Общественная психология как форма духовной жизни людей


скачать Автор: Грехнев В. С. - подписаться на статьи автора
Журнал: Философия и общество. Выпуск №3(44)/2006 - подписаться на статьи журнала

В. С. ГРЕХНЕВ

ОБЩЕСТВЕННАЯ ПСИХОЛОГИЯ

КАК ФОРМА ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ ЛЮДЕЙ

К общественной психологии (общественной психике) как од­ной из важнейших характеристик жизни людей в обществе вполне применимы слова о том, что нелегко анализировать явление, кото­рое напоминает атмосферное давление: не видимо невооруженным глазом, но весьма чувствительно. Действительно, являясь особым состоянием жизни людей всякого общества, любой социальной группы, общественная психология представляет собой скрытую, точнее сказать, неявную для каждого отдельного человека, а следо­вательно, и с трудом поддающуюся вербальной артикуляции фор­му социально значимых переживаний людей - относительно сов­падающих эмоционально-чувственных реакций в сходных для них, повседневно повторяющихся ситуациях их совместной жизнедея­тельности.

Общественно-психологические явления (энтузиазм, страх, без­различие, враждебность и т. д.) сами по себе не существуют. Они органично вплетены в повседневную жизнь общества, возникают и существуют только в процессе реальной деятельности, реального живого общения людей. Именно взаимодействие людей друг с дру­гом, опыт совместной жизни рождает у каждого индивида общие психологические состояния его отношений с окружающим миром, формируя на их основе и внутреннюю культуру бытия человека. Мы узнаем об этих психологических состояниях только через от­крытое поведение людей, в котором эти состояния проявляются. В этом смысле общественная психология выступает, говоря словами Г. В. Плеханова, «особым состоянием умов и настроений людей» и оказывает безраздельное эмоционально-волевое и интеллектуаль­ное воздействие на весь комплекс ценностно-познавательных и по­веденческих реакций людей в обществе.

В современной научной и учебной литературе существуют многочисленные, порой весьма разноречивые характеристики об­щественной психологии. Одни ученые рассматривают ее как непо­средственную ответную реакцию (сознания, поведения) людей на внешние воздействия среды их существования. При этом они пола­гают, что в психике вообще нет разделения на индивидуальное и общественное психическое, поскольку у каждого отдельного чело­века, если он живет в обществе, является его продуктом, не может быть никакой иной психики, кроме как общественной [1]. Другие ис­следователи склонны видеть в общественной психике обычную, основанную на общности проживания связь сознания, взаимопо­нимание людей в различных конкретно-исторических процессах их взаимодействия друг с другом. Третьи исходят из того, что обще­ственная психология - это всевозможные социально значимые формы переживаний и поведения людей, сопровождающие их жиз­недеятельность именно как общественных субъектов. Во всех этих случаях понятие общественной психологии вводится через пере­числение некоторых общих, типичных для совместной деятельно­сти людей духовных состояний: чувств, настроений, мнений, по­буждений, привычек, чаяний и т. д. Экстенсиональный характер такого определения общественной психологии иногда настолько раздвигает рамки этого явления, что исчезает differentia specifica ее как духовного образования жизни людей. Вот почему, чтобы оха­рактеризовать общественную психологию, как особую форму ду­ховности, необходимо, прежде всего, сказать несколько слов о са­мой духовности и духовной жизни людей в обществе. Это важно сделать еще и потому, чтобы определить состояние (уровень) ее духовности в развитии каждого конкретного общества в сравнении с любым другим явлением духовно-практической жизни людей.

В философии можно вычленить по крайней мере три основных подхода к пониманию духа, духовного. Во-первых, духовное как нечто божественное, религиозное. Так, например, в русской религи­озной философии дух - это смысл, и именно он приводит к единству души и тела у людей. В этом смысле дух здесь является синонимом, источником свободы. Во-вторых, духовное - это то, что равнозначно нравственности, соответствует нравственным требованиям бытия человека в обществе (служение общественному долгу, жизнь по со­вести). В-третьих, дух, духовное тождественны явлениям сознания. При этом подчеркивается, что решающая особенность духа заклю­чена в способности самопознания, самоуглубления человека в себя, свою внутреннюю мыслительную деятельность.

В современной отечественной научной и публицистической ли­тературе духовная жизнь общества, духовность людей чаще всего связывается именно с развитием их сознания, идеями, которыми они руководствуются в своей деятельности. При этом духовное, как правило, целиком отождествляется с сознанием, с идеальной творческой деятельностью человека, и само исследование духовно­сти в основном сводится к обоснованию ее вторичности по отно­шению к материальным условиям бытия людей. Конечно, духов­ность общества, людей неразрывно связана с их сознанием, в том числе, конечно, и с идеальной творческой деятельностью людей, и она всегда динамична, подвижна и составляет классическую про­тивоположность относительной инертности и «неоживленности» материально-бытийного. Однако было бы неверно полностью их отождествлять. Во-первых, духовное - не только наличная система социально значимых мыслей, взглядов, идей, но это и всякая дея­тельность (активность) людей по созданию, освоению и передаче этих мыслей, взглядов. Духовное - это осознание действительности (знание действительности и отношение к ней, ее оценка), но одно­временно это еще и способ воплощения, основанных на этих зна­ниях и оценках, потребностей, интересов, целей, мотивов, устано­вок в жизнь. Это значит, что духовное включает в себя всю систему функционирования и развития процессов и состояний сознания, взятых в единстве с их носителями - творцами и трансляторами. Ведь сознательная психика является неотъемлемым свойством вся­кого субъекта, а следовательно, она и выступает в системе его свя­зей с миром и с другими субъектами как духовное. Именно поэто­му духовное - это в широком смысле способ деятельности людей и созданных ими институтов, созидающих различные ценности сво­его общественного бытия (наука, искусство, политика, образование и т. п.), это и сами люди, воплощающие в себе разнообразные цен­ности и руководствующиеся ими в своей жизни в обществе.

