Откуда есть пошла русская изба?


скачать Автор: Крылов Т. А. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №1(25)/2017 - подписаться на статьи журнала

Автор статьи обсуждает исторические гипотезы возникновения технологии строительства русской избы. По одной из гипотез, прототипом избы послужила землянка, а по другой – русская изба произошла от монгольской юрты. В статье обсуждаются аргументы за и против обеих теорий, приводится анализ бытовых и природно-климатических условий, повлиявших на развитие первых строительных технологий на территории Древней Руси.

Ключевые слова: русская изба, хлев, двор, землянка, острог, частокол, юрта, бревно, строевой лес.

The author of the article discusses the historical hypotheses of the emergence of construction technology of the Russian hut. According to one of the hypotheses, a dugout served as the prototype of the hut, while others claim that the Russian hut came from the Mongolian yurt. In the present article the author discusses pros and contras of both theories, and analyzes the domestic and natural climatic conditions that influenced the development of the first construction technologies in the territory of the Ancient Russia.

Keywords: Russian hut, cowshed, yard, dugout, burg, stockade, yurt, log, timber.

Во взаимодействии природы и общества, происходившем на просторах европейского Северо-Востока (Кульпин-Губайдуллин 2014), важную роль сыграла такая принципиальная инновация, как русская изба. Сегодня, в эпоху развитых строительных технологий, уже достаточно сложно увидеть классическую русскую избу. Если выехать за пределы больших российских городов, то можно увидеть дома из кирпича, из клееного бруса, из оцилиндрованного бревна и многих других строительных материалов. Лишь изредка в наши дни среди новомодных коттеджей и особняков можно встретить так называемый старый «бабушкин» русский дом.

Давайте рассмотрим, что же представляет собой русская изба. Основу русской избы составляет классический деревянный бревенчатый дом-пятистенок с тремя окнами по фасаду, двускатной крышей и небольшим чердачным окошком на фасаде под крышей. Фасадные окна и чердачное окошко, как правило, украшались ставнями и красивыми наличниками, которые обрамлялись резьбой по дереву. Справа или слева от дома располагалась пристройка-терраска с красивым крыльцом, украшенным резными столбиками. Посреди дома на отдельном фундаменте была сложена большая русская печь. Перед входом в основное жилое помещение располагались сени. Это пространство на современный манер можно назвать прихожей. Если терраска – это «холодное» помещение, то сени – «теплое». В сенях хранили продукты питания и запасы зерна, в зимнюю погоду пускали погреться молодого теленка или козлят.

Позади дома, на расстоянии 10–15 шагов, располагались хозяйственные постройки, основной из которых являлся хлев; в нем держали домашний скот, а также хранили заготовки и некоторую хозяйственную утварь, складывали сено и солому. Хлев представлял собой глиняную постройку-мазанку, сделанную, как правило, из тонких веток, досок, обмазанных изнутри и снаружи глиной, навозом или иным вязким материалом. Снаружи хлев покрывался раствором извести.

Между основной жилой избой и хлевом располагался двор. Что такое двор? В современном русском языке под словом «двор» подразумевают открытое уличное пространство между домами. На придомовой территории размещают детские площадки, высаживают деревья и кусты или иным образом оформляют дворовое пространство. В старорусском языке слово «двор» имело совершенно другое значение. Двором называли крытое помещение, располагаемое между хлевом и жилой избой.

В сущности, как современное, так и старорусское значение этого слова в основе своей имеют один и тот же смысл. Толковый словарь Владимира Даля дает следующее определение слова «двор» – это «простор между всеми строениями одного хозяйства» (Даль 1995, т. 1: 422).

Однако в старину над дворовым пространством в целях наибольшей функциональности было принято возводить крышу. Конструировался двор следующим образом: между всеми дворовыми постройками конусом устанавливались прямые жерди длиной около 5–7 метров. Получалось легкое конусное строение, которое покрывали сеном или соломой. Таким образом, все дворовые постройки объединялись под одной крышей. В результате дворовое пространство было укрыто от снега, дождя и ветра. В нем располагали крупную хозяйственную утварь, большие запасы сена и зерна. Во двор загоняли телегу. Там же хранились плуг и борона. Во дворе размещали отхожее место в виде ямы, огороженной ширмой с четырех сторон.

