Методологические подходы к исследованию молодежи


скачать Автор: Леньшин В. П. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №3(36)/2004 - подписаться на статьи журнала

В современной научной, в том числе и социально-философской, литературе существует множество подходов к исследованию проблем молодежи: стратификационный, психофизиологический, ролевой, субкультурный, конфликтологический и другие[1]. Каждый из перечисленных выше подходов фиксирует особенности изучения молодежи и феномена молодости в конкретных научных дисциплинах и в соответствующем научном контексте. В многообразии подходов наиболее выражены: процессуальный и интегративный. Процессуальный подход позволяет исследовать молодежь как социальный слой, группу, выделяемую по признаку вхождения в социальную систему, становления ее адаптации в обществе, интеграции в социуме. Интегративный подход позволяет объединить «молодых» в целостную группу по ряду признаков, среди которых: возрастные группы и их социально-психологические особенности; специфика социального статуса, ролевых функций и социокультурного поведения; специфика социально-демографической группы; системное качество-процесс социализации как единство социальной адаптации и индивидуализации молодежи; самоопреде- ление, самоидентификация молодежи как специфической группы. Большая часть авторов отмечает, что в рамках такого интегративного подхода основными направлениями социально-философского исследования молодежи являются: анализ специфики молодежи как социально-демографической группы, характера и факторов социализации, процесса самоидентификации молодежи, особенностей молодежной культуры, стиля и образа жизни, социодинамики поколений, механизмов преемственности поколений, форм участия молодежи в различных сферах социальной жизни, включенности молодых людей в функционирование социальных институтов; динамика ценностных ориентации и установок, интересов и мотивов молодежи; возрастной символизм (образы молодежи в массовом сознании, обряды, ритуалы и традиции). Интегративный подход позволяет на категориальном уровне раскрыть понимание целостности молодежи, выделить ее системное качество как поколения.

Проводя анализ методологических принципов исследования молодежи, следует отметить, что классические исходные посылки, связанные с самой семантикой термина «молодежь», так или иначе отражают этапы жизненного цикла личности, имеющие не только (и уже не столько) биологическую, сколько социальную основу. Биологические предпосылки задают весьма общие размытые рамки такого периода, как молодость. Максимально эти рамки определяет само общество, поэтому они принимают динамичный характер и не позволяют нам исчерпать, в рамках такого критерия, как возраст, сущность понятия «молодежь». Так, Н. Смелзер отмечает, что «... кажется естественным делить жизнь человека на несколько различных этапов: младенчество, детство, юность, молодость, средний возраст, старость»[2]. Но такой взгляд не освобождает исследователя от необходимости поиска его оснований и критериев.

Следует отметить, что в основе социально-философского осмысления развития молодежи в обществе лежит классическое положение о непрерывном процессе возобновления социальной жизни[3]. В дальнейшем, в более поздний период развития социологии это положение нашло свое отражение в структурно-функцио- нальном подходе[4].

Молодежь не может быть «чисто общественным продуктом», точно тем, чем хотело сделать ее общество. Воздействие на молодежь общества (социализация молодежи) и ее воздействие на саму себя (саморазвитие) не носит линейного характера. Здесь особенно ясно видна необходимость стратегического проекта «молодежь», своего рода плана развития, в котором должны быть учтены цели и ориентации всех основных субъектов, формирующих данную социальную группу. Этот план не просто оказывал бы внешнее регулирующее влияние, но обеспечил бы поддержку оптимальных и сдерживание негативных, ведущих в тупик тенденций, внутренне присущих развитию самой современной российской молодежи в каждой из сфер воспроизводства общественной жизни – экономической, социально-политической, духовно-нравственной»[5].

Исследователи проблем молодежи отмечают, что настало время говорить о принципиально новом открытии молодежи, главным в котором является установление точки зрения на молодежь как на наиболее ценный для трансформирующегося общества период жизни человека, в котором он более чем когда-либо стремится к самоопределению, самоутверждению, саморазвитию и самореализации[6].

Большое значение в рамках выделения особенностей молодежи имеет недооценка ее субъектности, которая определяется в зависимости от пространства отношений или социальных полей (по терминологии Бурдье), в которых она реализуется.

