Социализация личности


скачать Автор: Поликанова Е. П. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №2(31)/2003 - подписаться на статьи журнала

Понятие «социализация» употребляется главным образом в социологии, социальной психологии и социальной философии. Теория и исследования социализации имеют довольно значительную историю. Появление понятия «социализация» было связано с возникновением социологии как науки и признанием человека как существа социального. Основоположник социологии О. Конт утверждал, что общество есть социальный организм. Ему присущи развитие и совершенствование, согласованность, гармония, консенсус. Консенсус в социальной статике существует как принцип равновесия, в социальной динамике он воплощается в естественной установке на сотрудничество, в солидаризме. Конт подчеркивает стихийный, спонтанный характер социального. Однако когда речь идет о развитии общества, то доминируют разумные и моральные установки, и общество выступает как органическое целое, все части которого взаимосвязаны и могут быть поняты только в единстве. Это не заранее согласованное действие частей, а именно бесчисленные воздействия друг на друга, из которых складывается устойчивая взаимозависимость людей – «консенсус» и солидарность. Исследование принципов, определяющих структуру общества, обеспечивающих гармонию и порядок, неразрывно связано у О. Конта с социальной политикой, которая реализовывает эти принципы. Он рассматривал прежде всего общественные институты (семья, государство, религия) с точки зрения их общественных функций, их роли в социальной интеграции. Наиболее тесной взаимосвязью элементов, обеспечивающей превращение и консенсуса в гармонию, т. е. согласованное действие, характеризуется, по О. Конту, семья. Она представляет собой «начало общества», действительный элемент социального устройства, «истинную социальную единицу», «клеточку социальности». Именно в семье социализируется человек, приобретает качества, необходимые для успешного служения человечеству, изживает природный индивидуализм, научается «жить для других». Семейная жизнь – это «вечная школа» общественности и ее образец.

Одним из первых инициаторов антиметафизической трактовки социально-антропологической проблематики и социологического подхода к интерпретации социализации был К. Маркс. Для философии XIX и XX вв. имела важное значение марксова концепция предметной самореализации человека, в которой бытие индивида трактуется как деятельность, т. е. как процесс реализации его человеческих качеств, а также теория движущих сил общества, общественного субъекта; его основу составляет тезис о необходимости изменений и изменяемости мира. И в той мере, в какой развивается и изменяется общество, развивается и изменяется индивид. Он изменяется в ходе активного взаимодействия с общественными и естественными условиями. Сущность, смысл человеческой жизни и истории складываются в условиях культурного и социального творчества людей. Мысль о том, что человек есть носитель всех общественных отношений, показывает, что марксизм решающее значение придавал социализации человека – как важнейшему условию для дальнейшего свободного, культурного творчества человека. «Та сумма производительных сил, капиталов и социальных форм общения, – писали Маркс и Энгельс, – которую каждый индивид и каждое поколение застают как нечто данное, есть реальная основа того, что философы представляли себе в виде «субстанции» и в виде «сущности человека», что они обожествляли и с чем боролись...»[1]

Анализ человека, социальных явлений в системе марксизма осуществлялся на основе материалистического понимания истории. Сама социальная жизнь рассматривалась как обоснованная материальными условиями жизнь общества. Отсюда становится понятной важнейшая характеристика человека, сформулированная К. Марксом еще в 1845 году: «... сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений»[2].

Психологизм принес новый взгляд на сущность человека, его отношение к обществу, на понимание законов развития и функционирования общества. В ряду ученых, относящихся к этому направлению, Л. Уорд, Ф. Гиддингс, Г. Тард, Джеймс и З. Фрейд.

В центре психоанализа З. Фрейда – проблема формирования и развития человека, его социализация, которая ограничивается лишь периодом детства. Модель личности у З. Фрейда предстает как комбинация трех элементов, находящихся в определенном соподчинении друг с другом: «Оно» – глубинный слой бессознательных влечений, психологическая «самость»; «Я» – сфера сознательного; «сверх-Я» – внутриличностная совесть, инстанция, олицетворяющая собой установки общества. Вместе с прочими «психическими силами» в совокупности они составляют «психическую систему». Основой мотивационного поведения человека выступают бессознательные влечения, и в качестве основы «первичных влечений», движущей силой бессознательного З. Фрейд принял сексуальное влечение. З. Фрейд исходил из предположения о том, что человек – существо универсальное, способное проявлять себя в различных культурах, и структура человека такова, что можно высказать такие суждения о нем, которые годятся на все случаи жизни и которые можно проверить эмпирически. На основании «модели природы человека», созданной З. Фрейдом, можно понять и объяснить не только неврозы, потребности, возможности человека. Человеком движут иррациональные силы – либидо, эго – его разум и воля также не бессильны. Сила разума прежде всего в том, чтобы осознать свою иррациональность. Какова же «модель природы человека»? Для З. Фрейда человек – замкнутая система, в которой действуют две силы: инстинкт самосохранения и половой инстинкт, где половой инстинкт основывается на химико-физиологических процессах, которым соответствуют две фазы. На первой фазе возникает ощущение неудовлетворенности и напряжения, на второй напряжение разрешается и возникает субъективное ощущение удовольствия.

