Роль интеллигенции в управлении обществом


скачать Автор: Назаров Ю. Н. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №1(34)/2004 - подписаться на статьи журнала

Изучение проблемы интеллигенции продолжается уже полтора столетия, но до настоящего времени обществоведы не выработали общепризнанного понимания термина “интеллигенция”, не определили границ данного понятия. Как правило, каждый исследователь, приступая к изучению интеллигенции, исходит из собственных установок, не заботясь об их теоретическом обосновании. Известные публицисты и ученые определяли и определяют интеллигенцию либо на основании субъективных взглядов на то, кто является, а кто не является интеллигентом (П. Б. Струве, М. И. Туган-Барановский, Д. С. Лихачев, И. Берлин и другие), либо исходят из частнонаучных представлений об интеллигенции (литературоведческих, исторических, психологических и т. п.) и пользуются распространенными определениями-штампами “творческая”, “чеховская”, “сельская”, “народная” и т. п.

Методологические принципы объективности и полноты знания о предмете исследования не могут мириться с данным положением дел. Трудности, испытываемые исследователями, вызваны отсутствием формальных признаков, по которым можно относить или не относить человека к интеллигентам. Те критерии, которые долгие годы использовались, не отвечают современным научным требованиям: ни служение народу, ни особенная нравственность, ни профессионализм не являются такими признаками. Поиск новых критериев интеллигентности при изучении общих и частных проблем интеллигенции является насущной проблемой современного обществознания.

Важнейшей стороной всякого научного знания является выработка наиболее общих терминов, посредством которых описывается объект познания. Изучение природы и общества невозможно без построения и обоснования системы понятий, позволяющих определить характеристики объекта и предмета исследования. Исследование проблемы интеллигенции предполагает разработку таких понятий, как “интеллигенция”, “интеллигент”, “интеллигентность”, “интеллектуал” и т. п. Центральным понятием и центральным элементом этого терминологического ряда является понятие интеллигенции. Многочисленные дискуссии в публицистической и научной литературе о том, что такое интеллигенция, пока не дали теоретически значимых результатов. Некоторые исследователи признают, что важным шагом в изучении проблем интеллигенции является работа с историко-этимологической и логико-семанти- ческой сторонами самого слова “интеллигенция”.

Как известно, слово “интеллигенция” является европейским общенаучным термином, который употребляется уже в течение двух тысячелетий. Образованное от латинской основы, обозначающей “понимание, разумение”, оно было введено в научный оборот для описания одной из сторон познавательного процесса. В этом смысле слово “интеллигенция” употреблялось античными мыслителями, средневековыми теологами, а также философами нового времени. В ходе развития общественной мысли его исходное (гносеологическое) значение было дополнено другим (социологическим), причем произошло это без должного наполнения определяющей части нового термина. Поэтому существует потребность уточнить содержание понятия интеллигенции с учетом новейших представлений о системном характере человеческого знания. Разнообразие определений интеллигенции в современной отечественной публицистической и научной литературе, акцентирование исследователями внимания на тех или иных чертах представителей “образованного класса” (нравственности, идеологической роли, профессиональных признаках и т. п.) подводят к осознанию необходимости системного осмысления проблемы. На наш взгляд, следует различать три основные значения слова “интеллигенция”: философско-гносеологическое, социологическое и этико-психологическое.

В философско-гносеологическом смысле “интеллигенция” есть способность разумения, понимания. Именно разумность, понятливость, смышленость являются неотъемлемыми свойствами человека, дающими ему возможность познавать окружающий мир. Уже средневековый схоластик Гуго Сен-Викторский различал три вида человеческого познания: чувственно-телесное, оперирующее образами (scientia – знание), духовно-разумное, возможное вне понятий (sapientia – мудрость), созерцательно-интуитивное, реализуемое лишь в постижении бога (intelligеntia – вершина мудрости)1. Посредством первого познается внешний мир, второго – душа, третьего – бог.

Homo sapiens – человек разумный; свой разум он направляет на познание мира. Человек разумный становится человеком интеллигентным (homo intelligentis), когда направляет свой ум на решение управленческих задач, позволяющих преобразовывать окружающий мир. По словам Гегеля, “человек созерцающий, представляющий, знающий, познающий, – это Ум; предмет Ума – мир...”2. Для Гегеля дух (прежде всего мировой) есть “ближайшим образом интеллигенция” – путь, которым он “в своем развитии движется вперед – от чувства через представление к мышлению, – это путь порождения себя как воли, которая в качестве практического духа вообще есть ближайшая истина интеллекта...”3.