Многозначность понятия «молодежь» определяется не только многогранным содержанием самого феномена, но и тем, что в различных социально-философских концепциях подходы к его толкованию и определению отличаются друг от друга. В основе этих содержательных различий лежат более глубокие структурные особенности, связанные с самим подходом к изучению проблемы социального управления развитием молодежи в обществе, структурная онтологическая модель мира и на ее основе понимание сущности общества, места в нем социальных групп и процессов управления ими.

Структуру (системообразующее отношение) следует определить как взаимосвязь молодежи с другими социальными группами, относительно которых она и проявляет свое системообразующее свойство. То есть молодежь, так же как и другие социальные элементы, существует только релятивно, то есть только благодаря социальной структуре, позволяющей ей существовать в качестве самостоятельной социальной группы. Таким образом, следует различать как онтологическое содержание данного понятия – «молодежь», которое есть в любом жизнеспособном развивающемся обществе (то есть она существует реально, независимо от нашего понимания), что она собой представляет, что в основе его лежат биологические процессы, биологическая сторона социального, а также социальное наследование (процесс наследования культуры в обществе), так и гносеологическое – то есть то, что в данном обществе понимается под «молодежью» (в некоторой степени, кому позволяют быть ею...).

Потребность в системном методе определяется целостностью, всесторонностью и системностью изучаемого объекта – молодежи, во всех разнообразных ее проявлениях. В настоящее время существует широкое поле исследований, в которых развиваются многочисленные направления развития системного подхода[7]. Вместе с тем анализ системных характеристик и свойств молодежи практически не встречается или сводится к декларативным заявлениям о системной природе общества и, следовательно, его элементов и процессов. Усложнение общественных связей, ускорение социальных процессов требуют урегулированности, упорядоченности системы в целом, учета взаимодействия всех ее элементов.

Принцип системности в самой обобщенной его характеристике означает, что любое явление рассматривается с позиций закономерностей системного целого и взаимодействия составляющих его элементов.

Современная потребность в развитии системного метода порождается прежде всего усложнением научного знания о человеке и обществе, о законах их развития, быстрой дифференциацией знаний и обнаруживающимся на этом фоне определенным отставанием процессов синтеза и интеграции знаний. В условиях глобализации всех основных планетарных процессов изменяется сам тип научного мышления. От своеобразного «предметоцентризма» мышление переходит к исследованию процессов развития и функционирования, к дополнению предметного структурным видением действительности, ее генетическим, историческим, системным изучением.

Целое общество, взятое на определенном этапе его исторического развития, – это не просто механическое объединение отдельных групп людей, а организованная, упорядоченная система, в рамках которой формируются свойства, присущие не только отдельным индивидам (способности, потребности, ценности), но и большим группам, слоям. Именно в этом системном процессе и раскрывается смысл социального управления, которое на концептуальном уровне определяет для каждой подсистемы спектр возможностей развития, его цели и задачи, уровень активности.

Социальные системы, в которых функционирует молодежь, обладают рядом специфических признаков:

– органическим типом взаимодействия ее элементов, несводимостью целого к сумме своих частей. Этот эффект возникает благодаря общественным отношениям;

– качественной определенностью системы и ее самоорганизации, относительной самостоятельностью и независимостью от среды;

– способностью к саморазвитию, к движению от возникновения и становления, к зрелости и целостности: «... органическая система как совокупное целое имеет свои предпосылки, и ее развитие в направлении целостности состоит именно в том, чтобы подчинить себе все элементы общества или создать из него еще недостающие ей органы. Таким путем система в ходе исторического развития превращается в целостность. Становление системы такой целостностью образует момент ее системы, процесса, ее развития»[8]. Все виды связей, составляющих социальную систему, реализуются через управление. В рамках системного подхода можно выделить ряд общесистемных закономерностей, определяющих сущность молодежи.

Начнем с того, что определим молодежь в качестве одного из множества элементов системы «общество». В этом случае возникает понимание, что это не только и не просто особая социальная группа людей, но это элемент, который выступает сам в качестве важнейшего свойства системообразующего отношения в такой целостности, как общество.