Кроме того, что духовное есть осознанная психическая дея­тельность людей, оно включает в себя, во-вторых, еще и то, что получило название собственно психологического, или душевного.

Всякое духовно-душевное выступает как ментальным (интеллекту­альным), так и эмоционально-чувственным, или переживаемым, отношением людей к природе, к самой их деятельности, к другим людям и к самим себе. Естественно, формы этих переживаний лю­дей могут быть как осознанными, так и неосознанными (неконтро­лируемыми сознанием). Это значит, что наряду с рациональным (осознанным, понимаемым) в сферу духовности человека, людей входит и иррациональное (эмоционально-образное, строящееся преимущественно на чувственном восприятии), а также и бессозна­тельное. Согласно К. Г. Юнгу, людей объединяют не только ценно­сти культуры, цивилизационный уклад образа жизни, общее созна­ние, но и коллективное бессознательное. Коллективное бессозна­тельное, содержащее архетипы, или общечеловеческие первообра­зы и идеи, запечатленные на глубинном уровне человеческой психики, создает тесные и прочные узы совместного существова­ния людей.[2] Таким образом, душевное не может быть отделено от духовного, они не существуют изолированно друг от друга, ибо по существу являются одним и тем же внутренним идеальным прин­ципом жизни, связи людей в обществе. При этом духовное и ду­шевное - это не надпсихическое, а различные качества психическо­го, как важнейшего атрибута человека и общества. В этой связи неправомерно также и противопоставлять их друг другу, рассмат­ривать дух как более высокий, а душу - как менее развитый, низ­ший регулятор деятельности. Душа - эмоционально-чувственная сторона духовного, сопровождающая все без исключения процессы жизнедеятельности людей, без нее не могут формироваться вообще никакие связи и отношения людей. Ведь только с эмоциональным началом у людей «включается» ценностный критерий отбора и по­следующего осмысления многообразных явлений действительно­сти, что в конечном итоге и способствует возможности их духовно-практической самореализации.

Рассматривая духовность (духовное) человека, общества, нель­зя не обратить внимания и еще на одну ее важную особенность. Эту особенность отмечает Н. А. Бердяев, для которого духовность - это творческая активность, это внутренние (душевные) силы чело­века. Правда, следует учитывать, что для него духовность - качество независимости от внешнего мира (природного и социального), поскольку, по его мнению, духовное начало определяется не извне, а изнутри[3]. Соглашаясь с Н. А. Бердяевым в том, что духовность связана с внутренними силами человека и является выражением его творческой активности, следует все же отметить, что полной неза­висимости духовного начала человека от мира природного и социального не существует. Духовное - продукт психической деятель­ности человека, отличающее его от животных, оно включает в себя не только рефлексию действительности, но и ценностное отноше­ние к ней. Именно поэтому духовность человека не может возни­кать сама из себя, она не может «парить» в полном отрыве от дей­ствительности природного и социального миров, в которых только и могут жить и развиваться люди. Однако, вместе с тем, духовно человек может подняться и нередко он поднимается над действи­тельностью внешнего мира, когда концентрирует в себе внутрен­ние силы (разум, знания, чувства) и направляет их на преобразова­ние своей жизни по законам своей внутренней самости. Именно поэтому духовность - это еще и качество общественной деятельно­сти людей, их творчества, активности по созданию ценностей своей жизни и овладению ими. А это значит, что духовность общества, каждого отдельного человека будет определяться тем, насколько люди сопричастны делам, мыслям и чувствам друг друга, насколь­ко устремления и цели их деятельности направлены на общее, со­циально значимое, общественное.

Общественная психика - это имманентная характеристика, свойство духовного и в этой связи отвечает всем выше названным признакам его существования и развития в обществе. Она включает в себя не только сознание, но и бессознательное людей и характе­ризует их внутренние творческие силы с точки зрения способности адаптироваться к миру действительности, равно как и подняться над ним, изменить его хотя бы в своих представлениях. В этом смысле вряд ли правомерно рассматривать общественную психику частью, стороной (уровнем) общественного сознания, как это обычно делается в учебной литературе. Общественная психология лишь частично пересекается с общественным сознанием. Огром­ный же пласт ее бессознательных проявлений выходит за рамки структуры общественного сознания. Собственно, поэтому общест­венную психологию следует рассматривать именно компонентом, формой духовной жизни общества. Кроме того, общественная пси­хология необходимо характеризует особые качества субъекта (группы, общества), ее выражающего. Утрата этих субъектных ка­честв (в том числе и тех, которые не контролируются сознанием), их размывание разрывает и саму общественно-психологическую связь как определенную форму духовной консолидации людей.