В гносеологическом значении слово “интеллигенция” почти не употребляется в современной отечественной науке, хотя в европейской и американской научной литературе существует традиция называть этим словом духовные свойства личности. В русской общественно-философской мысли такое свойство некоторые авторы именуют “интеллигентностью”. Поэтому имеет смысл сохранить за словом “интеллигенция” устоявшееся значение определенной социальной группы, состоящей из интеллигентов, а под интеллигентностью понимать их отличительное свойство.

Следует отметить, что в истории философии “интеллигенция” всегда рассматривалась как свойство отдельных субъектов – бога, ангелов, человеческих индивидов. Интеллигентность, то есть разумность, есть свойственная человеку духовная способность. Имеет смысл провести различие между интеллектом как инструментом, используемым человеком для познания окружающего мира, и интеллигенцией (интеллигентностью) как способностью интеллекта постигать мир и самое себя. Разумность, таким образом, выступает как особая познавательная способность человека, умение находить сущность вещей, а следовательно, управлять ими. Поэтому, всякий человек есть существо интеллигенциальное, то есть наделенное интеллигенцией как разумной способностью. Иначе говоря, всякий индивид обладает врожденной сообразительностью, понятливостью, смышленостью. Современная психология иногда называет это свойство “интеллектуальностью”.

Отечественная наука отказалась в конце XIX века от слова “интеллигенция” в его философско-гносеологическом значении и предпочла оперировать рядом близких понятий: “интеллект”, “интеллектуальность”, “интеллигентность”. Последнее слово начало входить в русский язык в 70–80-е годы XIX века, но без определенной смысловой нагрузки. В начале XX века слово “интеллигентность” употреблялось редко, однако именно в это время за ним закрепилось новое значение: не человеческая разумность вообще, а наличие у индивида некоторой совокупности нравственно-психических качеств. В языке современной науки слово “интеллигентность” используется в трех основных значениях. Первое связано с гносеологическим смыслом слова “интеллигенция” – понятливость, разумность, смышленость. Второе значение – социологическое: интеллигентность рассматривается как профессиональное качество интеллигентов, отличительной чертой которых является рационализм, работа мысли, умственный труд.

По словам Л. Д. Троцкого, интеллигентность как основное качество интеллигенции есть ее “профессиональная связь с культурными отраслями общественного труда, ее способность к теоретическим обобщениям, гибкость и подвижность ее мысли”4.

Третье значение, этико-психологическое, вытекает из понимания интеллигентности как совокупности нравственных качеств индивида, определяющих его поведение. По мнению одних, интеллигентность – это высокая образованность, воспитанность, порядочность. Так, Д. С. Лихачев считал, что “интеллигентного человека характеризует прежде всего уважительное отношение к окружающему и окружающим, сознание того, что он не обладает полнотой знаний, а находится на пути к знаниям... Отсюда осторожное отношение к другим людям и их убеждениям, отрицание насилия как пути к счастью, неверие в принцип “цель оправдывает средства”. Отсюда отсутствие самоуверенности в поведении и в манере себя держать. Отсюда уважение к опыту истории и культуре вообще”5. По мнению других, интеллигентность – это, прежде всего, повышенная общественная активность, выражающаяся в публичной постановке острых проблем, склонности к реформаторству, в четкой гражданской позиции и моральной бескомпромиссности, в способности к постановке “проклятых вопросов”, время от времени возникающих перед различными обществами. По А. Ф. Лосеву, “подлинная интеллигентность всегда есть подвиг, всегда есть готовность забывать насущные потребности эгоистического существования: не обязательно бой, но ежеминутная готовность к бою и духовная, творческая вооруженность для него”6.

Для понимания того, что собой представляет интеллигентность в теоретическом плане, ее следует рассмотреть в системе более широких философских понятий и, прежде всего, соотнести с понятием “образованность”. Последнее успешно заменяло слово “интеллигентность” до появления его в бытовом и научном обиходе. Выражения “высшая образованность” (А. С. Пушкин), “образованные классы” (Н. А. Добролюбов, В. Г. Белинский), “наши образованные” (К. Маркс) – достаточно полно характеризуют отдельных представителей общества. Однако в философско-гносеологическом смысле слово “образованность” имеет более глубокое содержание. Идея образованности миробытия, его творимости и сотворенности, изменчивости и изменяемости является одной из важнейших идей всякого рационального миропонимания на всех ступенях его исторического развития.

