Глобализация, стандартизация и шоу


скачать Автор: Гобозов И. А. - подписаться на статьи автора
Журнал: Философия и общество. Выпуск №3(28)/2002 - подписаться на статьи журнала

Характерная особенность современной эпохи – глобализация всех сфер общественной жизни. Однако следует заметить, что истоки глобализации уходят в далекое прошлое, когда произошел переход от собирательского хозяйства к производящему, от первобытного общества к классовому, когда сформировались первые цивилизации. Уже в то время происходил обмен материальными и духовными ценностями разных народов и государств.

Но процесс взаимодействия различных народов и государств особенно усиливается в эпоху бурного формирования буржуазных общественных отношений. Маркс и Энгельс, показывая роль буржуазии в становлении мирового экономического пространства, писали: «Буржуазия путем эксплуатации всемирного рынка сделала производство и потребление всех стран космополитическим. К великому огорчению реакционеров, она вырвала из-под ног промышленности национальную почву. Исконные национальные отрасли промышленности уничтожены и продолжают уничтожаться с каждым днем. Их вытесняют новые отрасли промышленности, введение которых становится вопросом жизни для всех цивилизованных наций, – отрасли, перерабатывающие уже не местное сырье, а сырье, привозимое из самых отдаленных областей земного шара, и вырабатывающие фабричные продукты, потребляемые не только внутри данной страны, но и во всех частях света. Вместо старых потребностей, удовлетворявшихся отечественными продуктами, возникают новые, для удовлетворения которых требуются продукты самых отдаленных стран и самых различных климатов. На смену старой местной и национальной замкнутости и существованию за счет продуктов собственного производства приходит всесторонняя связь и всесторонняя зависимость наций друг от друга. Это в равной мере относится как к материальному, так и к духовному производству. Плоды духовной деятельности отдельных наций становятся общим достоянием. Национальная односторонность и ограниченность становятся все более и более невозможными, и из множества национальных и местных литератур образуется одна всемирная литература»[1].

И все же глобализация или, как ее именуют французские исследователи, мондиализация, – феномен второй половины XX столетия. Он имеет объективный характер и прежде всего связан с научно-технической революцией, коренным образом изменившей структуру мировых производительных сил и производственных отношений. Современная мировая экономика представляет собой своего рода единый хозяйственный механизм, все элементы которого разбросаны по всем странам и континентам. Транснациональные корпорации навязывают свои порядки и свое видение всем государствам независимо от их географического положения и экономических возможностей. Они требуют, чтобы национальные государства не вмешивались в хозяйственные дела. Они выступают за открытость политических границ. Всемирный банк, Международный валютный фонд, Всемирная торговая организация предписывают строго выполнять их инструкции.

Но этот неолиберализм, прежде всего, выгоден развитым государствам и в первую очередь Соединенным Штатам Америки. Дело в том, что под флагом неолиберализма и глобализации на самом деле защищаются национальные интересы этих государств: то, что выгодно международным корпорациям, выгодно и развитым странам по той простой причине, что эти корпорации являются их детищем. Поэтому, когда мы говорим о глобализации, не должны забывать и о национальных интересах, которые хорошо умеют защищать западные государства. Даже трагедия людей используется правителями западных государств в национальных интересах, о чем свидетельствует, например, террористический акт 11 сентября 2001 года. Целые суверенные государства объявляются потенциальными зонами боевых действий против терроризма только потому, что они пытаются проводить самостоятельную политику, направленную на защиту национальных интересов.

Глобализация приводит к стандартизации и унификации: транснациональные корпорации стремятся к тому, чтобы во всех их филиалах, находящихся на разных континентах, производили одинаковые товары. Следовательно, повсюду должны носить одинаковую одежду, есть одну и ту же пищу, ездить на одних и тех же машинах, покупать одни и те же телевизоры, одни и те же мобильные телефоны и т. д. и т. п. Исчезает национальное своеобразие во всем. Вместо единства и многообразия человечество все больше и больше превращается в унифицированное общество. Причем унификация происходит на базе американских стандартов. Прав был З. Бжезинский, когда писал, что во всем мире носят американские джинсы.