Человек – существо прежде всего обособленное, но и общественное, и основные интересы человека – это оптимальное удовлетворение потребности своего Эго и своего Либидо, но удовлетворить влечения своего либидо и инстинкта самосохранения человек может только взаимодействуя с людьми. Он нуждается в людях. Ребенок нуждается в матери, взрослые нуждаются друг в друге как в средстве удовлетворения своих физиологически обусловленных влечений, а в принципе одному человеку нет дела до другого.

Теория влечений З. Фрейда является фундаментальным вкладом в построение модели человека, хотя сама теория либидо и неверна, но была выявлена очень важная закономерность – человеческое поведение всегда является результатом сил, которые, как правило, не будучи осознаны, становятся мотивом человеческой деятельности.

Представителем направления, признающего безусловное значение социологической ориентации и полагающего, что социализация формирует все качества человека, является Э. Дюркгейм – один из основоположников социологизма. Общество он понимает как часть природы – вне и надиндивидуальную реальность, а природа человека для него двойственна. Отсюда противоречивость человека, противоречие биологической природы – страстей, способностей – и социальной природы, которая создается обществом. В процессе воспитания, образования, усвоения норм, ценностей общества создается социальная природа человека.

Один из современных подходов к проблеме социализации – интеракционистский. Он ведет свое начало от символического интеракционизма американского социолога Дж. Мида. Дж. Мид сущность, происхождение и развитие межличностных отношений объяснял через взаимодействие – социальное взаимодействие. Для него отправным в понимании социализации является не отдельный индивид, а процесс социального взаимодействия, в ходе которого только и могут сформироваться индивидуальные качества. «Индивид является индивидуальностью постольку, поскольку принадлежит к какому-то сообществу, поскольку перенимает в своем собственном поведении установления этого другого»[3], – отмечал Дж. Мид. Главное у человека – это владение языком, и Дж. Мид пытается решить проблему происхождения и развития человеческого сознания и делает это, рассматривая и объективное, и субъективное в человеческой жизни как проявление человеческой социальности. Каковы черты человека по мере его социализации? Интеракционизм считает, что это – социальная отзывчивость, благодаря которой человек вырабатывает «свое Я» – т. е. способность воспринимать себя как действующее лицо, и человек – это управляемое намерениями «Я». Способность осознавать свое «Я» развивается в социальной жизни посредством того, что Дж. Мид называл «взятием на себя роли». Человек становится действующим лицом благодаря реакции других на себя, т. е. в «Я» есть два аспекта – «Я»-субъект и «Я»-объект. Человек, для того чтобы обладать самостью, считал Дж. Мид, т. е. понять происхождение «Я», которое целиком социально, должен пройти две стадии. На первой стадии самость «Я» индивида формируется под действием установок других индивидов, направленных на него в рамках социального взаимодействия. На второй же стадии развития самости она контролируется еще и организацией «социальных установок обобщенного другого или социальной группы, к которой он принадлежит»[4].

Для Дж. Мида индивид, чтобы стать членом какого-либо сообщества, должен существовать как определенная общая структура, в основе которой лежат общие отклики, установки. Они пробуждаются в человеке при взаимодействии с другими и являются принципами для человека, а принципы понимаются как установки для всех членов общества по отношению к ценностям данного общества.

В рамках интеракционистского подхода человек активно конструирует свою реальность. Его поведение не просто отражение социальных сил, действующих на него, не просто реакция на действие субкультур или давление социальных структур общества, а оно определяется значениями и смыслами, где последние скорее создаются людьми в процессе взаимодействия, нежели навязываются социальной системой.

На основе работ Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, П. Я. Гальперина и др., начиная с 30-х годов, формировалась культурно-историческая школа советской психологии. Она исходит из принципа общественной обусловленности характера человеческой психики и анализирует жизнедеятельность конкретного индивида, усвоение им культурного опыта, приемов и форм культурного поведения, культурные способы мышления.