Первоначально человек подражает образовательной и созидательной активности природы, а затем научается творить (ображать) самостоятельно. Выработка, создание, образование человеком вещей, отсутствующих в природе, есть не что иное как культура – “образованная человеком природа”. Параллельно идет процесс образования (формирования) индивида как общественного существа, иначе говоря его социализация и инкультурация. В основе становления человека как социокультурного существа лежит его неразрывная связь с окружающим миром, взаимодействие общества и природы.

Субъектом культуры, творцом “второй природы” является человек вообще: индивид, группа, народ, совокупное человечество. Различные субъекты создают в разное историческое время многообразные социокультурные феномены – семью, школу, науку, религию, мораль, государство, право, технику и т. п. Становление культуры представляет собой длительный и многосторонний процесс преобразования человеком окружающего мира и самого себя как природного существа. Человек сознательно и направленно изменяет предметы, подражая стихийной преобразовательной “деятельности” природы, частью которой он является.

Анализ соотношения понятий “образованность” и “интеллигентность” позволяет более глубоко осмыслить сущностные черты человека как разумного, интеллигенциального существа. Применительно к человеку под образованностью можно понимать как физический, так и духовный облик индивида, который складывается в ходе его деятельности. Процесс образования личности, то есть ее социокультурного формирования, включает в себя и развитие человеческой интеллигенциальности. Именно личностная интеллигенциальность, то есть разумность, способность к познавательной деятельности, саморефлексии, исканию жизненных смыслов и т. п., выделяет человека из мира природы, давая ему возможность созидать новый, социальный мир, мир человеческой культуры. Разумение человека, писал Г. В. Лейбниц, “соответствует тому, что римляне называли интеллектом, а деятельность этой способности называется интеллектуальной (intellection), представляющей отчетливое восприятие в соединении со способностью размышлять (reflechir), которой нет у животных”7.

С введением в языковую среду понятий “интеллигенция – интеллигент – интеллигентность” возникает новое определение для описания особого вида деятельности – интеллигентский труд и новая характеристика личности – интеллигентный человек. Интеллигентность начинает рассматриваться как свойство человека определенного типа – “образованного”, то есть сформированного книжно-умственной деятельностью. К. Н. Леонтьев в работе “Византизм и славянство” следующим образом соотносил понятия “развитость” и “образованность”: “Так, например, развитый человек часто употребляется в смысле ученый, начитанный или образованный человек. Но это совсем не одно и то же. Образованный, сформированный, выработанный разнообразно человек и человек ученый – понятия разные”8.

Таким образом, рассматривая интеллигентность в научно-теоретическом плане, следует еще раз подчеркнуть, что она представляет собой общечеловеческую разумную способность. Поскольку за этим словом закрепилось узкое значение отличительного профессионально-группового качества интеллигентов как работников умственного труда, то для обозначения разумности как общечеловеческого свойства можно предложить известное из истории философии слово “интеллигенциальность”. Интеллигенциальность есть прежде всего умственная образованность личности. Наряду с физической (телесной) образованностью, интеллигенциальность является важным социокультурным свойством некоторых индивидов, которое целенаправленно формируется ими в повседневной жизни и сознательно применяется в конкретных условиях их хозяйственной, духовно-идеологической, политической деятельности.

Вместе с тем, признавая, что всякий индивид обладает таким качеством как интеллигентность, нужно подчеркнуть, что не всякий индивид является интеллигентом. Возникает вопрос, чем же отличается интеллигентность как системное качество интеллигента от интеллигенциальности как свойства некоторых индивидов. Интеллигенциальность интеллигента является его профессиональным качеством: свою разумность, понятливость, смышленость интеллигент использует для добывания средств существования, а его интеллигенциальные способности становятся специальным инструментом его специфической деятельности. В отличие от земледельца и ремесленника, для которых сообразительность не является орудием труда, сообразительность интеллигента выступает средством труда, которое он помещает между собой и предметом своего труда (идеями, вещами, людьми).