Такой формат русской избы просуществовал вплоть до начала XX в., когда началось строительство современных крупных городов, значительно усилилась миграция населения в город. Ввиду известных исторических событий формат сельского быта и уклад жизни в деревне быстро изменились.

Теперь рассмотрим, откуда изначально появилась технология строительства классической русской избы.

На этот счет есть две версии. По одной из них, русская изба «пришла» к нам с юга. Прототипом русской избы служила землянка. Первые жилые землянки найдены на территории Крыма. Археологи относят их строительство к временам скифов. Такие землянки выкапывали в глиняном или песчаном грунте, накрывали сверху бревнами и палками, затем присыпали песком. Посреди землянки формировался из глины очаг для обогрева и приготовления пищи. Землянки можно было копать везде, где был прочный и неплодородный грунт: песок, глина, известь, мел. Такие почвы распространены с южных границ нашей страны вплоть до Воронежской и Белгородской областей. Кстати, слово «Белгород» происходит от словосочетания «белый город». Это означает, что основой для местного строительного материала стали белые известняковые и меловые почвы.

С развитием строительного дела помимо землянок люди научились строить остроги. Острог – это изгородь, построенная из двух рядов частокола, засыпанная посередине землей и глиной. Он защищал жилые землянки первобытных людей от ветра, диких животных и возможного нападения неприятеля. Со временем не только вся община в целом, но и каждая отдельная семья стала строить острог. Острог заметно уменьшился по площади и размерам, и его накрывали сверху крышей из веток, соломы и листьев. Получился первый дом из частокола и веток, стены которого были засыпаны землей. Такой вид первых жилых построек был распространен на всей территории Полесья, занимавшего большую часть современной Польши, Белоруссии, Украины и южную часть России.

При рассуждении об истоках русской избы все же остается загадкой, в какой момент наши предки-славяне перешли от вертикального использования деревьев, формирующих частокол, к горизонтальному применению бревна. Неясным остается момент, когда же именно появилось бревно как строительный материал.

И здесь на ум приходит другая версия происхождения русской избы – с севера, а точнее, даже с востока, с территории современной Бурятии и Монголии. Известно, что татаро-монгольские народы издавна жили в юртах. Юрта представляет собой конический каркас из деревянных кольев или костей крупных животных, обтянутый шкурами оленей, лошадей или быков. Посреди юрты располагался очаг. Такой способ строительства жилища очень прост и практичен. Во-первых, юрту легко собрать и разобрать, для того чтобы перенести на новое место, если изменилась территория выпаса скота или по иным причинам. Во-вторых, юрта в силу своей геометрической формы хорошо защищает от ветра. В-третьих, она хорошо держит тепло, поскольку обтянута шкурами степных или северных животных. И наконец, юрта собрана из подручных материалов, которые всегда были в наличии у кочевого охотника или скотовода.

Неудивительно, что юрта как вид жилища быстро распространилась на обширные территории, в том числе в Сибири, на Дальнем Востоке, а также нашла свое применение среди северных народов России на территориях, где жили поморы, то есть в современной Карелии, в Архангельской и Мурманской областях, на Кольском полуострове. Об этом говорят соответствующие факты археологических раскопок.

Однако с «приходом» на Русский Север юрта претерпела некоторое изменение по ряду причин. Во-первых, в Монголии и Бурятии из шкур животных делали не только конусообразный «потолок» юрты, но и теми же шкурами обтягивали стены, благодаря чему помещение становилось значительно выше, шире и свободнее. А на Русском Севере такого количества шкур не было. В Архангельской области и на Кольском полуострове имелась пушнина, а это ценный мех диких зверей, который во все времена было тяжелее добыть, чем шкуры монгольских оленей, пасущихся огромными стадами вокруг жилища своего хозяина. Поэтому первые юрты русских поморов были очень маленькими и тесными. В них с трудом могла разместиться небольшая семья. Во-вторых, на Русском Севере в достатке присутствовал другой строительный материал, которого практически не было в степях Монголии, – бревно. Кольский полуостров и Архангельская область всегда были покрыты роскошным строевым лесом. Берлоги диких животных, запруды и завалы на реках, которые делали бобры, да и просто обыкновенный бурелом натолкнули древнего человека на мысль использовать бревно как идеальный строительный материал.

