Общественное мнение в системе познания


Авторы: 
- Андрюшенко М. Т - подписаться на статьи автора
- Александрова О.С. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №1(18)/2000 - подписаться на статьи журнала

В статье рассматриваются некоторые актуальные проблемы социального познания.

Мнение, вера и очевидность как познавательные феномены. Интерес к отмеченным феноменам имеет в гносеологии давние традиции. Высказывания о них можно встретить у Платона, Аристотеля, Секста Эмпирика, Т. Гоббса, Д. Локка, Э. Кондильяка и других. Более конкретно их особенности раскрыл И. Кант. «Признание истинности суждения, — отмечал он, — имеет следующие три ступени... мнение, веру и знание. Мнение есть сознательное признание чего-либо истинным, недостаточное как с субъективной, так и с объективной стороны. Если признание истинности суждения имеет достаточное основание с субъективной стороны и в то же время считается объективно недостаточным, то оно называется верой. Наконец, и субъективно, и объективно достаточное признание истинности суждения есть знание. Субъективная достаточность называется убеждением (для меня самого), а объективная достаточность — достоверностью (для каждого)»1.

Познание имеет деятельный характер, выражающийся в том, что познавательный процесс подчинен дальнейшим действиям субъекта — преобразующим, коммуникационным, ориентационным, оценочным. Познание неотделимо от базиса осмысления, который складывается из системы образов, отражающих некоторую предметную (объектную) область, заключенных в опыте, жизненных установках, мировоззрении и оцениваемых субъектом несомненными, хотя реально за несомненностью в каждом случае может стоять как истинность, так и ложность. Если суждение ценностью соответствует его базису осмысления, то оно квалифицируется как правильное. Если обладает частичным соответствием, то рассматривается как правдоподобное. Если между ним и базисом осмысления отсутствует какое бы то ни было соответствие, то считается бессмысленным или ложным и отбрасывается. При этом правильность неотождествима с истинностью. Первая шарахает соответствие суждения группе образов, из которых складывается базис осмысления. Вторая — соответствие суждения явлению или процессу, которые в нем отражены.

Поскольку все феномены — ступени признания истинности суждения — складываются в сознании, которое находится под воздействием субъективных и объективных тенденций, постольку соответствующее основание не может быть только объективным. Оно является субъективно-объективным. Объективная сторона связана здесь с тем, что содержание суждения отображает некоторые реальные явления. Субъективная — с тем, что это отображение преломляется через неповторимое отношение, складывающееся у каждого индивида к отображаемому.

Субъективно-объективным основанием признания истинности суждения является определенное соответствие последнего базису осмысления субъекта. Достаточность соответствия выражается в правильности. Недостаточность — в правдоподобии.

В соответствии со своими основаниями феномены — ступени признания истинности суждения включают определенные элементы. В общем виде одним из них является убеждение в имеющейся (достаточной или недостаточной) ценности суждения. Другим — констатация имеющегося (достаточного, предстающего в виде правильности, или недостаточного, предстающего в виде правдоподобия) соответствия суждения базису осмысления субъекта. Применительно к конкретным ступеням дело обстоит следующим образом. Мнение включает убеждение в недостаточной, хотя и имеющейся, ценности суждения и констатацию его правдоподобия. Вера — убеждение в достаточной ценности суждения и констатацию его правдоподобия. Очевидность (одним из выражений которой на логической ступени является понимание) — убеждение в достаточной ценности суждения и констатацию его правильности. Кроме того, каждый феномен имеет еще и третий элемент, который выступает результатом взаимодействия двух предыдущих. Применительно к мнению им оказывается несомненность в возможности истинности суждения. Применительно к вере — сомнение в его истинности. Применительно к очевидности — несомненность в такой истинности. Каждая ступень признания истинности суждения представляет собой единство трех соответствующих элементов.

Деятельная выраженность каждого феномена имеет определенный характер. Для мнения, например, она ограничена. Исходя из содержания суждения, признаваемого истинным на этой ступени, человек может поставить себе ту или иную цель. Но он не всегда способен достичь ее. Для достижения цели ему необходима дополнительная информация. Деятельная выраженность веры и очевидности является иной. Обе относятся к суждениям, имеющим достаточную ценность, и соответственно включают убеждение в достаточной их ценности. Поэтому применительно к ним деятельная выраженность свободна от того, что свойственно ей применительно к мнению. Однако по отношению к каждой из них в отдельности она приобретает различные варианты. Причина в том, что очевидность включает констатацию правильности, а вера — лишь констатацию правдоподобия. В итоге при прочих равных условиях деятельная выраженность очевидности, по крайней мере потенциально, оказывается более высокой.

