Глобализация и китайские реформы


скачать скачать Автор: Лю И - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №3(40)/2005 - подписаться на статьи журнала

Вопросы глобализации очень активно обсуждаются в социально-философской литературе как за рубежом, так и в России[1], что вполне понятно, так как в современном мире мы являемся свидетелями глубоких интеграционных процессов, охвативших все стороны жизни общества. Конечно, глобализация возникла не вчера и не позавчера. Ее истоки восходят к античности, когда уже происходил обмен материальными и духовными ценностями. По мере продвижения человеческого общества по пути социального прогресса этот обмен все больше и больше усиливается.

Заметные качественные изменения в области интеграционных процессов происходят в современном мире. И не случайно эти процессы получили название глобализации, то есть глобального обобществления экономических, политических, духовных и иных отношений людей. Это обобществление можно проиллюстрировать на примере экономики, политики, культуры и т. д.

Если взять современную экономику, то нетрудно доказать, что человечество существует в едином экономическом пространстве. Движение капитала осуществляется во все уголки земного шара. Конечно, этому движению способствует, прежде всего, высокий уровень развития современных коммуникаций. Сегодня можно в считанные часы перебросить в ту или иную страну необходимые компоненты для выпуска нужной продукции. А благодаря Интернету еще быстрее можно перевести в любой город, любой населенный пункт миллиарды денег. Глобализация способствовала сокращению ненужных расходов на перевозку товаров, на связь различных компаний и фирм. Она «сопровождалась созданием новых институтов, которые присоединились к существующим, чтобы работать в наднациональных рамках… Глобализация вновь привлекла внимание к давно созданным межгосударственным институтам: ООН, занятой поддержанием мира, Международной организации труда (МОТ), учрежденной в 1919 г. и проводящей сегодня свои программы под лозунгом «За достойный труд», и Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), озабоченной улучшением условий сохранения здоровья в развивающихся странах»[2]. Мировая экономика функционирует как единый механизм в едином экономическом пространстве. Транснациональные корпорации не признают ни национальных границ, ни национальных интересов.

Однако следует подчеркнуть, что это единое экономическое пространство распределено неравномерно. Наиболее развитые государства в нем занимают господствующее положение. Они используют все рычаги, находящиеся в их распоряжении, для защиты своих экономических интересов. При этом они игнорируют интересы слаборазвитых стран, чье экономическое пространство нередко занято транснациональными корпорациями, принадлежащими развитым государствам. Поэтому от такой экономической глобализации в выигрыше оказываются богатые западные страны. «Западные страны подтолкнули бедные страны к ликвидации торговых барьеров, сохранив при этом свои собственные, препятствуя экспорту сельскохозяйственной продукции развивающихся стран и тем самым лишая их столь необходимого экспортного дохода»[3].

Интенсивные глобализационные процессы осуществляются и в других областях общества. В политике, например, резко возросло взаимное сотрудничество всех государств мира. Вот уже 60 лет функционирует Организация Объединенных Наций, сделавшая очень много для сохранения мира во всем мире. Образованы региональные политические объединения (типа Европейского совета), призванные решать региональные политические проблемы. Наблюдается рост интеграционных процессов и в духовной сфере. Сегодня благодаря средствам массовой информации разные народы и этносы получают возможность изучать и осваивать духовные ценности друг друга, обмениваться культурными достижениями. Современный человек получил колоссальные возможности обогащать свой духовный мир.

Конечно, и в духовной сфере глобализационные процессы носят противоречивый характер. Дело в том, что производство духовных ценностей зависит от экономической мощи государства. Понятно, что слаборазвитые государства не в состоянии конкурировать с развитыми по производству и распространению духовной продукции. Понятно также, что мировое духовное пространство занимают богатые страны.

Таким образом, наша эпоха – это эпоха глобализации, эпоха качественных изменений современного социального мира.

Китай – часть этого мира. Это страна древнейшей цивилизации. Китай наряду с Индией и Грецией является колыбелью философии. К. Ясперс пишет, что ось мировой истории относится ко времени около 500 лет до н. э., когда произошли качественные изменения в истории человечества. «В это время происходит много необычайного. В Китае жили тогда Конфуций и Лао-цзы, возникли все направления китайской философии, мыслили Мо-цзы, Чжуан-цзы, Ле-цзы и бесчисленное множество других. В Индии возникли Упанишады, жил Будда; в философии – в Индии, как и в Китае – были рассмотрены все возможности философского постижения действительности, вплоть до скептицизма, до материализма, софистики и нигилизма; в Иране Заратустра учил о мире, где идет борьба добра со злом; в Палестине выступали пророки Илия, Исайя, Иеремия и Второисайя; в Греции – это время Гомера, философов Парменида, Гераклита, Платона, трагиков, Фукидида и Архимеда. Все то, что связано с этими именами, возникло почти одновременно в течение немногих столетий в Китае, Индии и на Западе независимо друг от друга»[4].