Системообразующее отношение в обществе, независимо от уровня его исторического развития, в обязательном порядке обладает такой концептуальной характеристикой, как наличие особого места и роли у молодежи. Не сама по себе молодежь, как группа, является элементом социума, этого явно недостаточно, а ее особое состояние – то есть наличие у нее самой особых свойств.

Системный анализ как методологический принцип изучения данного социального явления позволяет рассмотреть молодость как состояние, как свойство и как отношение в рамках социальной целостности. Вопрос об объективной реальности молодежи в качестве особой социальной группы не стоит, проблема возникает, когда исследователи начинают работать с понятием «молодежь».

В настоящее время идет закономерное изменение свойств самого системообразующего отношения «молодежь–общество». Исследователи выделяют исторические этапы становления отношения «общество–молодежь» по разным основаниям, например, по совокупности ролей, выполняемых молодежью как социально-демографической группой; по специфике взаимоотношений между старшими и младшими поколениями, результатом которых выступает социальный опыт; по классовому признаку и т. д. Так, на доиндустриальном этапе характерна цель данного рода взаимосвязей – консервация, сохранение существующих отношений в неизменном виде, жесткие критерии молодости; на индустриальном – идет стирание четких граней и критериев молодости; на современном – дифференциация в зависимости от национально-исторических особенностей (Запад–Россия) отношений с различными категориями молодежи в различных социально-политических ситуациях. Несомненно, что отношение общества к молодежи, как особой социальной группе, эволюционировало от рассмотрения ее в качестве объекта воздействия (в аграрных, индустриальных обществах) до признания активным субъектом социальных процессов.

Причины данного явления лежат в сфере научно-технической революции, информационного «взрыва», глобализации процессов развития цивилизации. Инновационный потенциал молодежи может быть реализован только на концептуально-структурном уровне, а не на уровне субстрата социальной системы. То есть общество по мере своего исторического развития столкнулось с необходимостью усиления своих инновационных возможностей для поддержания системы в состоянии устойчивого развития. Они должны быть дополнены способностью к быстрому, качественному освоению нового, гибкой реакцией на быстрые изменения, способностью продуцировать новые формы организации социальной жизни. Именно эти качества превращают молодежь в активного субъекта социальной практики, делают ее социально зрелой.

Социальная зрелость завершает процесс социализации личности, то есть свидетельствует об адаптации нового элемента в общественную систему. Следовательно, в рамках системного понимания сущности процессов адаптации молодежи в обществе можно выработать системные критерии социальной зрелости:

– способность поддерживать и развивать структуру общества, то есть формировать и развивать многообразие социальных связей между отдельными индивидами и группами людей;

– способность создавать новые ценности материальной и духовной культуры;

– способность расширять саму социальную систему как в процессе освоения окружающей среды, так и путем усложнения богатства связей между обществом и окружающей средой.

Чтобы все эти способности проявились, в обществе должны также функционировать специальные структуры и механизмы, целенаправленно их формирующие.

Системный подход к изучению молодежи предполагает не только выделение и описание ее существенных свойств, но и характеристику устойчивых связей – структуры. В самом общем виде процесс управления развитием молодежи можно представить как взаимодействие ряда функций общества: то есть целое в процессе своего исторического развития оказывает такое воздействие на один из своих элементов (посредством создания системы отношений, которые сами обладают рядом жестко очерченных свойств), что он постепенно с уровня субстрата социальной системы переходит на уровень системообразующего свойства, сам превращаясь в неотъемлемую часть структуры общества.

Общество для формирования молодежи в особую социальную группу с высокими атрибутами активности, творчества и способности наследовать и развивать культуру развивает и совершенствует такие формы деятельности, как психолого-педагогическая (воспитание в узком смысле), все формы социализации, образование, социально-политическая и экономическая деятельность. По мере развития общества изменяется сам характер взаимосвязи (структура) между отдельными формами и видами деятельности, входящими в систему воздействия общества на молодежь. Постепенно отношение к собственной молодежи приобретает все более ценностный и относительно самостоятельный характер, что и находит свое закрепление в понятии «молодежная политика».

Каждое общество имеет собственные ценностные представления о самом себе, о направленности общественного развития, о человеке и его месте в социальной системе, о «правильном» образе жизни и т. п. При этом каждое общество пытается реализовать определенный идеал своего устройства.

