Академические философские исследования на Урале: обзор ключевых направлений за четверть века (1988–2012 гг.)


скачать Авторы: 
- Кондрашов П. Н. - подписаться на статьи автора
- Коряковцев А. А. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №2(74)/2014 - подписаться на статьи журнала

Академическая институализация философских исследований на Урале связана с возникновением в Екатеринбурге Института философии и права Уральского научного центра АН СССР (ныне Уральского отделения РАН). Институт был официально учрежден 1 марта 1988 г. Четверть века институт – ИФиП УрО РАН – ведет исследования в области философии, социологии, политологии, права. Философские исследования ведутся в отделе философии института и на кафедре философии. Ежемесячно проводятся теоретические семинары, посвященные актуальным проблемам философии, в которых принимают участие сотрудники, аспиранты и докторанты ИФиП, а также приглашенные российские и зарубежные ученые.

Институт имеет собственные периодические издания философского профиля, выпускает ряд монографических серий. В частности, результаты исследований публикуются в «Научном ежегоднике Института философии и права УрО РАН». Издание выходит с 1999 года, присутствует в перечне ВАК РФ и входит в РИНЦ на условиях открытого доступа[1]. При институте ведется подготовка аспирантов и докторантов по специальности 09.00.03 – история философии; 09.00.01 – онтология и теория познания; 23.00.01 – теория и философия политики, история и методология политической науки.

С 2001 г. институт выпускает ежегодный научно-практический альманах «Дискурс-Пи», ориентированный на публикацию результатов преимущественно в области политической философии и теории политики[2].

В институте сложились две философские научные школы. Это философско-политическая школа дискурс-анализа и философская школа современного марксизма. Школа дискурс-анализа, сложившаяся вокруг журнала «Дискурс-Пи» и возглавляемая доктором политических наук профессором О. Ф. Русаковой, была поддержана грантом Президента Российской Федерации (2003–2005). Представителями школы анализируются современные теории дискурса, разрабатывается общая методология дискурс-анализа. Ими проведен дискурсивный анализ ресурсов политической власти и инструментов влияния (реклама, PR, народная дипломатия, массовая культура, культурный обмен, «мягкая сила», благотворительность). Школой издается альманах «Дискурс-Пи», каждый выпуск издания посвящен одной ключевой теме – дискурсу власти, дискурсу толерантности в глобальном мире, дискурсу информационного общества, «левому» дискурсу и др. С участием сотрудников института учрежден одноименный издательский дом, а также Международная академия дискурс-исследований (МАДИ).

Философская школа современного марксизма, сложившаяся вокруг доктора философских наук, профессора К. Н. Любутина, занимается исследованием философского наследия К. Маркса в гуманистически и антропологически ориентированном ключе, в том числе различных версий неомарксизма. Уральские марксисты занимаются историко-философскими исследованиями (в первую очередь истоками философии классического марксизма), разработкой проблем философской антропологии, праксиса, феномена историчности, повседневности, анализом различных форм отчуждения и бесчеловечности в условиях современного капитализма. Большое внимание уделяется проблемам субъекта и объекта, понимания, гуманизма, критике религии, проблемам методологии. Разрабатываются различные аспекты материалистической диалектики, прежде всего в приложении к историчности социального бытия. Исследуются различные формы эмоционального, экзистенциального отношения человека к миру, подлинность и неподлинность человеческого бытия-в-мире. Часть работ посвящена философской критике постмодернизма и различных современных прочтений Маркса.

Первоначально философские исследования в институте были сконцентрированы вокруг проблем философской антропологии, взаимоотношений человека и власти (доктор философских наук А. В. Гайда), концепций гражданского общества и достижения общественного согласия, вопросов персональной идентичности. В контексте переосмысления советского философского наследия ведущими философами института анализировались неомарксистские социальные концепции, цивилизационные концепции исторического процесса (доктор философских наук В. В. Скоробогацкий, доктор философских наук Ю. Г. Ершов, доктор философских наук С. Е. Вершинин).

В конце 1980-х – начале 2000-х гг. центр философских интересов смещается в сторону анализа современных проблем философской антропологии (фундаментальные основания культуры, такие как мышление, исповедальность, диалогичность, утопия, вера, политика; исповедь и культура; взаимосвязь поэтического и философского смыслов в культурных текстах; соотношение постмодернистского мышления и культуры; место и сущность утопии в культуре; классификация современных типов утопического сознания), методологии истории в XX в. (школа «Анналов», классический марксизм, неомарксизм) и политической философии (метаязык политической науки; технология власти; менталитет и политика; структурные и духовно-ценностные основания легитимации региональной власти; ценностно-смысловые ресурсы российской национальной и региональной идентичности; философские и политико-правовые концепции гражданского общества и государства). Совершенно особое место занимают чрезвычайно востребованные временем исследования в области философии права, осуществляемые самым цитируемым российским обществоведом (по данным РИНЦ), директором-основателем института, членом-корреспон-дентом РАН С. С. Алексеевым.

