Унификация социальной структуры социума как глобальная проблема развития политической сферы


скачать Автор: Трофимов Е. А. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №2(14)/2014 - подписаться на статьи журнала

Статья посвящена рассмотрению политических аспектов современного процесса унификации социальной структуры общества. Отмечается, что процесс унификации имеет негативное влияние на политическую сферу, так как ведет к дезориентации граждан, выдвигает на первый план субполитические мотивы их взаимодействий. На этом фоне активизируется процесс ослабления прямой и представительной демократии, усиливается элитизация общества, архаизируются социальные отношения. Унификация социальной структуры социума требует существенных институционально-функциональных корректив, способных предупредить появление нежелательных последствий для развития демократии.

Ключевые слова: унификация, глобализация, прямая демократия, представительная демократия, социальный конфликт, гражданское общество, интеграция.

The given article deals with the political aspects of the modern process of unification of the social structure of society. It is noted that the process of unification has a negative impact on the political sphere, as it leads to citizens’ disorientation, brings sub-political motives of their interaction to the forefront. In this context the process of weakening of direct and representative democracy is activated, the elitization of society is enhanced, the social relations are archaized. Unification of the social structure of society requires essential institutional and functional corrections, which are capable to prevent negative consequences for the democracy development.

Keywords: unification, globalization, direct democracy, representative democracy, social conflict, civil society, integration.

Многие современные проблемы развития национальных политических систем лежат в плоскости дихотомности происходящих в мировом политическом пространстве процессов. Один из таких процессов – унификация социальной структуры социума, которая, с одной стороны, является величайшим достижением демократии, с другой – ее опаснейшей угрозой.

В современных социумах процесс социально-классовой унификации наблюдается достаточно отчетливо: расширяется транспарантное пространство, нивелируются видимые грани основных социальных противоречий, формируется средний класс, который способен выступить прообразом некоего мирового гражданства. «Подобно тому как интеллигенция в отдельных странах в XIX в. стала составлять определенное единство в Европе и позже во всем мире, тем самым прокладывая дорогу общечеловеческим идеям и ценностям (принятым теперь и на уровне деклараций ООН), – замечает Л. Гринин, – мировой средний класс может создать новые возможности для глобализации» [Гринин 2013].

Казалось бы, прогресс политического развития очевиден и скоро в мировом масштабе будет создано общество «всеобщего благоденствия», в котором отсутствуют антагонизм социальных противоречий, непонимание и изоляционизм. В. Маслов отмечает в статье «Роль образования в современном мире»: «…гло-бализация извлекает практически все группы идентичности на планете из их изоляции, толкая в потоки глобальной ойкумены, тем самым вынуждая их по-новому определить себя и многие элементы картины мира» [Маслов 2013].

Однако критическое мышление заставляет усомниться в скором наступлении «земного рая» в результате гомогенизации неоднородного социума, а политическая практика все отчетливее обнажает вторую сторону унификационного процесса – ослабление внутригрупповых коммуникаций. Внешне прогрессивный гуманистический характер унификации не позволяет социальным группам, ранее занимавшим относительно устойчивое положение в социальной системе, оставаться силами политической трансформации. Исчезновение четкого видения ранее устойчивыми социальными сообществами политических целей и ориентиров развития, вуализация видимых политических оппонентов если и ориентирует их на объединение, то в рамках территориальной, расовой, культурной, религиозной, а не политико-экономической принадлежности. Социальная борьба в этих условиях начинает разворачиваться на субполитическом и даже квазиполитическом, иллюзорном уровне, не позволяющем индивидуумам использовать действенные способы удовлетворения своих коренных потребностей и интересов. Складывающаяся ситуация ведет к поиску ими выгодных форм группового взаимодействия, которое в большей мере приводит к атомизации социума, нарастанию социальной разобщенности и политического нигилизма, способствует формированию массового безликого общества и унифицированного человека, подверженного внешнему воздействию и страху за свое будущее, которое может быть раздавлено господствующим меньшинством. Данные процессы и их последствия достаточно ясно изложены в концепции одномерного человека Г. Маркузе [2002: 6, 11], который не одинок в своих оценках унифицирующегося социума. Например, американский исследователь Д. Рисмен, рассматривая современный социум, вводит понятие извне-ориентированной личности, которая, по его мнению, составляет основу современной социальной среды. Д. Рисмен отмечает, что поведение извне-ориентированной личности определяется не традициями и принципами, а различного рода влияниями, модой, системой связей. Личности обезличены, стандартизированы, являются объектами манипулирования, чувствуют себя дезориентированными, опустошенными; часто бывают апатичными или циничными. Для общества в целом характерен конформизм, некритическое следование господствующим мнениям и стандартам, стереотипам массового сознания, предрассудкам, авторитетам, пропагандистским клише [Лисичкин, Шелепин].