Чтобы сделать свое жилище больше, выше и шире, обитавшие в дремучих северных лесах народы начали «приподнимать» свои юрты и ставить их первоначально на небольшой «колодец», сложенный из четырех – шести бревен. В фасадной части юрты бревна рассекались на две части, и получался некий прототип дверного проема. Благодаря такому «колодцу» юрта становилась выше на 50–70 см. В ней уже можно было стоять, распрямившись вертикально в человеческий рост. Со временем стены «колодца» стали расти, а конус юрты начал вырождаться, превращаясь в скат крыши дома. Так появилась первая русская изба.

В подтверждение этих слов хотелось бы сказать, что последние дошедшие до нас останки древней юрты поморов были найдены в одной глухой деревне практически на берегу Белого моря, на Кольском полуострове, и перевезены в 1996 г. силами местных геологов-краеведов в Краеведческий музей города Ревды Мурманской области, где эти артефакты хранятся и по сей день.

Любопытна история, которую рассказал нам экскурсовод того самого Краеведческого музея в городе Ревда. Когда сотрудники музея вместе с местными геологами откопали и очистили от грунта останки того самого деревянного «колодца» из нескольких бревен, который составлял основание юрты древнего жителя, возник вопрос с транспортировкой найденных реликвий. Поскольку на Кольском полуострове и по сей день нет не то чтобы хороших, а зачастую и вообще никаких дорог, сотрудники музея обратились сначала в местную администрацию района, а затем в местный филиал компании «Газпром», с тем чтобы им выделили вертолет для доставки найденных ценнейших экспонатов. Каково же было удивление прибывших на место пилотов вертолета, когда в ответ на вопрос «Что именно нужно перевезти?» им показали небольшую кучку пронумерованных и тщательно уложенных старых, почти сгнивших бревен, местами поросших лесным мхом и травой. Но поскольку приказы руководства не принято обсуждать, старые бревна были доставлены в музей.

Подводя итоги, хотелось бы еще раз остановиться на причинах и аргументах в пользу того, что первая русская изба наиболее вероятно «пришла» к нам с севера, а не с юга.

Во-первых, именно на севере, а не на юге люди научились использовать бревно не только как строительный материал, но и как средство транспортировки тяжелых предметов, в частности кораблей. Есть доказательства того, что речные суда протягивали волоком по бревнам не только на сухопутных переправах на пути «из варяг в греки», но и по более коротким и менее значимым маршрутам, в частности на Русском Севере, например в районе Вышнего Волочка (ведь этот город так и называется – «волоком по верху»). Также активно использовался сухопутный волок между Вологдой и Костромой, в районе современного поселка Вохтога. Существовали и другие сухопутные пути.

Во-вторых, приведенный выше материал доказывает, что именно на Севере начали впервые использовать бревна как строительный материал, укладывая их горизонтально, а не вертикально, как это делалось при строительстве на юге и в Центральной России.

В-третьих, на Русском Севере и в Карелии отсутствует почва, пригодная для строительства землянок или для засыпки землей стен из частокола. Земля в Карелии – это валуны и камни, а слой почвы иной раз не превышает 5 см. На ней способны расти лишь лесной мох и низкорослые травы. Этим обусловлено использование юрт, а не строительство землянок первыми обитателями данной местности.

Последний и самый важный аргумент заключается в том, что на юге России, да и местами в центральной ее части отсутствует хвойный лес, пригодный для использования в строительстве в качестве бревен, располагаемых в горизонтальном направлении. Основной лес юга России – это тонкие березы и кривые осины, из которых можно сделать хороший, легкий и прочный частокол (ведь у березы и осины – плотная древесина). Такой частокол можно затем засыпать землей, которой всегда было в избытке на этой территории. Но березу (и тем более осину) не получится использовать в строительстве горизонтально, по крайней мере принимая во внимание строительные технологии, которые были в распоряжении человека на тот исторический момент.

Для строительства же классической русской избы из бревен, уложенных в горизонтальном направлении, нужен ровный и стройный хвойный лес. А такой лес всегда рос и теперь растет только на севере, от Московской губернии и далее к северным морям.

Литература

Даль, В. 1995. Толковый словарь: в 4 т. М.: Терра.

Кульпин-Губайдуллин, Э. С. 2014. Социоестественная история. От метода – к теории, от теории – к практике. Волгоград: Учитель.

Размещено в разделах