Что же следует понимать под образованностью отдельного интеллигента? Под ней, как правило, понимают, профессиональную связь интеллигента с духовно-идеологическими отраслями общественного производства (наукой, религией, искусством). Такое понимание существенно сужает как сферу приложения интеллигентом своих способностей, так и действительное содержание его работы. Отличительные особенности интеллигентской деятельности можно обнаружить, исследовав, каким образом применяет он свое средство труда (разумность) и какие практические цели он при этом преследует. Так, земледелец и ремесленник, желая изменить окружающий мир, воздействуют на него с помощью рабочего инструмента (производственной техники), используя свою интеллиген- циальность для управления вещами-орудиями. “В виде орудия труда, – писал Гегель, – субъект создает средний термин между собой и объектом, и этот средний термин есть реальная разумность труда... Таким образом, соотношение субъективного и объективного является совершенно разорванным, сохраняющемся только внутри субъективного, в мысли интеллигенции... В качестве абсолютной идеальности существует только абсолютное понятие, или интеллигенция; средний термин должен быть интеллигентным, но он не должен быть ни индивидуализированным, ни субъективным... Этот идеализированный разумный средний термин есть речь, орудие разума, дитя интеллигентного существа”9. Интеллигент стремится воздействовать на мир опосредованно, то есть посредством своих идей, которые он внедряет в сознание других людей, направляя тем самым их к определенной практической цели. “Сам разум, – писал Фихте, – не может быть теоретическим, не будучи практическим: в человеке невозможна никакая интеллигенция, если в нем нет некоторой практической способности”10.

Специфика интеллигентской деятельности, выражающейся в стремлении интеллигента целенаправленно изменять социальную действительность, имеет своим источником свойство, присущее всей материи, а именно – ее способность к самоорганизации и самодвижению. С одной стороны, и природный мир, и социальная действительность всегда стремятся к самоупорядочению, создавая устойчивые структуры, становящиеся основой для самосохранения и развития. Природный хаос превращается в природный порядок (космос), где присутствует тесная взаимосвязь всех предметов и процессов, а социальный хаос в результате сознательной интеллигентской деятельности, создающей учреждения разного рода (семья, церковь, государство и т. д.), превращается в социальный космос.

Сознание, разум, человеческая интеллигенциальность являются результатом самообразовательной активности материи. Присущие всей материи процессы управления с возникновением общества приобретают новое содержание и находят свое выражение в особых видах человеческой деятельности, которые и являются, по существу, интеллигентскими. Сознание позволяет человеку понимать окружающий мир, управлять материальными предметами, проводить целенаправленную работу, то есть ставить цели, достигать их, контролировать процессы и анализировать результаты своей деятельности, оценивать ее в сравнении с трудом и поведением других людей. По словам В. Г. Афанасьева, “сознание позволяет человеку (субъекту управления) воздействовать на природу, общественные процессы, на самого себя, т. е. управлять – принимать решения и реализовывать их”11.

Управление есть деятельность особого рода, что неоднократно отмечалось в специальной литературе. Оно состоит из трех основных актов, каждый из которых представляет своеобразную деятельность и предполагает наличие остальных: управление образами (“интеллигенция” в ее гносеологическом смысле), управление вещами и управление людьми. Управление в обществе обладает свойствами, которые присущи всей деятельности человека. В ходе своей деятельности человек способен ставить цели, определять средства и способы их достижения, планировать процесс деятельности, предвидеть результаты, корректировать их, ставить новые цели на основе уже достигнутых. По словам Аристотеля, качественной характеристикой человека является “разумность в решениях”. Особую роль в общественной жизни играют индивиды, которые в большей мере наделены такой разумностью и способны предлагать собственную разумность другим людям. Управление с необходимостью предполагает воздействие субъекта на объект, имеющее целью оптимизацию процессов при переходе всех видов самоуправления динамических систем из одного состояния в другое, превращения стихийного развития в сознательный, направленный процесс.

Социальное управление (управление общественными процессами) представляет собой организованную и институциализированную деятельность, выполняемую соответствующей системой органов и учреждений, располагающих большим набором разнообразных средств, методов и приемов целенаправленного воздействия на общественную жизнь и ее отдельных субъектов. Таковыми средствами могут быть религиозная вера, нравственные убеждения, экономическая зависимость, политическое насилие и т. п. Социальное управление учитывает разнообразие связей между отдельными субъектами деятельности. Простейшим элементом социальной системы является индивид, который может быть не только субъектом, но и объектом управления в зависимости от своего места в системе деятельности и общественных отношений. Совокупность связей между субъектами и объектами возникает в результате целенаправленных сознательных усилий людей в процессе решения стоящих перед обществом задач. Эти функции выполняют управляющие-интеллигенты, которые решают, какие средства и методы следует использовать для достижения цели, изучают возможные последствия собственных действий, а также поддерживают связь с управляемой системой и иными системами.

