21].

В «Экономических рукописях 1857–1859 годов» Маркс пишет: «Как по своей природе, так и исторически капитал есть создатель современной земельной собственности, земельной ренты; поэтому его действие выступает также и как разложение старой формы земельной собственности»[22]. Преобразуя экономические отношения докапиталистической земельной собственности, капитал создает земельную собственность, основанную на наемном труде. В логическом плане отношение капиталистического промышленного производства и добуржуазной земельной собственности есть отношение цели и средства.

Гегель пишет в «Науке логики»: «…цель есть понятие, пришедшее в объективности к себе самому... поскольку цель есть еще нечто субъективное, и ее деятельность направлена на внешнюю объективность. <...> Цель нуждается для своего выполнения в некотором средстве, так как она конечна... ее процесс определения вообще внешен самому себе...»[23] Намечая в общих чертах «План шести книг», Маркс подчеркивает, что в сельском хозяйстве «новая форма возникает в результате воздействия капитала на старую форму. <...> Современную земельную собственность капитал создает как создатель современного земледелия»[24].

В отделе втором «Объективность» «Субъективной логики» «Науки логики» Гегеля переход диалектически активного понятия-субъекта в объективность, взаимодействие цели и средства приводит к становлению такой тотальности понятия, в которой в снятом виде присутствует субъектно-объектное отношение: «…после того как субъективность, для-себя-бытие понятия перешло... в его в-себе-бытие, в объективность, оказалось... что... понятие определило себя в объективности... Движение цели достигло теперь того, что момент внешности... положен в понятии и понятие... как конкретная тотальность, тождественно с непосредственной объективностью. <...> Понятие есть теперь идея»[25].

Именно в специальном учении о земельной собственности Маркс намечал подробно разобрать генезис капиталистической земельной ренты. Промышленный капитал, преобразуя добуржуазную земельную собственность, тем самым преобразует и самого себя и в результате предстает как «капитал (в который включается и земельная собственность как его противоположность)»[26].

Исторически и логически воздействие капитала на отношения добуржуазной земельной собственности приводит к появлению целостной системы капиталистического промышленного и сельскохозяйственного производства, в которую также включаются лесная и горнодобывающая отрасли производства.

В специальном учении о земельной собственности генезис капиталистической земельной ренты Маркс предполагал рассмотреть прежде всего с логической точки зрения. При этом сам процесс превращения феодальной земельной собственности, клановой собственности на землю, мелкой крестьянской собственности с земельной общиной в экономическую форму, соответствующую буржуазному способу производства, представляет собой историческую предпосылку анализа капиталистической земельной собственности. Научное рассмотрение этого процесса должно исходить из теоретического допущения полной победы капитализма в земледелии, водном хозяйстве, лесной, деревообрабатывающей и горнодобывающей отраслях производства. С логической точки зрения единая система капиталистического производства в промышленности и сельском хозяйстве представляет собой конкретную целостность (тотальность), в которой представлено производственное отношение между промышленной буржуазией и капиталистическими земельными собственниками.

Книга III «Наемный труд» в «Плане шести книг» логически тождественна отделу третьему «Идея» «Субъективной логики, или Учения о понятии» «Науки логики», в которой раскрывается диалектическое взаимодействие субъекта и объекта, становление целостной, внутренне расчлененной системы: «Идея есть адекватное понятие... единство понятия и объективности, иначе говоря – истина...»[27] В логической стадии развития идеи понятие и объективность составляют единство, рассматриваются во внутреннем взаимодействии, результатом которого является логическая тотальность отношений субъективного и объективного.

В специальном учении о наемном труде Маркс предполагал исследовать «переход от земельной собственности к наемному труду». Тем самым он определил общий порядок логического рассмотрения экономики буржуазного общества и место специального учения о наемном труде в «Плане шести книг»: «Капитал проистекает из обращения и полагает труд в качестве наемного труда; таким путем капитал формируется, и, развившись как целое, он полагает земельную собственность... Однако здесь обнаруживается, что капитал этим лишь создал наемный труд как свою всеобщую предпосылку. Стало быть, теперь наемный труд должен быть рассмотрен сам по себе»[28].

Именно в книге III «Наемный труд» «Плана шести книг» буржуазное общество должно было предстать во всей конкретной тотальности производственных отношений между капиталистами, земельными собственниками и наемными рабочими. По мнению Маркса, «на экономических отношениях современной земельной собственности, которая выступает как процесс “Земельная рента – Капитал – Наемный труд”, <...> покоится внутренняя структура современного общества, или капитал в тотальности [Totalität] его отношений»[29].

Обмен товарными стоимостями между этими тремя основными классами буржуазного общества происходит по рыночным ценам. Поскольку цена и стоимость товаров количественно не совпадают, то заработная плата отдельных групп пролетариата может отличаться от стоимости рабочей силы. В главе 18 первого тома «Капитала» Маркс пишет: «Сама заработная плата принимает... очень разнообразные формы... Однако описание всех этих форм относится к специальному учению о наемном труде и... не составляет задачи настоящего сочинения»[30]. В целом экономическая структура буржуазного общества в книге III «Наемный труд» «Плана шести книг» должна предстать не только в общности, но и в различии положения многочисленных групп промышленной буржуазии, капиталистических земельных собственников, промышленных и сельскохозяйственных наемных рабочих.