Стандартизации сильно способствует реклама. Она по существу формирует одинаковые потребности у всех людей независимо от их национальной и расовой принадлежности. Реклама вездесуща и навязчива. Причем она формирует такие потребности, которые национальная экономика, особенно слаборазвитых стран, не может удовлетворить, но зато транснациональные корпорации, кстати, рекламирующие товары, готовы удовлетворить. Они экспортируют в эти страны свои товары и все делают для того, чтобы лишить их возможности самим производить аналогичные товары.

Реклама уничтожает национальный колорит городов. Немецкие исследователи Г.-П. Мартин и Х. Шуманн пишут, что «подобно своего рода глобальной лавине, сметающей все на своем пути, спрос миллиардов на поток товаров, рекламируемых в мировом масштабе, неумолимо подчиняет себе торговые улицы больших городов... Последней жертвой этой лавины стала Вена, в прошлом столица империи. Бесчисленные магазинчики, оригинальное оформление которых придавало центру города приятный и самобытный облик, были вынуждены закрыться после того, как Австрия в начале 1995 года вступила в Европейский Союз, главным образом из-за одновременной отмены строгого регулирования арендной платы. Сети международных магазинов занимают лучшие места; унылого вида закусочные, фирмы-изготовители вызывающе откровенного нижнего белья и аптеки, оборудованные по последнему слову техники, открывают свои стерильные отделения»[2].

Реклама рекламирует все – джинсы, пиво, водку, обувь, лекарства, секс и т. д., но полностью игнорирует труд, создающий эти ценности. Труд потерял свою привлекательность. Реклама – это шоу, это спектакль, а труд – сложная форма человеческой деятельности, без которой человечество не смогло бы просуществовать и сутки. Но стандартизация жизни во всем мире делает свое дело и никого не волнует, каким образом человек зарабатывает деньги, то ли честным трудом, то ли грабежом. Никого не интересуют люди, работающие честно и добросовестно.

Глобализация приводит к снижению жизненного уровня миллионов людей развивающихся стран. Пример Аргентины показал, что навязываемые международными финансовыми организациями рекомендации по развитию национальной экономики приводят к ее краху. Но глобализация ухудшает жизненный уровень и миллионов людей развитых стран, в том числе США. «В 1995 году четыре пятых всех американских рабочих и служащих мужского пола зарабатывали в реальном исчислении на 11 процентов в час меньше, чем в 1973 году. Другими словами, вот уже более двух десятилетий уровень жизни огромного большинства американцев падает»[3]. Падает не только жизненный уровень трудящихся масс, растет и безработица. Транснациональные корпорации предпочитают приглашать специалистов из отсталых стран, поскольку они обходятся гораздо дешевле, чем специалисты развитых государств.

Негативные последствия глобализации в экономической сфере вызывают резкую критику глобализации. Возникло мощное антиглобалистское движение, которое выступает против современной формы глобализации, ухудша­ющей жизненные условия сотен и сотен миллионов людей, лишает национальные государства суверенитета и самостоятельности.

Если взять политику, то и здесь мы наблюдаем процессы глобализации. Слов нет, сформировавшееся единое политическое пространство требует выработки неких общих форм политического правления и политического поведения государств. В отличие от феодализма, где доминировали монархические формы правления, в эпоху полного господства капитализма, естественно, доминируют демократические формы правления. Но отсюда не следует, что нужно унифицировать все формы и методы политической власти и ликвидировать национальную специфику политики и веками существующие государственные границы. Между тем как раз наблюдается своего рода стандартизация политической жизни. Причем стандартизация происходит по западному образцу. Возьмем, например, выборы. Запад навязывает всем странам независимо от их социально-политического уровня и национальных традиций свои представления о методах и правилах выборов в различные органы власти. Эти представления он выдает за эталон и строго следит за тем, чтобы они неукоснительно выполнялись. Для этого рассылаются наблюдатели, которые затем представляют отчеты свои руководителям, и если, с их точки зрения, обнаруживаются какие-то нарушения, то выборы объявляются недействительными. При этом проявляется полное лицемерие: если, например, президентом страны стал нужный Западу человек, то любые нарушения выборов игнорируются, но если наоборот, то малейшее нарушение возводится в абсолют и выборы не признаются.