В полемике с Ж. Пиаже Л. С. Выготский четко проводил мысль, что Пиаже ошибочно выводит мышление и развитие ребенка «из чистого общения сознания... без всякого учета общественной практики ребенка, направленной на овладение действительностью»[5]. Пиаже делает акцент на развитие когнитивных структур индивида и их последующую перестройку в зависимости от опыта и социального взаимодействия, которые играют решающую роль в переходе от одной стадии развития к другой. Л. С. Выготский же утверждал, чтобы понять внутренние психические процессы, надо выйти за пределы организма и искать объяснение в общественных отношениях. Общественный опыт изменяет содержание психических процессов и создает новые формы психических процессов, которые присущи только человеку, их нет у животных. Главный механизм развития психики и социализации человека – это механизм усвоения социально-исторических форм деятельности. В монографии «Орудие и знак в развитии ребенка» Л. С. Выготский пишет: «Ребенок вступает на путь сотрудничества, социализируя практическое мышление путем разделения своей деятельности с другим лицом... социализация практического интеллекта приводит к необходимости социализации не только объектов, но также их действий»[6]. Понимание деятельности у Л. С. Выготского органически связано с идеей знаковости и определенной трактовкой психологической роли языка. Именно он первым построил психологическую концепцию, где знак (слово), социум (общение) и деятельность выступили в теоретическом единстве. Для Л. С. Выготского роль социальной, коллективной деятельности в психическом развитии ребенка важнейшая. Каждая психическая функция появляется на сцене дважды. Сперва как коллективная – социальная деятельность, а затем как внутренний способ мышления ребенка. Между этими двумя «выходами» лежит процесс интериоризации, или, как говорил Л. С. Выготский, «вращивание» функции вовнутрь, и личность для него «первичная, что созидается вместе с высшими функциями», а сами эти функции, «перенесенные в личность, – интериоризованные отношения социального порядка, основа социальной структуры личности»[7]. Идеи Л. С. Выготского, его культурно-историческая концепция развития психики вызывают живейший интерес во всем мире и крайне популярны. Они легли в основу социальной психологии и дали возможность полнее разобраться в сущности социализации.

Общепризнанным теоретиком социализации в современной западной социологии является Т. Парсонс. Для него основная проблема отношения социальной системы – общества – к системе личности касается «усвоения, развития и утверждения в процессе жизненного цикла адекватной мотивации для участия в социально значимых и контролируемых образцах действия»[8]. Но общество также должно адекватно удовлетворять своих членов, если оно желает постоянно воспроизводиться как система на основе этих действий. По Парсонсу, это отношение и есть социализация – «единый процесс, посредством которого личности становятся членами социального сообщества и поддерживают этот статус»[9]. Т. Парсонс определяет общественную систему как взаимосвязь институтов, интегрирующих традиции и роли, необходимые для существования социума. Он личность называет «усвоенной в процессе обучения организацией индивида», и процесс «социализации имеет решающее значение для ее формирования и функционирования. Успех социализации требует, чтобы социальное и культурное обучение были строго мотивированы через вовлечение механизма удовольствия организма»[10].

Первичной потребностью общества в отношении его личностей является мотивация их участия и, конечно, согласие с нормами и требованиями общества. Т. Парсонс выделяет три уровня этих потребностей, это то, что составляет суть социализации индивида: 1) приверженность ценностным образцам, которые непосредственно связаны с религиозными ориентациями; 2) «субстрат» личности, который формируется в период ранней социализации, связан с эротическим комплексом, мотивационным значением родства и другими интимными отношениями; 3) уровень, связанный с услугами инструментальной деятельности. Как считает Т. Парсонс, эти уровни соответствуют суперЭго, Ид и Эго по фрейдовской классификации. Социализация личности происходит в семье, и семья для Парсонса является основным органом социализации вместе с институтами образования.

Т. Парсонс, как и Э. Дюркгейм, отмечал, что школа выступает фокальным социализирующим институтом. Внутри семьи статус ребенка предписан, он установлен уже его рождением, в то время как статуса в обществе ребенок достигает сам, и, в первую очередь, это происходит в школе. Именно школа готовит переход от предписанного семейного статуса к универсальному стандарту и к тому стандарту, который достигнут взрослыми. Школа, согласно Т. Парсонсу, есть общество в миниатюре. Здесь поведение каждого регулируется правилами, а достижения измеряются оценками на экзаменах. Школьные стандарты применяются ко всем ученикам, и школы действуют на основе мерито- кратического принципа, с помощью оценки достигается статус.

Нам представляется интересным и ценным для осмысления проблемы социализации на современном этапе развития социальной философии анализ этого понятия у представителей фрейдо-марксизма. Фрейдо-марксизм представлен такими именами, как М. Хоркхеймер, Г. Маркузе, О. Негт, А. Шмидт, В. Рейх, А. Лоренцер, З. Бернфельд и т. д. Фрейдо-марксизм – одно из направлений психологической теории, некритически принимающее теорию З. Фрейда и претендующее на «сближение» с марксизмом в решении некоторых проблем, в том числе и социализации.