Вместе с тем следует учитывать, что общественно-психологи­ческое - это особое качество духовного. Прежде всего, общественно- психологическое отличается от индивидуально-психологического, точно так же как различаются индивидуум и общество друг от друга. В этой связи неправильно, как это делал в свое время 3. Фрейд, фактически стирать границу между коллективной и индивидуаль­ной психикой. В общественной психике в отличие от индивидуаль­ной всегда имеет место диалектическое «снятие» всего природного, индивидуально-особенного, что есть в психике каждого из людей, составляющих ту или иную общность. Конечно, в основе и любого общественно-психологического явления (социально значимых чувств, коллективных представлений, мнений и т. п.) оказывается материальный физиологический процесс, так как отражение внеш­них воздействий осуществляется с помощью механизмов возбуж­дения и торможения в коре головного мозга, регулирующих функциональное состояние организма человека, входящего в социаль­ную общность. Данный факт отнюдь не означает, что обществен­ная, коллективная психика целиком выводится из индивидуальной. Скорее наоборот, более общая, универсальная психология лежит в основе индивидуальной психологии. Именно она-то и обусловлива­ет менее общее, специфическое индивидуально-психологическое. Это значит, что в общественной психологии внешний мир дан людям в их ощущениях и восприятиях так же прямо и непосредственно, как и их собственные внутренние состояния. Однако между ними и миром здесь практически всегда существуют некие, ранее создан­ные самими людьми в ходе совместной деятельности, искусствен­ные перегородки в виде всякого рода фетишей, стереотипов, веро­ваний и т. п. Вот почему общественно-психологическое - это осо­бое качество, характеристика психического личности как субъекта группы или взаимодействующих, объединенных в социальную общность людей, в отличие от психологических состояний инди­вида в относительном одиночестве. Человек, присутствуя, дейст­вуя в группе, коллективе (вспомним понимание М. Вебером об­щественного как необходимую ориентацию человека на других), как правило, ведет себя, реагирует на окружающее всегда иначе, чем если бы он был, находился в одиночестве (простой опыт каждоднев­но нам это доказывает). Человек является органической и неотъем­лемой частью общества, и потому внешние и внутренние условия его существования с другими людьми вынуждают его включаться в эти внешние и внутренние связи и отношения, приспосабливать, на­страивать свою психику к психике других людей.

В этой связи необходимо подчеркнуть важнейшее свойство, особенность общественной психологии, а именно социальную зна­чимость психических проявлений, точнее, их равнодействующую (общую) значимость для людей, непосредственно составляющих какую-то определенную группу. В научном плане данная концеп­туализация общей значимости (однозначности) может быть пред­ставлена как типичный результат, неоднократно повторяемое обра­зование особого качества групповых психических явлений. Это то, что лишь часто встречается, типично, но не обязательно должно быть. Общественная психика - это как бы «нечто, что между на­шими головами, благодаря которому люди способны жить друг с другом, а фактически пропускать через себя поток жизни» (М. Мамардашвили). Естественно, это «нечто» в реальности не существует само по себе, изолированно от каждого отдельного индивида, находящегося в процессах конкретно-определенного, непосредст­венного взаимодействия и коммуникации с другими людьми. Од­нако именно взаимоотношения людей друг с другом и последую­щий опыт этих взаимоотношений рождают у каждого индивида общие модели своего поведения в обществе, а значит, и общие психологические состояния. Это значит также, что «воли отдель­ных людей, - как писал Ф. Энгельс, - сливаются в нечто среднее, в одну общую равнодействующую»[4].

Следовательно, общественная психология в реальной жизне­деятельности не может быть оторвана от индивидуальной психоло­гии, но концептуально она может быть вычленена как особое ду­ховное образование совместной жизнедеятельности людей. Естест­венно, это образование несводимо к арифметической сумме инди­видуальных психик, ибо имеет свое определенное содержание и особые закономерности функционирования и развития. Связано это с тем, что в общественной психологии происходит модификация и собственно индивидуальных психических реакций людей. Психи­ческие реакции приобретают собственно другой способ функцио­нирования, а именно процессуально общественный, где речь идет уже о такой форме психического реагирования, которая возможна как состояние, свойство собственно групповой деятельности, груп­пового общения, процессов контакта и взаимодействия в реальном поле влияний людей друг на друга. И если, скажем, идет речь о чувствах, настроениях, даже эмоциях и представлениях в общепси­хологическом контексте, где они значительно варьируются у людей в зависимости от целого ряда объективных и субъективных усло­вий и причин, то в социально-психологическом аспекте те же пси­хологические образования нивелируются. Благодаря ориентации людей друг на друга в процессе совместной жизнедеятельности, они становятся неким общим, типичным, равнодействующим обра­зованием, не исключая, конечно, вариабельности по глубине и ха­рактеру проявления той или иной психологической реакции, ее выражения у составляющих данную группу людей. При этом моменты объективного общего в условиях и причинах их формирования будут самодовлеющими, субъективные (индивидуальные) же при­чины и условия в образовании, функционировании общественно- психологических реакций будут иметь подчиненное место.

