Вариант лекции на тему «Политика и экология»


скачать Автор: Шуленина Н. В. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №3(28)/2002 - подписаться на статьи журнала

1. Общая характеристика политики.

2. Современная экологическая ситуация.

3. Роль политики в решении экологических проблем.

Политика, как известно, возникает вместе с классами и государством. В первобытном обществе не было политики, поскольку в качестве регулятивной роли выступали моральные нормы и принципы, а также традиции и обычаи. Первобытное общество – это примитивное общество, в котором доминируют кровно-родственные связи и отно- шения.

Но по мере продвижения человеческого общества по пути социального прогресса, социум становится все более и более сложным и многогранным. Вместо родоплеменных связей начинают доминировать социальные связи, общество делится на классы, социальные группы, касты и т. д. Их взаимоотношения уже регулируются не столько традициями и обычаями, сколько политикой, которая представляет собой «искусство управлять людьми или заставлять их содействовать сохранению и благополучию общества»[1].

Хотя политика непосредственно охватывает лишь политическую жизнь человеческого общества, тем не менее, она пронизывает все сферы социума – экономическую, социальную и духовную. В этом смысле можно сказать, что политика вездесуща, потому что она представляет собой одну из форм деятельности по урегулированию и управлению общественными процессами, взаимоотношениями индивидов, классов, народов и государств.

Политика как сложный феномен включает в себя такие элементы, как власть, политические отношения, политическая организация и политические идеи и интересы.

Власть «представляет собой специфический инструмент, используемый для достижения поставленных целей»[2]. Цели бывают личными, классовыми, кастовыми, групповыми, государственными и т. д. В зависимости от цели используется та или иная форма политической власти.

В структуре власти следует различать субъект власти и объект власти. Субъект власти – это тот, кто дает властные распоряжения, а объект власти – тот, кто обязан выполнять эти распоряжения. Субъект и объект власти должны находиться в таких отношениях, чтобы функционировали властные механизмы. При этом субъект власти должен знать свои полномочия и не выходить за их рамки, а объект власти, в свою очередь, – свои обязанности. Очень важно для нормального функционирования власти чувство взаимной ответственности. Субъект власти и объект власти могут меняться местами. Субъект власти может стать объектом власти и, наоборот, объект власти – субъектом власти.

Существенно заметить, что политическая власть связана с подчинением, с насилием, и это, конечно, не нравится гражданам. Но, с другой стороны, отсутствие власти приводит к анархии, к нарушению установленных порядков, к росту преступности, что тоже вызывает резкое недовольство граждан, и поэтому они нередко выступают за усиление властных структур, за наведение строгого порядка.

Политические отношения возникают в процессе взаимодействия классов, народов и государств. Они бывают внутренними и внешними. Внутренние политические отношения формируются внутри общества между классами, слоями, кастами, группами, индивидом и обществом. Что касается внешних политических отношений, то они складываются между государствами в процессе их экономического, культурного, торгового и т. д. сотрудничества. В современную эпоху, например, происходит расширение внешних политических отношений. Это связано в первую очередь с глобализацией, охватившей все страны и континенты.

Политическая организация в широком смысле слова представляет собой совокупность политических институтов и учреждений, регулирующих отношения людей, классов, государств и народов. Ядром политической организации выступает государство, анализу которого очень много внимания уделяли мыслители со времен Платона, определявшего государство как совместное поселение людей.

Гоббс в свое время выдвинул договорную теорию происхождения государства. Он считал, что люди равны от природы и поэтому имеют одинаковые права на обладание теми или иными благами общества. «Однако для людей очень мало пользы от того, что все обладают общим правом на все. Ведь следствия этого права почти таковы же, как и следствия отсутствия всякого права. Хотя каждый человек и мог бы сказать о всякой вещи: это мое, он, однако, не в состоянии был бы пользоваться ею из-за соседа, который, располагая равным правом и равной силой, утверждал бы, что та же вещь принадлежит ему»[3]. Отсюда вывод Гоббса: естественное состояние людей есть состояние войны всех против всех. Это состояние вынудило людей договориться о создании государства. Поэтому «государство есть единое лицо, ответственным за действия которого сделало себя путем взаимного договора между собой огромное множество людей, с тем чтобы это лицо могло использовать силу и средства всех их так, как сочтет необходимым для их мира и общей защиты»[4].