Альфред Лоренцер – представитель фрейдо-марк- сизма – впервые сформулировал свое понимание психоанализа как герменевтической науки в 1970 году («Разрушение языка и его восстановление»). В своей работе «К обоснованию материалистической теории социализации» (1972) Лоренцер обстоятельно анализирует понятие «социализация», раскрывает его сущность и содержание. Для него основной вопрос социализации: «как связать «внутреннюю природу» ребенка с человеческой практикой, чтобы развитие ребенка в полном объеме могло быть прочитано одновременно и как естественная история, и как социальная история формирования на основе объективных политико-экономи- ческих процессов, не подставляя на их место заранее заданных, не зависящих от истории субъективных склонностей и структур»[11]. Лоренцер считает, что социализация в полном объеме представляет собой процесс производства субъективной структуры, и отмечает, что материализм основывается на теории социализации. При этом, говоря о процессе социализации, Лоренцер упоминает и труд, и классовый антагонизм. Для него «практическое обхождение» матери с ребенком в сущности не отличается от телесных движений на работе, а «классовый антагонизм» в особой области производства – семье, т. е. в условиях «семейной социализации», это отношения между мужем и женой. При этом мать принадлежит к классу производителей, зависимых производителей в области производства «семейной социализации». Как же выглядит процесс «социализации как процесс производства» у Лоренцера? Во-первых, существует особый труд и особый продукт труда – это труд по созданию детей. Во-вторых, имеются в этом производстве антагонистические отношения классов «первая противоположность классов... антагонизм мужчин и женщин... классовое угнетение». В-третьих, мать при этом рассматривается как зависимая работница этого процесса производства. И, наконец, в-четвертых, сама мать, работница, есть и орудие.

Лоренцер, в отличие от традиционного психоаналитического деления процесса развития влечений, различает три фазы в процессе социализации, которые отличаются друг от друга специфическим пониманием языка и взаимодействия. Первая фаза определяется первоначальным возникновением определенного взаимодействия с родившимся ребенком и матерью. Здесь впервые начинается переработка «внутренней природы» ребенка, при этом в качестве субъекта процесса рассматривается одна лишь мать, а затем диада «мать –дитя». Вторая фаза – это акт «введения языка», когда осуществляется превращение детского организма в детский субъект; с помощью языка формы взаимодействия ребенка превращаются в сознание. Третья фаза – это собственно первичная социализация, в процессе которой ребенок, формирующийся как субъект, вырабатывает с помощью языка свое первичное отношение к объективному внешнему миру и развивает структуру своих влечений.

Подводя итог вышеизложенному, можно утверждать, что XX век характеризуется дальнейшей эволюцией взглядов на проблему социализации человека. Накоплен значительный материал разными философскими направлениями по этой проблеме, и есть основания предполагать, что сейчас, к началу XXI века преобладает плюралистический подход к толкованию социализации, как в западной социологии, социальной психологии, так и в социальной философии. Социализация понимается как процесс становления личности, усвоения социального опыта, в ходе которого формируются наиболее общие, устойчивые черты личности[12]. Осмысление проблемы социализации на современном этапе возможно лишь с учетом отечественного и зарубежного опытов. Поскольку социальные требования к человеку возрастают с каждым десятилетием, налицо и усложнение самой социальной структуры, и появление конкурирующих и конфликтующих социальных воздействий на человека.

В социальной философии социализация характеризует жизнь человека в обществе с его рождения. Это – проблема взаимодействия общества и человека, и это взаимодействие позволяет выделить ряд этапов социализации личности, которые обладают своей спецификой. Социализация – это развитие личности, и это воспитание человека, понимаемое широко как усвоение общественного опыта, достижений культуры, языка, традиций и обычаев, ценностей, стандартов деятельности и т. д. Каковы же этапы социализации личности и критерии ее периодизации? В качестве одного из распространенных критериев периодизации социализации выступает возраст социализирующегося. Поэтому вполне правомерно представить стадии социализации: детство, юность, зрелость, старость. Наукой доказано, что именно детство – важнейший этап жизни человека, когда в процессе социализации индивида он усваивает язык, основные нормы поведения, приобретает определенные навыки.

Разные этапы жизни человека характеризуются определенными особенностями социализации. Это связано с тем, что преобладают те или иные виды деятельности на различных стадиях социализации. В детстве это связано с влиянием семьи, а позже – с влиянием других общественных институтов. Уровень социальной активности также иной у детей и взрослых. Социализация есть процесс вхождения индивида в общество, в его структуры, микросреду, общности, и в его общественные сферы – экономическую, политическую, социальную, духовную. Это вхождение осуществляется поэтапно и представляет собой довольно длительный процесс. Социализация – единый процесс адаптации и интериоризации; индивид приспосабливается к среде своей жизнедеятельности, социальным нормам и, одновременно усвоив их, должен перевести в свой внутренний мир.

Детство – первая и важнейшая стадия социализации. Человек не рождается социальным, но он неизбежно становится таковым. Без социализации индивид будет иметь мало сходства с любым человеком. Социализация ребенка представляет собой постепенное включение его в группу взрослых, приобщение к культуре с самого раннего детства. Потребности ребенка удовлетворяются в соответствии с теми правилами, которые существуют в самом обществе, и интериоризация норм и установок ребенком осуществляется с помощью различных механизмов, начиная от условного рефлекса, подражания, внушения и кончая идентификацией. Опыт первых лет жизни ребенка в большей степени, чем наследственность, как доказано психологами, накладывает отпечаток на последующую социализацию и на самоформирование личности. Новорожденный полностью зависит от окружения в отношении удовлетворения своих потребностей. Если окружающие к нему относятся с пониманием, любовью, благожелательностью, то у ребенка развиваются потребности социального характера. Он будет приветливым, открытым, и у него не будет повода для агрессивности, ему не придется подавлять враждебные импульсы в отношении своего окружения. В противном случае, когда к ребенку относятся без любви и ласки, строго, у него возникают агрессивные действия и развиваются потребности асоциального характера, он станет замкнутым, забитым, в нем проявляется дух независимости и авантюризма[13].