Общественная психология, будучи динамическим, процессу­альным образованием в повседневной жизни людей, есть по суще­ству некоторый единый (типичный) способ их реагирования (пере­живания), а вместе с этим и определенной адаптации к изменяю­щимся условиям этой жизни. Это находит свое выражение в том, что у общества, социальной группы, индивида возникает не столь­ко образ объективно данных - социальной и природной среды, взаимоотношений людей, сколько сопровождающая их общая цен­ностная характеристика, позволяющая выработать определенную линию поведения, сформировать более или менее единое к ним от­ношение. Именно поэтому в общественной психологии фиксирует­ся не характеристика закономерных связей окружающего мира, не знание сущности этого мира, а его «явленность» в том виде, как он дан человеку, людям, когда они осваивают (охватывают) его своими чувствами, пытаясь соотнести себя с окружением, вписать себя в него. Собственно, поэтому общественная психика - это преиму­щественно именно «сопереживание» мира людьми, их общее, со­относимое друг другу эмоционально-чувственное отношение к этому миру, его оценка. Вот почему в общественной психологии знание и самого мира, и бытия людей приобретает предельно субъективную окраску, что способствует самым различным проявлени­ям их духовности (от стремлений все основательно изменить до желания самоустраниться, спрятаться, уйти в себя).

Следовательно, общественная психология как форма духовно­сти несет в себе практически не столько знание (информацию) об объективных свойствах отражаемой предметной ситуации, сколько показывает их значение для жизнедеятельности субъекта, ценностное отношение. Это ценностное отношение проявляется в умении людей отличать нравящееся, приятное, хорошее в том, что есть в реальности. Различая ценности, люди стремятся и в своих действи­ях следовать определенным ценностям, служат им и оберегают их. В этом, собственно, и заключен внутренний духовный опыт людей, на основе которого и существует, и укрепляется их социально- психологическая связь. Поэтому сама общественно-психологи­ческая связь людей не есть исключительно и только лишь связь, обусловленная внешними социальными условиями их деятельно­сти и общения. Можно с уверенностью сказать, что в обществен­ной психологии события часто являются для нас не такими, каковы они есть, а такими, какими мы их видим или хотим видеть. Данное обстоятельство сближает общественную психологию с идеологией. В идеологии, так же как и в общественной психологии, имеет место неидеационное (ощущаемое) знание, ибо мир здесь дан не сам по себе, в его объективной сущности, а только в его отношении к человеку и к миру. Однако, в отличие от идеологии как осознанном концентрированном выражении коренных интересов группы, общества, в общественной психологии не всегда имеет место осозна­ние действительности. Потребности и интересы в ней могут высту­пать и в форме неосознаваемых, бессознательных импульсов поведения людей. Кроме того, в общественной психологии нет четкой Дифференциации существенного и несущественного, главного и второстепенного в отражении объективных обстоятельств и ситуаций жизни. Все условия жизни здесь пропускаются через оценку, эмоционально более или менее одинаково отражаются и представляются. Иначе говоря, общественная психология в силу своей «многоликости», то есть многообразных и бесчисленных связей и отношений повседневности, ею отражаемой, является выражением всех без исключения потребностей и интересов, на основе которых возникает самая разнообразная и нередко противоречивая гамма эмоционально-волевых и интеллектуальных реакций.

В общественной психологии отражаются все частности, все яв­ления повседневности бытия людей - единичные и общие, сущест­венные и несущественные, естественно, поэтому в ней нет оформ­ленной структурной упорядоченности ее компонентов. В содержа­нии общественной психологии преобладают эмоционально-чувственные образования, которые часто формируются спонтанно и не всегда осознаются. В этом плане общественная психология пред­ставляет собой не систему теоретически выраженных идей, прин­ципов, как в идеологии, а систему чувствования, предписываемое поведение в конкретной ситуации. При этом следует иметь в виду, что ценностное отношение, возникающее на основе обусловленных объективными ситуациями жизни, определенных потребностей и интересов людей, формирует общезначимые формы переживания, так как в них отражены не столько сами явления, сколько их общая значимость для жизнедеятельности субъекта.

Было бы весьма примитивно представлять себе общественную психологию только как эмоционально-чувственный вид отражения действительности (такого рода суждения нередко встречаются в научной литературе). При всей значимости и «приоритете» эмоционально-чувственного в содержании общественной психологии необходимо помнить, что эмоционально-чувственный слой как та­ковой не изолирован от элементов рационального: суждений, мыс­лей, идей, взглядов, которые, естественно, также не отделены от эмоций и чувств, их сопровождающих. Понятно, что идеи, мысли, суждения будут входить и рассматриваться в содержании общест­венной психологии, если они вырабатываются и интерпретируются самой общностью и являются результатом ее собственной реакции на те или иные процессы каждодневной, ситуативной деятельно­сти. Вот почему в общественной психологии существует нерасчлененное единство, слитность чувства и мысли, чувства и идеи, а по­этому вполне закономерно, что многие исследователи говорят о ней как о сплаве эмоционального и рационального.

Исключительно большое значение в выявлении специфических черт общественной психологии, помимо ее содержания и формы, имеет характер и способ ее формирования. Дело в том, что общест­венная психология складывается и проявляется особым образом. В научной литературе можно встретиться с суждением о том, что про­явления общественной психологии носят стихийный характер и ее формирование осуществляется непосредственно, поскольку творцом здесь выступают сами массы (в этой связи общественная психология нередко обозначается в литературе еще и как массовое сознание). Поэтому общественная психология является непосредственным ре­зультатом деятельности и общения массы (множества людей). Вы­сказывается и другое суждение о том, что характер отражения дей­ствительности общественной психологией носит в одних случаях непосредственный, а в других - опосредованный характер.