Марксизм происхождение государства объясняет тем, что в процессе развития общества возникают классы, один из которых эксплуатирует другой, то есть присваивает его труд, что приводит к классовым конфликтам. Поэтому понадобился орган, подавляющий эти классовые противоречия.

Немало внимания генезису государства уделяли российские ученые. Здесь в первую очередь следует выделить И. А. Ильина, который генезис государства связывает с защитой собственности. «Государства, – пишет И. А. Иль­ин, – возникают и упрочиваются с переходом от охотничьего и пастушески-кочевого быта к земледельческому. Община, осевшая на месте со всем своим добром и стадами, связавшая свою участь с засеянным полем и ожидаемым урожаем, естественно, вынуждена отстаивать и защищать свои владения от пришлой орды завоевателей, подвергающей все опустошению. Опасность нашествий рано заставляет провести в жизнь разделение труда между земледельцем, ведущим свое хозяйство, и воином, который сам не обрабатывает землю, но обороняет хозяйство своей общины. Судья, законодатель и жрец получают новое звание –военачальника, и власть его получает новую опору в силе постоянного войска»[5].

Таким образом, генезис политики совпадает с переходом от собирательского хозяйства к производящему, от первобытного общества к классовому, с ростом общественного богатства и дальнейшим усилением общественного разделения труда.

Следует подчеркнуть, что регулятивные функции морали не исчезают после возникновения политики, хотя их рамки резко сужаются. В этой связи в лекции необходимо раскрыть соотношение политики и морали. В философии и политологии этому вопросу большое внимание уделяли многие мыслители. Наиболее рельефно вопросы политики и морали изложил крупнейший мыслитель эпохи Возрождения Н. Макиавелли. С точки зрения итальянского мыслителя, правитель не обязан руководствоваться моральными нормами и принципами в политической деятельности. Задача политика заключается в том, чтобы защищать интересы вверенного ему государства. Поэтому он должен использовать все средства, включая обман, лесть, хитрость и т. д. Конечно, было бы хорошо, если бы государь сдерживал данное им слово, но суровая реальность иной раз диктует отказаться от обещаний. Более того, «великие дела творили как раз князья, которые мало считались с обещаниями, хитростью умели кружить людям головы и в конце концов одолели тех, кто полагался на честность»[6]. Таким образом, с точки зрения Макиавелли, при необходимости можно и нужно пренебрегать моральными нормами и принципами.

Концепция Макиавелли о разделении функций морали и политики вызывала и вызывает до настоящего времени острые дискуссии среди обществоведов, особенно среди тех, кто выступает за этику ненасилия. Одни исследователи утверждали, что политика должна быть морально оправдана и что поэтому безнравственная политика должна быть осуждена. Другие же высоко отзывались о концепции Макиавелли и считали, что политика и мораль несовместимы. Так, М. Вебер защищая тезис Макиавелли о разграничении морали и политики, пишет, что политика связана с насилием, а с точки зрения этики, насилие недопустимо. Вебер утверждает, что политик должен насильственно противостоять злу, иначе за победу зла он будет нести ответственность. Поэтому вопрос заключается не в том, что политик обязан руководствоваться моральными принципами, а в том, обладает ли политик качествами, необходимыми для принятия важных и серьезных политических решений. Отсюда следует, что моральные позиции не должны мешать действовать в соответствии с политическими реалиями. «Что касается освящения средств целью, то здесь этика убеждения вообще, кажется, терпит крушение. Конечно, логически у нее есть лишь возможность отвергать всякое поведение, использующее нравственно опасные средства. Правда, в реальном мире мы снова и снова сталкиваемся с примерами, когда исповедующий этику убеждения внезапно превращается в хилиастического пророка, как, например, те, кто, проповедуя в настоящий момент «любовь против насилия», в следующее мгновение призывает к насилию – к последнему насилию, которое привело бы к уничтожению всякого, точно так же, как наши военные при каждом наступлении говорили солдатам: это наступление – последнее, оно приведет к победе и, следовательно, к миру. Исповедующий этику убеждения не выно­сит этической иррациональности мира»[7].