Современные выборы органов власти не только стандартизируются и унифицируются, но и превращаются в Шоу, в Спектакль, в обман и надувательство граждан. Средства массовой информации, особенно телевидение, любого человека, имеющего большие финансовые возможности, могут так раскрутить, что граждане за него будут голосовать. Подкуп, обман, коррупция, предательство, демагогия, популизм – вот далеко не полный перечень составляющих современных выборов. Люди голосуют не за те или иные программы, не за те или иные идеи, не за те или иные ценности, а за того или иного человека. Словом, власть персонифицированна. Людям нравятся не идеи, а кандидат на должность. Он должен быть телегеничным, краснобаем, готовым в любую минуту рассмешить людей, т. е. своих избирателей. Короче, он должен вести себя как рубаха-парень, и тогда у него есть шансы выиграть выборы. Человек, отдавший свой голос за того или иного политика, чувствует себя одиноко как в самых демократических государствах, так и в диктаторских. Если у него нет капитала, работы, жилья, то он обречен и ему безразлична всякая демократия.

Демократия – это огромная ответственность каждого гражданина перед своей семьей, государством, обществом, отечеством. Демократия не есть анархия и произвол. Демократия – это соблюдение всех правовых принципов и норм. Демократия – это абсолютное равенство всех перед законом. Любой гражданин, начиная от президента и кончая рядовым, должен нести ответственность за нарушение существующих в государстве законов. Он должен сознавать, что честное отношение к выполнению своих служебных и иных обязанностей является, так сказать, его священным долгом. Демократия может перерасти в анархию и вседо-
зволенность, если не выполняются принятые государством законы. Демократия – это не только выборы, которые проводятся время от времени, но и повседневное участие граждан в управлении делами государства. Современная демократия, как уже отмечалось, дает человеку право выбора того или иного политика, но лишает его права повседневно и реально влиять на государственные дела.

В эпоху глобализации особо важное значение придается правам человека. Но эти права фактически сводятся к «правам» животного. Животное «имеет право» не есть, не «работать», не иметь жилья, не «отдыхать», умирать и т. д. Но оно не выходит за пределы природы и, так сказать, находится внутри нее. Поэтому все его «права» даны самой природой. Иными словами, говорить о «правах» животного абсурдно. Права возникают в обществе. Они – продукт взаимодействия людей. В процессе этого взаимодействия индивиды в сложной социальной иерархии занимают разное социальное положение, позволяющее одним ограничивать права других, не давать им возможности проявлять себя, удовлетворять свои реальные материальные и духовные интересы. Права человека имеют конкретный, а не абстрактный характер. Они реализуются в зависимости от социального и экономического положения индивида. Богатый человек имеет право, собственно говоря, на все: на
жилье, на отдых, на образование, на путешествия. Поэтому ему, в сущности, от государства ничего не требуется. Ему нужно только, чтобы его богатство надежно защищалось. Бедный человек тоже имеет право на все, но фактически он бесправен, потому что у него нет денег ни на жилье, ни на путешествия, ни на отдых, ни порою даже на кусок хлеба. То же самое касается социальных классов. Один живет за счет эксплуатации другого. Он на это имеет право. Но и эксплуатируемый класс имеет право на забастовки, на восстания и т. д. Могут сказать, что революционные взрывы, восстания и забастовки расшатывают общество. Это верно, но верно и то, что общество не имеет права на существование, когда большинство людей не в состоянии удовлетворить свои элементарные потребности, а меньшинство живет в роскоши.