Несомненно, многие общественно-психологические явления (паника, слухи, молва, настроения) могут формироваться и чаще всего формируются непосредственно. Они возникают как прямая реакция, сиюминутный результат изменившихся условий деятель­ности, общения людей. Однако мы можем наблюдать и иное, когда те или иные общественно-психологические явления (традиции, обычаи, вкусы и т. д.) не являются всецело стихийно складываю­щимися образованиями. Подобные общественно-психологические феномены в меньшей мере зависят от повседневных, ситуативных условий существования субъекта и являются опосредованными формами. Справедливости ради следует отметить, что такого рода психологические формы связей людей могут обусловливаться бес­сознательными устойчивыми раннекультурными образованиями их длительного существования в жизни людей. Но вместе с тем они могут быть и «освещенными» той или иной идеологией и именно благодаря идеологическому закреплению стать «устойчивым», консервативным, в смысле стабильности, явлением духовной кон­солидации людей.

Выявляя специфические черты общественной психологии, не­обходимо видеть и меньшую подверженность преемственности общественно-психологических явлений. Вряд ли можно говорить о том, что, например, социальные чувства, настроения, мнения J другие образования общественной психологии наследуются в тощ смысле, как, скажем, осуществляется преемственность концептов идеологии. Думается, что о преемственности здесь можно говорить лишь условно, поскольку в общественно-психологических явлени­ях отсутствует четкая формализация их содержания, а поэтому каждый раз происходит модификация чувств, настроений, мнений и т. д. То же, по-видимому, и с устойчивыми социально-психологи­ческими образованиями типа традиций, обычаев, привычек и т. п. Их преемственность от одного поколения или группы людей к дру­гим тоже условна, поскольку каждый раз речь идет о другом, но­вом, модифицированном содержании, где традиции или обычаи, например, приобретают новый оттенок, особый резонанс в изме­нившихся условиях бытия людей той или иной группы или поколе­ния. Отсюда многочисленные явления нарушения традиций, про­блема ослабления влияния традиций, отход от традиций, обход традиций, обычаев.

Общественная психология создается в группе, общности лю­дей, изменяется в зависимости от особенностей и условий ее дея­тельности. Именно данное обстоятельство служит объяснением того, почему так меняется психология при переходе от одной, даже в рамках одной и той же, большой общности к другой, малой, от одних групп, общностей, объединений к другим и т. д. Можно уви­деть некоторую закономерность, согласно которой общественная психология становится тем противоречивее и тем интенсивнее в ней внутренняя «напряженность», чем более по своей структуре неоднородна общность. Нельзя не видеть, что психология любого конкретного общества «соткана» из различных вариаций, особен­ностей психологии образующих его социальных слоев, групп, общностей, но при этом ее будет отличать и ей будет свойственно и то общее, главное, существенное, что будет характерно для всего общества. Общественная психология, будучи одной из значимых форм духовности в жизнедеятельности людей, оказывает огромное воздействие как на самих людей, так и на процессы функциониро­вания и развития общества.

Прежде всего, общественная психология выступает формой духовного объединения людей как на основе всей совокупности пе­реживаний конкретных условий их жизнедеятельности, так и на основе внутреннего опыта своих ценностных ориентации. С помо­щью общественно-психологических механизмов идентификации, внушения, подражания, заражения у людей формируется коллек­тивное чувство «мы» (мы - рабочие, элита, россияне и т. п.). Это чувство объединяет людей, но одновременно и противопоставляет. Их всем тем, кто выступает как «они» - чужие, не наши, не свои, другие. Консолидируя коллективное чувство «мы» людей на основе единых социальных потребностей, интересов, ориентации и ус­тановок, общественная психология тем самым осуществляет ду­ховное конструирование различных социумов - объединений, движений, общностей и других массовых образований. В этом процессе она зачастую играет ведущую роль в регулировании поведения входящих в эти общности людей, заставляет их следовать сложив­шимся и выработанным нормам существования. Ведь страх человека перед изоляцией и остракизмом со стороны общества весьма существен. Человек боится изоляции не только от своей социаль­ной группы, от общества, но он также боится оказаться оторван­ным от человечества, от того родового начала, которое он несет в себе и которое представляет человеческую природу. Именно по­этому мнение общества (группы) зачастую для человека имеет го­раздо большее значение, чем его собственное суждение.

Через общественную психологию во многом происходит нако­пление и передача социального опыта, ценностей культуры, всяко­го рода достижений людей. Общественная психология в этом случае играет роль камертона, ибо во многом именно от нее зависит, будет или не будет принята та или иная человеческая новация.

Посредством общественной психологии осуществляется социа­лизация людей, поскольку именно на ее основе производится соци­альный контроль, формируются жизненные установки, мотивы и ценностные ориентации действий. В этой связи нельзя не видеть, что подготовка человека к той или иной деятельности, равно как и приспособление к общественной среде, начинается с самого рож­дения вместе с развитием и регуляцией его действий. Этими регу­ляторами выступают как запрещения и осуждения, так и похвала, поощрения, награды. Все это воздействует на человека и усваива­ется им. Приобретенные с воспитанием и жизнедеятельностью на­выки становятся привычками и уже сами по себе определяют пове­дение человека в различных случаях. Вот почему можно сказать, что каждый человек является до известной степени, конечно, рабом обычаев, предрассудков и суеверий того общества, в котором он воспитывался и живет.