Для того чтобы выяснить соотношение политики и морали, необходимо определить их сферы. Сфера политики – это политическая жизнь общества. А в обществе действуют люди, преследующие сознательно свои цели и интересы. Интересы бывают личными, классовыми, национальными и т. д. Интересы людей и государств нередко приходят в противоречие. Политика разрешает эти противоречия, поэтому главное в политике – интересы. Политик исходит из интересов, поэтому, если он уверен в том, что в данных обстоятельствах интересы государства требуют принятия такого решения, которое противоречит моральным нормам и принципам, то он как политик игнорирует эти принципы. Политик несет ответственность за судьбы сотен тысяч людей, за их жизнь и благополучие, и он обязан принимать все меры для их защиты. Вот почему нельзя требовать от политика действовать в соответствии с моральным кодексом. Политик исходит из того, что можно принести в жертву личные интересы во имя сохранения общих интересов государства. Можно сказать, что политика обращена к целому, а мораль к отдельному, и во имя сохранения целого политик жертвует отдельным.

В отличие от политики, мораль есть совокупность норм и принципов, которыми руководствуется индивид в обществе. Мораль оперирует такими понятиями, как совесть, добро, зло, справедливость, несправедливость, гуманность, антигуманность и т. д. Эти понятия формировались на протяжении тысячелетий в процессе совместной деятельности людей, и поэтому они отражают определенные социальные реалии, отношения людей друг к другу. Тысячелетиями вырабатывались моральные нормы и принципы, без соблюдения которых общество не может стабильно функционировать. Поэтому их соблюдение является долгом каждого гражданина, в том числе политика как человека. Политик как человек должен показывать пример порядочности и моральной чистоты. Каждый свой неполитический шаг он должен соизмерять с мнением общества. Одним словом, политик как человек должен быть морально устойчивым. Но политик как политик, подчеркнем еще раз, должен исходить не из моральных принципов, а из интересов государства.

Выше уже отмечалось, что в политике главную роль играют интересы. Каждый социальный класс, каждая социальная группа имеют свои интересы, для защиты которых создаются политические институты и учреждения, а также политические партии. Каждая политическая партия разрабатывает свою программу, в которой излагаются цели и задачи партии по защите интересов того класса, который она представляет. Идеологи класса создают различного рода социально-экономические теории, в которых обосновывается необходимость и важность идей и взглядов данного класса.

При рассмотрении современной экологической ситуации прежде всего необходимо проанализировать экологическую проблему, которую в широком смысле следует понимать как комплекс вопросов, связанных с противо­речивой динамикой внутреннего саморазвития природы. Экологическая проблема вечна, всеобща. В основе ее специфического проявления на биологическом уровне организации материи лежит противоречие между потребностями любой единицы живого (организма, вида, сообщества) в веществе, энергии и информации среды для обеспечения собственного развития и возможностями среды удовлетворить эти потребности. Указанное противоречие разрешается в процессе средообразования – создания живым организмом условий существования, отвечающих специфике данного вида. Современная биосфера, как отмечал В. И. Вернадский, является продуктом активности миллионов поколений живого вещества планеты. В более узком смысле под экологической проблемой понимают комплекс вопросов, возникающих во взаимодействии природы и общества и касающихся сохранения системы биосферы, рационализации ресурсопользования, распространения действия этических норм на биологический и неорганический уровни организации материи.

Экологическая проблема характерна для всех этапов общественного развития, поскольку является проблемой нормализации жизненных условий. Определение экологической проблемы как проблемы выживаемости человечества на современном этапе упрощает понимание ее содержания. В этой связи следует подчеркнуть, что понятие «экологическое» не тождественно понятию «природное».

Природа сама по себе не экологична. Экологичной ее делает человек, который, в отличие от животного, в процессе труда формирует своё отношение к природе и познает в природе только то, на что воздействует, и то, что уже изменил своим действием. «Экологичность» характеризует степень доступности природы для человека в ходе совершенствования его преобразовательной активности. «Экологическое» может быть определено как нормальное природное для человека: совокупность условий, которая не вредна, полезна, безопасна и благоприятствует реализации психосоматических характеристик общественного человека. Экологичной является та среда, которая соответствует природной ограниченности человека и, в определенной мере, углубляет ее.

Экологичность и неэкологичность среды задаётся социально. Среда обитания первобытных племен не была экологичной, так как не обеспечивала безопасности, разнообразия в пище и т. д. На начальных этапах истории в процессе выживания экологическая проблема не осознавалась. На современном этапе экологичность начинает осознаваться и проявляться через всю систему культуры.