Бельгийские психологи Робер и Тильман вычленяют четыре фазы социализации ребенка. Первая от 0 до 18 месяцев: оральная фаза. Здесь ребенок полностью подчинен сосательному рефлексу, и рот – центр питания, восприятия и удовольствия. Зависимость ребенка от окружения – абсолютная, но это первый период внеутробного опыта, и он, как считают ученые, влияет на будущую личность. Некоторые установки взрослого человека объясняются теми фрустрациями, которые связаны с оральным периодом его жизни. Многие алкоголики – это люди, которым пришлось испытать фрустрацию именно в оральный период. Вторая фаза от 18 месяцев до 2,5 лет: анальная фаза. На этой фазе уже начинается некоторый контроль ребенка над собой. Анальная фаза совпадает с периодом, когда ребенок начинает себя осознавать и осваивается с местоимением «Я». Третья фаза от 2,5 до 6 лет: фаллическая фаза. В этот период ребенок особенно чувствителен к отношениям в семье, и разлад в семье оказывает на ребенка большое влияние. Он задает вопросы, относящиеся к различию полов, интересуется, откуда появляются дети. И, наконец, четвертая фаза – от детства к взрослости. Личность, считают ученые, еще не сформирована к шести годам, главное сделано – врожденное и приобретенное в раннем детстве составляет основу, глубинный слой характера. Позже периферический слой может меняться под воздействием социальной среды и опыта, глубинный слой менее подвержен изменениям. Периферический слой – это школьный возраст, ребенок становится социальным, вырабатывает чувство коллективизма. Юношеский возраст – когда встает вопрос о необходимости стать полноправным человеком мира взрослых. Это очень беспокойный период. И взрослый возраст – начало трудовой деятельности, возможное вступление в брак и очень важное для этого периода – психологическая зрелость. А она означает определенную автономию личности, проявляющуюся как возможность пользоваться определенной свободой и считаться с ограничениями и запретами; чувство ответственности и умение сотрудничать с другими. Изложенные представления бельгийских авторов об этапах формирования личности, периодизация психического развития, механизм их поведения и особенно потребностно-мотивационной сферы ближе всего подходят к неофрейдизму, но результаты их исследований очень ценны для понимания особенностей ранней социализации.

По возрастному критерию выделяют и другую периодизацию социализации. Первый период – «первичная социализация», ее границы от рождения до формирования зрелой личности. Это период, когда общество создает человека как сознательно-социальное существо, когда им ассимилируется общественный опыт, культура, ценностные нормы. Человек, находясь постоянно под воздействием общества, непрерывно впитывает и интериоризирует эти воздействия, но он и самостоятелен, и активен. Он переделывает общественное воздействие так, что в соответствии со своей субъективностью наделяет их собственным личностным смыслом, индивидуальностью и уже в таком виде интериоризует. Второй этап – «вторичная социализация», который касается людей уже в зрелом возрасте. Люди в этом возрасте вносят существенный вклад в воспроизводство социального опыта. В 80-е годы XX столетия в нашей стране велась дискуссия о правомерности выделения «вторичной социализации». Противники такого подхода пытались доказать, что бессмысленно говорить о социализации личности в возрасте, когда социальные функции человека сокращаются. Сейчас сторонников такого подхода немного, поскольку «вторичная социализация» – важнейший этап социализации личности в современном индустриальном, информационном обществе, когда в уже зрелом возрасте люди должны переучиваться или заново овладевать навыками, чтобы быть востребованными в обществе, т. е. происходит ресоциализация.

Критерием стадии социализации может быть и отношение человека к трудовой деятельности. В соответствии с этим Г. М. Андреева выделяет три основные стадии: дотрудовая, трудовая, и послетрудовая. Правомерность вычленения этих стадий очевидна и важна для социальной философии, ибо каждая из них указывает, через какие социальные группы, социальные общности осуществляется вхождение человека в общество, в общественные отношения и различные сферы жизни общества, какие общественные институты оказывают влияние на личность или должны оказывать, чтобы сформировать тип личности данного общества.

Содержание социализации личности определяется всей совокупностью социальной среды и тем, что она адаптирована и интериоризирована и проявляется в определенных шаблонах поведения, выполнении определенных норм и ролей, задаваемых обществом или отдельными социальными институтами. Особенно ярко содержание социализации проявляется в особенностях национальной психологии – эмоциональных оценках, этнических стереотипах.