В результате и у Гегеля в «Науке логики», и у Маркса в «Плане шести книг» дело не ограничивается исследованием всеобщей субстанции как таковой. Диалектический метод познания требует перехода на новый логиче­ский уровень – от исследования всеобщей субстанции самой по себе к исследованию субъекта деятельности. Или, как выразился Гегель: «...понять и выразить истинное не как субстанцию только, но равным образом и как субъект»[31]. Для Гегеля субъектом деятельности является абсолютная идея. Для Маркса в качестве субъекта выступает конкретное буржуазное общество. «...При рассмотрении... экономических категорий, – писал он, – нужно постоянно иметь в виду, что... субъект – ...современное буржуазное общество...»[32]

Еще при анализе капитала вообще Маркс выделяет реальные субъекты: стоимость как субъект, труд как субъект, средства производства как субъект, капитал как субъект[33]. При разработке специальных учений о конкуренции, кредите, акционерном капитале, земельной собственности, наемном труде субъекты способа производства выступают уже обособленно: как класс промышленной буржуазии, капиталистических земельных собственников, наемных рабочих, которые распадаются на различные группы.

Логически направление философско-экономических исследований Маркса в специальных учениях о конкуренции капиталов, капиталистическом кредите, акционерном капитале осуществляется от внешних проявлений к внутренним процессам капиталистического материального производства. При этом прежнее субстанциальное содержание не теряется, а в снятом виде присутствует в теоретических разработках специальных учений.

Общественная связь в конкуренции особенных капиталов осуществляется посредством и через капитал вообще, в логическом плане это означает движение от рядоположенности процессов производства при рассмотрении конкуренции и концентрации особенных капиталов к тотальному единству внутренних и внешних процессов производства при рассмотрении капитала как денежного рынка. Таким образом, это есть исследование капиталистического способа хозяйствования в промышленности.

В специальных учениях о земельной собственности и наемном труде должны исследоваться производственные отношения между промышленными капиталистами, земельными собственниками и промышленными и сельскохозяйственными пролетариями. Логически направление исследований в этих учениях Маркса движется от внутренних процессов промышленного производства к единству внутренних и внешних процессов промышленного и сельскохозяйственного производства. Другими словами, это есть исследование капиталистического способа хозяйствования в промышленности и сельском хозяйстве.

В результате в философско-экономических исследованиях Маркса, намеченных им в «Плане шести книг», наблюдается логическое движение от анализа капиталистического способа материального труда к анализу капиталистического способа материального производства и далее – к анализу капиталистической системы хозяйствования. Однако капиталистиче­ская система хозяйствования включает в себя также и процессы обратного влияния буржуазного государства на породившую его экономическую основу и, кроме того, отношения внешней торговли между нациями и отношения мирового рынка, как всеобщей взаимосвязи производства материальной жизни.

Но исследование Маркса затрагивает только одну сторону деятельности буржуазного государства, где оно само выступает как капиталист. В специальных учениях о государстве, внешней торговле, мировом рынке Маркс намечал использовать рациональные моменты диалектического метода Гегеля, содержащиеся в «Субъективной логике, или Учении о понятии» «Науки логики». Логический переход от книги IV «Государство» к книге V «Внешняя торговля» и далее – к книге VI «Мировой рынок» «Плана шести книг» заключает в себе диалектику общего, особенного и единичного, которой посвящен отдел первый «Субъективность» «Субъективной логики» «Науки логики».

Конкретная тотальность капиталистических производственных отношений, которую Маркс намечал исследовать в специальном учении о наемном труде, по отношению к капиталистическим нациям выступает как всеобщее. Становление и развитие внешней торговли и мирового рынка предполагает переход от рядоположенности всеобщего и особенного к конкретной тотальности единичного, которая должна рассматриваться в специальном учении о мировом рынке.

К сожалению, гигантский замысел Маркса во всей полноте так и остался нереализованным. По-видимому, в специальном учении о мировом рынке он намечал использовать логический переход от субъекта к объекту, который излагался Гегелем в отделе «Объективность» и в отделе «Идея» его «Субъективной логики, или Учения о понятии» «Науки логики». Такой логический переход возможен при исследовании влияния буржуазного мирового рынка на добуржуазные производственные отношения, поскольку «действительная задача буржуазного общества состоит в создании мирового рынка, по крайней мере, в его общих чертах, и производства, покоящегося на базисе этого рынка»[34].

Таким образом, «План шести книг» Маркса, возникший путем диалектико-материалистического переосмысления рационального содержания «Науки логики» Гегеля, в логическом плане представляет собой гениальное предвидение вырастающего из недр классического капитализма глобального общества, контуры которого реально обозначились на рубеже XX–XXI столетий. Как известно, в таком обществе, основанном на использовании наукоемких и информационных технологий, решающее значение имеет не столько материальный труд, созидающий человека частичного, сколько труд духовный, характеризующийся всеобщностью и универсальностью. Об этом Маркс писал в «Капитале» и примыкающих к нему философско-экономических произведениях. Проблема эта ждет фундаментальных философских и научных исследований.