Экологическая проблема является стержнем системы глобальных противоречий. В качестве главных факторов, дестабилизирующих современную мировую глобальную ситуацию, выступают: наращивание всех видов вооружений (традиционных, а также наземных и космических последних поколений), отсутствие эффективного технологического и правового обеспечения процесса уничтожения отдельных видов оружия (напр. химического); распространение ядерного оружия, эксплуатация АЭС в экономически и политически нестабильных странах; локальные и региональные военные конфликты; попытки использования бактериологического оружия для совершения террористических актов; рост народонаселения и экстенсивная урбанизация, сопровождающиеся разрывом в уровнях ресурсопотребления между странами «золотого миллиарда» и развивающимися странами; слабое развитие как альтернативных экологически чистых видов энергии, так и технологий дезактивации; промышленные аварии; бесконтрольное использование генетически модифицированных культур и организмов в пищевой промышленности; игнорирование глобальных последствий токсичных военных и промышленных отходов, бесконтрольно «захороненных» в XX веке.

К основным причинам появления современного экологического кризиса относятся: индустриализация общества на базе многоотходных технологий; отсутствие рациональной организационной роли государства во взаимосвязи технологического и социокультурного давления на среду; преобладание антропоцентризма и технократизма в научном обеспечении социально-экономических и политических решений, связанных с природопользованием. Современный экологический кризис характеризуется также резким увеличением всех видов загрязнения (механического, электромагнитного, химического, бытового) биосферы веществами, которые ей эволюционно несвойственны; инволюцией (инволюция – процесс, противоположный эволюции как прогрессивной экспансии жизни); сокращением видового разнообразия и деградацией устойчивых биогеоценозов, подрывом способности биосферы к саморегуляции; антиэкологической направленностью космизации человеческой деятельности. Углубление указанных тенден­ций ведет к глобальной экологической катастрофе – гибели человечества и его культуры, распаду эволюционно сложившихся пространственно-временных связей живого и косного вещества биосферы, деградации системы планеты. Экологическая проблема, имеющая сложный и комплексный характер, находится в центре внимания всей системы знания начиная со второй половины XX века. Рассмотрение представителями естествознания динамики различных видов загрязнения биосферы расширило исследования в данном направлении до выявления технологических и социалъно-экономических причин ухудшения экологического положения человечества (Ф. Бааде, Л. Бартокс, Ж. Дорст, У. О. Дуглас, Р. Дюбо, Б. Коммонер, Ю. Одум, Б. Уорд). В работах Римского клуба экологические перспективы человечества изучались путем построения моделей современного соотношения общества и природы и футурологических экстраполяций динамики его тенденций. Результаты проведенных исследований обнаружили принципиальную недостаточность частнонаучных методов и чисто технических средств решения указанной проблемы. С середины 70‑х годов XX века по настоящее время междисциплинарное изучение социально-экологических противоречий, причин обострения и альтернатив будущего развития осуществляется в ходе взаимодействия двух относительно самостоятельных направлений – общенаучного и гуманитарного. В рамках общенаучного подхода получили значительную теоретическую разработку идеи наследия В. И. Вернадского, В. В. Докучаева, В. Н. Сукачева, К. А. Тимирязева, К. Э. Циолковского, представителей «конструктивной географии» (Л. Февр, М. Сор, А. А. Гри­горьев, И. П. Герасимов) и «географии человека» (П. Марш, П. Видаль де ла Бланш, Ж. Брюн, Э. Мартонн). Познание природных закономерностей углубляется до выявления закономерностей влияния на природу «энергии человеческой культуры» (В. И. Вернадский), прослеживается динамика вещественных, энергетических и информационных параметров соотношения природы и общества как эволюционно сложившихся открытых систем (А. В. Анучин, М. И. Буды­ко, А. П. Виноградов, Н. П. Дубинин, Ю. А. Израэль, В. П. Казначеев, М. М. Камшилов, В. А. Ковда, Н. Н. Мои­сеев, Н. Ф. Реймерс, А. В. Яблоков, А. Л. Яншин).

Начало гуманитарного подхода к экологической проблеме было положено чикагской школой экологической социологии, занимавшейся изучением различных форм разрушения среды человеком и формулированием основных принципов природоохраны (Р. Парк, Э. Берджесс, Р. Д. Макензи). В рамках гуманитарного подхода выявляются закономерности и взаимосвязи абиогенных, биогенных и антропогенно измененных факторов среды с совокупностью антропологических и социокультурных факторов (А. А. Гудков, В. К. Донченко, В. П. Зинченко, К. Я. Кондратьев, Ю. Г. Марков, П. К. Олдак, А. Д. Урсул).