Основным фактором социализации личности является государство, состояние экономики, социальной сферы, духовности в обществе, наличие или отсутствие социальных и военных конфликтов. Церковь – один из факторов социализации человека. Именно она пытается дать ответы на вопросы для социализирующегося, а это следующие вопросы: что такое человек, каково его место в мире и в чем смысл жизни? Но церковь лишь навязывает готовые решения, пытаясь контролировать мысли и поступки людей, задает свои жесткие мировоззренческие ориентиры, ставит барьеры на пути интеллектуальных и нравственных поисков человека, препятствует социальному творчеству, выбору. Влияние церкви на детей должно быть нейтрализовано обществом, взрослый человек должен сам выбирать свои конфессиональные приоритеты.

Успех социализации, особенно когда речь идет о взаимодействии человека и различных институтов и организаций общества, его структурных элементов, зависит от целенаправленности, методичности этого влияния. Это влия- ние может быть постоянным и сильным, но может быть и ослабленным в силу кризисных состояний общества, и тогда стихийные каналы социализации могут выйти на первый план и привести к формированию личности, не усвоившей норм поведения общества, не усвоившей его социокультурных ценностей. Мы отмечали, что социализация – одно из важнейших средств адаптации личности, но при определенных условиях может иметь место трансформация этого процесса в социальный конформизм, как некритическое принятие и следование господствующим в обществе стандартам, мнениям, идеологии. Как итог такой социализации – формирование безликой личности, утратившей свою индивидуальность, неповторимость, автономность, а характерные черты такой личности – «винтика», элемента социальной машины являются: некритическое мышление, манипулируемость, фанатичная вера в непогрешимость единственной веры, стандартное поведение и многое другое.

Есть ли критерии социализированной личности и каковы они? Нам кажется вполне правомерным выделение следующих критериев: 1) установки, стереотипы, ценности, представления о мире, сформированные у человека; 2) адаптированность личности, «образ жизни»; 3) социальная идентичность[14] и 4) как решающий критерий социализированной личности – это социальная активность личности, ее независимость в суждениях и поведении, уверенность, инициативность, незакомплексованность.

Социализация человека может рассматриваться как типичный, так и как единичный процесс. Для социальной философии, изучающей законы структуры, функционирования, развития общества, изучающей личность в обществе, важно решение проблемы типа социализации личности, и он всегда определяется характером, типом общества, где происходит социализация и напрямую зависит от культуры общества, господствующей религии. Утверждая это, нельзя забывать и другое, для понимания социализации необходим учет не только того, к какой социальной общности относится личность, элементом какой социальной структуры является, какую религию исповедует и т. д., но и каковы основные моменты индивидуальности самой личности, ибо в «любых ситуациях действия индивидов являются личностными, как бы они ни отражали детерминирующего влияния социального окружения»[15]. Можно утверждать, что тип социализации определяется обществом, социальными условиями, зависит от классовых, расовых, этнических и культурных различий. Современный мир огромен и разнообразен, и общество обрушивается на человека потоком воздействий зачастую неупорядоченных, хаотических, человек вырабатывает в процессе социализации определенный защитный механизм. Этим защитным механизмом является индивидуальным мир личности, его индивидуальное отношение, субъективные предпочтения, оценки. Поэтому одни воздействия общества человек воспринимает и интериоризует полностью, другие частично, а третьи отталкивает от себя. Социализация как «единичный» процесс зависит от индивидуальных особенностей, способностей, коммуникабельности личности, индивидуального уровня идентичности – стремления к развитию своих способностей. Социальная идентичность – субъективный показатель социали- зации личности. Э. Эриксон, который был одним из первых, кто обстоятельно разработал проблему идентичности, определял ее «как субъективное чувство, а также объективно наблюдаемое качество личной самотождественности и непрерывности (постоянство), соединенное с определенной верой в тождественность и непрерывность (постоянство) некоторой картины мира, разделяемой с другими людьми»[16].

Идентичность рассматривается Э. Эриксоном в двух аспектах. Первый аспект – осознание собственной неповторимости, самобытности и стремление к развитию этих способностей: Я – идентичность как единство органического и индивидуального (физические особенности облика, способности, задатки, индивидуальное бытие человека). Второй аспект идентичности – социальный. Это единство группового и психосоциального, где групповая идентичность есть включенность личности в различные общности (половую, возрастную, географическую, классовую, национальную, религиозную), и наличие внутреннего единства и неразрывности с этой общностью. Психосоциальная идентичность – это осознание, чувство значимости своего бытия уже с точки зрения общества, в котором живет личность.

Социальная идентификация характеризует процесс активного человеческого устремления к той или иной общности, обретению определенного статуса. «Идентификация – психологический процесс отождествления индивидом себя с другим человеком, группой, коллективом, помогающим ему успешно овладевать различными видами социальной деятельности, усваивать и преобразовывать социальные нормы и ценности, принимать социальные роли»[17]. Если реально в человеке воплощаются главные требования общества, а конкретнее его социального окружения, то социальная идентичность развивается нормально и закрепляются положительные стороны.

