Ценностные основания процессов образования и образованности людей в современном обществе


скачать скачать Автор: Грехнев В. С. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №3(59)/2010 - подписаться на статьи журнала

Получение образования становится одной из основополагающих ценно­стей современного общественного развития. В значительной степени это связано с развитием самого образования и значения образованности в жизнедеятельности каждого человека.

Образование, как известно, – это процесс приобщения человека к все­общим формам его бытия в мире с другими людьми. По существу, это оз­начает, что именно через образование люди осваивают социально значи­мые представления, понятия, формы чувствования и поведения в окру­жающем их мире. Именно поэтому образование – это всегда процесс возвышения человека над своей природной сущностью, а следовательно, и процесс его вхождения в сферу духа (ценностей культуры), то есть освое­ние всего того, что создано человечеством за всю историю своего сущест­вования[1]. Однако образование – это не только введение человека во все­общее: в опыт, знания, способы поведения других людей, – оно предпола­гает одновременно и развитие самой личности, ее самосознания, когда всеобщее в ней приобретает особенную форму жизнедеятельности. поэтому можно сказать и так, что сущность образования – в формировании и развитии личности человека и его духа.

Образование есть неразрывное единство двух процессов: обучения и воспитания, – и направлено на гармонизацию двух мер бытия личности: со­циального (общего, значимого) в индивидуальности ее развития и инди­видуального (особенного, единичного) в ее социальном существовании. Правда, обучение и воспитание не всегда находятся в соответствии, равно­весии друг к другу. Нередко те или иные конкретные социальные обстоя­тельства могут усиливать или, наоборот, ослаблять значение, вес каждого из этих процессов в образовании личности. Так, в образовательном пространстве – ареале распространения учебной и воспитательной деятельности людей в жизни современного общества – особое значение (вес) приоб­ретает именно обучение – процесс получения и усвоения знаний, умений, навыков.

Тенденция роста значения обучения, научной подготовки людей стала заметно проявляться в мире уже со второй половины прошлого века. Можно видеть расширение образовательного пространства (процессов просветительской, учебной деятельности), его границ в географическом, гендерном, возрастном, социальном, профессиональном и прочих планах. Нельзя не видеть, что просвещение и профессиональное обучение се­годня пришло в самые отдаленные (и некогда отсталые) регионы мира. сейчас практически нет такой страны, где бы отсутствовала система общего школьного и специального вузовского обучения людей. То же можно сказать о гендерных и возрастных особенностях учебной деятельности. Нет ограничений (по крайней мере, формальных) в поступлении в различ­ные образовательные учреждения на основании пола или возраста. Более того, динамические процессы информатизации общества повсеместно способствуют возрастанию сроков и интенсивности обучения. Эти же процессы повсюду предопределяют необходимость создания институтов непрерывного образования на протяжении всей трудовой жизнедеятельно­сти человека. Они обусловливают организацию дистантного обучения и развитие системы повышения квалификации и образовательного уровня, приобретения знаний людьми, их переподготовки в какой-либо новой профессиональной области.

Важно отметить, что сейчас практически нет таких групп в обществе, которым на социальных основаниях могло бы быть отказано в получении обра­зования в какой-либо его форме. Кстати, нет и ограничений в получении образования по тому или иному направлению профессиональной подго­товки (специальности), как это было относительно недавно в ряде стран, в том числе и в России. Прошли времена, когда для получения профессии, например, специалиста по рекламе или маркетингу нужно было уезжать на учебу в США или страны Западной Европы из-за того, что в России не было педагогических возможностей (отсутствовали квалифицированные кадры преподавателей) в обеспечении этих направлений подготовки.

Таким образом, всеобщий доступ к образованию расширяет образова­тельное пространство и делает уже не только общее, но и высшее образо­вание массовым. Однако все это, конечно, не стоит абсолютизировать. Не­обходимо понимать, что массовость образования еще никак не свидетель­ствует о его качестве. Вместе с тем массовость образования практически повсюду показывает, что оно востребовано, является желательным для людей. Все это говорит о том, что образование является для большинства живущих сейчас людей устойчивой ценностью и выступает для многих из них ценностной ориентацией.

