XX Всемирный философский конгресс в Бостоне


скачать Авторы: 
- Павлов Ю. М. - подписаться на статьи автора
- Смирнов А. И. - подписаться на статьи автора
- Чумаков А. Н. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №2(19)/2000 - подписаться на статьи журнала

Неумолимо приближается время вступления человечества в новое столетие и новое тысячелетие. В истории человечества вступление в первое тысячелетие связано с распространением христианства, изменившего судьбы всего мира. Вступление во второе тысячелетие также изменило летосчисление, правда, уже в Китае. Чем будет ознаменовано третье тысячелетие? В мире произошли и происходят глубочайшие изменения. Взаимодействие основных субъектов мирового взаимодействия будет происходить на новых основаниях. Человечеству необходимо разрабатывать, учиться поведению в новых исторических условиях, неадекватных прошлым. Поэтому XX Всемирный философский конгресс и был посвящен роли философии в просвещении человечества. Наука преобразует сам характер человеческого существования. Только философия может дать ответный вопрос, можно ли устраивать баланс между человеком и природой, различными частями человечества, выдвигать систему ценностей, вновь сфокусировавших внимание на философских и даже духовных аспектах жизни; можно ли ликвидировать разрыв между ожиданиями и возможностями их удовлетворения. Человеческие существа создали возможность вмешательства в биотехнологическое и генетическое конструирование, в будущем такую возможность получат компьютеры. Отсутствие моральных критериев органичения, особенно связанных с генетикой, ставит серьезные вопросы. Могут победить эгоистические интересы и возобладать гитлеровская теория о генетически избранных. Тенденция идеологической гомогенизации, бюрократический контроль и наднациональный капитал становятся универсальной социальной системой.

Изменение бытийного состояния мира потребует глубинного философского изменения. Вот почему 10—16 августа 1998 г. в городе Бостон (США) прошел XX Всемирный философский конгресс. Очевидно, американцы не случайно выбрали местом проведения Бостон, штат Массачусетс. Это штат высоких технологий, который позволяет США лидировать во многих областях науки и технологии. Збигнев Бржезинский в своих выступлениях неоднократно говорил о том, что наиболее существенным недостатком США в XXI веке будет недостаток философского осмысления мира, причем этот недостаток существен как для внутренней, так и внешней глобальной политики лидерства, его удержания. Хочется отметить также, что Бостон — единственный город, где Всемирный философский конгресс проводился дважды. Хотя американцы об этом нигде не говорили, но, судя по количеству представленных философов, докладов, они стремились подкрепить свое гегемоническое положение в экономике, организовав и заняв лидирующее положение в важнейшей духовной сфере — сфере философии. Но, судя по отзывам участников конгресса, докладам, им этого не удалось сделать.

Что отличает XX век от всех предшествующих? Глобализация, превращение мира в целостность, беспрецедентное развитие науки и техники. Исчезли обобщенность, изолированность, произошло стирание пространства, усилилась необходимость установления более гуманных, добрососедских отношений между людьми. Над всеми этими вопросами надо много думать и много делать для проведения этих принципов в жизнь. Неудовлетворительное образование и отсутствие должного воспитания, по мнению многих участников конгресса, лежит в основе большинства современных проблем.

Смена многих старых парадигм, возникновение новых тенденций и даже закономерностей их развития; необходимость их оценки, устранение хаотичности неправильного развития и улучшение управляемости, предсказуемости социальных отношений повеяли на философию. Перемены такого рода первыми почувствовали философы, осознав свою ответственность за нарастающие с огромной быстротой перемены и опасности.

Тема XX Всемирного философского конгресса «Paidea: философия в воспитании человечества» была выбрана не случайно. Растущее отчуждение культуры, дегуманизация общества, утрата социальности, возрастание варварства, жестокости, архаизация, восстановление многих отживших форм жизни, переход к конструированию полностью оторванной от жизни так называемой виртуальной реальности требует не только философского осмысления, но и выработки решения преодоления этих превращенных (извращенных) форм жизни.

XX Всемирный философский конгресс был самым представительным из всех мировых конгрессов по числу участников. На него приехало более 3000 человек из почти 100 стран мира. На пленарных заседаниях, на 45 секциях, на многочисленных «круглых столах» выступало около 2500 докладчиков, т. е. почти все приехавшие в Бостон выступили. Правда, сразу же следует оговориться, что американцы не выполнили своих обещаний и не опубликовали тезисы выступлений, а только выдержки из них. В этом отношении Первый Российский философский конгресс был гораздо более последователен: он опубликовал девять томов тезисов.

