Светочи русского просвещения: П. Я. Чаадаев


скачать Автор: Полищук И. С. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №2(43)/2006 - подписаться на статьи журнала

Если мысленно представить развитие человечества, то наблюдается следующая картина: происходит постепенное сближение народов, государств, культур. Раньше отдельные страны и народы мира были изолированы друг от друга. Теперь же они вступили в тесные глубинные связи – все они оказались в условиях взаимных контактов, отношений взаимозависимости. Существуют различного рода международные и региональные организации и учреждения, регулирующие политические, культурные, экономические и иные отношения государств и народов.

Возникшая глобальная система очень сложна и многообразна. В нее вовлечены народы и государства, стоящие на разных уровнях развития, имеющие свои национальные культуры и традиции, свои религиозные представления и убеждения. Все это ставит много новых проблем, которые человечество еще не осознало и не научилось решать в соответствии с новыми реалиями.

Исследователи глобализации, как отечественные, так и зарубежные, слишком много увлекаются изучением вопросов интеграции. Они забывают о том, что интегративные процессы носят сложный и противоречивый характер. Так, например, Европейский союз, кроме координации общих действий по тем или иным вопросам, пока не свидетельствует о подлинной интеграции европейских народов. Достаточно сказать, что до сих пор не принята Европейская конституция, которую отвергли французы, голландцы и некоторые другие члены Евросоюза. Будет ли это конфедерация или нечто другое? Не решена проблема политического гражданства европейского союза. Исчезнут ли немцы, французы, итальянцы, и появятся ли на их месте новые европейцы? Каковы будут идеалы, ценности, нормы этого нового сообщества? Отбросят ли они все общее? Вообще Европейский союз представляет собой не союз народов, а союз государств.

Если вместо французов, немцев и других народов Европы появятся некие европейцы, то должны исчезнуть французская, немецкая, испанская и другие культуры европейских народов. Но не обеднеет ли Европа? Думаю, что вопрос ставится правильно. Этот вопрос касается и России, переживающей сложный период своей истории. В России, например, теперь не принято говорить об исторической памяти, без которой нет преемственности поколений. А без преемственности поколений нет истории народа. Нельзя отрицать все, что было создано предшествующими поколениями. Уместно вспомнить в этой связи Пушкина: «Дикость, подлость и невежество не уважает прошедшего, пресмыкаясь перед одним настоящим»[1]. Прошлое и настоящее представляют собой некое единое целое. Нет прошлого без настоящего и настоящего без прошлого. Память о прошлом помогает народам лучше знать свои традиции, свою культуру, свои национальные ценности и, отталкиваясь от них, идти дальше по пути социального прогресса. Память о прошлом помогает сохранению своей национальной идентичности.

С исторической памятью связан патриотизм. Если в эпоху глобализации исчезают национальные границы, национальные государства, то нужен ли патриотизм, то есть любовь к Родине, к своим традициям, обычаям, к своей культуре? Одни исследователи отвергают патриотизм, другие, напротив, защищают его. На мой взгляд, сторонники патриотизма правы. Чтобы сохранить свою этническую идентичность, надо защищать и приумножать свою культуру. Патриотизм немыслим без национальной идентичности. Современный американский исследователь С. Хантингтон в книге «Кто мы?» пишет, что идентичность, то есть самосознание, присуща не только индивиду, но и социальным группам и народам. Без идентичности нет ни индивида, ни группы, ни народа.

Патриотизм не исключает интернационализм, уважение к другим народам, к их культурным ценностям. Но патриотизм отвергает космополитизм. Кстати говоря, самые ярые сторонники глобализации – США – вовсе не отказались от патриотизма. Они огульно не критикуют свое историческое прошлое. Более того, они стараются не освещать многие факты своей истории, которые могли бы помешать патриотическому воспитанию граждан. В современном мире американцы хотят занять господствующее положение. Неслучайно З. Бжезинский открыто заявляет, что цель политики США должна без каких-либо оправданий состоять из двух частей: необходимо закрепить полностью собственное господствующее положение хотя бы на период существования одного поколения, но предпочтительно на еще больший период времени; и необходимо также создать геополитическую структуру, которая будет способна смягчить неизбежные потрясения, неизбежное выживание[2]. Таким образом, обозначается цель, с которой не могут согласиться другие страны и народы. Такое неприкрытое, наглое навязывание своих идеалов и целей вызвало ответную реакцию. Эта реакция, направленная на защиту уникальности своей культуры, своей национальной идентичности, на создание наиболее благоприятного климата для собственного развития, для обеспечения прогресса своего общества, нашла свое отражение в патриотизме.