Социальное управление необходимо отличать от управления в целом. Вся человеческая деятельность строится на управлении образами, вещами и людьми. Деятельность предполагает не пассивное отношение к объекту, а его активное преобразование. В этом проявляется смысл собственно человеческого труда: изменяя предметы окружающего мира, человек изымает их из природы и помещает в сферу культуры; вместе с тем человек изменяет и самого себя в процессах социализации и инкультурации. Политические и идеологические виды управления отличаются от технологического (производственного) управления тем, что отдельные индивиды – в нашем понимании интеллигенты – преобразовывают мир еще и руками других людей, направляя их деятельность, определяя правила социального поведения.

Всякое управление основывается на принципах целесообразности и целенаправленности. В биологических системах процессы управления определяются инстинктами, в социальных – сознанием людей. Цель есть мысленное, идеальное предвосхищение результата деятельности и путей его достижения. Целенаправленность человеческой деятельности отличается от инстинктивной жизнедеятельности животных: прежде чем создать предмет, человек создает его образ в своем сознании, но прежде чем такой образ возникнет, человек должен получить некоторое знание, на основе которого он и строит желанный образ. Поэтому социальное управление принято рассматривать как сознательную деятельность преследующего свои цели человека, который опирается на знания, полученные из окружающего мира12.

Управление предполагает, что все действия, связанные с регулированием человеческой деятельности, возлагаются на специальную управляющую систему, или “операторов управления”, управляющих-интеллигентов. В их задачу входит организация общественного труда. Данная система охватывает сравнительно небольшое количество субъектов на ранних ступенях истории и заметно увеличивается на поздних стадиях. Субъект управления – активное начало управленческой деятельности. Возможности, содержание и пределы его активности определяются управляемой системой, каковой является та или иная область социальной действительности. Взаимодействие управляющей и управляемой систем включает в себя регулирование поведения людей, направление и организацию их деятельности для изменения существующего положения вещей, достижение желаемого результата.

Управленческая деятельность проходит несколько стадий, которые в специальной литературе называются также видами управленческой деятельности. На наш взгляд, можно выделить два вида (элемента) управленческой деятельности: выработка управленческого решения и реализация управленческого действия. Выявленные стороны управленческой деятельности являются составной частью всякого интеллигентского труда. Выработка управленческого решения – это целеполагающая операция по подготовке управленческого действия; на этой стадии формулируется цель, ставятся задачи, выявляется управленческая проблема. Эта операция проходит ряд этапов: анализ ситуации; определение проблемы, постановку цели и задач, накопление информации; определение альтернатив, их оценку; разработку плана; принятие решения о начале действия. Последнее является переходом к управленческому действию – организационному труду по упорядочиванию работы системы. Оно также состоит из ряда этапов: организации (создания организационной структуры, постановки цели перед ней, распространения информации, подбора кадров, распределения обязанностей и т. п.); регулирования и корректирования (сохранения целостности процесса, выбора средств и методов, текущего контроля за исполнением); подведения итогов и оценки результатов, постановки новых целей на основе достигнутого.

Само слово “интеллигенция” подводит нас к пониманию интеллигентов как субъектов управления. Еще Фихте писал, что “в опыте неразрывно связаны друг с другом вещь – то... на что должно быть направлено наше познание, и интеллигенция, т. е. то, что должно познавать”13. Познание – это первый шаг к управлению вещами и людьми. Именно в практическом управлении людьми наиболее ярко проявляются интеллигенциальные способности человека, его интеллигентная, разумная сущность. Управление чем-либо невозможно без знаний об окружающей среде (внешних воздействиях) и знаний о состоянии объекта (внутренних воздействиях). Человеческое знание лежит в основе управленческих решений. Исходя из имеющейся информации субъект управления (интеллигент) ставит цель и определяет задачи управляемой системе, соединяя тем самым теорию и практику, знание и его конкретно-действенное воплощение. Между интеллигентом-управляющим и объектом управления существует сложная система прямых и обратных связей, необходимых для корректировки управленческих решений и действий. В процессе социального управления формируются первые интеллигенты: ими становятся те, кто более других наделен способностью управлять людьми. Они составляют отдельный общественный слой – интеллигенцию.