Аксиологическая трансформация общества не означает полного уничтожения предыдущих ценностей и создания принципиально новых. Это – изменение в иерархии ценностей, переход ценностной модели общества в качественно новое состояние, к качественно новой структуре.

Для кризисного состояния общества характерна противоречивость, незавершенность ценностей, норм, установок, падение значимости определенных ценностей, разочарование, отсутствие идеалов. Кризисное состояние общества обуславливает переоценку ценностей: отбрасываются отжившие ценностные представления, формируются новые.

В настоящее время разрушение традиционных отношений, свойственных социалистическому обществу, приводит к снижению, по объективным критериям, данного показателя. По мере создания новых общественных отношений в России изменяется содержание как ценностной составляющей, так и процесса социа- лизации личности и направленность ее активности.

Процесс социализации молодежи с необходимостью предполагает наличие цели, то есть идеальной модели ожидаемого результата, последствий реализации социализирующих функций деятельности и общения, политического воспитания. Важной целью политической социализации молодежи является формирование высокого уровня политической и правовой культуры. Эта цель имеет интегративный характер. Она представляет собой не что иное, как совокупность составляющих ее частей (особенностей целей), связанных с формированием тех или иных сторон политического сознания (политических знаний, убеждений и т. д.), политического поведения.

Выделение частных целей политической социализации молодежи достаточно условно. Однако условное расчленение общих элементов позволяет выявить реальный уровень политического мышления и сознания в социальной активности молодежи, и на этой основе более рационально использовать те или иные средства социализирующего воздействия, которые, в свою очередь, обеспечат переход общества на новый культурный уровень, который можно охарактеризовать рядом показателей:

во-первых, широким распространением социально необходимых научных и гуманитарных знаний, соответствующих характеристикам развитого индустриализма;

во-вторых, овладением знаниями и навыками политической культуры;

в-третьих, приобретением квалификации и профессионализма, соответствующих основным тенденциям научно-технического прогресса в стране;

в-четвертых, адекватной эстетической подготовкой, помогающей человеку оперировать образами, обеспечивающими развитие его эмоциональных и формообразующих навыков.

Современная российская молодежь не является единым целым, она дифференцирована по разным основаниям: качеству образования, профессиональной подготовленности, уровню жизни, политическим пристрастиям и т. д. Наше общество стоит перед объективной необходимостью поиска интеграционных факторов своего развития и прежде всего с точки зрения становления нового системно-структурного типа молодежи, для которого характерно саморазвитие и высокая степень целостности в аспекте реализации социальных функций.

Молодежь в обществе существует на субстратном уровне его организации, но при определенных условиях она берет на себя концептуально-структурные функции, поддерживая силы общества как самоорганизующейся системы. Для реализации этих концептуально-структурных функций требуется не просто воссоздание оптимальных моделей социальной общности, но создание нового типа структур, позволяющих «сделать» власть, управление, культуру, познание «молодыми».

Одним из препятствий на пути объективного закономерного «омолаживания» социальных структур выступает оценка (как на уровне социальной психологии, так и на уровне теоретических форм общественного сознания) места и функций социального опыта в структуре социального наследования и воспроизводства, в процессе развития общества в целом. Следует, не отменяя роли опыта в процессе социализации и воспроизводства, перевести его функции с концептуального уровня системы (истинно то, что проверено опытом, доказано опытом, опытнее – значит мудрее и т. п.) на уровень свойств отдельных, названных выше отношений.

Молодежь как элемент социальной структуры общества имеет открытый и динамический характер. Она характеризуется наличием в конкретный момент социального времени особой, количественно и качественно определенной группы людей.

Как процесс («молодежное движение») этот элемент характеризуется постоянным переходом членов группы в другие социальные образования и обратно. Эта подвижность позволяет ей реализовать инновационный, творческий и адаптационный потенциал.

Специфика социально-философского подхода к изучению молодежи, системный анализ ее сущности позволяют выделить различные системно-структурные типы молодежи, возникающие в процессе исторического развития общества. Так, структурные типы молодежи, как объекта социального управления, выглядят следующим образом: молодежь как социально неопределенная аморфная группа; социальная группа, обладающая относительной самостоятельностью; социальная группа, формирующая собственную системную социальную среду; социальная подсистема, обеспечивающая реализацию инновационных и интеграционных функций системы в целом.