Общенаучное и гуманитарное направления объединяет качественно новая для всей системы познания задача осмысления природы изменений структуры жизни, вызванных глобальной экспансией современного человека. В процессе последовательного рассмотрения указанной задачи, в русле экологизации знания (углубления познания традиционных предметов частных наук до выявления и изучения взаимосвязи их антропологических и экологических характеристик) на стыке гуманитарных и естественных наук формируется комплекс экологических дисциплин (экология человека, социальная экология, глобальная экология и т. д.), объектом исследования которых является специфика взаимосвязи различных уровней фундаментальной жизненной дихотомии «организм – среда». Предмет и статус современной экологии – тема многочисленных дискуссий. Экология как совокупность новых теоретических подходов и методологических ориентаций оказала существенное влияние на развитие научного мышления XX века и формирование экологического сознания.

Интенсивное исследование глобальной экологической проблемы в отечественной философской литературе началось с середины 70‑х гг. XX века. В многочисленных публикациях периода середины 70‑х – начала 80‑х гг. XX века анализ указанной проблемы осуществлялся с позиций комплексного подхода; рассматривались взаимосвязи социо-культурных и логико-методологических оснований глобального моделирования (Э. А. Араб-оглы, Д. М. Гвиши­ани, Г. С. Гудожник, В. В. Загладин, И. И. Кравченко, И. Д. Лаптев, В. М. Лейбин, Ю. П. Трусов, Е. К. Федоров, И. Т. Фролов, Г. С. Хозин, Г. X. Шахна­заров). С середины 80-х гг. XX века была обоснована перспективность изучения экологической проблемы в русле собственно философской традиции рассмотрения соотношения человека и мира (Н. В. Абаев, А. В. Ахутин, Г. С. Батищев, Ф. И. Гиренок, Э. В. Гирусов, И. А. Гобозов, А. А. Горелов, А. В. Кацура, В. А. Кобылянский, Г. А. Кузнецов, В. А. Кутырев, В. А. Лось, Ю. К. Плетников, Е. Т. Фаддеев, А. Н. Чума­ков). В рамках философии впервые в истории знания была сформулирована экологическая проблема как проблема соотношения макро- и микрокосма, человека и окружающего его мира, точнее, проблема поиска человеком способа существования, адекватного гармонии всех уровней бытия. Данная постановка проблемы позволила еще на заре общественного развития поднять вопрос о космопланетарной роли человека и необходимости выявления социокультурных средств её реализации, отвечающих общечеловеческим устремлениям. Сложившиеся во второй половине XX века философские интерпретации проблемы взаимодействия природы и общества (натуралистическая, ноосферная, технократическая) за годы экологического алармизма, развития международного экологического движения и междисциплинарных исследований указанной проблемы претерпели определенные стилистические и содержательные изменения.

Представители современного натурализма традиционно основываются на идее самоценности природы, вечности и обязательности её законов для всего живого и предзаданности природы как единственно возможной среды существования человека. Но «возвращение к природе» понимают как дальнейшее существование человечества только в условиях стабильных биогеохимических циклов, выступая, таким образом, за консервацию сложившегося природного равновесия путем прекращения широкомасштабных технологических и социальных изменений среды, снижения темпов роста народонаселения, рационализации потребления, властного обеспечения экологической дисциплины и природоохраны, распространения действия этических принципов на все уровни живого.

В рамках «ноосферного подхода» идея ноосферы, впервые высказанная В. И. Вернадским в его учении о биосфере, получает развитие как идея коэволюции. В. И. Вернад­ский понимал ноосферу как закономерный этап биосферной эволюции, созидаемый мыслью и трудом единого человечества (см. В. И. Вернадский). На современном этапе коэволюция трактуется как дальнейшее совместное беступиковое развитие общества и природы как взаимосвязанных, но различных способов самовоспроизводства жизни в биосфере. Человечество может развиваться, с точки зрения представителей ноосферного подхода, только в саморазвивающейся биосфере, поскольку экологические законы налагают пределы на его преобразовательную активность. Человеческая деятельность должна быть включена в стабильные биогеохимические циклы. Одна из главных задач коэволюции – управление адаптацией человека к изменившимся условиям среды. Проект коэволюционного развития предусматривает радикальную перестройку технологий и систем связи, широкомасштабную утилизацию отходов, создание замкнутых производственных циклов, введение экологического контроля над планированием, распространение принципов экологической этики.