Общественная психология «принуждает» людей носить опре­деленный общественный покрой костюма, следовать тем или иным национальным или религиозным традициям, придерживаться об­щепринятых правил, иметь общие идеалы и приблизительно оди­наково оценивать прошлые и настоящие события. Словом, воздей­ствие общественной психологии на людей столь значительно и ве­лико, что с этим бессильны бороться порой самые сильные натуры. Однако данное обстоятельство, естественно, не означает, что чело­век лишен начисто автономности в своих притязаниях, установках действий, выборе тех или иных форм своего поведения. Другими словами, субъективно он обладает свободой воли думать, решать, делать по-своему, но объективно он не может полностью и цели­ком выйти за рамки той или иной психологии общества, являю­щейся для него необходимым условием его собственной духовной жизнедеятельности. Через общественную психологию люди реали­зуют и свои собственные экзистенциальные потребности в челове­ческих связях, в самоутверждении, в привязанности, в самосозна­нии, в системе ценностных ориентаций и объекте поклонения. Ведь не случайно, что переживания радости, горя, печали, страха пове­лительно толкают человека к тому, чтобы поделиться этими пере­живаниями с другими людьми и получить поддержку. Гак, напри­мер, желание что-нибудь сделать заставляет человека привлечь к работе по осуществлению поставленной цели другого. Понятно, что это переживание как бы выходит за пределы одного человека, делает необходимым его сближение с другими людьми. Чем ост­рее, интенсивнее то или другое переживание человека, тем сильнее его тяга к другим людям, которые и возбуждают эту тягу, стремле­ние. Невидимыми, но действенными связями эти потребности, - говорит П. А. Сорокин, - объединяют людей и притягивают их взаимно, подобно невидимой, но действенной силе магнита, притя­гивающего железо[5].

Общественная психология воздействует, влияет на идеологию и вообще все общественные отношения, так как является тем духовным фоном, на основе которого и может возникнуть и «прижи­ться» та или иная идеология, формироваться те или иные отно­шения людей.

Известно, что идеологии формируются с учетом и на основе общественной психологии массы. Однако следует предостеречь от ошибочного суждения, высказанного в свое время Г. В. Плехано­вым об идеологии как «сгустке» общественной психологии. Связь между идеологией и психологией в обществе, хотя и достаточно тесная, все же не может быть охарактеризована как непосредствен­ная и прямолинейная. Всегда имеет место относительная самостоя­тельность в их развитии, содержатся особые опосредствующие звенья их взаимовлияния и функционирования. Правильнее в этой связи, по-видимому, сказать, что общественная психология создает определенные предпосылки для развития идеологии и выступает условием, на основе которого осуществляется трансформация идеологического, что проявляется в расширении, распространении масштабов его принятия или отрицания. Общественная психология служит здесь показателем единства или разделения между провоз­глашенными идеалами и реальностью.

Именно в этих своих значениях различных духовных связей людей общественная психология воздействует на развитие и функ­ционирование общества, всех его отношений. При этом следует иметь в виду, что общественная психология - это конкретно- историческое духовное образование, и она тесно связана с опреде­ленной эпохой, которая, говоря словами М. Вебера, имеет как бы свой «универсум рассуждения». Объективные возможности всяко­го конкретного этапа развития общественной истории определяют логику мышления, стремлений (можно сказать и переживаний) за пределы которых, как уже отмечалось, члены социальной группы или общества в целом выйти не могут.

Общественная психология как специфическое образование ду­ховной связи людей имеет различную степень проявления и разви­тости качества этой связи. В этом отношении можно говорить о подлинной или неподлинной духовности общественно-психологи- ческой связи отдельных групп людей или всего общества, равно как о высокой или низкой духовности психологического климата. Их жизнедеятельности. Критерий различения подлинной, высокой Духовности и неподлинной, низкой лежит, на наш взгляд, в самихоснованиях общественно-психологических связей людей. Все, что в психологических реакциях людей. Все, что в психологических реакциях людей идет от общезначимого и направленного на разрешения противоречий не только бытия общности, но и на процесс жизнетворчества в целом: восхождение к социально значимым идеалам, ценностям и смыслам – и их реализацию, может рассматриваться как подлинный, высокий уровень духовности субъекта и его общественной психологии. Все же, что идет вразрез с этим, не выходит за рамки корыстных, частных интересов людей и их общностей, не мобилизует стремлений что-то поменять в жизни, а, наоборот, примиряет с противоречиями своего общественного существования, - показатель низкого духовного развития (а порой и вообще бездуховности) субъекта психологической связи.

Все это можно проиллюстрировать на примере такого важного социально-психологического явления, как общественное мнение, поскольку здесь отчетливее всего видно, как возникают, распространяются, действуют различные духовные образования на уровне общественной психологии.

В настоящее время, когда роль общественного мнения особенно значима в обществе и для общества, интерес к нему неизмеримо возрос. Хотя нельзя сказать, что проблема общественного мнения совсем не интересовала ученых и политиков в прошлом. Правда, отношение людей к общественному мнению в истории менялось от полного безразличия к нему до категорического утверждения, что мнения правят миром. Так, например, если Аристотель отрицал разумность мнения народа, то уже И. Кант утверждал, что мнение лежит между верой и знанием и является ступенькой познания.