Реализация прав человека во многом также зависит от традиций, обычаев и конкретно-исторических условий. На Западе очень модно в настоящее время навязывать свои ценности остальному миру, выдавая их за общечеловеческие ценности. В этой связи особое внимание обращается на права человека. Но западные представления о правах человека и представления о них в других регионах сильно отличаются друг от друга. На Западе доминирует индивидуализм, а на Востоке – коллективизм. Не случайно теория естественного права возникла на Западе в период бурного формирования буржуазных общественных отношений. Новый строй требовал освобождения человека от религиозных и экономических оков Средневековья. Ему нужен был человек предприимчивый, свободный от всяких условностей, готовый идти на риск. И такой человек постепенно сформировался. Он приспособился к новым общественно-политическим порядкам, уважает принятые государством законы, постановления и другие законодательные акты, старается действовать в их рамках, хотя нередко их нарушает. Он предпочитает жить более или менее независимо от родителей и вообще от родственников.

Восточный человек, даже в развитых капиталистических странах, имеет другие представления о своих правах. Он уважает традиции и обычаи предков, прислушивается к голосу старших, особенно родителей. На Востоке радиус родственных связей намного шире, чем на Западе.

Нельзя не обратить внимания и на то, что современные интерпретаторы забыли лозунг Великой французской революции XVIII века: «Свобода, равенство, братство». Они берут только свободу, предполагающую предоставление соответствующих прав человеку. Но свобода без социального равенства – пустой звук. О свободе можно говорить лишь в том случае, если индивиды имеют одинаковые стартовые возможности. Кроме того, свобода предполагает не только открыто высказывать свою позицию по тем или иным вопросам, но и влиять на общественные и государственные дела. Однако исторический и современный опыт свидетельствуют о том, что свободнее чувствуют себя богатые люди, имеющие доступ ко всем ценностям и возможности воздействовать на социально-политические про-
цессы.

Кроме того, нельзя отрывать права человека от прав народов на самоопределение. В полиэтническом государ­стве – в мире почти все государства являются полиэтническими – права человека в первую очередь реализуются через права народов и наций. В реальной жизни большими правами пользуется представитель того народа, который доминирует в данном обществе.

Несколько иначе формировались восточные государства в силу географических и иных условий. В некоторых государствах Востока, например, не было частной собственности на землю. Этот факт Энгельс объясняет так: «Отсутствие частной собственности на землю действительно является ключом к пониманию всего Востока. В этом основа всей его политической и религиозной истории. Но почему восточные народы не пришли к частной собственности на землю, даже к феодальной собственности? Мне кажется, что это объясняется главным образом климатом и характером почвы, в особенности же великой полосой пустынь, которая тянется от Сахары через Аравию, Персию, Индию и Татарию вплоть до наиболее возвышенной части азиатского плоскогорья. Первое условие земледелия здесь – это искусственное орошение, а оно является делом либо общим, либо провинций, либо центрального правительства»[4]. На роль природы и ее влияние на формирование русского централизованного государства обращали внимание выдающиеся русские историки С. М. Соловьев и В. О. Клю­чевский. В России холодный климат, низкое плодородие почвы, огромные пространства требовали создания централизованного, если угодно, деспотического государства, сосредоточившего в своих руках все рычаги управления и нередко приносившего интересы отдельной личности в жертву интересам всего государства.

В Китае, как пишет Э. С. Кульпин, уже в древности «мы наблюдаем не только неизменную направленность политики центрального правительства, на протяжении многих веков стремящегося развивать земледелие, ирригационное строительство, ограждать крестьян от разорения и, напротив, ограничивать развитие торговли и промышленности, ростовщичества, но и разную степень активности государства в области социально-экономической политики и эффективности его мероприятий»[5]. В восточных странах сильны традиции патернализма. Граждане Востока, в отличие от жителей Запада, надеются не столько на себя, сколько на центральные органы власти. Поэтому восточные государства несколько иначе представляют себе права человека. И нельзя не считаться с этими реалиями. Мир многообразен, и следует исходить из того, что многообразие не исключает единства, но и единство не должно исключать многообразия.

Если взять международные политические организации, то по определению они должны защищать интересы всех государств и народов независимо от их размеров, экономического и культурного вклада в мировую цивилизацию. В действительности же эти организации в настоящее время превратились в филиал западных политических и военных объединений. Возьмем Организацию Объединенных Наций (ООН). Эта организация была создана после окончания второй мировой войны для защиты мира и суверенитетов всех национальных государств независимо от их экономической и военной мощи. И надо сказать, что она сыграла ключевую роль в предотвращении третьей мировой войны, в защите прав многих народов на создание собственных государств.