Мнение, вера, очевидность и освоение. Формирование мнения, веры и очевидности как ступеней признания истинности суждения протекает в освоении последнего субъектом. Освоение предполагает включение суждения в информационный запас субъекта с целью последующего деятельного использования. Получение субъектом подлежащих освоению суждений осуществляется во внутри-субъектном информационном обмене и в исследовании. Первый основан на циркулировании сведений между людьми. Второе — на прямой связи субъекта с объектом. При этом во внутрисубъектном информационном обмене субъект — являющийся реципиентом — получает суждение через коммуникацию. В исследовании — через свое воздействие на объект. Оба пути предполагают единство объективных условий и субъективного фактора.

Применительно к внутрисубъектному информационному обмену объективные условия со стороны реципиента, которому предстоит стать субъектом определенного феномена, включают прежде всего стремление к конкретным действиям, основанным на соответствующих сведениях; недостаточность имеющихся сведений для реализации стремления и потребность в дополнительных сведениях; убежденность в наличии таковых у коммуникатора. Со стороны коммуникатора — это потребность в определенных изменениях, сочетающаяся с отсутствием достаточной способности их осуществления; убежденность в наличии такой способности у реципиента. Со стороны обоих — взаимная заинтересованность друг в друге; единая система общения; по крайней мере периодическое пребывание в единой эмоциональной обстановке. Основными элементами субъективного фактора выступают здесь для реципиента способность к реальной оценке коммуникатора и соответствующая этому установка на взаимодействие с ним. Для коммуникатора — способность к реальной оценке реципиента и соответствующая этому установка на взаимодействие с ним. Для обоих — компетентность в вопросах к соотношения своих целей, средств их достижения, условий и результатов.

Источником поступления к реципиенту подлежащих освоению сведений во внутрисубъектном информационном обмене является коммуникация. Цель, которой добивается в ней коммуникатор, заключается в побуждении реципиента к необходимым себе поступкам. Коммуникация включает определенные действия, рассчитанные на то, чтобы реципиент не отбросил адресуемые сведения, а принял их и подверг затем освоению. Направленность этих действий детерминируется особенностями таких явлений, как процесс передачи-приема сведений, содержание сведений, состояние реципиента.

Собственно освоение, включающее, как сказано, формирование мнения, веры и очевидности, осуществляется через обнаружение субъектом их оснований и установление элементов. Каждый из отмеченных процессов имеет соответствующие этапы, своеобразие которых определяется их направленностью.

Хотя освоение состоит из рациональных действий, тем не менее протекает в сложившейся эмоциональной обстановке, которая может влиять на них двояко. В одних случаях она повышает рациональность, способствуя, в частности, повышению соответствия, устанавливающегося между условиями существования субъекта, его целью и ценностью суждения. В других — снижает ее, снижая тем самым и отмеченное соответствие. То и другое сказывается на ступени освоенности, т. е. на том, предметом чего станет осваиваемое суждение: мнения, веры или очевидности.

Единство особенностей освоения показывает, что существует возможность целенаправленного воздействия на него. Это, наряду с прочим, предполагает регулирование определенных составляющих, из которых оно складывается, с той целью, чтобы субъект признал суждение истинным на заранее заданной ступени. Регулированию подвергаются прежде всего условия, в которых пребывает субъект и которые детерминируют, его цель; состояние сознания субъекта, в котором отражаются основания конкретной ступени освоенности суждения; эмоциональная обстановка, в которой субъект получает суждение, подлежащее освоению, а затем протекают и сами процессы, из которых оно складывается.

Общественное мнение и ступени признания истинности суждения. За исходную основу обнаружения того, что присуще общественному мнению в указанной системе, здесь берутся следующие показатели, чье единство составляет его качественную определенность. Во-первых, общественное мнение выражает отношение (явное или скрытое) общности к событиям и фактам социальной действительности, к деятельности различных групп и отдельных личностей. Во-вторых, общественное мнение служит определенной информационной основой воздействия на эти объекты, вследствие которого те либо претерпевают изменения, либо сохраняются в неизменном виде. Причем такая основа может быть как истинной, так и ложной. В-третьих, общественное мнение выступает в виде суждения или группы суждений, содержащих соответствующую информацию. В-четвертых, формирование общественного мнения может быть стихийным и целенаправленным и иметь четко выраженные источники: молву, слухи, сплетни, индивидуальный и общественный опыт и т. д.