В выводах «Здорового общества» Э. Фромм также приходит к заключению, что дальнейшее развитие общества идет в направлении автоматизации и отчуждения: «…обе системы (речь идет о коммунистической и капиталистической системах. – Е. Т.) превращаются в общества менеджеров, члены которого сыты и хорошо одеты, стремления которых удовлетворены и для которых нет невозможных желаний. Это автоматы, исполняющие все без принуждения; они управляются без лидера, создают машины, работающие подобно людям, и производят людей, работающих как машины; людей, разум которых деградирует, хотя их знания и понятливость растут. Таким образом, создается опасная ситуация, когда человек наделен величайшей материальной силой и лишен разума, чтобы использовать ее.

Отчуждение и автоматизация ведут к растущему безумию. Жизнь не имеет смысла, в ней нет ни радости, ни веры, ни реальности. Все “счастливы”, хотя ничего не чувствуют, никого не любят и не рассуждают» [Фромм: 157].

В унифицирующемся обществе человек уже не может ответить на важные самоидентификационные вопросы: «Какие группы и слои он признает “своими” или “чужими”?», «Какое место он занимает в системе социально-политических отношений?» и многие другие. При этом, как уже отмечалось, характер генерируемых социетальных связей не способствует формированию общественного монолита, а ведет к образованию неустойчивой мозаичной атомизированной политической структуры общества.

Утратив ранее существовавшие социальные стереотипы, привычные нормы, представления, многочисленные малые группы и отдельные индивиды, будучи подверженны коллективному инстинкту, стремятся встраиваться в новые сообщества, но последние все чаще отталкивают их, предъявляя индивидуумам классово ориентированные требования, с одной стороны, и унифицированные ценности – с другой, что еще более способствует дезориентации индивидуумов и стимулирует их маргинализацию – разрыв социально-идентификационных связей.

В условиях разобщения индивидуумов создается благоприятная среда для производства элитами «новой» политической культуры, являющейся выражением концентрации политической и социально-экономической власти в их руках, духовной несвободы масс, стандартизации и унификации личности, формирования функционально иных политических институтов. Внедренная в массы культура «нового общества» позволяет «новым» политикам забыть о ставящихся перед ними задачах, об эффективности принимаемых политических решений, так как социальный организм дезориентирован, деморализован и находится в их полном подчинении.

Здесь уместно было бы вспомнить слова французского экономиста Ф. Перру, который, рассматривая процесс политического манипулирования массами, писал: «Они верят, что они умирают за Класс, а умирают за партийных лидеров. Они верят, что они умирают за Отечество, а умирают за Промышленников. Они верят, что они умирают за свободу Личности, а умирают за Свободу дивидендов. Они верят, что они умирают за Пролетариат, а умирают за его Бюрократию. Они верят, что они умирают по приказу Государства, а умирают за деньги, которые владеют Государством. Они верят, что они умирают за нацию, а умирают за бандитов, затыкающих ей рот» [Perroux 1958: 631].

Очевидным становится и то, что процесс иррационализации политики ведет к выдвижению на первый план патримониальных ценностей, инстинктов, эмоций, вызывает примитивизацию поведения индивидуумов. Г. Лебон еще в конце XIX в. по этому поводу писал: «Человек так же, как и животное, склонен к подражанию; оно составляет для него потребность при условии, конечно, если не обставлено затруднениями. Именно эта потребность и обусловливает могущественное влияние так называемой моды. Кто же посмеет не подчиниться ее власти, все равно, касается ли это мнений, идей, литературных произведений или же просто-напросто одежды?

Управляют толпой не при помощи аргументов, а лишь при помощи образцов. Во всякую эпоху существует небольшое число индивидов, внушающих толпе свои действия, и бессознательная масса подражает им. Но эти индивиды не должны все-таки слишком удаляться от преобладающих в толпе идей, иначе подражать будет трудно, и тогда все их влияние сведется к нулю» [Лебон 1896: 256].

Все большей популярностью в унифицирующемся социуме пользуются политики-радикалы, говорящие о необходимости изменения механизма перераспределения, чувстве национальной гордости и обособленности, борьбе за сохранение религиозных ценностей и т. д. Именно этим объясняется рост популярности радикальных политиков и объединений в большинстве стран мира и увеличение числа «революций предместий». Президентство Н. Саркози во Франции, победа ХАМАС на выборах в палестинский парламент, рост популярности «Свободы» на Украине, победа маоистов на выборах в Непале и турецких националистов из «Партии национального единства» на выборах в парламент непризнанной Турецкой республики Северного Кипра, становление ведущей политической силой Северной Ирландии – Демократической партии Ольстера, состоящей из протестантов-радикалов, – все это звенья одной цепи. Таким образом, унификация все чаще приводит к оформлению не столько фундаменталистских политических, сколько религиозных и этнических движений, в основе которых лежат ценностные, но антисовременные системы, недифференцирующие формы коллективного действия [Маслов 2013].