С середины 2000-х гг. на первый план выходят следующие основные темы: возрождается интерес к истории марксистской философии (истоки марксистской философии, политическая философия неомарксизма, проблема повседневности и историчности в философии К. Маркса, проблема отчуждения); дискурс-анализ (понятие, сущность и структура дискурса; типология дискурсов; методология дискурс-анализа; дискурс информационного общества в глобализирующемся мире); философская и политическая мысль в глобализирующемся мире (политическая философия модерна и постмодерна; политические коммуникации в эпоху глобализации; связь милитаризации, сферы публичной политики, процессов трансформации политических институтов; философские основы и концептуальные особенности этнонациональной политики; становление гражданина как субъекта гражданского общества); философия религии (социально-политическая роль религии в современном мире; проблема веры и неверия).

Рассмотрим основные результаты философских исследований, выделенных в дисциплинарном порядке.

История философии

Одним из основных и неизменных направлений философских исследований сотрудников института являются историко-философ-ские штудии. В области истории отечественной философии сотрудниками института и преподавателями кафедры истории философии УрГУ были подготовлены два фундаментальных труда по истории русской философии[3] и отечественной философии советского периода[4]. В коллективной монографии «Судьбы гражданского общества в России», объединившей усилия всех философов института, была произведена реконструкция взглядов представителей нового либерализма на проблему взаимосвязи государства и гражданского общества. Рассмотрены в содержательном плане кадетская стратегия формирования правового государства и гражданского общества, идеи П. И. Новгородцева о правовом государстве, взгляды С. А. Котляровского, Б. А. Кистяковского, С. И. Гессена и М. И. Туган-Барановского на проблемы формирования гражданского общества в России в начале XX в.[5] Впервые были выделены и проанализированы идейно-политические линии, в рамках которых осуществляется моделирование характера взаимодействия государства и гражданского общества. Это, во-первых, религиозно-философская линия, представленная в работах В. Соловьева, С. Булгакова, Н. Бердяева, Г. Федотова, И. Ильина и их современных последователей; во-вторых, консервативно-этатистская линия (евразийцы, сторонники концепции консервативной революции); в-третьих, либеральная линия (либеральный консерватизм и новый либерализм) и, в-четвертых, революционно-радикальная линия (левые и правые радикалы). Проведен анализ марксистских версий взаимосвязи государства и гражданского общества, представленных в работах В. И. Ленина, А. А. Богданова, в трудах советских обществоведов.

Исследования по истории марксистской философии являются одним из магистральных направлений отдела философии, разрабатываемым в разные годы К. Н. Любутиным, А. В. Гайдой, В. М. Русаковым, А. Б. Францем, Е. Г. Трубиной, С. В. Мошкиным, С. Е. Вершининым, В. А. Лоскутовым, В. В. Скоробогацким, А. А. Коряковцевым, П. Н. Кондрашовым, А. В. Ивановым, Г. А. Бо- рисовой.

Всесторонне изучались проблемы становления марксистской философии, проблемы повседневности и историчности в марксисткой социальной философии, формы бесчеловечности в условиях отчуждения. Сотрудниками отдела философии был проведен критический анализ современных прочтений философии К. Маркса[6], подготовлены к изданию рукописи молодого Маркса[7], дана критика постмодернистских истолкований философии классического марксизма[8]. В рамках исследования теоретических источников марксизма был проведен комплексный анализ, переосмысляющий философско-антропологическое учение Фейербаха, показаны актуальные эвристические возможности его философско-антрополо-гического учения, аргументирован вывод о некорректности обобщения частных замечаний Маркса, Энгельса и Ленина по поводу фейербаховской философии[9]. В итоге сравнительного анализа учений Фейербаха и Маркса был сделан вывод об их парадигмальном единстве, которое отрицалось в отечественной истории философии, считавшей, что марксизм вырос из преодоления фейербаховского антропологизма[10].