Надо сказать, что хотя предпринимались в последние годы самые активные меры по дискредитации патриотизма, обвинения в шовинизме и национализме, патриотизм сохранился благодаря сильному консерватизму нашего общества. И в этом плане мы должны говорить о здоровом консерватизме, который был направлен на выживание нации, на сохранение лучших идеалов, на решение наиболее актуальных вопросов не только для нашей страны, но и для международного сообщества. Существует разного рода консерватизм. Есть консерватизм, который носит реакционный характер. В России всегда был и есть консерватизм, который сохранял и охранял лучшие российские традиции. В каждом обществе существуют проблемы традиции. Можно выбирать традиции, которые будут давать только негативные результаты, а можно выбирать традиции, которые отбирали лучшие, наиболее приспособленные, наиболее социально ориентированные способы выживания народа.

Можно, конечно, обвинять патриотизм во всякого рода грехах. Однако российский патриотизм не дал окончательной возможности распродать нашу страну, не дал возможности торжества сепаратизма на ее просторах. Он не дал возможности верхушечным слоям населения превратиться в спрут для всего российского народа. Он дал толчок к истинному осмыслению реальных интересов нашей страны. Он не дал возможность компрадорской буржуазии высосать все соки из нашего государства.

Нельзя не отметить, что не только обыватель, но и люди, имеющие ученые степени и ученые звания, не всегда понимают и представляют реально происходящие процессы в современном мире. Так, в последние годы на Западе появились так называемые «экономические убийцы», которые сознательно предлагают другим странам и народам заведомо ложный путь развития, приводящий их в тупик, не обеспечивающий их стабильность. В конечном итоге они оказываются под контролем развитых стран. Нельзя не отметить и тот факт, что так называемый либеральный путь развития не привел ни одно отсталое государство к экономическому успеху. Только те страны добились высокого уровня развития, которые не отказались от своих культурных ценностей, от своей национальной идентичности и от своего образа жизни. Речь идет в первую очередь об Индии, Китае, Южной Корее и др. Поэтому сохранение своеобразного станового хребта у каждого государства является залогом его успеха. В этом становом хребте центральное место занимает патриотизм.

Чтобы понять суть патриотизма или национальной идентичности, можно провести сравнительный анализ российского и американского патриотизма. Американский патриотизм основывается на идее так называемого большого пространства, находящегося под контролем США. Известный немецкий политолог К. Шмидт писал, что все намерения США во внешней политике основаны на поступательных инициативах. Первоначально выдвинутая доктрина Монро звучала как американская доктрина для американцев, а затем она превратилась в формулу «весь мир для США».

Американцы закрепили принципы неограниченной гегемонии в системе международного права. Еще президент Рузвельт выдвинул положение о существовании особенного международного права, основным субъектом которого являются США. Они стали исходить из того, что их воля – закон для всего мира. Причем они для реализации своей воли используют все средства, в том числе военные. Американский исследователь Г. Видал пишет, что США ведут вечную войну во имя вечного мира. «...Каждый месяц нам преподносят нового омерзительного врага, по которому мы должны нанести удар, прежде чем он уничтожит нас»[3]. США весь мир объявили зоной своих жизненных интересов. Они навязывают американскую модель глобализации. Американские транснациональные корпорации во всем мире имеют свои филиалы и работают на экономику США. Американская эстрадная музыка, американские ценности навязываются всему остальному миру.

Американские власти провозгласили «право» и даже «долг» США насаждать свою политическую систему во всем мире. Историк Дж. Фиске писал, что в скором будущем американская система правления распространится от полюса до полюса, и на обоих полушариях установится господство США со своими политическими институтами и учреждениями. Американские идеологи это стремление США к мировому господству назвали «космической тенденцией».

Еще в конце XIX века многие американские исследователи и военные выдвинули теорию подвижных границ, воплотившуюся впоследствии в политику открытых дверей в глобальном масштабе. Было заявлено, что США не имеют установленных границ и что их границы подвижны. В настоящее время можно проследить яркое воплощение этой доктрины в жизнь. Конечно, США понимают, что ситуация значительным образом изменилась и что прямая военная оккупация, захват других стран связаны с большими издержками. Поскольку вполне естественно, что население оккупированных стран будет оказывать жесткое сопротивление, США не стремятся к открытому захвату территорий. Они захватывают контроль над стратегией поведения государства. Устанавливают контроль над его экономическими, политическими и культурными институтами. Внутри страны они находят пятую колонну, которая работает под их диктовку.