Представители посттехнократического варианта будущего взаимодействия общества и природы базисную идею снятия любых пределов с преобразовательной активности человечества путем радикальной технологической перестройки биосферы (создания системы экологического воспроизводства как производства сред с заранее заданными свойствами) дополняют идеей качественного совершенствования механизма эволюции самого человека как биологического вида Homo sapiens. В результате указанного процесса человечество сможет существовать в экологически несвойственных ему средах как вне биосферы, так и в полностью искусственной цивилизации в рамках биосферы, где социальная жизнь будет обеспечиваться искусственно воспроизведенными (либо созданными) биогеохимическими циклами. По сути дела, речь идет о разработке радикальной идеи автотрофности человечества, высказанной в свое время К. Э. Циолковским.

Онтологический и гносеологический анализ экологической проблемы на современном этапе позволяет избегать односторонних теоретических выводов, скоропалительная реализация которых резко ухудшает экологическое положение человечества. На современном этапе философия способна стать действительной теоретико-методо­логи­ческой основой столь необходимого сегодня перехода от экологического знания к экологическому миропониманию.

Таким образом, экологическими проблемами занимаются представители самых различных областей научного знания. Они рассматривают различные стороны и аспекты взаимодействия человека и общества. Но всех их объединяет общая забота: преодоление современного глубокого экологического кризиса.

Но в разрешении экологического кризиса исключительно важна роль политики. Дело в том, что решение экологических проблем так или иначе зависит от государственной политики. Могут возразить, что в современную эпоху нео­либерализма, скажем, государство все меньше и меньше вмешивается в экономическую сферу. Ведь с точки зрения неолибералов и ярых сторонников глобализации, чем меньше государство вмешивается в экономическую деятельность, тем якобы эффективнее функционирует экономика. Этих неолибералов поддерживают многие государственные деятели, в частности, прежние и нынешние президенты и премьер-министры США и Великобритании. «М. Тэтчер и Р. Рейган своим неолиберальным законодательством ослабили роль государства, давая зеленый свет глобализации. Значительная доля экономической власти государства оказалась переданной частным компаниям. При этом от идей государственного вмешательства, от идей «великого общества» и взглядов Дж. М. Кейнса пришлось отказаться»[8]. Конечно, транснациональные корпорации (ТНК) заинтересованы в том, чтобы государства не вмешивались в их работу, чтобы границы были открыты, чтобы товары и капитал свободно передвигались из одной страны в другую. Это им очень и очень выгодно. Но, во-первых, эти корпорации принадлежат развитым странам. Так, из 50 самых крупных ТНК 27 принадлежат США. Совершенно ясно, что они в первую очередь заинтересованы в том, чтобы процветала американская, а не, скажем, французская или российская экономика. Во-вторых, ТНК, по определению, не стремятся к сохранению окружающей природной среды. Для них главное – получение высокой прибыли. Что касается государства, то оно просто-напросто обязано заботиться об охране окружающей природной среды. Долг государства заключается в том, чтобы новые поколения людей могли удовлетворять свои материальные и духовные потребности, что немыслимо без взаимодействия с природой. Поэтому оно имеет полное право вмешиваться в деятельность любых корпораций, если те разрушают экологию.

Политики вербально очень активно ратуют за сохранение и защиту природы. Они нередко выступают с трибун национальных и международных конференций, посвященных экологическим проблемам, с призывами принимать жесткие меры в отношении тех, кто уничтожает природную среду, загрязняет атмосферу, бездумно вырубает лес, беспощадно эксплуатирует полезные ископаемые. Но дальше слов дела не идут. Вот почему экологическая ситуация с каждым днем ухудшается, и если она радикально не изменится, то в обозримом будущем человечество может оказаться на грани экологической катастрофы.

[1] Гольбах П. А. Избр. произв.: В 2 т. Т. 2. М., 1963. С. 380.

[2] Гобозов И. А. Введение в философию истории. М., 1999. С. 209.

[3] Гоббс Т. Избр. произв.: В 2 т. Т. 1. M., 1964, С. 306.

[4] Гоббс Т. Избр. произв. Т. 2. С. 197.

[5] Ильин И. А. Собр. соч. М., 1994. Т. 4. С. 130.

[6] Макиавелли Н. Государь. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. О военном искусстве. М., 1996. С. 84.

[7] Вебер М. Избр. произ. М., 1990. С. 698.

[8] Уткин А. И. Глобализация: процесс и осмысление. М., 2001. С. 17.

Размещено в разделах