Как видно, процесс унификации социальной структуры социума архидихотомичен и несет в себе как позитивные, так и негативные для развития социума последствия.

Вопрос, заключающийся в том, как избежать негативных последствий процесса унификации социума, простой и сложный одновременно. Здесь мы выскажем ряд суждений, которые в условиях перехода к постмодерну могут показаться некоторым политическим философам парадоксальными.

Во-первых, адаптация к унификации требует формирования политической культуры, основанной на ценностях и идеалах неолиберализма, современной политической доктрины, представляющей собой уникальный симбиоз либерализма, консерватизма и социал-демократии. Возникнув на ценностях и идеалах свободы, именно эта идеология претендует на роль идеологии унифицированного социума. Выдвигая в качестве доминанты развития социума свободную и самодостаточную личность, неолиберализм позволяет людям не только видеть, но и принимать мир во всем его многообразии, создавать полиидейное пространство, сохраняя многоликость и гетерогенность общества. Данный эффект во многом достигается благодаря изначально поставленной цели – движению к свободе, свободе как для отдельной личности, так и для всего общества.

Во-вторых, адаптация к унифицирующемуся обществу, свободному и зависимому одновременно, потребует и депатернализации политических систем, создания независимых от государств институтов гражданского общества. Сущности этих институтов должны вырастать из глубинных интересов простого народа, а не управляющего им государства. Политические партии и другие общественные объединения должны получить равный политико-правовой статус и возможность участия в политике, так как для «нового» общества также характерен процесс атомизации и разложения традиционных партийных структур. Кризис массовых политических партий и их современная трансформация в электорально-профес-сиональные становится наглядным доказательством происходящего процесса и только подтверждает мысль о необходимости расширения круга активных социально-политических субъектов. Интересы этих субъектов можно не разделять, но их следует понимать, считаться с ними.

В-третьих, государство в унифицированном обществе должно стать открытой книгой для своих граждан, а последние – ее вездесущим персонажем. При этом не следует отрицать важность осуществления государством социальных функций, которые позволяют группам, не способным включиться в процесс воспроизводства социальных благ, ощущать свою значимость для общества, обеспечивать им известный уровень свободы.

Граждане унифицирующегося социума должны получить реальную возможность контролировать государство и его бюрократический аппарат всеми возможными способами, начиная от петиций и индивидуальных обращений и заканчивая правом на «цветную» революцию и самоопределение, выход из гражданства, если государство пренебрегает их интересами и блокирует их индивидуальное развитие. То есть адаптация к унификации должна быть связана с созданием открытого общества, в котором «устраняется предвзятое недоверие к отдельным индивидам, этносам, ослабляется контроль над гражданами, формируется правовое государство, индивиды и народы получают право на свободу и самоидентичность по собственному выбору. В таком сообществе теоретически просматривается возможность проявления самоорганизации и начала процесса “плавильного котла”, в котором совместная жизнь различных этносов и индивидов должна вести к долженствующему сложению их в один народ с единой культурой на основе свободной конкуренции» [Салихов 2011]. Существенную помощь в формировании открытого общества могут оказать современные информационные технологии, и в первую очередь сеть Интернет, способная вносить коррективы в традиции и культуру, способствовать формированию инноваций, новых принципов жизни, иной реальности, разрушению социальных барьеров [Иоселиани 2013].

В-четвертых, в вопросе конституционного строительства «новая» реальность требует повышенного внимания к поиску оптимальной модели федерализма, прямой и представительной демократии, оптимизации механизма обеспечения законности и правопорядка. Запоздалая реакция социума на унификационный процесс уже привела к институционально-функциональным нарушениям в данных системах, исправить которые не способен самостоятельно ни один Левиафан. Без создания условий для реальной политической и экономической конкуренции решить проблемы, порождаемые унификацией социально-политической структуры в сферах прямой и представительной демократии, ее территориальном измерении – федеративной организации государства, законности и правопорядка, будет невозможно.

В-пятых, в унифицирующемся социуме особое внимание должно быть уделено вопросам политического образования. Некоторые исследователи и политические деятели склонны считать, что только деполитизация системы образования, ее юридизация способна обеспечить стабильность в функционировании социума. Это величайшее заблуждение, игнорирующее взаимную детерминированность политики и права. Политика и право тесно связаны друг с другом, а нивелирование их взаимосвязи способно вызвать только социальные дисфункции. Именно по этой причине в большинстве западных стран и США политология и юридические науки укрепляют свои позиции, становясь остовом образовательных систем, с помощью которого обеспечивается практическая реализация принципа: «Чем больше люди знают, тем стабильнее политическая система». Кроме того, в унифицирующихся социумах необходимо обеспечить всемерную поддержку научных и общественных объединений, занимающихся исследованием политической сферы и образовательной деятельностью в области политики.