Наряду с пленарными и секционными заседаниями проходили многочисленные встречи международных и национальных философских организаций, работала обширная выставка философской литературы, на которой Российское философское общество (РФО) представило работы отечественных философов. Естественно, возникает вопрос о целесообразности проведения всемирных философских конгрессов. Не существует единого мнения по этому вопросу. Раздаются голоса о целесообразности проведения более ограниченных, но более целенаправленных форумов. Несмотря на широкие дискуссии во всех областях гуманитарного знания, они все же проводятся. Объясняется ли это традициями, волей руководителей научных организаций, или существует какая-то объективная потребность. На наш взгляд, такого рода объективная потребность существует: мир превратился в целостность, и это требует поддержания контактов между учеными в глобальном масштабе. Конгрессы подводят огромные итоги развития, на них устанавливаются контакты между учеными, они выявляют основные направления движения, уровень развития в сопоставлении с достижениями ученых других стран. Нельзя отбрасывать и чисто технические сложности организации конгрессов. Сколь узко не звучала бы тематика данного конгресса, он вызывает такой поток материалов, концептуальных подходов, что или нужно отбрасывать как не подходящие теме 90—95% выступлений, что противоречит нынешним демократическим параметрам и вызывает крайне негативную реакцию, или же приходится идти другим путем — отбирать наиболее грамотные, квалифицированные доклады, пусть даже косвенно относящиеся к основной теме. Однако надо сказать, что широта основной темы компенсируется более конкретными темами секций и «круглых столов». Такие сочетания являются хорошей компенсацией обоих подходов.

Философский конгресс в Бостоне познакомил подробно с американскими философскими школами, с интерпретацией «пайдеи» в американской, греческой и европейских философиях, а также в традициях восточной и южной Азии, культуры ислама, традиционных культур Африки и Америки. Доклады отражали максимально возможное число культурных и национальных традиций и наиболее широкий спектр точек зрения. На конгрессе работало большое количество секций. Стоит назвать хотя бы некоторые из них: технология и коммуникации; этические традиции; феминистическая эпистемология; этика, религия и будущее человечества; метафизика; прикладная этика; философская антропология; философия экополитики; просвещение граждан в XXI веке; Джон Дьюк: просвещение в XXI веке; сократическая пайдея; Кант, пайдея и просвещение сегодня; философский материализм в Японии; антропология души; различия и справедливость; язык и моральные ценности; философские проблемы кино; прагматическая биоэтика; идеи просвещения и их наследие; философская ситуация в Восточной Европе; интернационализация в философии: специальные вопросы «метафилософии»; Кант и этические ценности; социальная философия и др.

Работали и такие секции, как мы понимаем и решаем конфликты этики и конфликты культур в глобализированном современном мире: туземная американская мысль; просвещение и права человека; в чем заключается вклад американской философии в просвещение человечества; постмодернизация и идея католической философской традиции; субстанционализм — не субстанционализм в азиатской философии; ранний греческий вклад в пайдею; знание как культурный и исторический феномен; значение демократии в мире сегодня; возможна ли глобальная философия; философия — перспектива научного образования; сравнительная философия; современная философия; философия и политика; глобальная информационная этика; древняя философия; философия действия; американский ученый и глобальные культуры; логика и философия логики; философия и окружающая среда; марксизм: перспектива в мире; права человека, понятие человека и китайская философская традиция; как компьютеры меняют философию; эволюционные модели человеческого поведения; влияние эллинской пайдеи; возможна ли глобальная этика; онтология; теория познания; политическая философия; социальные знания и социальный консенсус; религиозная этимология; философия освобождения; новый мировой порядок: мир как справедливость; проблемы демократии в эпоху глобализации; Лейбниц о пайдее; Индия и Тибет; философский диалог: Север — Юг и др.

Для американских ученых характерно сегодня обращение к философии метафизики, этическим проблемам, вопросам феминизации, эндемизма (конца мира). Американцы попытались на философском конгрессе установить свое лидерство — 60% докладчиков составляли американцы, доминировали в руководстве секций, «круглых столов», симпозиумов. Однако надо сказать, что доминирования в области мировой философской мысли не получилось. В конгрессе приняли активное участие представители других стран, континентов — Европы, Азии, Африки, Латинской Америки, а также большая группа философов из России.

Духовный кризис, охвативший планету, может быть преодолен с помощью воспитания, именно с его помощью можно решить проблемы установления гуманных отношений между людьми. Показателем широкомасштабности конгресса явился тот факт, что на нем выступило 2500 докладчиков.