Однако после развала СССР и Варшавского мирного договора ООН постепенно теряет свои позиции. В роли международной организации все больше выступают европейские структуры и военный блок НАТО. А главным международным арбитром стали Соединенные Штаты Америки. Они решают, какое государство наказать, какое поощрять, какому предоставить финансовую и иную помощь. Вместо биполярного мира, во главе которого стояли СССР и США, сегодня мы имеем однополярный мир во главе с США. Не только руководители США, но и многие американские исследователи оправдывают глобализацию и стандартизацию мира по образцу США. Об этом прямо пишет крупнейший американский политолог З. Бжезинский в книге «Великая шахматная доска». Он нарисовал широкую панораму будущего политического мирового устройства, в котором доминирующая роль отводится Соединенным Штатам Америки. По его утверждению, США несут в себе заряд демократии и высокой культуры. Поэтому они не могут не служить примером для остальных государств и народов. «Культурное превосходство, – пишет З. Бжезинский, – является недооцененным аспектом американской глобальной мощи. Что бы ни думали некоторые о своих эстетических ценностях, американская массовая культура излучает магнитное притяжение, особенно для молодежи во всем мире... Американские телевизионные программы и фильмы занимают почти три четверти мирового рынка. Американская популярная музыка также занимает господствующее положение, и увлечениям американцев, привычкам в еде и даже в одежде все больше подражают во всем мире»[6].

Трудно не согласиться с З. Бжезинским в том, что в мире доминируют американские шлягеры и американские фильмы, но количественное преимущество еще не означает качественного превосходства. Подавляющая часть американских эстрадных песен и американских фильмов полностью уступает песням и фильмам других регионов мира. Какую художественную ценность имеют, например, американские боевики? Насилие, убийства, аморальность, стремление любой ценой заиметь деньги – вот что несут эти боевики зрителю. Вообще во многих американских фильмах есть только три составляющие: деньги, оружие и секс. Не случайно против американского засилья выступают во всем мире, в том числе и на старом континенте, т. е. в Европе – колыбели великих духовных ценностей.

Не менее привлекательны, с точки зрения З. Бжезинского, американские идеалы и представления о демократии. Американские формы правления, американское уважение к конституции как к основному закону страны служат стандартом для всех государств. Для сохранения своего лидирующего положения в XXI веке, по глубокому убеждению З. Бжезинского, у США есть все основания. «Поскольку подражание американскому пути развития постепенно пронизывает весь мир, это создает более благоприятные условия для установления косвенной и на вид консенсуальной американской гегемонии. Как и в случае с внутренней американской системой, эта гегемония влечет за собой комплексную структуру взаимозависимых институтов и процедур, предназначенных для выработки консенсуса и незаметной асимметрии в сфере власти и влияния. Американское глобальное превосходство, таким образом, подкрепляется сложной системой союзов и коалиций, которая буквально опутывает весь мир»[7].

З. Бжезинский считает, что США должны везде играть доминирующую роль. Но при этом США следует согласовывать свою политику с другими державами, прежде всего с такими крупными государствами, как Германия, Франция, Япония, Китай и др.

Франция, по мнению американского политолога, будет стремиться к усилению своего влияния в Европе, но при этом она не будет выступать против США, поскольку, как показал опыт «холодной войны», «в решающие моменты она стояла плечом к плечу с Америкой»[8]. Германия тоже будет усиливать свое влияние в Европе. Причем это влияние будет проходить по разным направлениям. В этой связи особое значение, по мысли З. Бжезинского, приобретает тесное сотрудничество Германии и Польши. Именно «через Польшу влияние Германии может распространиться на север – на республики Балтии и на восток – на Украину и Беларусь. Более того, рамки германо-польского сотрудничества в некоторой степени расширились благодаря тому, что Польша несколько раз принимала участие в важных франко-германских дискуссиях по вопросу будущего Европы. Так называемый «веймарский треугольник» (названный так в честь немецкого города, где были впервые проведены трехсторонние франко-германо-польские консультации на высоком уровне, ставшие впоследствии регулярными) создал на Европейском континенте потенциально имеющую большое значение геополитическую «ось», охватывающую около 180 млн человек, принадлежащих к трем нациям с ярко выраженным чувством национальной самобытности»[9].