Слова “управление-управляющий” происходят от древнейшего индоевропейского корня “прв”, лежащего в основе ряда важнейших однокоренных слов “править”, “правило”, “первый”, “правда”, “право”. Именно они спрятаны в глубине латинского слова “интеллигенция”. Интеллигент, то есть управляющий, – это человек правильно мыслящий, что дает ему возможность правильно действовать, то есть быть первым, лидером, ведущим за собой людей, направляющим их к верной цели. Из этого корня проистекают основные значения-смыслы слова “интеллигент”. Управляющий – это человек правящий, господствующий (в политическом смысле), справедливый (с юридически-правовой точки зрения), праведный, или в русской традиции православный (в нравственно-религиозном смысле), справный (в хозяйственно-экономическом отношении).

Преобразовательная деятельность человека включает в себя управление, которое носит двойственный характер: с одной стороны, оно является формой связи общества и природы, а с другой – формой связи элементов, составляющих общество. Человек как разумное существо управляет предметами природы. Вместе с тем сама человеческая деятельность также управляема, поэтому в обществе выделяются индивиды, наделенные способностью управлять другими людьми, регулировать их поведение и взаимоотношения. Процесс управления сопровождается разделением труда и, прежде всего, отделением труда умственного от физического, а точнее говоря, управленческого от производственного.

Управление как вид человеческой деятельности формируется на основе совместного труда многих лиц, то есть поддержания определенного порядка в общественной жизни и общественном производстве. К. Маркс писал: “Всякий непосредственно общественный или совместный труд, осуществляемый в сравнительно крупном масштабе, нуждается в большей или меньшей степени в управлении, которое устанавливает согласованность между индивидуальными работами и выполняет общие функции, возникающие из движения всего производственного организма в отличие от движения его самостоятельных органов. Отдельный скрипач сам управляет собой, оркестр нуждается в дирижере”14. Обыденному сознанию и дирижер, и скрипач представляются интеллигентными людьми в силу того, что они далеки от физического труда. Логика проведенного исследования приводит к иному выводу: дирижер как управляющий является интеллигентом, но скрипач как управляемый элемент оркестра или как исполнитель чужих произведений интеллигентом не является. Как правило, музыканты-исполнители не выступают в качестве интеллигентов, если они не создают собственные музыкальные образы или не управляют другими музыкантами. Исключение составляют те, кто совмещают в одном лице автора и исполнителя.

Противоречивость природного и социального миров побуждает людей стремиться к ее снятию. Целенаправленное преодоление общественных противоречий и составляет задачу социального управления. Возможны два пути этого преодоления. Первый путь связан с абстрактно-духовным освоением окружающего мира; оно осуществляется посредством выработки новых идей, теоретического решения насущных проблем, создания различных мировоззренческих образов (интерпретаций мира). Второй путь – воплощение управленческих идей в жизни. Так возникают две группы внутри интеллигенции: интеллигенты-мыслители – те, кого обычно и причисляют к интеллигенции, и интеллигенты-правители, которых в интеллигенцию, как правило, не включают. Общим для них является то, что они осуществляют функцию управления, хотя и делают это по-разному. Первые управляют людьми опосредованно, – через идеи, изменяющие представления людей о мире. Эти идеи, усвоенные людьми, выступают в качестве средства самоуправления индивида, поскольку изменяют его представление о мире, поведение и образ жизни. Вторые управляют непосредственно, отдавая приказы и подчиняя себе людей путем прямого или косвенного, политического и экономического принуждения.

Социальное управление, понимаемое как управление различными отраслями общественной деятельности, включает в себя создание образов будущего, постановку целей, определение стратегии и тактики деятельности. Общие идеи управления вырабатываются мыслителями и предлагаются обществу в неявных управленческих образах, которые могут носить разные названия: философские концепции, социально-политические утопии, экономико-технологи- ческие проекты. Одна из основных функций интеллигенции – опосредованное управление, то есть управление индивидами и социальными группами посредством выработки и распространения тех или иных идей в обыденном, повседневном сознании.