История культуры показывает, что индивидуальность не есть нечто данное, изначально присущее человеку. Действительно, если даже понимать индивидуальность как некое «сверхсистемное» качество, то индивидуальность как поле общения, взаимодействия и согласования различных интересов, ценностей и правил и предполагает развитие социальных структур. Правомерно утверждать, что индивидуальность формируется как одна из сторон развития общественности или социального. Внутренняя связь человека и общества как раз состоит в том, что благодаря ей образуется как сама индивидуальность, так и интерсубъективные правила и нормы общения и коммуникации. Индивидуализация личности происходит в процессе ее социализации в обществе.

Обусловленность социализации типами общества, в котором существует человек и в котором она происходит, очевидна. Общество определяет общее направление жизнедеятельности людей в различных сферах жизни, ориентирует их на приоритетные ценности данного общества, на социальные нормы и, в целом, на социокультурные традиции. В разных типах обществ преобладает тот тип социализации, который соответствует типу общества, т. е. имеет место определенное единообразие, так как социализация детей – усвоение правил, моделей поведения, приобщение к культуре данного общества, языку – приводит к этому единообразию. Поэтому японец ведет себя так же, как другой японец, а русский реагирует так же, как другой русский. Их объединяют одни корни, одни источники.

Однако помимо этого в каждом обществе возможны и иные типы социализации общества, зависящие от индивидуальных особенностей среды, в которой социализируется человек. Верно утверждение, что процесс социализации индивидуален и осуществляется на протяжении всей жизни человека и состоит из адаптации – внешней стороны социализации и интериоризации – внутренней стороны. Итак, социализация личности происходит в обществе, и это, в определенном смысле, сложный противоречивый процесс. С одной стороны, человек постоянно находится под воздействием общества, интериоризирует эти воздействия, а с другой стороны, он сам активен и вносит определенные изменения в них, придает им личностный смысл. Общество или непосредственно, или сначала через первичные группы, а затем через различные социальные группы и общности, которые выступают передатчиками социального опыта и их называют институтами социализации, осуществляет воздействие на личность. С рождения и до самой смерти каждый человек является частью многочисленных групп, которые формируют его личность. Именно в группах усваиваются людьми установки, требования их, происходит социализация человека в том или ином направлении.

Институты социализации известны. В период детства – это семья – первичная группа, дошкольные учреждения, школа, далее вуз, трудовой коллектив, политические партии и союзы, церковь и др. На последнем месте у нас стоит церковь, хотя во многих странах она, как институт социализации, стоит часто на первом месте вместе с семьей. Выше не раз отмечалась решающая роль в социализации ребенка семьи — первичной группы. Ч. Кули в своем определении первичной группы выразил всю ее важность: «под первичными группами я подразумеваю группы, характеризующиеся тесными, непосредственными связями и сотрудничеством. Они... являются фундаментом для формирования социальной природы и идеалов индивидов»[18]. Именно семья дает индивиду самый ранний и самый полный опыт социального единства, и она, конечно, не независима от общества и передает его дух, хотя определенная автономия у семьи есть. Значение семьи в ранней первичной социализации ребенка трудно переоценить, однако хочется еще раз подчеркнуть, что социализация особенно эффективна при условии, если есть преемственность между настоящим, прошлым и будущим, и эту связь должна обеспечить семья. Только в семье создается атмосфера, «где каждый есть цель для всех, есть нечто незаменимое»[19]. «Семья – это психологический посредник общества», – отмечал Э. Фромм. Можно утверждать, что практика воспитания детей разнообразна и это разнообразие связано с условиями жизни родителей, их образованием, религией и видами давлений, которым они подвергаются в обществе. И, очевидно, нельзя пренебрегать этими факторами (способами воспитания родителями своих детей), когда мы анализируем, как социальное напряжение в одном поколении ведет к изменениям в следующем. Трансформация семьи и семейных отношений в современных западных странах и в нашей стране очень тревожное явление. Много неполных семей и таких, в которых родители должны зарабатывать на существование, а воспитание возлагается на нянь или дошкольные учреждения. Есть мнение, что в следующем поколении этот процесс повторится и станет еще более сложным. Уже сегодня обществу, государству необходимо вмешаться в этот процесс, чтобы не потерять следующее поколение.

Очень важным в плане социализации представляется воспитательный процесс в школе. Мы отмечали, что воспитание в широком его понимании есть социализация. Важнейшей функцией воспитания в школе выступает приспособление индивида к существующим в обществе отноше- ниям. Это и делает процесс воспитания – особенно социализацию ребенка в школе – консервативным, направленным на поддержание порядка системы данного общества. Изменения в процессе воспитания в школе могут произойти исключительно вследствие социальных изменений. Наглядный пример – неразбериха и в детсадовской, и в школьной социализации – воспитание в современной России. Так наши исследователи (социологи) утверждают, что в нашем обществе формируются противоположные тенденции социализации молодежи. В обществе с рыночной экономикой у части молодежи формируются позитивные жизненные ориентации – стремление честно трудиться, сформировать социальные качества, необходимые для освоения норм, правил поведения нашего общества, осмысление ценностей и бескорыстного отношения к людям. И другая тенденция в социализации связана с наживой, потребительством, обманом, когда для достижения цели хороши любые средства, использование «грязных технологий» и т. д. Эти явления нашего общества должны быть им осмыслены и предприняты определенные шаги, исключающие или хотя бы уменьшающие это влияние рыночных отношений на подростков, школьников, участвующих в трудовой деятельности. Социальные функции государства слабы, а они-то должны быть как раз направлены на сглаживание несправедливости, порождаемой рыночными отношениями.