Но Китай – не только страна древнейшей цивилизации, но и страна, устремленная в будущее. А это будущее связано с модернизацией китайского общества, с реформой и совершенствованием всех общественных отношений, культуры, политических и экономических структур и т. д. Реформа, естественно, осуществляется в условиях глобализации. В Китае понимают, что надо идти в ногу со временем и поэтому необходимо трансформировать общественную жизнь таким образом, чтобы она соответствовала новым реалиям, и вместе с тем сохранились китайские традиции, китайская культура и китайский менталитет. Иначе говоря, китайцы в глобализирующемся мире хотят сохранить свою национальную идентичность.

Анализ китайских реформ начнем с экономики. Реформы в экономической сфере начались в конце 70-х годов XX столетия. Тогдашнее китайское руководство поняло необходимость основательной модернизации китайской экономики, придания ей динамичности и эффективности. Поэтому оно решило использовать рыночные механизмы оживления экономических структур и повышения производительности труда. При этом китайское руководство считает, что рынок есть средство, а не цель. Целью по-прежнему является социалистическое строительство. Но для того чтобы успешно строить социализм, необходимо использовать рыночные механизмы, поскольку они на сегодняшний день оказываются самыми эффективными. «В 1992 г. выдвигается, а в 1993 г. концептуально формулируется программа создания в стране за несколько десятилетий системы «социалистической рыночной экономики», означающей, прежде всего, признание за рынком базовой роли в распределении общественных ресурсов под макроконтролем государства»[5].

В Китае прекрасно понимают, что любые реформы нельзя пускать на самотек. Ведь реформы проводятся людьми, являющимися субъектами собственной истории. Но реформы – не самоцель. Они проводятся для людей, для улучшения их жизненных условий. Поэтому китайское государство регулирует процессы реформирования и модернизации народного хозяйства. В этой связи нельзя не отметить, что в Китае прекрасно понимают необходимость сохранения преемственности, сохранения всего того позитивного, что было создано предыдущими поколениями. Реформа не есть просто уничтожение прежних ценностей. Реформа предполагает диалектическое снятие того, что мешает дальнейшему развитию, и сохранение того, что способствует прогрессу.

Большое внимание уделяется, прежде всего, реформированию предприятий. Заметные сдвиги произошли в структуре собственности. Так, доля государственной собственности неуклонно сокращается, в то время как доля индивидуального сектора растет.

Нижеследующая таблица свидетельствует о сокращении доли государственного сектора и росте негосударственных форм собственности[6].

Таблица 1

Структура ВВП Китая в 90-е годы

(государственный сектор и негосударственные уклады, %)

1992 г. 1993 г. 1994 г. 1995 г. 1996 г.

Государственный сектор,

всего

В том числе:

первое подразделение общественного

производства

второе подразделение

третье подразделение


Негосударственные

уклады, всего

В том числе:

первое подразделение общественного

производства

второе подразделение

третье подразделение


44,32



0,67

23,35

20,30



55,68



23,24

24,84

7,60


45,13



0,58

24,96 

19,59



54,86



20,61

26,80

7,45


43,09



0,59

19,57

22,93



56,91



20,38

27,66

8,86


38,71



0,59

16,16 

21,97



61,29



19,99

32,20

9,09


36,98



0,56

14,64

21,78



63,02



19,68

34,36

8,97

Хотя доля негосударственного сектора растет, нельзя делать вывод о том, что государственный сектор неэффективен. Как пишет В. Я. Портяков, темпы роста производства в государственной промышленности в конце 80-х годов составляли 12 %. И в настоящее время государственный сектор довольно интенсивно развивается.