Как известно, ценность – явление многомерное. Основой всех ее мер является значимость (цена) того или иного объекта реальности, в которую погружен ранжирующий его субъект (индивид, группа, общество). На основе цен­ностей формируется ценностная ориентация – особое социальное отноше­ние людей к определенным ценностям, которое представлено в сознании в виде объекта, необходимого человеку для удовлетворения его потребно­сти. Ценностная ориентация как отношение возникает всегда только лишь в связи с актуализацией значения определенного объекта в сознании инди­вида, его включения в деятельность человека. Собственно, это означает, что ценностная ориентация – это всегда субъект-объектное отношение, характеризующее двойственную структуру любой ценности. Ведь цен­ность детерминирована свойствами и качеством ее объекта (вещи, явления, процесса), с одной стороны, и свойствами самого субъекта, его потребностями, интересами и целями – с другой. При этом в ценностной ориента­ции личностно окрашенное отношение к объектам действительности яв­ляется определяющим. Личностное отношение возникает на основе корреляции человеком объектов действительности в связи не только с его потребностями и целями, но и с собственными (правда, не всегда соответ­ствующими им) знаниями, информацией и жизненным опытом.

И тем не менее большинство людей осознает, что овладение широ­кими общими и специальными знаниями, необходимыми для жизни и бла­гополучия в обществе, возможно лишь через образовательный процесс, а поэтому образование и рассматривается сейчас как одна из важнейших цен­ностных ориентаций бытия в обществе.

Итак, ценности образования сопряжены с совокупностью потребностей и интересов общества и его членов, и поэтому образование является ценно­стью прежде всего для общества. Государство, государственная бюрокра­тия, не может с этим не считаться, игнорировать потребности и интересы людей в области образования. Однако государство выстраивает и свои приоритеты ценности тех или иных видов образования в обществе. Естест­венно, эти приоритеты зависят от конкретной структуры и уровня развития общественного производства, финансового обеспечения, международного (прежде всего экономического и военного) положения страны, исполне­ния социальных обязательств. Именно поэтому государство, испытывая прежде всего сложности финансового характера в своем развитии, стара­ется проводить такую политику в области образования, которая позволила бы максимально исключить «иждивенчество» этой сферы, включив сис­тему работы учебных заведений в рыночные отношения. В этой связи обществу практически навязывается суждение о том, что образование, коль скоро оно существует в рыночных условиях, не может не быть од­ной из коммерческих услуг, предлагаемой государством для всех же­лающих.

Трудно согласиться с суждением о необходимости включения образо­вания в рыночные отношения. Следует понимать, что образование – стержневой фактор научно-технического прогресса, новой, построенной на высоких технологиях цивилизации общественной жизни. Между тем но­вую цивилизацию и ее основу high tech (электрохимия, биотехнология, нанотехнология, кристалло-технология, информационная технология, микромеханика и т. д.) невозможно построить без прорыва в сфере духов­ности общества, людей. Иначе говоря, нельзя стране прийти к высоким технологиям и быть конкурентоспособной на мировом рынке без форми­рования высокообразованного, гуманного человека, то есть без образова­тельного самовозвышения общества (иначе Россия так и останется сырье­вой державой). В этой связи нельзя не видеть, что образование – институт, показывающий уровень развития страны в международной «табели о ран­гах», ибо именно он во многом является показателем качества духовной жизни людей.

Образование является ценностью для общества еще и потому, что оно формирует консенсус, согласие во взаимоотношениях людей, а значит, способствует стабильности развития и самого общества. Ведь, по существу, образование как ценность – ядро культуры, предпосылка и основа взаимо­понимания и взаимодействия между членами общества. С помощью сис­темы образования в стране осуществляется интериоризация общезначи­мых ценностей в сознании индивидов. И естественно, что поскольку та­кая интериоризация общественных ценностей и ценностных приоритетов проходит у человека через всю жизнь, то именно она и определяет ус­пешность его социализации – процесса освоения социально значимых форм общежития. Так, узкая специализация, утилитаризм в системе орга­низации и осуществления современного образования ведут к тому, что не­знание отдельными группами людей какого-то одного общего для всех круга знаний не просто затрудняет и сдерживает их коммуникацию друг с другом, но и создает определенную угрозу цивилизованному развитию самого общества. Ведь люди не могут общаться и понимать друг друга, если они не имеют общих культурных точек соприкосновения; они стано­вятся разобщенными и не являются сплоченной нацией (в психологиче­ском, духовном смысле).