Ни одна социальная группа не может эффективно действовать, не формируя группового самосознания, не вырабатывая группового мировоззрения. Выработка идеологии (группового систематизированного сознания) осуществляется именно интеллигентами, которые вырастают, как правило, внутри той или иной социальной группы и берут на себя функции духовных вождей (лидеров, идеологов). Интеллигенция не столько создает “интерпретации мира”, сколько перерабатывает, систематизирует в своих интеллектуальных поисках стихийно возникающие на определенной стадии развития общества коллективные образы массового сознания. В качестве примера можно вспомнить историю экономической мысли, в ходе которой учения монетаристов, физиократов, основателей классической политэкономии предлагали различные теоретико-идеологические образы, в которых находила свое отражение хозяйственно-экономическая деятельность людей.

Назначение интеллигенции заключается не только в создании общих идей, но и в поисках различных способов решения конкретных проблем, сколь бы абстрактными они, на первый взгляд, ни казались (“идеальное государство” Платона и “город Солнца” Кампанеллы, поиски Х. Колумбом пути в “Индию” и “открытие Америки” С. Дежневым, космические проекты К. Э. Циолковского и А. Л. Чижевского и т. п.). Осуществляемое интеллигенцией опосредованно-духовное управление общественными процессами, которое обеспечивается ее умозрительно-теоретическим творчеством, составляет одну из двух основных задач интеллигенции. Другой задачей интеллигенции является непосредственное управление технико-экономическими и государственно-политическими процессами. Эту задачу решает другая часть интеллигенции: инженеры, менеджеры, политики.

Постановка вопроса о сущности интеллигенции с необходимостью приводит к философско-гносеологическому анализу взаимосвязи сознания и материи, общества и природы, разумности и образованности. Итогом этого анализа является следующий вывод: процессы управления обществом обеспечиваются особым разрядом лиц, вырабатывающих управленческие решения и осуществляющих управленческие действия. Эти люди и есть не что иное, как интеллигенты, составившие в ходе исторического развития особую социальную группу. Во все времена и у всех народов управление обществом стихийно складывается как самоуправление. Оно органически возникает как следствие синергийных процессов самоорганизации природы и вместе с тем является результатом целенаправленной деятельности особых учреждений, создаваемых людьми на основе имеющегося у них мировоззрения и жизнепонимания.

Процессы управления, присущие общественным системам, не следует сводить к совокупности задач, которые рассматриваются на уровне технической кибернетики и описываются в терминах “субъект управления” и “объект управления”. Социальное управление включает в себя не только сознательные целенаправленные действия, но также и стихийные, не всегда осознаваемые человеком события, явления, порождаемые как природными, так и общественными катаклизмами. В ходе реализации целенаправленного управляемого воздействия возникают различные ситуации. Управляемая система может воспринять управленческое воздействие и перейти в состояние, желательное для субъекта управления. Возможна также ситуация, когда управляющее воздействие вызывает такие изменения в отдельных элементах системы, которые способны полностью или частично нейтрализовать управляемое воздействие. В третьей ситуации объект управления, представляющий собой совокупность людей, обладающих разумом и волей, способен активно противостоять управляющему воздействию. В этом случае может возникнуть столкновение двух или большего числа человеческих коллективов, возглавляемых каждый собственными интеллигентами, которые управляют своими коллективами, исходя из групповых представлений о том, что полезно или вредно для той общественной системы, элементами которой они являются.

Социальное управление реально осуществляется в отдельных элементах общества, называемых социальными институтами. Последние представляют собой учреждения, объединяющие людей-работников в той или иной сфере общественного производства. Всякий социальный институт представляет собой, как и общество в целом, совокупность отношений между людьми. Отличие социального института от всех иных элементов-частей общества заключается в том, что он объединяет людей по профессиональному признаку, а также тем, что базовыми отношениями, скрепляющими людей в целостный коллектив, являются отношения организационно-технологические. Противоположными сторонами в системе отдельного социального института являются управляющие и управляемые. Всякий социальный институт включает в себя некоторую совокупность интеллигентов-управляющих, которые определяют общее направление деятельности больших групп людей, вырабатывают конкретные задачи для отдельных групп работников, избирают методы и приемы определенной деятельности.