В наши дни феномен общественного мнения, его влияние на политику и все другие стороны жизни людей становится исключительным. Общественное мнение используют, чтобы предугадать или вообще подготовить результаты выборов, выявить степень поддержки той или иной правительственной программы или популярности какого-либо политического деятеля. Иначе говоря, нет такой сферы жизнедеятельности людей, которая не могла бы стать предметом общественного мнения. Даже в таких сугубо специализированных областях деятельности, как, например, наука, которой, казалось бы, претит само понятие «мнение», где ценят лишь объективную истину, тоже имеет место общественное мнение. Современные мощные средства массовой информации многократно усиливают возможности общественного мнения воздействовать на ход исторического процесса, расширяя его до масштабов всего человечества как субъекта.

Общественное мнение - это суждение группы людей, в котором в форме одобрения или порицания выражается их отношение к значимым процессам и явлениям действительности на основе общего интереса. Гносеологически общественное мнение представляет собой отражение в умах людей тех социально значимых фактов, событий, ситуаций жизни общества, которые затрагивают их интересы. Общественное мнение, как и любое другое общественно-психологическое явление, есть по существу «оценочное знание» (знание, пропущенное через отношение к нему, оценка) социальной действительности. В этом смысле оно является переживанием, ибо эмоционально окрашено и представляет собой скрытое или явное суждение, в котором выражено именно субъективное отношение людей к действительности. Предметом и объективным детерминантом общественного мнения может быть все, что имеет социально значимый интерес. Это, как правило, все те вопросы, которые требуют своего практического решения и по которым есть выбор (разные пути решения). Пока существует общий значимый интерес, соответственно будет существовать и общественное мнение, ибо общий интерес сцепляет и координирует индивидуальные мнения людей.

Общественное мнение всегда выражает дух своего времени, ибо представляет собой строго определенное, мотивированное условиями данной эпохи воззрение, устремление, чаяние коллективной природы. Будучи коллективным (общезначимым) суждением, в котором отражается заинтересованное отношение людей к тем или иным явлениям и процессам действительности, общественное мнение способно не только характеризовать эту действительность, но и творчески преобразовывать ее через конкретные действия людей, разделяющих данное мнение. Ведь общественное мнение как специфический способ существования значимого знания (информации) людей в обществе одобряет, порицает, предписывает, обязывает их поступать соответствующим образом. Изменения общественного мнения не просто пассивно следуют за изменениями общественных отношений, но и подготавливают их преобразование, поскольку общественное мнение настраивает людей, то есть духовно (интеллектуально и эмоционально) консолидирует их на то чтобы произвести необходимые изменения.

В общественном мнении обычно различают два его состояния - текущее скоротечное (общее) мнение, представляющее собой опе­ративный отклик на некоторые вызвавшие значимый интерес со­бытия жизни, и относительно устойчивое мнение, сложившееся или сознательно сформированное на основе долгосрочных интере­сов людей и опирающееся на устоявшиеся установки и традиции жизни. Оба этих состояния общественного мнения связаны и взаимо­проникают.

Различаются общественные мнения и по способу своего фор­мирования. Они могут быть совпадающими, образуемыми (формируемыми) и традиционными. Совпадающие мнения - это одинако­вые суждения людей, которые складываются непосредственно на основе схожего опыта переживания тех или иных конкретных яв­лений жизни. Скажем, проводимая в России реформа жилищно- коммунального хозяйства, которая сводится практически лишь к ежегодному повышению тарифов по оплате услуг, когда данные услуги не улучшаются, а остаются практически на том же уровне, вполне резонно оценивается людьми, причем независимо друг от друга, только на основании своего опыта и собственных ощущений, как грабительская. В этом случае общественное (общее) мне­ние, поскольку оно опирается на собственный прямой опыт всех его субъектов, наиболее устойчиво и не может быть поколеблено.

Образуемые (формируемые) мнения - суждения, возникающие в результате интенсивных влияний людей друг на друга или воз­действий общественных институтов (например, средств массовой информации) на людей. Общее социально значимое содержание этих мнений образуется порой в процессе длительных споров,; борьбы разных точек зрения, их сопоставления. Поэтому эти мне­ния почти всегда противоречивы, изменчивы, ибо каждый его субъект вносит в него какое-то свое субъективное и специфическое содержание. Например, общественное мнение о распаде СССР не только не является однозначным, единым, но все более и более субъективированным, поскольку каждый находит какие-то свои доводы pro et contra. И, наконец, традиционные мнения - устойчивые суждения, которые сложились давно, но продолжают существовать и в новых условиях. Чаще всего эти мнения в силу давности своего существования уже являются для некоторых людей практически даже неосознанными, чем-то автоматическим, позволяющим им не выходить из круга устоявшихся привычных оценок своего бытия в обществе. Так, традиционным общественным мнением можно считать практически безоговорочную поддержку людьми системы различных льгот и выплат, предоставляемых государством на протяжении многих лет ряду категорий российских граждан. Предпринятые государством меры использовать монетаристские рецепты по замене льгот вызвали сильный резонанс в обществе (прямые выступления людей против таких действий правительства), что как раз и свидетельствует о традиционности мнения, ибо люди рассматривали льготы устоявшимся и незыблемым явлением общественной жизни.

Процесс формирования того или иного общественного мнения проходит несколько этапов. Обычно начинается все с зарождения индивидуальных мнений о том или ином событии, вызывающем интерес и затрагивающем внимание людей. В этот момент велика роль достоверной информации об интересующем предмете мнения, которая черпается из разного рода официальных и неофициальных источников. Этими источниками могут быть как собственные наблюдения, опыт людей, научные знания, авторитетные мнения окружающих, так и слухи, молва, сплетни, разного рода домыслы.

