Невежество в философии, или как не стоили бы писать о марксисте Э. В. Ильенкове


скачать Журнал: Выпуск №1-2(76)/2015 - подписаться на статьи журнала

Наш «Вестник РФО», как зеркало, отражает состояние современной российской философии, ее достоинства и недостатки. К сожалению, последних становится все больше и больше. Как верно отмечает В. Д. Жирнов, «в философии неуклонно растет дефицит профессионализма»[1]. Ярким и неприятным подтверждением слов автора является статья в этом же номере «Вестника» кандидата философских наук, доцента из Рязани М. С. Рублева, посвященная вроде бы памяти Э. В. Ильенкова: «Э. В. Ильенков и роковая роль профессионального марксизма».

Обычно об ушедших в мир иной принято говорить хорошо или ничего. Это верно, особенно в юбилейный год человека, о котором идет речь. Поэтому бездоказательно писать о Э. В. Ильенкове в публичном материале, к тому же в год его 90-летия, как о философе, находившемся в «паутине обывательского профессионального марксизма» и «спекулятивной пене» (см. с. 160), – свидетельствo не только дефицита профессионализма у автора, но и неэтичного отношения к памяти ученого. Однако в наше время, когда моральные ценности предлагают отодвигать на задний план (см. полемические заметки Н. И. Киященко в № 2 «Вестника РФО» за 2014 г.), видимо, для некоторых людей действует принцип вседозволенности.

Хорошо ли М. С. Рублев знает «личную судьбу» Эвальда Васильевича? Был ли он его соседом, или рос, работал вместе с ним, чтобы писать о его судьбе? Прежде чем писать, что «его судьба тесно сплетена с судьбой марксизма в его советском варианте» (с. 158), неплохо было бы прочитать работу С. Н. Мареева «Из истории советской философии: Лукач – Выготский – Ильенков»[1]. В этой работе показано, как «профессиональный марксист», то есть ученый, глубоко знавший философию К. Маркса, свое творчество, свою жизнь посвятил борьбе за ее чистоту и вносил существенный вклад в ее развитие. Пролистал ли М. С. Рубцов работы того, кто якобы продолжал «неверное прочтение первого тезиса Маркса» (с. 159) и «обывательское понимание» тезисов о Фейербахе: «…предмет – это вещь, действительность – это природа» (с. 158–159)?

С первых страниц «Диалектики абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении» Э. В. Ильенков демонстрирует свое глубокое понимание диалектико-материалистической логики К. Маркса, раскрывает сущность общественно-исторической практики, ее роль в формировании и развитии мышления. То, что с мышлением «дело обстоит сложнее», Эвальд Васильевич до М. С. Рублева понимал и в своих трудах, дискуссиях (например, с Д. И. Дубровским) исследовал, раскрывал сложную структуру субстанциальной основы мышления, каковой является предметная деятельность, общественно-историческая практика. На основе своей концепции диалектического единства практики и мышления со своими единомышленниками-психологами он создал уникальную школу для слепо­глухонемых детей, которые, благодаря воспитанию по системе деятельностного подхода к пониманию мышления, заговорили! Надо бы вначале хотя бы пролистать работы выдающихся советских психологов – соратников Э. В. Ильенкова: В. В. Давыдова, Л. Н. Леонтьева, П. Я. Гальперина, и помнить слова Сократа: «Я знаю, что ничего не знаю».

В курсе ли автор-критик, что в Великобритании, Финляндии созданы философские школы, исследующие проблемы идеального по ильенковской концепции?

Чтобы понять диалектику товарообмена, роль личностного начала в этом процессе, не помешало бы обратиться к К. Марксу[2], который был не только социологом и экономистом, как пишет М. С. Рублев, но и гениальным философом. Если еще ознакомиться с произведениями Ф. Достоевского, О. Бальзака, Ч. Диккенса, Э. Золя и других классиков, тогда и в голову не придет мысль, что «за чудесным свойством (?!) товаровладельцев на рынке присваивать (?!) товару стоимость стоит личность (?! Гениально! Не правда ли? [Прим. в скобках мои. – Т. М.]) ...Это способность личности присваивать онтологический статус другой личности, ее деяниям и ее продуктам, тем же товарам. Никакие производства, обмен товаров, мир денег без срабатывания возможностей личности невозможны, как невозможно вообще выживание социума» (с. 160). Интересно, на основании каких исследований нашему автору удалось сделать такое философско-экономическое открытие?

Советовал бы доценту М. С. Рублеву внимательно прочитать статью Эвальда Васильевича «Что же такое личность?» в книге «С чего начинается личность». Тогда он, очень надеюсь, преодолеет свое необоснованно критическое отношение к профессиональным марксистам, сможет отличить мысли настоящего философа от профессионального невежества обывательского философа и поймет «специфическую логику специфического предмета – личности», фундаментально раскрытую в трудах Эвальда Васильевича; не будет писать абракадабру вроде: «Мышление как дело личности (?!) есть момент ее самоосуществления (?!), это создание образа себя в соотнесении с другим (?!), проецирование этого образа (?!) на реальность. Это образ есть форма (?!), способная наполняться различным содержанием. Быть единством многообразных определений – понятием, субстанций – духом, материей (?!!!; примечания в скобках мои. – Т. М.)». Хочется сказать: аминь!

Творчество Э. В. Ильенкова, М. М. Розенталя, Б. М. Кедрова и др. – целая эпоха в истории философии марксизма XX в. Эпоха, которая не ушла бесследно. Она продолжается в их учениках, последователях. Они не святые. Можно критиковать те или иные положения в их работах. Но давайте быть добросовестными критиками, основательно знающими критикуемых авторов и их труды. Только так мы сможем хоть немного уменьшить уровень невежества в нашем философском храме.

Т. М. Махаматов, д. ф. н., профессор,

Финансовый университет при Правительстве РФ (Москва)

[1] Мареев С. Н. Из истории советской философии: Лукач – Выготский – Ильенков. – М.: Культурная революция, 2008.

[2] Маркс К., Энгельс, Ф. Соч. – Т. 46. – Ч. 1. – С. 107, 187–188.