В области исследований истории философии показано, что философско-антропологическое учение Л. Фейербаха – К. Маркса работает как методологическая основа для понимания процессов, происходящих в современном индустриально-развитом обществе[11]. Предложена новая интерпретация философии истории К. Маркса; раскрыты возможности непосредственного применения ее в различных областях философского знания (этике, социальной философии, эстетике, философии истории), онтологии и гносеологии[12]. В исследованиях сотрудников института на основе тщательного анализа текстов Маркса показано, что его философия представляет собой целостное, внутренне упорядоченное учение, которое структурно можно представить в виде логически вытекающих друг из друга: 1) философской антропологии; 2) социальной философии; 3) философии истории. Все эти три составные части объединены в концептуальную тотальность учением Маркса о праксисе как сущности человека и субстанции социальности. При этом было показано, что социально-антропологическая философия Маркса резко отделяется от сциентистской философии Ф. Энгельса. Эксплицирован философско-исторический метод Маркса, который представляет собой не вульгарно истолкованное «материалистическое понимание истории», а праксеологическую интерпретацию исторического процесса, которая на основе материалистической конкретно-исторической диалектики включает в себя и собственно материалистическое, и «идеалистическое» понимание истории, так как история, согласно Марксу, есть результат развертывания социальной сущности человека – деятельности (праксиса), которая представляет собой синтез материального («работа») и идеального актов (целеполагание)[13].

Проведен анализ феномена отчуждения[14] и его истолкование в философии К. Маркса, показаны различные формы отчуждения (предметное, экономическое, социальное, гносеологическое, экзистенциальное), а также имманентная логика развертывания этих форм из ситуации отчуждения продукта труда в отношениях «наемный рабочий – капиталист». Рассмотрены некоторые современные формы отчуждения (виртуальный фетишизм, обезличенность, потребительский фетишизм, вещизм, шопинг). Общие проблемы истории отечественного марксизма представлены в коллективных монографиях «Марксизм и Россия», «Ленинизм и Россия» и «Социализм и Россия»[15], работах по истории советской философии[16], исследованиях, посвященных исторической природе марксизма и его культурно-историческим основаниям[17].

В цикле работ были рассмотрены проблемы развития отечественной марксистской философии. Институтом была выпущена серия монографий «Российские версии марксизма», посвященная отечественной философии советского периода. В серии монографий впервые комплексно раскрываются особенности философ- ских взглядов А. А. Богданова, А. В. Луначарского, В. И. Ленина, Н. И. Бухарина, A. M. Горького, Л. Д. Троцкого, А. А. Зиновьева, участников философских дискуссий 20–50-х гг. XX в., авторов крупнейших работ по вопросам философии, опубликованных в советский период[18]. Особое внимание уделено культурно-истори-ческому и морально-политическому контексту постановки и решения отечественными исследователями тех или иных философских вопросов[19].

В рамках историко-философских исследований зарубежной философии сотрудники института анализируют весьма широкий спектр философских учений (в первую очередь западноевропейских). История современной западной мысли представлена исследованиями философских учений О. Шпенглера[20], X. Ортеги-и-Гас-сета[21], Р. Нибура[22], школы «культурных исследований» в Великобритании[23], феноменологии[24], постмодернизма[25] и его неомодерной критики[26]. Историко-философскому анализу подвергались идеи неомарксистов: Э. Блоха, Л. Альтюссера, представителей Франкфуртской школы, Э. Фромма. Отдельным значимым направлением работы являются перевод и издание трудов зарубежных философов. При прямой поддержке института или силами его сотрудников впервые переведен на русский язык и опубликован ряд работ Ж. Деррида, Э. Блоха, Г. Глисона, М. Дюверже, О. Шпенглера, К. Барта, X. Хареньо Аларкона и ряда других авторов[27].

Социальная философия

Еще одним важным направлением философских исследований института является социально-философская проблематика, включающая проблемы философской антропологии и гуманизма, философию истории и философию религии.

Философская антропология в ее истории от Л. Фейербаха до Э. Фромма представлена в монографии К. Н. Любутина и А. В. Гри- бакина[28]. Отдельная монография посвящена философской антропологии К. Маркса[29]. В рамках антропологического подхода были изучены такие фундаментальные основания культуры, как мышление, исповедальность, диалогичность, утопия, вера[30]. Доктором философских наук С. Е. Вершининым в российский научный оборот были введены оригинальные философско-антропологические и социологические идеи известного немецкого мыслителя-нео-марксиста Э. Блоха, определены подходы к новому осмыслению проблемы утопического сознания как атрибута человеческого существования[31]. Доктор философских наук А. С. Гагарин предложил оригинальную теорию истолкования таких экзистенциалов человеческого бытия, как страх, смерть, одиночество[32].

В работах сотрудников института установлена сущностная укорененность всякой философии в той или иной форме философской антропологии, даже если эта философия формально носит антиантропологический характер (неопозитивизм, М. Хайдеггер, аналитическая философия, сциентистский неомарксизм, сталинизм и марксизм-ленинизм, феноменология, постмодернизм)[33]. Большое внимание коллективом института уделяется проблемам политической, этнонациональной, теологической и педагогической форм антропологии[34].

