Первые научные сведения об Океании в России: кругосветное плавание И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского (1803–1806)


скачать Автор: Пале С.Е. - подписаться на статьи автора
Журнал: Историческая психология и социология истории. Том 13, номер 2/ 2020 - подписаться на статьи журнала

DOI: https://doi.org/10.30884/ipsi/2020.02.10

В статье содержатся подробные сведения о первых российских экспедициях в обширную акваторию Южных морей и островов Тихого Океана, по итогам которых были составлены самые подробные морские карты для того времени и собраны ценнейшие этнографические свидетельства, внесшие важный вклад в изучение мировых культур.

Ключевые слова: Российские географические открытия, южная часть Тихого океана, Океания, Крузенштерн, Лисянский, плавание, атлас Южного Моря. 

Пале С.Е. к.и.н. ИВРАН more


На стыке XVIII–XIX вв. началось активное научное изучение южной части Тихого океана (Океании) ведущими западными державами – прежде всего Англией и Францией, конкурировавшими за сферы влияния не только на суше, но и на море. Эти государства впервые в истории организовали кругосветные экспедиции с исключительно научными целями: ради географических, гидрографических, климатических и прочих исследований в плавание к островам Тихого океана был отправлен со стороны Франции Луи Антуан де Бугенвиль (первым из французов обогнувший земной шар в 1766–1769 гг.), а спустя два года со стороны Англии – Джеймс Кук (на счету которого было три кругосветных экспедиции в период с 1768 по 1779 г.). Дж. Кук получил популярность во всем мире благодаря тому, что ему удалось посетить и описать большую часть островов Океании, а также открыть такие крупные географические объекты, как Австралия и Гавайи.

Россия организовала первую научную кругосветную экспедицию (1803–1806) под командованием первого капитана Ивана Федоровича Крузенштерна на судне «Надежда» и второго капитана Юрия Федоровича Лисянского на корабле «Нева» с целью проложить морской торговый путь между Русской Америкой (владениями Российской империи на Аляске, Алеутских островах, тихоокеанском побережье Северной Америки и др.) и Кантоном (современный Гуанчжоу, третий по значению город в Китае после Шанхая и Пекина) ради сбыта ценнейшего товара – меха каланов (морских выдр). Шкурки добывались в Русской Америке и переправлялись в Китай, где они пользовались огромным спросом, сухопутным путем из Охотска (сегодня город в Хабаровском крае) и оттуда – через граничащий с Китаем город Кяхта (в наши дни – город в Бурятии). Путь по суше порой мог занимать два года, в то время как морской маршрут сроком всего четыре месяца значительно ускорил бы торговлю и обогатил российскую казну.

Однако в ходе плавания торговых целей в Кантоне достичь не удалось из-за высокой конкуренции с европейскими торговцами, уже плотно занявшими нишу сбыта североамериканской пушнины в Китае. Также не удалось установить политические отношения с Японией: на корабле «Надежда» был отправлен первый официальный посол России в Японии Николай Петрович Резанов, но, учитывая политику жесткого изоляционизма, которую Япония вела в те годы, его посольство оказалось неуспешным.

Видными участниками экспедиции, помимо И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского, были: врач Карл Эспенберг; астроном Иоганн Горнер; натуралисты Вильгельм Тилезиус и Григорий Лангсдорф; старший лейтенант Макар Ратманов, оставивший бесценные записи о ходе экспедиции; будущий первооткрыватель Антарктиды мичман Фаддей Беллинсгаузен; пятнадцатилетний племянник Крузенштерна Отто Коцебу, который впоследствии также совершит две кругосветные научные экспедиции и оставит яркий след в изучении Южных морей.