Относительно России З. Бжезинский пишет, что России надо осознать свое нынешнее положение, отказаться от имперских амбиций и главное внимание уделять Европе. «Для России геостратегический выбор, в результате которого она смогла бы играть реальную роль на международной арене и получить максимальную возможность трансформироваться и модернизировать свое общество, – это Европа. И это не просто какая-нибудь Европа, а трансатлантическая Европа с расширяющимися ЕС и НАТО»[10]. Россия, продолжает З. Бжезинский, должна принять новые реальности, которые возникли после распада Советского Союза.

Таким образом, глобализация в политике проходит по западным, прежде всего по американским стандартам. Она отвечает их жизненным интересам, но не улучшает международный политический климат. Политическая глобализация – это стандартизация и унификация политической жизни в интересах Запада, а не всего мира.

Глобализация и стандартизация охватили духовную жизнь. В отличие от прошлых времен человечество имеет единое информационное пространство, благодаря которому сформировалось планетарное мышление, остро и живо реагирующее на все, что происходит в мире. С помощью Интернета можно в считанные секунды передать любую информацию в самый отдаленный уголок земного шара. Народы все больше и больше узнают друг о друге. Все это нельзя не оценить позитивно.

Но вместе с тем следует подчеркнуть, что глобализация духовной жизни ведет к утрате национальной культуры. Всему миру навязываются западные, прежде всего американские стандарты культуры; американские фильмы заполонили экраны всех стран мира; американские привычки обедать, пить и развлекаться навязываются всем народам. Сегодня США выступают своего рода эталоном культуры для всех стран мира, хотя хорошо известно, что Соединенные Штаты в отличие от других государств не имеют тысячелетних исторических традиций и уже в силу этого не могут выступать эталоном культуры. Но они обладают сильными экономическими рычагами и поэтому распространяют свою псевдокультуру по всему земному шару.

Никогда человечество не имело таких возможностей для обогащения духовного мира индивидов. Но никогда общий интеллектуальный уровень людей не падал так низко, как в настоящее время. Люди, особенно молодежь, не желают заниматься интенсивной умственной работой. Многие школьники не знают таблицу умножения и ничего плохого не видят в этом. Если нужно что-то посчитать, они достают из кармана калькулятор, чтобы совершить элементарные арифметические подсчеты. Крайне редко стали обращаться к классикам мировой литературы. Прежние духовные ценности либо уничтожаются, либо игнорируются. По существу, происходит дебилизация общества. Исчезает критическое мышление. Начинает доминировать всеобщее мещанство. Добродетельный человек, которым гордились и которого ценили высоко, считается неудачником. Теперь главное не моральные принципы и нормы, а полезность. Человек человеку нужен постольку, поскольку он полезен в данных конкретных обстоятельствах. В школах главное внимание обращается не на духовное обогащение, а на полезность. Полезны, например, знания в области секса, поэтому вводится курс сексологии. Взаимоотношения разных полов сводятся только к чисто сексуальным отношениям. Любовь как возвышенное чувство уступает место удовлетворению животных инстинктов. Насильственно стираются различия между мужчиной и женщиной. Обоим полам навязываются одинаковые правила поведения: агрессивность, отказ от чувства стыда как комплекса «неполноценности», утверждается биологическое равенство, хотя известно, что такое равенство немыслимо. Под видом соблюдения прав человека проповедуется гомосексуализм, противоречащий законам природы. Рушатся семейные нормы и принципы.

Средства массовой информации (СМИ) главную свою задачу видят не в формировании духовно богатых и высоконравственных людей, а в том, чтобы развлекать их, особенно молодежь, прививать им псевдоценности. Главное для СМИ – полезность, доходность, стремление к обогащению. Журналисты готовы обслуживать любого, имеющего солидные финансовые возможности.