При рассмотрении различных сторон взаимодействия гражданского общества и государства был осуществлен анализ основных типов философии истории, рассмотрены ведущие концептуальные модели методологии истории в XX в.: неокантианская, позитивистская, историко-герменевтическая, веберовская, крочеанская, кол- лингвудская, марксистская, историко-антропологическая, а также модели истории, разработанные школой «Анналов» и «новой ин- теллектуальной историей» как постмодернистским направлением[35]. Особого внимания заслуживают работы по исследованию историософии и философии истории, осуществленные доктором политических наук О. Ф. Русаковой[36]. Доктором философских наук Ю. Г. Ер-шовым была предложена теория, объясняющая онтологическую взаимосвязь между человеком, социумом и историческим процессом[37]. Впервые в отечественной философии показана фундаментальная роль повседневности в философии классического марксизма[38].

В институте активно изучаются философские проблемы религии, веры и неверия. Ведущая роль в философско-религиозных исследованиях принадлежит доктору философских наук Е. А. Степановой. При изучении религиозно-философской модели вза- имодействия государства и гражданского общества рассмотрены различные разделы систематической теологии в их развитии на протяжении двух тысячелетий христианской истории, показаны проблемы и противоречия теологии, проанализирована история происхождения классических теологических проблем. В рамках философско-религиозной проблематики были исследованы феномен веры, теология власти, история западной теологии, религия в современной России, вера как бытие человека в Боге, взаимосвязь религии и школы[39].

Политическая философия

Политическая философия является одним из ключевых направлений деятельности института. Сотрудниками института был проведен анализ отдельных концептуальных моделей власти, государства и гражданского общества, проанализирована проблема теологии власти в концепциях О. Шпанна, К. Шмитта, Л. Штрауса, Э. Фегелина[40]. Фактически впервые в научной литературе предложен краткий и содержательный анализ достаточно влиятельных в Европе и США, но до сих пор практически не известных у нас в России теорий власти и государства. О. А. Матвейчевым был проведен концептуально оригинальный анализ текстов мыслителей, сыгравших ключевую роль в развитии политической мысли – от Аристотеля до Хайдеггера[41]. Выявлены ценностные основания политической философии модерна, показана ее трансформация в ходе развития от раннеиндустриального европоцентричного модерна к глобальному или позднему обществу модерна, сохраняющему ценностное единство ядра при разнообразии институциональных моделей его реализации[42].

Много внимания сотрудниками института уделяется анализу феномена идеологии, взятого в его самых различных аспектах: как утопии[43], как идеологического дискурса[44], как политической идеологии[45], как массового сознания[46] и как политической морали[47]. Впервые в отечественной политической философии B. C. Мартьяновым был выявлен и описан метаязык политической науки как искусственный язык второго уровня[48], а также эксплицирована методологическая основа политической теории, влияющая на аксиологию политического знания. Им же была рассмотрена двойственность статуса политической науки, связанная со столкновением в ее дискурсе кодов научного знания и политической власти. В результате проведенного исследования описаны дискурсы исторически сложившихся метаязыков политической науки: тавтологического, парадоксального и нарративного. Подробно рассмотрены содержательные особенности ключевых парадигм российского политического универсума: модернизационной, цивилизационной и парадигмы глобализации.

Кроме того, был проведен концептуальный анализ трансформации метапарадигмы социально-политических наук, имевшей место на протяжении второй половины XIX и всего XX в.[49] Введение понятия метапарадигмы социально-политических наук позволило остановиться на анализе того, каким образом мышление об обществе соотносится с наличествующими в культуре представлениями о картине реальности, прежде всего философскими и религиозными. Основное внимание в проведенном исследовании было уделено влиянию, которое оказывают на конкретно-исторический облик метапарадигмы социально-политических наук представления о природе человека, о его душе, структуре его психики.

Впервые в отечественной литературе проведен комплексный анализ основных подходов к изучению взаимоотношений массовой коммуникации и власти. Выделены две основные модели этих взаимоотношений (модель доминирования и плюралистическая модель), прослежены основные этапы эволюции каждой из них. Проанализирована проблема конвергенции этих моделей в современной коммуникативистике с учетом методологической специфики каждой из них[50].

На стыке политической философии и этики были не только рассмотрены соотношения капитализма и этики, но и обосновано, что моральный коллапс, инициированный появлением и развитием капиталистической миросистемы, в действительности не означал полного поражения всякой морали и этики, кроме той, которая позволяла наиболее эффективно адаптироваться к требованиям капиталистического производства, ибо моральный коллапс не вызвал и тотального крушения альтруистической морали (прежде всего традиционалистской, христианской) с полным отказом от ее требований[51]. Коллапс привел к другому эффекту – постоянному крушению попыток рационального обоснования морали. Однако это не означало, что все данные попытки были в равной степени неэффективными и не являлись хотя и временными, но удачными решениями. В связи с этим авторы проанализировали особенности попыток моральной компенсации капитализма, инициируемые из разных автономных подсистем капиталистического общества с начала Нового времени до позднего модерна[52].