Ценность, значимость образования для общества может быть рассмот­рена с разных оснований (измерений): технологических, экономических, политических, нравственных, научных и т. д.

Одним из важнейших измерений ценности образования выступает тех­нология – уровень развития средств производства, техники в обществе. Уже говорилось о high tech, это как бы высший технологический уро­вень общественного производства, к которому необходимо стремиться. Но ведь есть еще и другие – промышленные, сельскохозяйственные и иные традиционные – технологии воздействия людей на предметы труда для по­лучения высококачественных продуктов производства. Знание и развитие всех этих технологий невозможно без качественного инженерного образо­вания. Ценность этого образования для развития общества неоспорима. Однако сейчас в России, например, мы сталкиваемся с ситуацией, когда престиж этого образования, а соответственно и его ценность, у молодежи в значительной степени снижены. данное обстоятельство объясняется мно­гими причинами, но прежде всего условиями и состоянием функциониро­вания отечественной промышленности, сельского хозяйства, транспорта, строительства и т. п.

Совершенствование экономики, хозяйствования людей в связи с отно­шениями их к собственности, способам и размерам распределения, обмена, потребления также не может быть осуществлено без образования. Можно иметь высокопроизводительную технику, богатые природные ресурсы, но при неумелом выстраивании экономических отношений, управлении эко­номикой (распределение трудовых ресурсов, денежных масс, расчет при­были, издержек), то есть без подготовленных людей в этой области, успешное и стабильное развитие общества невозможно. Развитие рыночных отноше­ний в России способствовало появлению и росту большого числа банков­ских учреждений, страховых, торговых, юридических компаний. Все это, естественно, стимулировало подготовку специалистов в области финансов, маркетинга, бухгалтерского учета, управления, экономистов и юристов. Таким образом, ценность данного вида образования определена условиями развития сферы экономики, финансов, правовых отношений. И мы видим, как общественная ценность этого вида образования совпадает с ценностью данного образования в глазах многих молодых людей. Сегодня статистика уже констатирует перепроизводство подготовки людей по экономи­ческим и юридическим специальностям.

Образование – один из существенных факторов стратификации в обще­стве. Оно как создает различия между людьми, так и наоборот – снимает, нивелирует их. Известно, что с помощью образования человек может обрести или повысить свой общественный статус, поскольку наличие образования определенного уровня позволяет найти ему высокооплачиваемую работу, способствует его профессиональному росту.

Образование, его уровень и качество, – один из важнейших факторов привлекательности, имиджа страны. Ведь государство, в котором суще­ствует развитая система образования и обеспечивается высокий уровень профессиональной подготовки людей, неизбежно привлекает внимание молодежи разных стран, стремящейся определиться с местом учебы. Все это создает развитый рынок образовательных услуг, который являет­ся показателем престижа государства в мире. Государство, предоставляющее образовательные услуги молодежи других стран, неизбежно оказывает влияние на формирование политической и интеллектуальной элиты этих стран. Кроме этого, конечно, политическое измерение ценности образования заключается также в ответной поддержке существующей власти не только со стороны учащейся молодежи, но и большинства граждан страны (если государство заботится о национальной системе образования и многое делает для его развития и процветания).

Образование способствует овладению духовными ценностями, и в этом смысле оно имеет огромное культурно-историческое значение. Только через образование осуществляются преемственность и связь эпох и поколе­ний, происходит социальное наследование ценностей культуры. А это значит, что благодаря образованию в сознание людей вносится стабильность, формируется их гражданская идентичность.

Значение образования для общества определяется и психологически. Людям, получающим образование в вузе, свойственно ощущение своей востребованности, нужности, полезности для других людей, они прони­каются уверенностью в незыблемости традиций культуры своего народа, у них сохраняется вера в авторитеты.