Активное участие в работе XX Всемирного философского конгресса приняло Российское философское общество, присутствовало около 60 человек. В материалах конгресса представлено 140 докладов российских философов, весьма большое количество, что свидетельствует о широком развитии философии в нашей стране и о признании ее определенной силы за рубежом, об актуальности проблем, решаемых нашими философами.

Российское философское общество, учитывая недостаточный уровень развития сети пользователей Интернета, в своем вестнике в полном объеме информировало своих членов о предстоящем конгрессе. С целью глубинного знакомства с американскими философами и прежде всего глубинного осмысления будущего мира, мирового порядка, мирового развития российская делегация организовала «круглый стол», который не был предусмотрен программой. Он вызвал большой интерес и у философов других стран. Позиция американцев четко обозначилась, они поддержали идею однополюсного мира, в условиях которого не существует сдерживающих факторов и противовесов, создающих новые очаги напряженности в различных точках планеты. Таким образом, был поставлен сложнейший философский вопрос о том, каковы будут мировая система, структура, порядок, процессы в XXI веке, как будут решаться кризисные ситуации. Надо сказать, что эта проблема, по мнению всех участников «круглого стола», вызвала большой интерес, что они выразили желание ее дальнейшего отчуждения, в рамках двусторонних или многосторонних встреч.

В выступлениях на конгрессе подчеркивалось, что современной философии следовало бы меньше ориентироваться на западные традиции, а больше внимания уделять культурному разнообразию. Главные задачи философии формировались, образовывались и воспитывались гражданами мира — таков был лейтмотив конгресса. Американские философы попытались придать примитивную направленность конгрессу, значительно сузив проблемное поле философии.

Парадоксально, но на конгрессе многие его участники возвращались к известным и, казалось бы, давно решенным вопросам: Что такое философия? Кому и зачем она нужна? Каково ее предназначение?

Таким образом, на конгрессе вновь подтвердилось, что как не было, так и нет единого взгляда на философию, а следовательно, на понимание роли философии в общественном развитии, в жизни человека.

Поскольку основной темой конгресса была пайдея, постольку она и подверглась самому тщательному обсуждению. Выступавший на пленарном заседании французский философ Пьер Аубекню основной темой своего доклада сделал проблему перехода от варварской природы к цивилизационной, обращая особое внимание на то, как воспитать человека в духе ненасилия и культивирования в нем разума путем саморазвития. В центре внимания выступления американского философа китайского происхождения My Bet Minga были проблемы образования и усвоения ценностей, связи их с окружающей средой, с пониманием того, что они живут среди других сообществ и других форм жизни, необходимость установления гармонии с окружающей средой. Напомнив учение Конфуция о взаимоотношениях родителей, детей, он подчеркнул, что человек изначально не выбирает родителей, окружение, но в результате самовоспитания может изменить свой характер и поведение.

Американский философ Пол Вууруж большое внимание уделил различию понятий «техно» и «пайдея», отметив, что первый термин, по его мнению, означает знание, т. е. чему можно учить, второй — источник правильного суждения, а не источник передачи знания. На конгрессе высказывались разные мнения по вопросу о том, должны ли философы обучать людей искусству убеждения или правильного суждения. Подробному обсуждению подверглась пайдея в связи с социальной справедливостью и правами человека.

Избранная президентом международной федерации философских обществ профессор из Турции Иоанна Кугуради обратила внимание на проблемы постмодернизма, т. е. выступление против западной рациональности. Путь пайдеи учит ребенка и взрослого, «куда смотреть», а не тому, «что надо увидеть». Этическое обучение этической свободе — важнейшее понятие всей системы человеческих прав. Люди должны бороться за равноправие, а государство должно защищать права человека. Таким образом, решающий вклад пайдеи Кугуради видит в признании и реализации прав человека.

Многие западные и особенно восточные наши коллеги весьма уважительно относятся к достижениям России в области философии. Однако надо сказать и о том, что в связи с тем, что США являются самодостаточной страной, некоторые американские ученые недооценивают достижения философской мысли других стран и народов и, в частности, нашей. Есть здесь и определенная вина некоторых наших философов, которые писали и пишут, что в годы советской власти была прервана философская традиция. Есть и некоторые объективные обстоятельства. Лишь очень немногие американские философы знают хорошо русский язык и могут читать философские произведения, некоторые знакомы с ней по популярным, весьма упрощенным, вульгаризирующим философскую мысль нашей страны учебникам, а некоторые по недоброжелательным оценкам и ряда идеологизированных, политизированных советологов и эмигрантов. Поэтому перед российской общественностью стоит задача шире знакомить зарубежных специалистов с разработками отечественных философов, которые во многих случаях являются очень интересными и глубокими.