Членом-корреспондентом РАН В. Н. Руденко был всесторонне изучен феномен «чистой демократии» (pure democracy), выявлены такие ее атрибутивные признаки, как синкретизм, монизм, автократизм[53]. Доктором политических наук Л. Г. Фишманом были проведены интересные исследования, посвященные проблеме генезиса демократии, осуществленные на стыке политической науки, истории, военной науки и философии[54]. Он аргументировал наличие фундаментального сходства, которое существует между античной демократией и современными политическими режимами с тем же названием. Это сходство заключается в наличии прямой связи демократии с определенного рода военной организацией (и военными потребностями) и вытекающими из этих потребностей социальными гарантиями для малоимущих слоев населения. Автором этой концепции доказано, что демократия как в античности, так и в Новое время вытекает не из абстрактных «естественных прав человека», а из политической сделки, заключенной между элитами и массами.

В рамках политической философии в институте развивается такое перспективное направление научных исследований, как дискурс-анализ. В сравнении с зарубежными исследованиями в проводимых коллективом работах основной акцент был сделан на решении следующих задач:

– дискурс-анализ политической философии глобализма и антиглобализма;

– типологический анализ дискурса идеологий и утопий постмодерна;

– описание дискурсивных практик массовых коммуникаций в эпоху глобализации.

Методология дискурс-анализа рассматривается как одно из ведущих методологических направлений в гуманитарных и социально-политических исследованиях. В рамках дискурсивного анализа установлено, что базовыми чертами дискурса неклассической политической философии являются: полицентризм или плюрализм, принцип автономности как способ преодоления логоцентризма, цивилизационный подход и принцип мультикультурности, критика рационализма и сциентизма, критика прогрессизма. Философско-методологической базой для неклассической политической философии выступают такие направления, как философия жизни, критическая философия истории, экзистенциализм, теория культурных типов О. Шпенглера, цивилизационная теория А. Тойнби, геополитические модели многополярности мира и др. Показано, что во второй половине XX в. наблюдается конвергенция базовых черт классической и неклассической политической философии. Это связано с широким распространением модернизационной парадигмы и цивилизационного подхода в гуманитарном знании. К политическому философствованию данного типа были отнесены: теория модернизационных волн Э. Тоффлера, концепция постиндустриального общества А. Гидденса, теория волн демократизации и столкновения цивилизаций С. Хантингтона, а также мир-системный анализ И. Валлерстайна[55].

Рассмотрены основные интерпретации концепта soft power в современной политической философии, выявлена взаимосвязь данного концепта с постмодернистскими теориями дискурса, соблазна, текучей современности, общества знания, концепциями идентичности, символической политики. Показаны особенности применения данного концепта в политико-философских исследованиях Ю. Хабермаса, Дж. Ная, Ж. Бодрийяра, Ж. Липовецки, З. Баумана. Показана дискурсивная связь концепта soft power с концептом социетальной власти.

В настоящее время в институте имеется ряд перспективных направлений и заделов для философских исследований, связанных с новыми идеями в философии природы, научном познании и теории познания[56].

Сотрудники кафедры философии института занимаются системным изучением философских идей в художественно-литера-турном творчестве. В частности, были комплексно исследованы философские воззрения Н. В. Гоголя, Л. Н. Толстого, метафизика и эволюция романтизма[57]. В сферу научных интересов сотрудников института входят также проблемы логики и аксиологии. Доктор философских наук профессор В. О. Лобовиков обосновал положение о тождественности метафизики и формальной аксиологии, им предложены формально-аксиологические интерпретации математических моделей метафизики, а также новаторская модель формальной аксиологии права[58]. Работы доктора философских наук Ю. И. Мирошникова посвящены доказательству того, что аксиология – это не прошлое философии, а ее важнейшая составляющая, которая наряду с онтологией и гносеологией служит фундаментом всех остальных областей философского знания[59].

Подводя обобщающий итог 25-летней деятельности института в области философских исследований, можно отметить, что за четверть века своего существования Институт философии и права УрО РАН в лице своих сотрудников, аспирантов и докторантов проделал огромную научно-исследовательскую, просветительскую и популяризаторскую работу в области философских исследований. Работы коллектива востребованы не только в России, но и за рубежом, поскольку фактически все направления философских изысканий, реализуемые в институте, носят оригинальный характер. Более того, в институте постоянно появляются новые перспективные направления исследований в области философии: теория познания, аксиология, философия науки.