Сегодня духовная сфера представляет собой самый грандиозный Шоу, Спектакль. Талант никого не интересует. Любого, даже самого тупого человека, можно раскрутить, если у него есть деньги. Классическая музыка и классические танцы (например, танго или вальс) мало кого волнуют. Современная эстрадная музыка рассчитана на молодых людей, лишенных какого-либо интеллекта. Особая роль принадлежит СМИ, прежде всего телевидению. Можно сказать, что телевидение стало играть решающую роль в формировании мировоззрения людей. Телевидение породило такую болезнь, как социальный идиотизм. Больные социальным идиотизмом черное выдают за белое, а белое за черное. Из философии вытесняются классические категории: интерес, прогресс, детерминизм, производственные отношения, законы. Они заменены пустыми постмодернистскими разговорами. В исторической науке все перемешалось. Исторические факты заменяются мифами, отвергается объективность исторического знания. Не лучшим образом обстоят дела и в других общественных дисциплинах.

Зато растет роль Шоу, Спектаклей. Но человечество должно помнить, что главная причина падения Римской империи заключается в том, что римляне Труду предпочли игры, зрелища. В Риме устраивались огромные зрелища, игры. Римский император Траян устроил игры, которые продолжались 122 дня. В них было убито 11 000 человек и 10 000 животных. Не отставали от Траяна и другие императоры. Так, в играх, организованных императором Филиппом, было убито 1000 пар гладиаторов, 32 слона, 10 тигров, 60 львов, 30 леопардов, 10 гиен, 10 жирафов, 20 диких ослов, 40 диких лошадей, 10 зебр, 6 бегемотов и 1 носорог[11]. Римляне к ним настолько привыкли, что не представляли своей жизни без этих Шоу. Целыми неделями они готовились к этим играм, потом обсуждали тоже неделями. Так римские правители отвлекали людей от насущных проблем. Римляне по существу превратились в толпу, которая, кроме зрелищ, ничего не признает. Конец Римской империи известен. Если человечество не перестанет играть в шоу, то его конец тоже легко можно предсказать. Причем это будет не просто конец человечества, а конец земной, уникальной, цивилизации.

Мы уже подчеркивали, что глобализация – объективный процесс. Человечество все больше и больше обобществляется. Такова логика мировой истории. Но отсюда не следует, что нынешняя глобализация носит фатальный характер. Люди не являются пассивными наблюдателями своей истории. Они не столько зрители, сколько творцы собственной истории. Поэтому у них есть возможность скорректировать нынешнюю глобализацию, придать ей справедливый и эгалитарный характер: от глобализации должны выигрывать все народы, все культуры, все государства, а не только «золотой миллиард». Осознание корректировки глобализации в первую очередь зависит от развитых стран. Если мировое сообщество хочет выжить, то государства и в первую очередь развитые государства должны идти на определенные компромиссы. Вообще подлинная глобализация невозможна на базе жестокой конкуренции, на базе стремления к получению высокой прибыли, на базе индивидуализма и отчужденности людей друг от друга. Одним словом, подлинная глобализация невозможна на базе капитализма. Она возможна лишь на базе социалистических ценностей, на базе уважения всех народов и государств, на базе расцвета национальных культур, на базе создания человеку всех условий для проявления его сущностных сил.

[1] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 4. С. 427–428.

[2] Мартин Г.-П. Шуманн X. Западня глобализации. Атака на процветание и демократию. М., 2001. С. 79.

[3] Мартин Г.-П. Шуманн X. Западня глобализации. Атака на процветание и демократию. М., 2001. С. 79.

[4] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 28. С. 221.

[5] Кульпин Э. С. Человек и природа в Китае. М., 1990. С. 107.

[6] Бжезинский З. Великая шахматная доска. М., 1998. С. 38.

[7] Бжезинский З. Великая шахматная доска. М., 1998. С. 39–40.

[8] Бжезинский З. Великая шахматная доска. М., 1998. С. 79.

[9] Там же. С. 89.

[10] Там же. С. 142–143.

[11] См.: Даниэль П. Манникс. Идущие на смерть. М., 1994. С. 136.