Соотнося общественное мнение со ступенями признания истинности суждения, видим следующее: содержание общественного мнения как информационной основы действий людей не может оцениваться ими ни бессмысленным, ни ложным. В противном случае его пришлось бы отбросить. Поскольку же оно не отбрасывается, то признается осмысленным и истинным, хотя, как отмечалось, между фактом такого признания и объективной истинностью того, на что это признание распространяется, возможны как совпадение, так и расхождение.

Признание истинности содержания элементов общественного мнения в каждом случае осуществляется на соответствующей ступени — такой, которая включает убеждение в ценности суждения, а значит, одним из своих оснований — субъективным — имеет ценность суждения. К таким ступеням относятся, как известно, вера и очевидность. Мнение находится за их пределами, ибо в качестве соответствующего элемента имеет убеждение в недостаточной ценности суждения, а в качестве субъективного основания — недостаточную ценность суждения. Исходя из содержания таких суждений, субъект может поставить себе цель, но он не в состоянии полностью реализовать ее.

Различия, касающиеся оснований веры и очевидности, не могут не сказаться на их элементах. С одной стороны, это выражается в том, что убеждение в ценности суждения доминирует в вере над констатацией его правдоподобия, и в очевидности — над констатацией правильности. С другой — в том, что своеобразие приобретают и третьи элементы рассматриваемых феноменов, складывающееся, как отмечалось, на основе взаимодействия первого и второго. Гак, в вере сомнение в истинности суждения снижается, а в очевидности несомненность в истинности суждения возрастает. Все это нередко получает закрепление в эмоциональном воздействии, которому люди подвергаются, находясь в общности.

Таким образом, вера и очевидность как феномены общественного сознания отличаются от того, что представляют собой в сознании индивидуальном. Иная выраженность оснований и элементов, равно как и вытекающая отсюда несоразмерность между ними, способствуют здесь и иной выраженности структуры, которая вызывает рассогласованность между складыванием рассматриваемых феноменов и имеющимися для этого основаниями. Последняя часто выражаегся в том, что определенный феномен может сформироваться без необходимого уровня тот или иного основания, прежде всего субъективно-объективного. Применительно к вере одним из примеров такого рода может служить так называемая «вера в правое дело», «вера в светлое будущее» и т. д. Применительно к очевидности — неоднократно описанный в психологии феномен отрицания веры в Бога и признания того, что он очевиден, свойственный некоторым религиозным людям.

Кроме того, как показывает взаимосвязь между сознанием, языком и практикой, будучи феноменами общественного сознания, вера и очевидность формируются не только через рассмотренное выше освоение, но и через взаимное общение своих субъектов. Последнее пронизывает все их действия, направленные на обнаружение оснований и элементов этих феноменов. Что касается функционирования веры и очевидности в указанном качестве, то оно предполагает еще и совместную деятельность субъектов.

При сопоставлении оснований — как совпадающих, так и не совпадающих — каждого из феноменов обнаруживается следующее. Поскольку освоение, как и все познание, имеет деятельный характер, т. е. выступает одной из предпосылок дальнейших действий, ибо вне их человеческая активность исключается, постольку большая значимость присуща субъективному основанию. Именно его достаточность побуждает человека к принятию суждения. Субъективно-объективное основание также невозможно сбрасывать со счетов, однако следует помнить о его подчиненном характере. Несомненно, что при прочих равных условиях человек в качестве информационной основы ; своей последующей деятельности изберет то суждение, которое освоил на ступени очевидности, а не на ступени веры, ибо в первом случае суждение обладает для него правильностью, а во втором — лишь правдоподобием. Но — опять-таки в свете деятельного характера освоения — его правильность оказывается для человека лишь дополнительным показателем ценности. С одной стороны, вне своей связи с ценностью суждение теряет для него деятельную необходимость. С другой — в соответствующей ситуации он способен пренебречь правильностью. Подтверждением может служить уже упоминавшаяся «вера в правое дело» и «вера в светлое будущее», периодически охватывающая не только отдельных индивидов, но и большие группы. Применительно к ценности пренебрежение и кого рода исключается.