Институт выполняет важные задачи по координации и обеспе-чению широкого круга философских исследований в Волжско-Уральском регионе; входит в тройку ведущих академи-ческих учреждений в области философии (вместе с Институтом философии РАН [г. Москва] и Институтом философии и права Сибирского отделения РАН [г. Новосибирск]). Он занимает ведущие позиции в России в области политической философии и дискурс-анализа. Думается, что у философских штудий, осуществляемых в институте, имеется не только история успеха, но и заслуженное по праву место в системе организации и развития отечественного философского знания в настоящем и будущем.

[1] С материалами издания можно ознакомиться в открытом доступе: http://www.ifp. uran.ru/ezh/about/

[2] С материалами издания можно ознакомиться в открытом доступе: http://www. madipi.ru/

[3] Емельянов Б. В., Любутин К. Н. История русской философии: уч. пособ. для вузов. – М.: Академический Проект, 2003.

[4] Любутин К. Н., Русаков В. М. Отечественная философия советского периода (очерки): в 2 ч. – Екатеринбург: Изд-во УрГСХА, 2001.

[5] Судьбы гражданского общества в России / под ред. О. Ф. Русаковой: в 2 т. –Екатеринбург: УрО РАН, 2004.

[6] Вершинин С. Е., Борисова Г. А. Концепция социальной деструктивности Франкфуртской школы // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. – Екатеринбург: УрО РАН, 2006. – Вып. 6. – С. 78–87; Любутин К. Н., Шихардин В. В. Альтернатива Луи Альтюссера: неомарксистский выбор. – Курган, 2010; Максутов А. Б. Критическая теория и современность. – Екатеринбург: УрО РАН, 1998; Скоробогацкий В. В. По ту сторону марксизма. – Свердловск: Изд-во Уральского ун-та, 1991.

[7] Коряковцев А. А., Любутин К. Н. Рукописи К. Маркса / К. Маркс // Экономическо-философские рукописи 1844 года и другие ранние философские работы. – М.: Академический проект, 2010. – С. 742–773.

[8] Любутин К. Н., Кондрашов П. Н. Социальные основания постмодернизма: попытка марксистского анализа // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. – Вып. 9. – Екатеринбург: УрО РАН, 2009. – С. 107–122.

[9] Любутин К. Н. Истоки философской антропологии: Кант, Шопенгауэр, Фейербах. –Челябинск, 2005.

[10] Коряковцев А. А., Любутин К. Н. Диалектика Людвига Фейербаха. – Екатеринбург: УрО РАН, 2010; Любутин К. Н. Проблема отчуждения в философии Л. Фейербаха // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. – Вып. 5. – Екатеринбург: УрО РАН, 2005. – С. 64–82.

[11] Любутин К. Н., Кондрашов П. Н. Историческая феноменология бесчеловечности. Екатеринбург: УрО РАН, 2010; Коряковцев А. А. Социальные прогнозы Карла Маркса // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. – Вып. 12. – Екатеринбург: УрО РАН, 2012. – С. 70–85.

[12] Они же. Логика отчуждения и логика освобождения // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. – Вып. 8. – Екате-ринбург: УрО РАН, 2008. – С. 23–38; Любутин К. Н., Коряковцев А. А. Диалектический синтез в социальной теории К. Маркса // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. – Вып. 10. – Екатеринбург: УрО РАН, 2010. – С. 67–82.

[13] Кондрашов П. Н., Любутин К. Н. Анализ наиболее распространенных мифов о философии Маркса // Научный ежегодник Института философии и права УрО РАН. – 2011. – Вып. 11. – С. 80–97; Они же. Философско-исторический метод К. Маркса // Научный ежегодник Института философии и права УрО РАН. – Вып. 12. – Екатеринбург: УрО РАН, 2012. – С. 51–69.

[14] Руденко В. Н. Становление и эволюция теории отчуждения в советской философии: от проблемы к идеологии отчужденного действия // Проблема отчуждения в современной теории культуры, этике и эстетике. – Свердловск, 1990. – С. 52–63.

[15] Марксизм и Россия / отв. ред. В. А. Лоскутов. – М.: ФО СССР, 1990; Ленинизм и Россия / отв. ред. А. В. Гайда, К. Н. Любутин. – Екатеринбург: УрО РАН, 1995; Социализм и Россия / отв. ред. А. В. Гайда, К. Н. Любутин. – М.: ФО СССР, 1990.

[16] Любутин К. Н., Русаков В. М. Указ. соч.

[17] Лоскутов В. А. Историческая природа марксизма: основания и система развития. – Свердловск: Изд-во Уральского ун-та, 1990; Скоробогацкий В. В. Культурно-исторические основания классического марксизма и проблема России // Марксизм и Россия. – М., 1990. – С. 21–43.

[18] Любутин К. Н. Российские версии марксизма: Александр Богданов. – Екатеринбург: Уральский ин-т коммерции и права, 2000; Любутин К. Н., Франц С. В. Российские версии марксизма: Анатолий Луначарский. – Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2002; Любу- тин К. Н., Мошкин С. В. Российские версии марксизма: Николай Бухарин / отв. ред. А. В. Гайда. – Екатеринбург: УрО РАН, 2000 и др.