Китайские реформы, как уже отмечалось, осуществляются в условиях глобализации. Китай принимает самое активное участие в глобализационных процессах. С момента начала реформ в Китае стали проводить активную внешнюю экономическую политику, направленную на то, чтобы использовать инвестиции для модернизации китайской экономики и вместе с тем, используя новейшие технологии, сделать рывок в экспорте китайских товаров. «Основными направлениями открытой внешнеэкономической политики КНР, провозглашенной в 1978 г., стали: форсированное развитие экспорта, совершенствование его структуры и производственной базы; закупка техники, технологий и оборудования из-за рубежа для технического перевооружения народного хозяйства; привлечение иностранных предпринимательских инвестиций и формирование благоприятного инвестиционного климата; использование иностранных займов, активное участие в работе международных и региональных экономических и финансовых организаций; реализация стратегии ускоренного экономического развития приморского пояса путем образования различных по форме открытых экономических районов и их постепенной интеграции в систему мирохозяйственных связей; проведение реформы управления внешнеэкономическими связями, создание долгосрочной договорно-правовой базы экономического сотрудничества, основанной на общепризнанных нормах международного права»[7].

Следует подчеркнуть, что Китай успешно реализует внешнеэкономический курс. В китайскую экономику непрерывно идут иностранные инвестиции, сотни зарубежных компаний работают в китайской промышленности. Причем в Китае довольно рационально используют высокие технологии, получаемые извне. Прежде чем широко применить инновационную технологию, ее используют на ограниченной территории. Если опыт дает положительный результат, то инновации распространяются на более широкое экономическое пространство. В Китае знают известную русскую пословицу: семь раз отмерь – один раз отрежь.

Следующая таблица[8] свидетельствует об успешном развитии китайской внешней торговли.

Таблица 2

Динамика развития внешней торговли КНР
(1978–1997 гг.)

Год

Оборот Экспорт Импорт Сальдо,
млрд
долл.
млрд
долл.
% млрд
долл.
% млрд
долл.
V

1978

20,64

9,75

10,89

-1,14

1982

41,61

5,5

22,32

1,4

19,29

12,4

3,03

1986

73,85

6,1

30,94

13,1

42,91

1,6

-11,97

1989

111,68

8,7

52,54

10,6

59,14

7,0

-6,60

1990

115,44

3,4

62,09

18,2

53,35

9,8

8,75

1991

135,63

17,5

71,84

15,7

63,79

19,6

8,05

1992

165,53

22,0

84,94

18,2

80,59

26,3

4,35

1993

195,70

18,2

91,74

8,0

103,96

29,0

-12,22

1994

236,62

20,9

121,01

31,9

115,61

11,2

5,40

1995

280,86

18,7

148,78

22,9

132,08

14,2

16,70

1996

289,91

3,2

151,07

1,5

138,84

5,1

12,23

1997

325,10

12,1

182,70

20,9

142,40

2,6

40,30

Из этой таблицы видно, что экспорт превышает импорт. А это уже свидетельствует об эффективности проводимых в Китае экономических реформ.

Китай является членом Международного валютного фонда и Всемирного банка. Он широко использует возможности этих двух авторитетных международных учреждений. Кроме того, Китай вступил во Всемирную торговую организацию (ВТО), и, как свидетельствуют реалии жизни, китайские товары успешно конкурируют с товарами развитых стран. Во всяком случае, китайский текстиль заполонил США и Европу. Китайские компьютеры, фотоаппараты, вообще китайская техника продаются везде, в том числе в России.

Вместе с тем следует отметить, что, как подчеркивают китайские экономисты, Китай пока находится на начальном этапе модернизации, и поэтому для его превращения в мощную индустриальную державу понадобится еще много времени. Но тенденции развития современного Китая показывают, что у него блестящие перспективы.

Экономические реформы не могут успешно осуществляться без политических реформ. Конечно, экономика – это базис, а политика – надстройка. Базис детерминирует политику. С его изменением постепенно меняется и политика. Но политика, в свою очередь, оказывает сильное влияние на экономическое развитие. В этой связи нельзя не вспомнить Энгельса, писавшего, что «обратное влияние государственной власти на экономическое развитие может быть троякого рода. Она может действовать в том же направлении – тогда развитие идет быстрее; она может действовать против экономического развития – тогда в настоящее время у каждого крупного народа она терпит крах через известный промежуток времени; или она может ставить экономическому развитию в определенных направлениях преграды и толкать его в других направлениях»[9]. Современное китайское государство действует в направлении экономического развития и поэтому оно содействует экономическому прогрессу.