Чрезвычайно важную роль в формировании и функционировании общественного мнения играют средства массовой информации. По отношению к общественному мнению они очень часто выступают не только источником информации, но и субъектом формирования и выразителем общественного мнения. После того как люди выработали свое собственное представление и отношение к предмету мнения, между ними в процессе общения происходит взаимообмен этими представлениями и оценками и уточнение собственных позиций. В результате постепенно вызревает и складывается более или менее общая точка зрения по заинтересовавшему вопросу. Именно на этом этапе происходит выравнивание отношений людей к предмету мнения. Сложившееся в группе, коллективное мнение. Распространяется дальше и может способствовать возникновению предельно широкого общественного мнения, субъектом которого Может выступать и вся страна, и даже все человечество в целом. Правда, здесь важна значимость интереса к предмету мнения, ибо если такового нет, то, понятно, нет и общественного мнения. В этом! случае само наличие общественного мнения той или иной группы людей, естественно, может быть принято лишь с некоторыми оговорками. Дело в том, что в условиях мощных потоков информации и интенсификации всех процессов сегодняшней жизни у человека порой нет возможности овладеть всей полнотой информации даже по какому-то важному, интересующему его предмету. В этой связи он часто вынужден опираться в своей деятельности на чье-либо компетентное мнение (доверять, например, однозначному мнению многочисленных экспертов) и конформистски выстраивать свое су­ждение в соответствии с теми оценками, которые они дают. Средства массовой информации оказывают огромное воздействие на формирование общественных мнений людей именно тем, что зачастую! именно навязывают однозначное суждение и оценку своим зрителям, слушателям, читателям, предоставляя эфир или печатную по­лосу специально подобранным для этой цели экспертам, замалчивая или отсекая все оппонирующие суждения.

Возможен и другой вариант, когда интересы людей не выходят; дальше их собственного «растительного» существования. В таком случае человеку, по существу, любое общественное мнение безразлично, и он с легкостью, если нужно, может принять любое из них. Кстати, число людей, безразличных к любым общественным мнениям, значительно растет. Об этом свидетельствуют, в частности, результаты проводимых исследований по изучению общественного мнения, где количество людей, не имеющих мнения или затруднившихся с ответом на поставленные социологами вопросы, постоянно увеличивается. Следствием такого безмыслия людей, возможно, является и снижение их общей культуры, и равнодушие к социально значимым интересам общества. Все это неизбежно ведет к бездуховности психологии таких людей, превращении их в толпу, способную на любые деструктивные действия. Бездуховна и психология групп людей, мнение которых не идет дальше собственных эгоистических интересов, их безоблачного общественного существования. Психологические прагматические и утилитарные установки таких людей разрушают общезначимые национальные и гражданские духовные связи, ведут к конфликтам и усиливают и без того значительную психологическую напряженность в обществе.

Между прочим, и естественный, спонтанный характер становления (и умирания) общественного мнения тоже не исключает возможности сознательного влияния на его содержание. Воздействие на общественное мнение - это не только его «делание», манипулиование им, но и создание условий для его свободного, недеформированного развития, обогащение необходимой информацией. Хотя существование общественного мнения в целом не зависит от каждого отдельного человека и не подвластно никому из людей, все же именно тот или иной человек или группа людей, целенаправленно питая его Определенного вида информацией, может добиться формирования неполного, однобокого и извращенного мнения. Ведь понятно, что под воздействием манипуляции общественное мнение теряет свою способность адекватно оценивать действительность, оно становится необъективным и некомпетентным.

В результате существенных изменений в жизни нашей страны можно наблюдать процесс крушения многих сформированных десятилетиями стереотипов сознания, идеологических догм, появле­ние принципиально новых мироощущений людей. Все это порож­дает огромное количество самых разнообразных мнений. Естественно, в условиях, когда новые идеалы еще не сложились, а старые уже разрушены, общественное мнение наиболее подвержено всевозможным манипуляциям. Однако серьезным препятствием на пути манипуляций общественным мнением может стать только сама система состояний и процессов общественно-психологических реакций людей. Общественная психология людей, отражая непосредственные условия их каждодневного бытия, не так скоро и на­долго расстается с заключенным в ней здравым смыслом. Именно здравый смысл, равно как и внутренний опыт различения ценно­стей, позволяет людям увидеть расхождение между собственной жизнью в реальных обстоятельствах и привлекательными, но ему не соответствующими суждениями распространяющихся мнений. Поэтому влияние на общественное мнение, как и на все другие формы социально-психологических связей, может не состояться или вообще будет существенно ограничено, если эти связи несут в себе потенции подлинной, высокой духовности людей.

[1] Такая позиция была характерна для отечественных работ по психологии в 30-60х гг. ХХ в., в частности, Л. С. Выготского, С. Л. Рубинтштейна и др. В настоящее время эта точка зрения уже не находит сторонников.

[2] См.: Юнг, К. Г. Об архетипах коллективного бессознательного // Юнг, К. Г. Архетип и символ. - М., 1991.

[3] См.: Бердяев, Н. А. Дух и реальность // Бердяев, Н. А. Философия свободного духа. – М., 1994

[4] Маркс, К., Энгельс, Ф. Соч. - Т. 37. - С 396.

[5] Сорокин, П. А. Система социологии. – Т. I. – М., 1993. – С. 382