Утверждая, признавая ценность образования для общества, естествен­но, нельзя преуменьшать его значение для каждого отдельного человека. Правда, конечно, надо всегда иметь в виду, что основой формирования ценностей каждого отдельного человека выступают ценности общества, которые воспринимаются и усваиваются (или отвергаются) индивидуаль­но. Индивидуальные ценности эмпирически очевидны. Они являются ус­ловием существования и развития всякого индивида, ориентацией той или иной его деятельности. Это означает также, что и мотивация той или иной деятельности человека исходит не столько из абстрактных социальных ценностей, сколько из его личностных устремлений, эмпирических лично­стных оценок объектов действительности. Образование соответственно является такой эмпирической базовой ценностью для каждого индивида, поскольку оно становится для него не просто значимым, но и необходи­мым для существования в современном обществе. Ведь ценность опреде­ляется значимостью явлений и предметов действительности с точки зре­ния их соответствия или несоответствия потребностям человека. Именно поэтому образование для индивида сейчас – это терминальная ценность, поскольку является его целью, которой он руководствуется в своей жиз­ни в соответствии с потребностями: знать, уметь, соответствовать, быть способным. Кстати, именно эти цели занимают ведущее место в мотива­ции образовательной деятельности человека, и именно они становятся ре­гуляторами его отношения, например, к учебе. Одновременно образование выступает и инструментальной ценностью, ибо становится также еще и средством достижения самых разных промежуточных целей в жизнедеятельно­сти людей в соответствии с их потребностями, например дости­жения благополучия, карьеры, статусного положения в обществе. Иначе говоря, образование сегодня для очень многих людей осознанно или ин­туитивно становится ценностью: целью или средством, а порой даже и нормой жизнедеятельности. Конечно, образование является скорее нор­- мой рамочного действия, которая допускает разные формы отношения к нему людей в зависимости от тех или иных конкретных условий его полу­чения.

Таким образом, ценности образования – это не только цели и средства жизнедеятельности людей, но еще и их выбор, и оценка как своих по­ступков, так и действий и событий людей из их окружения. Эти ценности образования тоже можно вывести из потребностей людей, например из потребности выживания, благосостояния своей группы, согласованного поведения и действий в социуме.

Каждому типу ценности образования (цели или средству) соответству­ет свой мотив. Так, мотивами стремления человека к тем или иным конкретным обра­зовательным целям или средствам могут быть:

– саморегуляция (стремление быть свободным, независимым побуждает человека делать автономный выбор, стремиться к творчеству в познании, действиях);

– безопасность (стремление к стабильности существования, снятию неоп­ределенности ситуаций);

– универсализм (понимание, что потребность в красоте, гармонии, справедливости, толерантности достигается через образование);

– достижение (осознание, что успех в чем бы то ни было, получение социального одобрения во многом определяются уровнем образованности людей);

– власть (получение пропуска в так называемые коридоры власти и управления, равно как сам процесс осуществления власти зависит от образования);

– благосклонность (стремление к добру, к уважительным взаимоотношениям с другими людьми определяется образованием).

Правда, конечно, следует иметь в виду, что может иметь место проти­воречие мотивации и цели (то есть несоответствие внешнего и внутреннего при переводе внешнего во внутреннее). Такое противоречие существует практически в любом виде деятельности. В зависимости от формы реали­зации и разрешения этого противоречия можно различать деятельность как принуждение, несвободу и деятельность, где имеет место свободный вы­бор самого человека. Естественно, если обучение студенту навязывается и не переводится им во внутренний мотив действия, то обычно и идет оно трудно, с усилием, нежеланием. И наоборот – всякая свободная дея­тельность, наполненная радостью, желанием, как правило, идет легко и непринужденно. Поэтому там, где доминируют внутренние для человека цели (точнее, цели мотивированы изнутри) деятельности, а внешние цели выступают подчиненными, реализуется свободная деятельность. Если же ведущую роль в процессе деятельности играют внешние для человека цели (то есть эти цели им не мотивированы, ибо внутренние побуждения отсутст­вуют или играют подчиненную внешним обстоятельствам роль), реали­зуется несвободная деятельность, возникают всякого рода сложности и нежелание плодотворно и последовательно действовать.