Корабли «Нева» и «Надежда» прошли по следующему маршруту: российский Кронштадт, Англия, Канарские острова, Бразилия (остров Св. Екатерины), оттуда через южноамериканский мыс Горн – в Океанию. Далее корабли разделились: «Надежда» Крузенштерна отправилась к Вашингтоновым островам (современным Маркизским островам) на остров Нукагива (современный остров Нуку-Хива в архипелаге Маркизских островов в составе принадлежащей Франции Французской Полинезии), а «Нева» Лисянского успела посетить остров Пасхи. Капитаны встретились вновь у Нуку-Хивы и далее отправились к Сандвичевым островам (современные Гавайи), затем «Надежда» Крузенштерна отправилась на Камчатку и далее в Японию, где простояла полгода, пока длилось посольство Н. Резанова, а «Нева» направилась к острову Кадьяк у южного побережья Аляски, где она пробыла 14 месяцев в ожидании «Надежды». Встретившись вновь, корабли отправились в Макао и Кантон, где попытка сбыть полученные на Аляске шкуры каланов, лисиц, песцов, медведей, а также моржовую кость удалась только частично и с трудом, более того, китайский император не пожелал нарушить сухопутную торговлю через Кяхту и торговать с Россией по морскому пути. Далее корабли проследовали через мыс Доброй Надежды к острову Св. Елены и, наконец, вернулись в Санкт-Петербург в августе 1806 г.

Очень интересны этнографические сведения о жителях Океании, которые записали участники первой российской кругосветной экспедиции. При проходе через мыс Горн в марте 1804 г. из-за шторма корабли потеряли друг друга из виду и разделились. Предвидя подобную ситуацию, капитаны условились встретиться у острова Нуку-Хива. Лисянский успешно добрался до острова Пасхи, где он увидел большие статуи моаи, которые сегодня являются главной достопримечательностью острова. При встрече с островитянами было использовано полинезийское слово «друг» – «теео», которое расположило островитян к русским мореплавателям, и общение представителей двух цивилизаций прошло успешно: обе стороны отнеслись друг к другу очень тепло, и более всего среди всех предметов обмена у островитян оказались востребованы железные ножи. После того как запасы воды и продовольствия были пополнены, Лисянский направил «Неву» к Нуку-Хиве, где его уже ждал Крузенштерн, который потерял время из-за непогоды и поэтому решил на остров Пасхи не заходить, чтобы как можно быстрее доставить российское посольство в Японию, на чем настаивал посол Резанов.

Этнографическую ценность представляют подсчеты Лисянского касательно численности населения острова Пасхи, которое, по его мнению, составляло 1,5 тыс. человек: как известно, спустя 70 лет, к 1877 г., число жителей сократилось всего до 111 человек, из которых дало потомство всего 36 человек, и в 2010-е гг. коренных островитян насчитывалось лишь 2,4 тыс. человек – менее половины от примерно 6 тыс. общего населения острова.

Когда «Нева» воссоединилась с «Надеждой» на острове Нуку-Хива, выяснилось, что на борту «Надежды» уже шли ежедневные торги с островитянами: продукты питания обменивались на железные предметы, и на корабле не раз побывал местный «король», которому более всего приглянулось зеркало в каюте капитана Крузенштерна, в которое он мог смотреться часами.

Чтобы регламентировать время присутствия островитян на борту кораблей, капитаны периодически объявляли табу – запрет на посещение корабля в определенные часы. Табу – это повсеместная традиция в Океании, которая строго соблюдается и жестоко наказывается за нарушение, вплоть до смерти.

И И. Ф. Крузенштерн, и Ю. Ф. Лисянский очень тепло отзывались о местных жителях, описывая их внешность, эмоции, нравы, быт и культуру. В частности, удивительным для русских моряков показалось искусство тату, в котором жителям Маркизских островов (считающихся прародиной всех полинезийцев) не было равных во всей Океании: практически все участники экспедиции нанесли себе татуировки на тело, включая Крузенштерна, который навсегда запечатлел на руке имя своей жены – «Julie» (Юлия) (Федорова 2013).


«Мостиком» к взаимопониманию между русскими моряками и жителями острова Нуку-Хива послужили два европейца, которые уже прожили на острове около семи лет, – англичанин Эдвард Робертс и француз Жан-Батист Кабри, которые, как оказалось, люто ненавидели друг друга, повторяя вражду между Англией и Францией в единичном масштабе. По ироничному замечанию Крузенштерна, «даже и здесь не могла не обнаружиться врожденная ненависть, существующая между англичанами и французами» (Крузенштерн 1809–1812). Оба они были женаты на родственницах местных вождей и вели такой же образ жизни, что и местные жители.