Очень важно заметить, что в Китае не отказались от строительства социализма с китайской спецификой. Коммунистическая партия Китая (КПК) считает, что Китай находится на начальном этапе строительства социализма. «Начальный этап социализма есть исторический этап, обусловленный постепенным избавлением от неразвитости и осуществлением в основном социалистической модернизации. Это исторический этап постепенной трансформации аграрной страны, в которой занятое в сельском хозяйстве население занимает очень большой удельный вес и опирается в основном на ручной труд, в промышленную страну, где большинство составляет несельскохозяйственное население и где существуют современное сельское хозяйство и современная индустрия сервиса. Это исторический этап постепенного перехода от имеющего очень большой удельный вес натурального, полунатурального хозяйства к экономике с достаточно развитыми рыночными отношениями... Это исторический этап создания и совершенствования путем реформ и поиска достаточно зрелых, жизнеспособных системы социалистической рыночной экономики, политической системы социалистической демократии и других соответствующих систем»[10]. Этот этап, как считают китайские коммунисты, займет целое столетие.

Строительство социалистической рыночной экономики по-прежнему возглавляет КПК. Но сама партия, как политические структуры вообще, тоже реформируется. Прежде всего, обращается внимание на совершенствование демократии и правовой системы.

Совершенствование демократии предполагает активное участие людей в политической жизни страны. На макро- и микроуровне общества народные массы должны вовлекаться в управление делами государства. Что касается совершенствования правопорядка, то, прежде всего, речь идет о соблюдении законов всеми, о равенстве всех перед законом. «Ни один человек и ни одна организация не имеют привилегий, выходящих за рамки закона. Все правительственные органы обязаны функционировать, соблюдая законы, и гарантировать на деле права граждан, осуществляя режим ответственности за соблюдение и режим обсуждения и проверки»[11].

Коммунистическая партия остается руководящим ядром в политической системе Китая. Именно на нее возлагается основная ответственность за модернизацию Китая. Очень важное значение придается укреплению дисциплины членов партии, борьбе с коррупцией среди партийных функционеров.

Построение универсального правового государства неизбежно предполагает сокращение регулятивных функций партии. В частности, это проявляется в том, что партийные органы теперь не занимаются мелочной опекой экономических, социальных, духовных и иных структур.

Таким образом, современный Китай модернизируется быстрыми темпами. Он принимает самое активное участие в глобализационных процессах. Сохраняя свои исторические и культурные традиции, он вместе с тем заимствует все позитивное и прогрессивное, накопленное в других странах. Это дает надежду на то, что Китай в будущем превратится в мощную высокоразвитую державу, вносящую, как прежде, огромный вклад в мировую цивилизацию.

[1] См., например: Алле Морис. Глобализация: разрушение условий занятости и экономического роста. Эмпирическая очевидность / пер. с фр. – М., 2003; Бек, У. Что такое глобализация? / пер. с нем. – М., 2001; Гобозов, И. А. Глобализация, стандартизация и шоу // Философия и общество. – 2002. – № 3; Каллиникос, А. Антикапиталистический манифест / пер. с англ. – М., 2005; Мартин, Г. П., Шуман, X. Западня глобализации. Атака на процветание и демократию / пер. с нем. – М., 2001; Стиглиц, Дж. Глобализация: тревожные тенденции / пер. с англ. – М., 2003; Уткин, А. И. Глобализация: процесс и осмысление. – М., 2002; Хомский, Н. Прибыль на людях / пер. с англ. – М., 2002.

[2] Стиглиц, Дж. Глобализация: тревожные тенденции. – М., 2003. – С. 28.

[3] Там же. – С. 24.

[4] Стиглиц, Дж. Указ. соч. – С. 29–30.

[5] Портяков, В. Я. Шаги реформы // Китай на пути модернизации и реформ. – М., 1999. – С. 161.

[6] Таблица взята из статьи: Портяков, В. Я. Шаги реформы // Китай на пути модернизации и реформ. – М., 1999. – С. 161.

[7] Потапов, М. А. Внешнеэкономический курс // Китай на пути модернизации и реформ. – М., 1999. – С. 319.

[8] Таблица взята из статьи: Потапов, М. А. Внешнеэкономический курс // Китай на пути модернизации и реформ. – М., 1999. – С. 319

[9] Маркс, К., Энгельс, Ф. Соч. – Т. 37. – С. 417.

[10] Доклад Генерального секретаря ЦК КПК Цзян Цзэминя на ХV Всекитайском съезде Коммунистической партии Китая (12 сентября 1997 года) // Изм. – 1998. – № 2 (17). – С. 132.

[11] Там же. – С. 139.