Предпринятое сопоставление показывает следующее. В одинаковой степени предметы веры и предметы очевидности привлекают людей благодаря присущей им ценности, которая, как сказано, определяет возможность достижения людьми своих целей. Тем не менее в пределах такой одинаковости люди не могут относиться к суждениям по-разному, ибо правдоподобие суждения, при прочих равных условиях, установить легче, нежели его правильность. Поэтому при обнаруженной ценности стремление к использованию правдоподобных суждений объективно выше, чем к использованию правильных. Правда, несомненность субъекта в истинности суждения, как один из элементов очевидности, в значительной мере порождена правильностью последнего и, соответственно, констатацией правильности, выступающей другим элементом данного феномена. Сомнение в истинности суждения, как один из элементов веры, порождено его правдоподобием, а не правильностью, и, соответственно, констатацией правдоподобия, как другим элементом этого феномена. Но правдоподобие — не бессмысленность и не ложность. В качестве определенной доли правильности суждения оно содержит в себе соответствующую вероятность его истинности. Все это дает основание считать, что при прочих равных условиях люди склонны отдавать предпочтение тем ценным для себя суждениям, которые обладают правдоподобием, а не правильностью. Это, в свою очередь, не может не сказаться на состоянии массы общественного мнения, в которой предметы веры объективно преобладают над предметами очевидности. Однако в свете соотношения между основаниями и элементами двух феноменов здесь обнаруживается и иная тенденция. В частности, применительно к очевидности ценность суждения, как основание признания его истинности в пределах своей достаточности, по крайней мере неявно, повышается благодаря правильности. Убеждение в ценности, как элемент очевидности, также в пределах своей достаточности стремится к повышению благодаря констатации правильности. Тем самым при одинаковых субъективных основаниях и, соответственно, одинаковых первых элементах очевидность в сравнении с верой обладает более прочной основой. Исходя в своих действиях из предмета очевидности, люди, по крайней мере субъективно, имеют больше оснований рассчитывать на успех, чем исходя из предметов веры. Это реально не может не сказаться на помыслах и действиях тех, кто причастен к формированию общественного мнения. Правда, подобно тому, о чем говорилось выше, здесь также не исключено взаимодействие элементов общественного мнения и вытекающие из него следствия. Поэтому в определенных временных пределах деятельная основа предметов веры и деятельная основа предметов очевидности могут не различаться между собой.

О формировании общественного мнения. Общественное мнение формируется на основе единства объективных условий и субъективного фактора. Поскольку его формирование включает освоение реципиентом адресуемых сведений, то отмеченные элементы того и другого оказываются таковыми и применительно к данному процессу. В общем они касаются обоих коммуникантов. В частности же касающееся коммуникатора приобретает дополнения. Как видно из того, о чем шла речь, объективные условия его действий включают потребность в освоении реципиентом на соответствующей ступени — либо веры, либо очевидности, но не мнения — адресуемых ему сведений. Субъективный фактор включает способность к этим действиям, т. е. к тому, что рассматривается ниже.

Целенаправленный путь формирования общественного мнения предполагает в качестве одного из условий коммуникацию, выступающую элементом внутрисубъектного информационного обмена. Цель коммуникации — предоставить реципиентам, являющимся потенциальными носителями общественного мнения, те сведения, которые им в связи с интересами коммуникатора (коммуникаторов) предстоит осваивать. Она включает возможность использования методики и других средств, обеспечивающих повышение эффективности.

Стихийный путь такого формирования основывается, помимо коммуникации, и на прямом контакте людей с тем, что отражается в их сознании. Результаты отражения, преломляясь обычно через ряд промежуточных звеньев: образованность, культуру, профессиональную направленность, установку, эмоциональное состояние и т. д., — пополняют затем их личный и общественный опыт. При этом по крайней мере часть таких результатов трансформируется в элементы общественного мнения.

Целенаправленный и стихийный пути нередко соприкасаются между собой и дополняют друг друга. Поэтому между ними возможно как соответствие, так и расхождение. В первом случае целенаправленный путь усиливается стихийным. Во втором — ослабляется им.

Субъект общественного мнения оказывается таковым лишь в том случае, если признает истинность его элементов на ступени веры или очевидности. Ступень мнения в таком признании исключается. Это значит, что поступающие сведения должны восприниматься им с субъективной стороны как ценные, а с субъективно-объективной — как правильные или правдоподобные, т. е. иметь строго определенное соотношение с целью общности и базисами осмысления ее членов.

Вера и очевидность выступают в данном случае феноменами общественного сознания, а между их предметами устанавливается своеобразное соотношение. С одной стороны, в массе общественного мнения реально преобладают предметы веры. С другой — субъект его формирования заинтересован в преобладании там предметов очевидности. Формирование того и другого требует взаимного общения тех, среди кого распространяются сведения.