США ставят своей целью ослабление российского влияния в Восточной Европе, в странах СНГ и превращение этого региона в сферу своего влияния. США намерены создать перманентные каналы влияния, чтобы не допустить возрождения бывшего Советского Союза. Очевидно, все это предполагает и властно требует определенных защитных мер, и такой естественной мерой является развитие российского патриотизма.

Американская культура основывается на принципах богоугодничества, расизма, индивидуализма, культа силы, потребительства, конкуренции, эгоизма и т. д.

Российский патриотизм имеет принципиально иные корни. Он никогда не был направлен на уничтожение другой цивилизации, другой культуры, другого государства, других идеалов. Россия в отличие от США никогда не уничтожала другие народы, даже российская колонизация, на которую любят ссылаться, носила другой характер. С одной стороны, это была история, когда многие народы входили в состав Украины, Казахстана, Калмыкии и др., а с другой стороны, в России широкое распространение получила так называемая народная колонизация, когда шло расселение народа, когда народ вступал и передавал совместный опыт. Благодаря патриотическому воспитанию всех советских людей была одержана победа над немецким фашизмом.

Внедрять высокие гуманитарные ценности и жизненные идеалы, а не идеалы разрушения, уничтожения и принуждения других народов – вот что необходимо современному миру.

Российская культура в значительной степени отличается от американской культуры. Американской культуре, как уже отмечалось, присущ культ силы, культ личного успеха и стяжательства. В отличие от американской культуры российская культура строится на принципиально иных основаниях. В России доминируют соборность и коллективизм. В России всегда сопереживали друг другу, оказывали безвозмездную помощь друг другу. В России никогда не ставились на первое место прибыль, богатство, стяжательство, сплошное потребительство и другие либеральные ценности. Российская культура – это культура высоких идеалов и устремлений, культура высоких ценностей. Такая культура дает возможность ставить себя в положение другого и поступать в соответствии с этим положением. Только такая культура могла спасти весь мир от фашистской чумы, принеся многочисленные жертвы. Американцы до сих пор помнят о событиях в Перл-Харборе, где погибло около трех тысяч человек. В то же время на Западе многие забывают о тех чудовищных потерях, которые во имя торжества справедливости и свободы во всем мире понес Советский союз. Ежедневные потери СССР в первые месяцы войны составили 50–60 тысяч человек, то есть они были в 20 раз больше одноразовых потерь американских войск в Перл-Харборе.

Культурное пространство России в конце 80-х годов XX столетия оказалось сильно разрушенным и ущербным. До сих пор оно не восстановлено и не заполнено ценностями, в которых нуждается российский народ. В эти годы теория и практика воспитания оказались лишенными конкретных ценностных и значимых ориентиров и долговременной обоснованной стратегии. В России господствовал духовный колониализм, полное преобладание ценностей так называемой демократии и считалось, что только восприятие западных ценностей, ценностей либеральной демократии может решить все проблемы реформирования и развития России. Страна пошла по подражательному пути развития, который никому не давал больших успехов. Например, опыт Китая, Индии, стран ЮАР и других показывает, что только самостоятельно, рационально выбранный путь развития может принести реальные успехи.

Однако ясно, что слепое копирование западного опыта не может дать существенных результатов. Естественно, что никто не ставит вопрос об отрицании западных ценностей. Конечно, можно и нужно заимствовать позитивный зарубежный опыт. Но опираться надо в первую очередь на собственные традиции и культурные ценности. Только в этом случае можно сохранить свою национальную идентичность.

Таким образом, происходящая в современном мире глобализация, охватившая все сферы общественной жизни – экономическую, политическую, культурную и другие, – носит сложный и противоречивый характер. С одной стороны, она объективна, так как по мере развития человечества углубляются интеграционные процессы культур, цивилизаций, народов и государств. Но, с другой стороны, глобализация приводит к потере национального менталитета, национальной идентичности, национальных ценностей и культур. Мир становится космополитическим и однообразным. Но есть все основания для корректировки негативных последствий глобализации. Ведь люди сами делают свою историю. Поэтому они могут и должны устранять отрицательные стороны глобализации. Можно и нужно сохранить национальную идентичность и национальную культуру.

[1] Пушкин, А. С. Соч.: в 3 т. – М., 1986. – Т. 3. – С. 484.

[2] Бжезинский, З. Великая шахматная доска. – М., 1998. – С. 254.

[3] Видал, Г. Почему нас ненавидят? Вечная война во имя вечного мира. – М., 2003. – С. 24.