Совершенно очевидно, что отклоняющееся поведение человека зависит от характера ранней социализации (или положительного, или отрицательного), определяющей направленность формирующейся личности. Важное значение для социализации личности представляют такие институты социализации, как трудовой коллектив и социальные общности, которые выполняют различные функции, и важнейшая из них – передача социального опыта. Мы отмечали, что социальные связи и отношения человека разнообразны и многозначны. Он может являться представителем этноса, нации, членом класса, политической партии и т. д. Воздействие этих общностей на человека может быть положительным, но может быть и отрицательным. Социализация личности в общностях проявляется в усвоении ею культурно-ценностных ориентаций общности, традиций, предписаний и т. д. Став членом общности, человек связывается с большой группой людей, ощущает поддержку и социальную защищенность, устойчивость. Но все зависит от типа общности, ее требований и предписаний, некоторые из них могут негативно влиять на личность, если это «закрытые» общности или общности с жесткой регламентацией жизнедеятельности.

В настоящее время получили распространение понятия «социализация политическая» и «социализация правовая». Впервые политическая социализация стала предметом специального теоретического исследования в 1959 году[20]. В отечественной науке под политической социализацией понимается политическое развитие личности как процесс активного усвоения индивидом идеологических и политических ценностей и норм общества и превращение их в осознанную систему социально-политических установок, определяющую позиции и поведение в политической системе общества.

Политизация – осознание уже в раннем детстве того факта, что помимо родительской власти есть и другая, которая находится вне семьи. Первые носители такой власти – милиция, полиция и т. д. В западной социологии для одних авторов политическая социализация – это усвоение курса «гражданственности», для других, это – «все политические научения», получаемые в школе, или это – отношение к власти.

И, наконец, правовая социализация. Этот термин возник в 60-е годы XX столетия в рамках исследований американской школы правовой психологии. На Западе выработана методология исследования правовой социализации с учетом новейших данных психологии, политологии, философии и др. Правовая социализация – это приобретение личностью правовых знаний и опыта правового общения, это правовое воспитание, которое отражает социально-экономические условия в обществе, характер политической системы, государственную идеологию, нравственную атмосферу и многое другое. Правовая социализация личности очень важна в демократическом обществе, она дает возможность чувствовать себя уверенно, так как закон, если он не нарушается, всегда защищает гражданина.

Современное состояние человека показывает, какое огромное значение сегодня имеет проблема взаимоотношения человека с природой и обществом, и социализация при этом выступает как всеобщая и необходимая форма развития и становления личности, как форма его организации. Только целенаправленное взаимодействие всех социальных институтов общества способно сформировать личность, обеспечивающую стабильность общества, его успешное функционирование и развитие, но для этого человек должен быть высшей ценностью общества.

[1] Маркс К., Энгельс Ф. Избр. соч.: В 9 т. Т. 2. М. С. 37–38.

[2] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 42. С. 265.

[3] Mead G. The Yand Me // Mead G. Mind Self and Society. Chicago. 1934. P. 163.

[4] Американская социологическая мысль: Сб. М., 1996. С. 230.

[5] Выготский Л. С. Собр. соч. Т. 2. С. 75.

[6] Выготский Л. С. Собр. соч. Т. 6. С. 3.

[7] Выготский Л. С. Конкретная психология человека. Вестник МГУ. (Сер. Психология). 1986, № 1. С. 54–59.

[8] Парсонс Т. Понятие общества: компоненты и их взаимоотношение // Американская социологическая мысль: Сб. М., 1996. С. 503.

[9] Там же. С. 503.

[10] Там же.

[11] Цит. по: Браун К.-Х. Критика фрейдо-марксизма. М., 1982. С. 85.

[12] Кули Ч. Первичные группы // Американская социологическая мысль: Сб. М., 1996. С. 334.

[13] См.: Робер М.-А., Тильман Ф. Психология индивида и группы. М, 1988.

[14] См.: Основы социально-психологической теории. М., 1995. С. 71.

[15] Инкельс А. Личность и социальная структура. Американская социология. Перспективы, проблемы, методы. М., 1972. С. 53.

[16] Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М., 1996. С. 28.

[17] Краткий словарь по социологии. М., 1989. С. 80.

[18] Кули Ч. Первичные группы // Американская социологическая мысль: Сб. М., 1996. С. 328.

[19] Соловьев B. C. Соч.: В 2 т. Т. 1. С. 355.

[20] Hyman H. H. Political Socialization. NY. 1959.

Размещено в разделах