Эмоциональная обстановка складывания общественного мнения может по-разному соотноситься с содержанием адресуемых людям сведений, условиями их существования и реализуемой ими целью. В частности, она может соответствовать — полностью или частично — либо не соответствовать каждому из этих явлений, равно как и всем им вместе.

Хотя освоение сведений, составляя завершающий этап формирования общественного мнения, осуществляется традиционными путями, предполагающими обнаружение оснований и элементов указанных феноменов, тем не менее интересы коммуникаторов и реципиентов могут различным образом воплощаться в их результатах. Между ними возможно либо совпадение, либо несовпадение равным образом к каждому из них оборачивается и методика освоения. В одном случае использованию могут подлежать одни ее регулятивы, в другом — другие.

Из единства отмеченного видно, что формирование общественного мнения предполагает, наряду с прочим, определенные действия своего субъекта. Наиболее существенными из них представляются следующие.

Приведение коммуникации, как средства адресования людям сведений, в соответствие с тем, что облегчает их последующее освоение. Речь идет об особенностях процесса передачи-приема сведений, о содержании передаваемого и о состоянии тех, кому они передаются.

Установление источников стихийного формирования общественного мнения. Приведение коммуникации и соответствие с его — как положительными, так и отрицательными — тенденциями. Для усиления целенаправленности — использование положительных тенденций. Нейтрализация тенденций отрицательных, позволяющая избежать его ослабления.

С целью освоения людьми адресуемых сведений на ступени веры или очевидности — и избежании ступени мнения — достижение соответствия между их содержанием и условиями существования, целями, а также базисами осмысления тех, кому они предназначаются. Это возможно, по крайней мере, двумя путями. С одной стороны, путем ограничения содержания сведений теми параметрами, в которых они могут быть приняты реципиентами, исходя из условий существования, цели и базисов осмысления. С другой — путем предварительного воздействия на последние — воздействия, которое изменило бы их параметры и нейтрализовало препятствия, сдерживающие достижения отмеченных ступеней. Идя обоими путями — отдача предпочтения тому, что порождает очевидность, а не веру.

Для придания вере и очевидности статуса феноменов общественного сознания — в процессе их складывания — стимулирование общения между теми, кого они должны охватить. После того как складывание завершилось и нуждается в закреплении — вовлечение людей в соответствующие действия. Осуществление того и другого на основе учета содержания сведений и цели их внесения.

Ориентирование будущих носителей общественного мнения на выбор соответствующих своей задаче элементов методики освоения. Это особенно важно, когда вносимые в общность сведения расходятся с тем, что определяет выражение их ценности и правильности (правдоподобия).

Создание эмоциональной обстановки, благоприятствующей тому, чтобы вносимые в общность сведения стали элементами общественного мнения. Это целесообразно не только при отсутствии соответствия сведений тому, что определяет их ценность и правильность (правдоподобие), но и при наличии его. Причина — в чрезвычайно значительной роли, принадлежащей эмоциональной обстановке в деятельности людей, в том числе в познании. Поэтому возможны случаи, когда вносимые в общность сведения и определители оснований признания их истинности объективно соответствуют друг другу, но субъективно, из-за неблагоприятной эмоциональной обстановки, воспринимаются как несоответствующие. Учет такой возможности и недопущение ее реализации.

Заключение. Соотнесение общественного мнения со взятыми элементами познания дает возможность обнаружить следующее. Группа суждений составляет общественное мнение тогда, когда признается истинной на ступени очевидности или веры. То, что признается истинным на более низкой ступени, к общественному мнению в данный момент не относится. Хотя критерием общественного мнения выступает способность всех его элементов быть информационной основой деятельности общности, тем не менее здесь существует градация. Суждения, признаваемые истинными на ступени очевидности, ориентируют людей на более эффективные действия, чем суждения, признаваемые истинными на ступени веры. В формировании общественного мнения заметное место отводится определенным действиям. Они основаны на учете элементов завершающего этапа познавательного процесса. Такие действия предполагают широкое манипулирование как сведениями, так и тем, что детерминирует признание их истинности.

Но познание — лишь одно из явлений, с которыми соприкасается общественное мнение. Соотнесение последнего с другими явлениями такого рода позволит и далее расширить круг обнаружения его особенностей. Однако и то, что обнаружено, указывает на достаточно существенные стороны общественного мнения — стороны, которые невозможно не учитывать как в его изучении, так и в формировании.


1 Кант И. Критика чистого разума. М., 1994. С. 481.