И. Валлерстайн. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. Перевод с английского. Под общей редакцией Б. Ю. Кагарлиц-кого. СПб., 2001


скачать Автор: Завалько Г. А. - подписаться на статьи автора
Журнал: Философия и общество. Выпуск №3(28)/2002 - подписаться на статьи журнала

Книга представляет собой первый в нашей стране сборник статей одного из самых интересных западных историков и социологов американца И. Валлерстайна (р. 1930), главного представителя школы мир-системного подхода.

Взгляды Валлерстайна мало известны в России, поэтому изложу их прежде, чем перейти к тому, как они представлены в данной книге.

Мир-системный подход рассматривает мир не как сумму параллельно развивающихся стран, а как единую систему, где есть мировые «верхи» и мировые «низы», государства-эксплуататоры и государства-эксплуатируемые, получившие названия соответственно «ядро» и «периферия». Это положение применительно к современности выдвинуто ещё в середине XX века аргентинским экономистом Р. Пребишем и его школой в различных версиях теории «зависимого развития».

Заслуга И. Валлерстайна – в изучении на основе богатейшего фактического материала становления капитализма в XVI–XX веках (многотомный труд «Современный мир-система», не переведённый пока на русский язык) и открытии неизбежности периферии. Капитализм не существует без колоний, в том числе формально независимых. Сначала это были Восточная Европа и Америка, затем к ним прибавились Россия, Турция, Индия, побережье Западной Африки, затем – весь остальной незападный мир, исключая Японию, избежавшую периферизации (единственный случай в истории). Экспансия капитализма может замедляться, но не может окончиться, так как тогда окончится и капитализм. Человечество вплотную подошло к этому рубежу. Потрясения, предстоящие ему, несравнимы с прежними. Тогда (1618–1648; 1792–1815; 1914–1945) борьба велась за повышение или сохранение статуса отдельных стран в капиталистическом мире-системе. Сейчас на повестке дня – исчезновение самого этого, исчерпавшего себя, мира-системы, что одновременно несёт надежду на появление бесклассового общества и страх перед возможной гибелью Земли.

Кажущаяся простота выводов мир-системного подхода не должна вводить в заблуждение: мир-системный подход и теории зависимого развития с самого возникновения противостоят пробуржуазным концепциям модернизации (от У. Ростоу до Ф. Фукуямы). Согласно этим концепциям все страны развиваются в принципе одинаково и в конце концов достигнут одинакового уровня благосостояния.

Но это не так. Развитие периферии диктуется центром в своих интересах. Капитализм на периферии – это не капитал и наёмный труд, как в «ядре». Это капитал и плантационное рабство, капитал и крепостничество, как в эпоху зарождения капитализма в Америке и Восточной Европе; капитал и сплав разнообразных докапиталистических отношений, как во всех периферийных странах до сих пор.

Периферийный капитализм – не стадия на пути к капитализму «ядра», а тупиковое дополнение к нему. Именно этот строй существует в нынешней России и мешает её развитию, как мешал накануне революции 1917 года. Не могу не отметить удивительную точность И. Валлерстайна в оценке нашей революции. Её вожди «считали, что они возглавили первую пролетарскую революцию в современной истории. Более верно будет сказать, что они возглавили одно из первых и, возможно, наиболее драматическое из национально-освободительных восстаний, происходивших на периферии и полупериферии мира-системы» (с. 376 данной книги).

Наряду с достижениями в мир-системном подходе есть и недостатки, в основном вызванные абсолютизацией этих достижений. Так, И. Валлерстайн отрицает существование отдельных обществ, считая миры-системы единственной социальной реальностью. Отрицает, конечно, на словах, так как, будучи серьёзным историком, не может не видеть их существования.

Затем им отрицаются все концепции развития, для которых изобретён уничижительный термин «девелопментализм» (от англ. development – развитие). Никакой внутренней логики в истории И. Валлерстайн не видит, невольно сходясь в этом с К. Поппером. В истории для него есть только изменения, не имеющие никакой направленности. Его убеждённость в преходящем характере капитализма покоится на весьма шатком основании – «предчувствии, что любому явлению не присуще долговременное равновесие» (с. 148 данной книги). Отбросив модную синергетическую терминологию, мы обнаружим здесь только повтор давно известного диалектического положения о том, что покой – частный случай движения, но не найдём никакого указания на силы, способные покончить с капитализмом.

Наконец, непризнание возможности выхода из мира-экономики и возможности существования некапиталистических форм эксплуатации привело Валлерстайна к абсурдному утверждению о том, что СССР являлся полупериферией капиталистического мира-экономики, такой же, как Российская империя – до и Российская Федерация – после. Здесь Валлерстайн противоречит не только фактам, но и самой логике мир-системного подхода, всегда признававшего существование разных миров-систем, являющихся друг для друга «внешними аренами».