С французом Жаном-Батистом Кабри произошла из ряда вон выходящая история: прощаясь с русскими моряками вечером на борту «Надежды», он изрядно напился и уснул, а проснулся и обнаружил свое присутствие на корабле, когда «Надежда» была уже далеко от берегов Нуку-Хивы. По его версии, Крузенштерн «украл» татуированного с ног до головы француза как местный артефакт, хотя сам капитан, само собой разумеется, отрицал это. Прибыв с экспедицией на Камчатку, француз вернулся на родину во Францию по суше через Сибирь и Санкт-Петербург, где пытался зарабатывать (не слишком успешно), демонстрируя всем желающим свое татуированное тело.


От Маркизских островов корабли «Надежда» и «Нева» проследовали на Гавайи (в то время носившие название Сандвичевы острова) и прибыли туда в июне 1804 г.: пополнив запасы еды, Крузенштерн отбыл на Камчатку всего через два дня, а Лисянский задержался на неделю, поскольку провизии еще не было достаточно для дальнего плавания к Алеутским островам.

Лисянский посетил место убийства английского капитана Джеймса Кука, который открыл Гавайи в 1778 г. и погиб в стычке с островитянами в 1779 г.

Капитан остался недоволен отсутствием гигиены у гавайцев. Также он отказался пускать на борт местных женщин, десятками плававших на лодках вокруг корабля, из-за опасений распространения среди экипажа венерических заболеваний (хотя на Нуку-Хиве такого запрета не было – ввиду того, что тамошние женщины были сочтены на вид вполне здоровыми). Крузенштерн дополнительно сетовал на неумеренное употребление гавайцами местного наркотического напитка кавы и повальное курение независимо от пола и возраста.

Набрав достаточное количество свиней – самого востребованного источника белка для экипажа – в обмен на ткани и парусину, Лисянский решил не заходить на остров Оаху, где располагался флот местного гавайского короля, из-за вспышки там венерических заболеваний, и «Нева» отчалила от Гавайев, взяв курс на Алеутские острова.

Экспедиция И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского внесла неоценимый вклад в развитие науки – картографии, гидрографии, климатологии, географии, океанографии, ботаники и др., а также этнографии: участниками экспедиции были сделаны уникальные описания народов Океании и собраны предметы культуры и быта островитян, хранящиеся сегодня в фондах музея «Кунсткамера» в Санкт-Петербурге.

В ходе экспедиции были исправлены ошибки в предыдущих картах; обнаружены межпассатные противотечения в Атлантическом и Тихом океанах; уточнена береговая линия Северной Америки и Японии; установлена широта и долгота многих географических объектов. Были проведены исследования температуры воды в разных частях Мирового океана, ее солености, течений, приливов и отливов, что в дальнейшем легло в основу океанографии, а наблюдения за погодой впоследствии имели значение для становления науки климатологии. Была также выяснена причина свечения моря – в результате деятельности крошечных организмов. Во время путешествия были составлены чукотский и айнский словари. Посол России в Японии Н. Резанов создал первый обширный русско-японский словарь объемом пять тысяч слов. Были записаны слова и ноты музыкального произведения «Песнь людоеда» на острове Нуку-Хива, из которого следует, что каннибализм был – пусть даже в прошлом – частью культурной традиции островитян. Труды И. Крузенштерна и Ю. Лисянского, изданные по итогам экспедиции, были вскоре переведены на все основные западноевропейские языки. Позднее, в 1823–1826 гг., И. Крузенштерн издал самый точный для того времени «Атлас Южного моря» на основании карт, составленных им самим, а также его предшественниками – Куком, Лаперузом, Бугенвилем и соотечественниками – Беллинсгаузеном, Лисянским, Коцебу и др.

Литература

Крузенштерн, И. Ф. 1809–1812. Путешествие вокруг света в 1803, 4, 5 и 1806 гг. на кораблях «Надежда» и «Нева»: По повелению е. и. в. Александра Первого: Под начальством флота кап.-лейт., ныне кап. 2-го ранга, Крузенштерна, Гос. адмиралтейского деп. и Имп. акад. наук члена. СПб.: Морская типография. Ч. 1–3.

Федорова, О. М. (сост.). 2013. «Чтобы лучше цену дать своему Отечеству»: Первая русская кругосветная экспедиция 1803–1806 гг. в дневниках Макара Ратманова. СПб.