Таким образом, мир уже на протяжении нескольких десятилетий стоит на пороге социальной трансформации, одной из причин которой является процесс социальной унификации общества. Внешний вид этой трансформации вполне гуманен, но ее внутреннее содержание способно стать как умиротворяющим началом для развития сообщества Homo sapiens, так и угрозой его будущему. Нестабильность способна развиться на основе иррационализации политических взаимоотношений, ослабления институтов прямой и представительной демократии, усиления элитизации общества, архаизации социальных отношений и возвращения к жизни патримониальных ценностей. Если общество адекватно не отреагирует на унификационный процесс, не сможет вовремя создать действенные механизмы купирования его негативных проявлений, то будущее развитие демократии может оказаться под большим вопросом.

Литература

Гринин Л. Е. Глобализация тасует мировую колоду (Куда сдвигается глобальный экономико-политический баланс) [Электронный ресурс] : Век глобализации. 2013. № 2. URL: http://www.intelros.ru/readroom/vek-globalizacii/vek2-2013/21213-globalizaciya- tasuet-mirovuyu-kolodu-kuda-sdvigaetsya-globalnyy-ekonomiko-politicheskiy-balans.html. (Grinin L. E. Globalization shuffles cards of the world pack (Where is the global economical and political balance shifting) [Electronic resource]: Age of Globalization. 2013. No. 2).

Иоселиани А. Антропология глобального мира: Человек в современной информативно-информационной сфере [Электронный ресурс] : Век глобализации. 2013. № 2. URL: http://www.intelros.ru/readroom/vek-globalizacii/vek2-2013/21220-antropologiya-glo balnogo-mira-chelovek-v-sovremennoy-kommunikativno-informacionnoy-sfere.html. (Ioseliani A. Anthropology of the global world: A man in the modern informative and information sphere [Electronic resource]: Age of Globalization. 2013. No. 2. URL: http://www.intelros.ru/readroom/vek-globalizacii/vek2-2013/21220-antropologiya-glo).

Лебон Г. Психология народов и масс / пер. с фр. А. Фридмана и Э. Пименовой. СПб. : Изд-е Ф. Павленкова, 1896. С. 256. (Lebon G. Psychology of peoples and masses / transl. from French by A. Friedman and E. Pimenova. St. Petersburg: Izdanie F. Pavlenkova, 1896. P. 256).

Лисичкин В. А., Шелепин Л. А. Глобальная империя Зла. Новая геополитическая расстановка сил [Электронный ресурс]. URL: file://localhost/C:/DOCUME~1/student/ LOCALS~1/Temp/Rar$EX00.750/ t2.html. (Lisichkin V. A., Shelepin L. A. Global Evil Empire. New geopolitical balance of forces [Electronic resource]. URL: file://localhost/C:/DOCUME~1/student/ LOCALS~1/Temp/Rar$EX00.750/ t2.html.)

Маркузе Г. Эрос и цивилизация. Одномерный человек: Исследование идеологии развитого индустриального общества / Г. Маркузе; пер. с англ., послесл., примеч. А. А. Юдина; сост., предисл. В. Ю. Кузнецова. Moscow: ACT, 2002.

Маслов В. Роль образования в современном мире [Электронный ресурс] : Век глобализации. 2013. № 2. URL: http://www.intelros.ru/readroom/vek-globalizacii/vek2-2013/21215-rol-obrazovaniya-v-sovremennom-mire.html. (Maslov V. The role of education in the modern world [Electronic resource]: Age of Globalization. 2013. No. 2. URL: http://www.intelros.ru/readroom/vek-globalizacii/vek2-2013/21215-rol-obrazovaniya-v-sovremennom-mire.html.

Салихов Г. Г. Проблема идентичности в условиях глобализации [Электронный ресурс] : Век глобализации. 2011. № 1. URL: http://www.intelros.ru/readroom/vek-globalizacii/vek-glob-2011-1/11536-problema-identichnosti-v-usloviyax-globalizacii.html. (Salikhov G. G. The Problem of identity in the conditions of globalization [Electronic resource]: Age of Globalization. 2011. No. 1. URL: http://www.intelros.ru/readroom/vek-globalizacii/vek-glob-2011-1/11536-problema-identichnosti-v-usloviyax-globalizacii.html)

Фромм Э. Здоровое общество [Электронный ресурс]. URL: http://www.koob.ru/ fromm_yerih/zdorovoe_obshestvo. (Fromm E. A healthy society [Electronic resource] URL: http://www.koob.ru/ fromm_yerih/zdorovoe_obshestvo).

Perroux F. La Coexistence pacifique. vol. III. Рaris : Universitaires de France, 1958.