[1] См., например: Вазюлин В. А. Логика «Капитала» К. Маркса. – М., 1968. – С. 15–20; Он же. Логика истории. Вопросы теории и методологии. – М., 1988. – С. 10–30.

[2] См., например: Вазюлин В. А. Логика «Капитала»...

[3] См., например: Мотрошилова Н. В. Путь Гегеля к «Науке логики»: Формирование принципов системности и историз­ма. – М., 1984. – С. 325–326.

[4] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 13. – С. 5; Т. 29. – С. 254; Т. 29. – С. 251; Т. 29. – С. 468–469; Т. 46. – Ч. 1. – С. 45, 213, 226–233.

[5] См., например: Мюллер М. Экономическая рукопись 1861–1863 гг. – второй черновой вариант «Капитала» // Очерки по истории «Капитала» К. Маркса / под ред. В. С. Выгодского и др. – М., 1983. – С. 130.

[6] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 30. – С. 527.

[7] Они же. Соч. – 1-е изд. – Т. 25. – С. 412.

[8] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 23. – С. 326–327, 553, 559, 594; Т. 24. – С. 128–129, 285, 293, 297, 390, 543; Т. 25. – Ч. 1. – С. 120, 122–123, 155, 215, 258, 341, 393, 440; Т. 25. – Ч. 2. – С. 163–168, 324, 399; Т. 26. – Ч. 1. – С. 19; Т. 26. – Ч. 2. – С. 292, 511, 539, 548, 593; Т. 26. – Ч. 3. – С. 49, 254, 323, 367, 415.

[9] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 13. – С. 5; Т. 29. – С. 254–260, 449, 451, 468–469; Т. 46. – Ч. 1. – С. 45, 213, 226–227, 434–435; Т. 46. – Ч. 2. – С. 11, 41, 152, 162; Т. 48. – С. 293.

[10] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 46. – Ч. 1. – С. 263–264, 307, 383, 434–435; Т. 46. – Ч. 2. – С. 9, 11, 41, 152, 162, 205; Т. 48.– С. 293, 377; Т. 30. – С. 527.

[11] Гегель Г. В. Ф. Наука логики. Т. 2 / Г. В. Ф. Гегель // Соч. – М., 1939. – Т. 6. – С. 6.

[12] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 46. – Ч. 1. – С. 436–437.

[13] Там же. – Т. 25. – Ч. 1. – С. 436–437.

[14] Гегель Г. В. Ф. Наука логики. Ч. 2 / Г. В. Ф. Гегель // Соч. – М., 1939. – Т. 6. – С. 26, 22.

[15] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 46. – Ч. 1. – С. 436.

[16] Там же. – Т. 26. – Ч. 3. – С. 367.

[17] Там же. – Т. 46. – Ч. 2. – С. 162.

[18] Гегель Г. В. Ф. Наука логики. Ч. 2 / Г. В. Ф. Гегель // Соч. – М., 1939. – Т. 6. – С. 268, 90.

[19] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 46. – Ч. 1. – С. 226.

[20] Marx К., Engels F. Gesamtausgabe (MEGA). – Вerlin, 1976. – Abt. 2. – Bd. 1. – S. 199. Ср.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 46. – Ч. 1. – С. 226.

[21] Гегель Г. В. Ф. Наука логики / Г. В. Ф. Гегель // Соч. – М., 1939. – Ч. 2. – Т. 6. – С. 156.

[22] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 46. – Ч. 1. – С. 226–227.

[23] Гегель Г. В. Ф. Наука логики / Г. В. Ф. Гегель // Соч. – М., 1939. – Ч. 2. – Т. 6. – С. 198–201.

[24] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 46. – Ч. 1. – С. 227.

[25] Гегель Г. В. Ф. Наука логики / Г. В. Ф. Гегель // Соч. – М., 1939. – Т. 6. – Ч. 2 – С. 213.

[26] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 25. – Ч. 2. – С. 451.

[27] Гегель Г. В. Ф. Наука логики / Г. В. Ф. Гегель // Соч. – М., 1939. – Т. 6. – Ч. 2. – С. 214, 216.

[28] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 46. – Ч. 1. – С. 230.

[29] Marx К., Engels F. Gesamtausgabe (MEGA). – Abt. 2. – Bd. 1. – S. 199–200. Ср.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 46. – Ч. 1. – С. 227.

[30] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 23. – С. 553.

[31] Гегель Г. В. Ф. Система наук / Г. В. Ф. Гегель // Соч. – М., 1959. – Т. 4. – Ч. 1. – С. 9.

[32] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 46. – Ч. 1. – С. 43.

[33] См.: Там же. – Т. 23. – С. 164, 320. – Т. 46. – Ч. 1. –С. 222, 263; Т. 46. – Ч. 2. – С. 80, 119, 260.

[34] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 29. – С. 295.