Однако в современной исторической обстановке все эти изъяны не могут перевесить вклада И. Валлерстайна в познание сущности капитализма.

Богатство одних предполагает бедность других как среди людей, так и среди стран. Капитализм – это не только страны с капиталистическим способом производства, но и зависимая от них периферия с её долгами, диктатурами, деградацией культуры и безысходной, непреодолимой бедностью. В рамках капитализма выхода для зависимых стран нет. «Великая иллюзия теорий модернизации», по словам Валлерстайна, состояла в обещании сделать весь мир ядром без периферии, что невозможно.

Капитализм, а не его отсутствие или неразвитость, обрекает периферийные страны на вечное отставание от центра. Интеграция в мир-систему, особенно сейчас, когда все места в ядре заняты, означает попадание в зависимость, в услужение к странам ядра.

На вопрос «почему мы такие бедные?» может быть только один верный ответ: «Потому что они такие богатые». Без понимания этого фундаментального факта невозможно увидеть глубину пропасти, в которую рухнула наша страна.

Поэтому, как справедливо отмечено в предисловии, «трудно представить себе более подходящее время для знакомства с И. Валлерстайном в России».

Однако вынужден заметить, что для этого знакомства можно было найти более подходящую форму.

Первое. Перевод ключевых терминов, несмотря на специальное объяснение переводчика, нельзя признать удовлетворительным. «World-system» – это всё-таки «мир-сис­тема», а не «миросистема»; «world-economy» – «мир-эконо­мика», а не «мироэкономика», как в данном издании.

На мой взгляд, подобные поверхностные переводы не проясняют, а затемняют суть дела – здесь переводятся лишь слова, а не смысл понятий, обозначаемых этими словами. У Валлерстайна речь идёт именно о мирах, являющихся «системами», «экономиками», «империями». Никакого отдельного термина «мироэкономика», используемого для мира-экономики в масштабах всей Земли, у И. Валлерстайна, насколько мне известно, нет. Он в этом случае пишет «современный мир-система» или «капиталистический мир-экономика».

Неверно и заглавие книги «Анализ мировых систем». О «мировых системах» Валлерстайн не пишет. Напротив, он отрицает существование в современном мире иных систем, кроме капиталистической. По-моему, он не просто ошибается, но и противоречит себе, когда не видит «страны-изгои», не входящие в капиталистический мир-эконо­мику, но его взгляды именно таковы, а заглавие их иска- жает.

Второе. Выбор статей для сборника никак не мотивирован, а сами статьи не имеют датировки. Остаётся только гадать по упомянутым Валлерстайном датам и событиям, когда написаны статьи – сейчас или 30 лет назад. Наследие И. Валлерстайна требует более уважительного отношения. На мой взгляд, читатель, узнавший о Валлерстайне из книги «Анализ мировых систем», воспримет его не как крупного учёного, а как умелого публициста, с одинаковой лёгкостью высказывающегося по любым вопросам обще­ственной жизни.

Неприятное впечатление оставляют и некоторые пассажи из предисловия Б. Ю. Кагарлицкого. Научный редактор книги счёл уместным одобрить взгляды на капитализм Дж. Сороса, объявившего в 1998 году человечеству, что «систему нужно реформировать», но не взгляды В. Ленина, недооценившего книгу Р. Люксембург «Накопление капитала». Создаётся впечатление, что эта недооценка была единственным вкладом Ленина в науку.

Теории империализма начала XX века (Дж. А. Гобсон «Империализм. Исследование» (1902), Р. Гильфердинг «Финансовый капитал» (1910), Р. Люксембург «Накопление капитала» (1913) и «Введение в политическую экономию» (1912–1913), Н. И. Бухарин «Мировое хозяйство и империализм» (1915), В. И. Ленин «Империализм как высшая стадия капитализма» (1916), ставшие основой теорий зависимого развития, – предмет особого разговора. Но стоило бы вскользь упомянуть, что все эти авторы ближе к Валлерстайну, чем Дж. Сорос.

Назойливое дистанцирование от Ленина явно вызвано стремлением отвести подозрение в симпатиях к советскому строю. Бесспорно, последовательный противник частной собственности не должен испытывать таких симпатий. Также бесспорно, что не всем критикам капитализма свойственна эта последовательность. Но в данном случае это вопрос второстепенный. Более того. Чрезмерно подчёркнутый антисоветизм в сочетании с похвалой Соросу, при поддержке чьего фонда издана книга, может породить у читателя необоснованные сомнения в «принадлежности к левому флангу общественной мысли» (так в предисловии) не только Б. Ю. Кагарлицкого, но и И. Валлерстайна.

Тем не менее в целом знакомство нашего читателя с Иммануэлем Валлерстайном состоялось. Будем надеяться, что первая встреча окажется не последней.