[19] Франц А. Б. Генеалогия морали. – Екатеринбург, 1992.

[20] Вершинин С. Е. Освальд Шпенглер как диагност XXI века (на примере работы «Годы решения») // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской Академии Наук. – Вып. 5. – Екатеринбург: УрО РАН, 2005. – С. 116–129.

[21] Матвейчев О. А. Проблема «современности» в философии Хосе Ортеги-и-Гассета // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. – Вып. 5. – Екатеринбург: УрО РАН, 2005. – С. 130–147.

[22] Степанова Е. А. Рейнхольд Нибур о толерантности и проблеме истины в христианстве // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. – Вып. 7. – Екатеринбург: УрО РАН, 2007. – С. 91–108.

[23] Дьякова Е. Г. «Культурные исследования» в современной Великобритании // Свободная мысль. – 2007. – № 6(1577). – С. 128–138.

[24] Трубина Е. Г. Рассказанное Я: Проблема персональной идентичности в философии современности. – Екатеринбург: УрО РАН, 1995; Мухутдинов О. М. Феноменология и фундаментальная онтология // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. – Вып. 4. – Екатеринбург, 2004. – С. 57–65.

[25] Бурлова Т. А. Неодновременность одновременного: к проблеме хронософии постмодерна. – Екатеринбург: УрО РАН, 1997.

[26] Мартьянов B. C. После постмодернизма // Вестник Новосибирского государственного университета. – Серия «Философия». – 2012. – Т. 10. – № 3. – С. 64–73.

[27] Деррида Ж. Московские лекции, 1990 / пер. с англ. Е. Петраковой, А. Бабетова; пер. с фр. В. Бибихина. – Свердловск: УрО РАН, 1991; Блох Э. Тюбингенское введение в фи-лософию / пер. с нем. С. Е. Вершинина и др. – Екатеринбург, 1997; Глисон Г. Открытый мир: международные отношения и мировой рынок / пер. с англ. Е. Г. Понизовкиной. – Екатеринбург: УрО РАН, 1997; Дюверже М. Политические партии / пер. с фр. Л. A. Зи-миной. – М.: Академический проект, 2000; Шпенглер О. Годы решений. Германия и всемирно-историческое наследие / пер. с нем. и послесл. С. Е. Вершинина. – Екатеринбург: У-Фактория, 2007; Проблемы испанской идентичности: сб. ст. / пер. с исп. Ю. В. Василен-ко. – Екатеринбург; Пермь: УрО РАН, 2007; Хареньо Аларкон X. Религия и релятивизм во взглядах Людвига Витгенштейна / пер. с исп. Ю. В. Василенко. – Екатеринбург: УрО РАН, 2011; Западная теология XX в. / под ред. Е. Степановой. – Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2001.

[28] Любутин К. Н., Грибакин А. В. Западная философская антропология: от Фейербаха к Фромму: уч. пособ. – Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 1994.

[29] Любутин К. Н., Кондрашов П. Н. Философская антропология Карла Маркса. – Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2007.

[30] Степанова Е. А. Постижение веры. – Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 1998.

[31] Вершинин С. Е. Жизнь – это надежда. Введение в философию Эрнста Блоха. –Екатеринбург: Изд-во Гуманитарного ун-та, 2001; Вершинин С. Е. Эрнст Блох: оправдание утопии // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. – Екатеринбург, 1999. – Вып. 1. – С. 48–59.

[32] Гагарин А. С. Экзистенциалы человеческого бытия: одиночество, смерть, страх. От античности до Нового времени. – Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2001.

[33] Мартьянов B. C. Сущность человека и легитимация власти // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. – Вып. 3. – Екатеринбург: УрО РАН, 2002. – С. 199–216.

[34] Гайда А. В., Китаев В. В. Власть и человек. – Свердловск: Изд-во Уральского ун-та, 1991; Фадеичева М. А. Человек в этнополитике. Концепция этнонационального бытия. –Екатеринбург: УрО РАН, 2003; Степанова Е. А. Теологическая антропология: традиция и современность // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. – Вып. 5. – Екатеринбург: УрО РАН, 2005. – С. 148–166; Куликов В. Б. Педагогическая антропология: истоки, направления, проблемы. – Свердловск: Изд-во Уральского ун-та, 1988.

[35] Русакова О. Ф. Философия и методология истории в XX веке: школы, проблемы, идеи / отв. ред. А. В. Гайда. – Екатеринбург: УрО РАН, 2000.