Социально-философский подход реализуется и в том, что объект изначально рассматривается в динамике, в развитии. Развитие выступает сущностной характеристикой молодежи. Феномен «молодости» есть не что иное, как наличие у какого-либо явления или процесса целой системы функций, к которым прежде всего относятся преемственность и обновление существующих связей (в том числе и общественных отношений), стремление к инновации и интеграции в уже существующие структуры (в том числе структуру общества).

Категория «развитие» выступает важнейшим инструментом анализа поставленной проблемы. Следует учесть, что речь идет не только о развитии молодежи в ее социальном бытии, но и о том, что в понятии «молодежь» существенным признаком, раскрывающим его содержание, является изменчивость, подвижность социального статуса, биологического состояния, психологического самоосознания и т. п.

Развитие молодежи как существенное, необходимое изменение во времени имеет специфические стадии. Можно говорить о выделении классических стадий этого процесса – начало, возникновение, формирование, собственно развитие или зрелость. На стадии «Начала» происходит процесс перехода от доминирования биологических, физиологических механизмов наследования в обществе к преобладанию механизмов социальной преемственности. Формы и средства реализации такой преемственности многолики: они возникают и исчезают, затем появляются вновь, переходя в систему ценностей культуры. Достаточно вспомнить многократное обращение к институту наставничества в различные исторические периоды (новую волну ностальгии по институту стажеров, кадрового резерва мы наблюдаем в современной России).

Развертывание и совершенствование механизма социализации молодежи характерно для стадии «Возникновения» собственно молодежи как самостоятельного элемента в общественной системе, образования ее отличительных качеств (в истории цивилизации это ознаменовано возникновением педагогики, институтов образования и домашнего воспитания, все более попадающих в сферу государственного влияния).

Стадия «Формирования» характеризуется возникновением противоречий между отдельными элементами социальной системы («отцы – дети», «старость – молодость», «нигилизм – консерватизм»), идет первоначально по линии противоречивости отдельных функций, то есть на атрибутивном уровне. Постепенно в процессе усложнения общественных отношений эти противоречия поднимаются на новый уровень системного бытия общества – уровень свойств, присущих системообразующим структурным отношениям (борьба политиков за молодой электорат; возникновение собственно молодежной культуры, наук о молодежи). Наступает «Зрелость».

Таким образом, в историческом процессе молодежь постоянно меняет социальную функцию, переходя с уровня элементов социума на уровень структуры и концепта (возможно и обратное). Управление обществом в таком случае должно включать в себя согласование интересов молодежи с другими группами и постепенное вовлечение ее в процесс социального управления через механизмы социализации и наследования.

[1] См.: Афанасьев В. Г., Дубинин Н. П., Заславская Т. И., Ильин В. И., Коган Л. Н., Кон И. С. , Моисеев Н. Н., Осипов Г. В., Руткевич М. Н., Савкин Н. С., Сухарев А. И., Филиппов Ф. Р. и др.

[2] Смелзер Н. Социология / Пер. с анг. М., 1994. С. 371.

[3] См.: Гегель Г. В. Ф., Маркс К., Энгельс Ф.

[4] См.: Дюркгейм Э., Вебер М., Парсонс Т., Мертон Р., Смелзер Н. и др.

[5] См.: Козлова О. Н. Что такое молодежь // Методологические проблемы исследования молодежи. М., 2000. С. 15.

[6] См.: Ильинский И. М. О молодежной политике российского политического центризма. М., 1999; Молодежь в контексте российско-белорусских отношений / Под ред. В. П. Леньшина. М.: Изд-во МГУ, 2003 и др.

[7] См.: Л.-фон Берталанфи, Л. 3аде, Дж. Клира, М. Месарович, Д. Эллис, Б. Рассел – за рубежом, а также А. Н. Аверьянов, В. Г. Афанасьев, И. В. Блауберг, И. В. Дмитриевская, М. С. Каган, Э. С. Маркарян, В. С. Тюхтин, А. И. Уемов, А. Д. Урсул, Э. Г. Юдин и др.

[8] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд. Т. 46. Ч. I. С. 229.

Размещено в разделах