Важнейшими институтами развитого общества являются: хозяйственное предприятие, государство, школа. Эти институты традиционного и современного общества формируются в процессе перехода от родового строя к классовому обществу. В доклассовую эпоху всем им в совокупности предшествует семья как изначальный институт, корни которого уходят в предсоциальную эпоху. В рамках семьи, возникающей в ходе дифференциации родоплеменных групп, в неразделенном виде присутствуют и хозяйственная деятельность (будущее предприятие в различных исторических формах: средневековый цех, мануфактура, капиталистическая фабрика), и административное управление (будущие государство и суд), и воспитание (будущая церковь), и образование (будущая школа). Перечисленные институты обеспечивают основную сторону жизнедеятельности человека – трудовую. Другая сторона человеческой жизни, называемая игрой, приводит к появлению в разное время у разных народов дополнительного социального института, в рамках которого человеческий групповой отдых институциализируется в формах племенного праздника (сабантуй, масленица), межплеменного состязания (олимпийские игры), бродячего цирка, сценической драмы. Различные формы социального института, обеспечивающего человеку отдых, развлечение и т. д., могут быть описаны понятием “театр”.

Системность общественной жизни в целом и системный характер основных видов человеческой деятельности детерминируют возникновение и развитие интеллигенции как особой социальной группы, элементы которой составляют устойчивую, от одной исторической эпохи к другой воспроизводящуюся систему управляющих-интеллигентов, сознательно и целенаправленно действующих в интересах функционирования отдельных социальных институтов и общества в целом. Основными подсистемами общества являются: материально-производственная (хозяйственно-экономическая), духовно-производственная (идеологическая) и административно-политическая. В соответствии с этим делением общества можно различить три отряда интеллигентов-управляющих: хозяйственная интеллигенция, политико-управленческая интеллигенция, духовно-идеологическая интеллигенция.

Особенность духовно-идеологической интеллигенции состоит в том, что она управляет людьми опосредованно, то есть воздействует на их чувства, ум, волю с помощью научных идей, художественных образов, нравственных императивов, религиозных догматов. Это воздействие осуществляется в рамках определенных социальных институтов, прежде всего таких, как церковь, школа, наука, “театр” (искусство в целом). Духовно-идеологическая интеллигенция представлена такими социальными типами, как философы, богословы, естествоиспытатели, писатели, художники, преподаватели и т. д. Политико-управленческая и хозяйственно-управленческая интеллигенция осуществляют непосредственное руководство людьми в таких социальных институтах, как государство, суд, армия, хозяйственное предприятие. В ее состав входят государственные чиновники, военные специалисты, менеджеры и т. д.

Подводя итог рассмотрению вопроса об интеллигенции как субъекте общественной деятельности, следует подчеркнуть, что интеллигент – это человек, опосредованно или непосредственно управляющий общественными процессами на основе индивидуальной и коллективной разумности в целях организации совместного труда людей. Основными функциями интеллигента являются: организация совместной деятельности людей путем принятия управленческих решений и выполнения управленческих действий; регулирование поведения индивидов в границах их общей деятельности; регулирование общественных отношений внутри социальных институтов; упорядочение взаимоотношений больших социальных групп, действующих в основных отраслях общественного производства. Итак, интеллигенция – это совокупность индивидуумов, осуществляющих функции социального управления во всех сферах общественного организма на всех ступенях истории; она появляется в ходе становления общественного производства и дифференцируется в процессе усложнения человеческой деятельности.

1 См.: Соколов В. В. Средневековая философия. М., 1979. С. 189.

2 Гегель Г. В. Ф. Философия религии: В 2 т. Т. 2. М., 1977. С. 205.

3 Гегель Г. В. Ф. Философия права. М., 1990. С. 68.

4 Троцкий Л. Д. Интеллигенция и социализм // Он же. Литература и революция. М., 1991. С. 357.

5 Лихачев Д. С. Книга беспокойств. М., 1991. С. 482.

6 Лосев А. Ф. Дерзание духа. М., 1988. С. 319.

7 Лейбниц Г. В. Соч.: В 4 т. Т. 2. М., 1983. С. 173.

8 Леонтьев К. Н. Избранное. М., 1993. С. 69.

9 Гегель Г. В. Ф. Политические произведения. М., 1978. С. 290–291.

10 Фихте И. Г. Соч.: В 2 т. Т. 1. СПб., 1993. С. 264.

11 Афанасьев В. Г. Человек в управлении обществом. М., 1977. С. 321.

12 См.: Омаров А. М. Социальное управление: некоторые теории и практики. М., 1980. С. 65.

13 Фихте И. Г. Соч. Т. 1. С. 451.

14 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 25. С. 442.


Размещено в разделах