[36] Она же. Историософия: структура предмета и дискурса // Вопросы философии. – 2004. – № 7. – С. 48–59; Она же. Предмет философии и методологии истории // Философия и общество. – 2001. – № 3. – С. 70–89.

[37] Ершов Ю. Г. Человек. Социум. История: Социально-философские проблемы теории исторического процесса. – Свердловск: Изд-во Уральского ун-та, 1990.

[38] Кондрашов П. Н. Марксистская теория повседневности: попытка предварительной экспликации // Философия и общество. – 2006. – № 3. – С. 98–115.

[39] Гайда А. В., Максутов А. Б. Теология власти. – Екатеринбург: УрО РАН, 2001; Степано- ва Е. А. Постижение веры. – Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 1998; Степанова Е. А., Витамар А. Школа и религия: европейский опыт // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. – Вып. 11. – Екатеринбург: УрО РАН, 2011. – С. 361–376; Степанова Е. А. Религия в современной России: исторические корни // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. – Вып. 2. – Екатеринбург: УрО РАН, 2001. – С. 73–83.

[40] Русакова О. Ф. Современная политическая философия: предмет, концепты, дискурс. – Екатеринбург: Дискурс-Пи, 2012.

[41] Матвейчев О. А. Политические онтологики. – М.: Северо-Принт, 2001.

[42] Мартьянов B. C. Политический проект Модерна. От мироэкономики к миропо-литике. – М.: РОССПЭН, 2010.

[43] Матвейчев О. А. Утопия: сущность и место в культуре // Антропология культуры: сб. ст. – Екатеринбург, 1997. – С. 47–68; Мартьянов B. C. Идея свободы как утопия Модерна // Свободная мысль. – 2010. – № 6(1613). – С. 67–82.

[44] Дискурсология: методология, теория, практика / под ред. О. Ф. Русаковой. – Екатеринбург: Дискурс-Пи, 2006.

[45] Абелинскас Э. Ю. Консерватизм как мировоззрение и политическая идеология (опыт обоснования). – Екатеринбург: УрО РАН, 1999.

[46] Общественные науки и власть: интеллектуальные трансформации / под ред. В. Н. Руденко, К. В. Киселева, B. C. Мартьянова, Л. Г. Фишмана. – Екатеринбург: УрО РАН, 2008.

[47] Франц А. Б. Политическая анатомия морали. – Екатеринбург: УрО РАН, 1993.

[48] Мартьянов B. C. Метаязык политической науки. – Екатеринбург: УрО РАН, 2003.

[49] Фишман Л. Г. В ожидании Птолемея. Трансформация метапарадигмы социально-политических наук. – Екатеринбург: УрО РАН, 2004.

[50] Дьякова Е. Г. Массовая коммуникация и власть. – Екатеринбург: УрО РАН, 2002.

[51] Мартьянов B. C., Фишман Л. Г. Россия в поисках утопий. От морального коллапса к моральной революции. – М.: Весь мир, 2010.

[52] Они же. Преодоление капитализма: от морального коллапса к моральной револю- ции? // Полис. – 2012. – № 1. – с. 63–75.

[53] Руденко В. Н. «Чистая демократия» и ее атрибуты // Вестник Новосибирского государственного университета. – Серия «Философия». – 2012. – Т. 10. – № 3. – С. 120–126.

[54] Фишман Л. Г. Происхождение демократии («Бог» из военной машины). – Екате-ринбург, 2011; Русакова О. Ф. Современная политическая философия: предмет, концепты, дискурс. – Екатеринбург: Дискурс-Пи, 2012.

[55] Русакова О. Ф. Современная политическая философия...

[56] Новые идеи в философии природы и научном познании / под ред. Ю. И. Мирош-никова. – Екатеринбург: УрО РАН, 2004; Мартьянов B. C. Спор об истине: макротеоретический дуализм герменевтики и сциентизма // Научный ежегодник Института философии и права УрО РАН, 2011. – Вып. 11. – с. 169–186.

[57] Феномен «Шинели» Н. В. Гоголя в свете философского миросозерцания писателя: (К 160-летию издания) / под ред. Ю. И. Мирошникова, О. В. Зырянова. – Екатеринбург: УрО РАН, 2002; Мирошников Ю. И. Романтическое мировоззрение Л. Н. Толстого как интегральная характеристика его художественного и философско-религиозного творчества // Научный ежегодник Института философии и права УрО РАН, 2010. – Вып. 10. – с. 83–107; Романтизм: истоки, метафизика, эволюция. – Екатеринбург: УрО РАН, 2006.

[58] Лобовиков В. О. Математическая этика, метафизика и естественное право (Алгебра метафизики как алгебра формальной аксиологии). – Екатеринбург: УрО РАН, 2007.

[59] Мирошников Ю. И. Аксиология: концепция эмотивизма. – Екатеринбург: УрО РАН, 2007.