В прошлом (даже еще практически на протяжении всего XX в.) мож­но было говорить о различии ценностей как целей образования среди раз­личных социальных групп людей (можно было видеть такие группы и их различное отношение к образованию: интеллигенция, работники промыш­ленных, сельскохозяйственных предприятий и сферы обслуживания). Сей­час, в условиях информационного общества, таких различий групп в отно­шении образования и его ценности практически не замечается. Поэтому можно сказать, что, по существу, различия в отношениях к образованию как цели обусловливаются в основном личностными особенностями инди­видов, а не какими-либо условиями бытия социальной группы, членами которой они являются. Объясняется это во многом тем, что система ценностей общества строится сейчас в основном на рыночных принципах и психологии утилитаризма. Именно они определяют современные меркан­тильные установки большинства людей, которые, согласно Э. Фромму, направлены не на бытие, а на обладание. Культивирование и распростране­ние психологии утилитаризма способствуют размыванию групповых идентификаций в отношении ведущих ценностей общественного разви­тия, таких, например, как образование, и ведет к деперсонализации взаи­моотношений людей друг с другом. Хотя, конечно, рыночные отношения, их дальнейшее развитие эту тенденцию, наверное, сломают. Ценность ка­чественного образования как цели, если только оно станет всецело ком­мерческой услугой, даст преимущество в реализации этой цели тем, кто имеет наилучшие стартовые возможности (деньги богатых родителей, элитные учебные заведения).

Конечно, образование – это социальный институт, и общество, рассмат­ривающее образование как ценность для своего дальнейшего развития, должно будет обязательно решать эту проблему. Как известно, Э. Дюркгейм считал институтами «все устоявшиеся, типичные отношения в обще­стве». Образование и является таким устоявшимся общественным ин­ститутом, и, естественно, ни одно государство в современном его виде этот институт никогда не выпустит из своих рук, всегда будет его контролиро­вать. Однако вопрос в том, как государство, гражданское общество будут его развивать и контролировать. Это очень интересный вопрос.

Во-первых, образование неспособно к поступательному развитию в от­сутствие стратегической перспективы (здесь аналогия с кораблем, плыву­щим без руля и без ветрил). Именно поэтому повсюду в мире активизиро­вались обсуждения образовательной политики будущего. Прежде всего идет поиск парадигмы образования, которая могла бы объединить общест­во. В мировой и отечественной практике на протяжении веков складыва­лись и разрабатывались различные парадигмы образования:

– знаниевая – ориентация на универсальные знания;

– культурологическая – ориентация на освоение ценностей культуры, духовные, нравственные ценности развития людей;

– социетарная – ориентация в образовании на потребности государства, общества;

– технократическая – ориентация образования на прикладные задачи и технологии практической деятельности;

– гуманистическая – ориентация образования на развитие каждой отдельной личности.

Современная школа в содержании образования в основном исходит из приоритета пользы определенного знания для каждого отдельного человека. А поэтому современная западная школа (да и наша тоже) в содержании обучения идет по утилитарному пути. Собственно, данное обстоятельство прослеживается и в образовательных реформах практически всех стран:

– вытеснение или сокращение объема фундаментальных теоретических учебных курсов, общегуманитарного знания, направленного на формирование личностного, критического подхода к знанию и жизни в целом;

– наполнение учебных программ преимущественно утилитарным содержанием, с одной стороны, и таким отношением к культуре, в котором превалирует консервативный ценностный подход к знаниям и поведению, – с другой. Это связано прежде всего с тем, что образование требует все больших финансовых затрат и, конечно, не каждое государство может осилить постоянно растущие расходы такого рода. Но дело не только и не столько в финансовой стороне дела. Хотя, несомненно, государство должно оказывать всестороннюю материальную помощь учебным заведениям в строительстве и ремонте общежитий, спортивных сооружений, оборудовании кабинетов, комплектации библиотек. Необходим не мелочный и жесткий бюрократический контроль над всем и вся в осуществлении обра­зовательной деятельности, а требуется реальная забота государства, которая должна быть направлена на усиление автономии деятельности самого об­разовательного учреждения. Для этого следует ответственность за содер­жание, организацию и качество ведения учебного и воспитательного про­цессов полностью возложить на сами учебные заведения. Соответственно это означает, что и всю ответственность за качество подготовки выпускни­ка, уровень его образования (образованности), тоже несет школа – средняя и высшая.

Сегодня значение (ценность) приобретают не столько процесс и способ получения образования, сколько объем, степень, уровень полученного, имеющегося образования, его качество у человека, группы или общества. В этом смысле интересно поразмышлять о том, чем и как можно измерять (оценивать) образованность людей.

Степень, уровень полученного образования предлагается ныне оцени­вать в компетенциях. Именно такой подход лежит в основе развития обра­зования, принятого Болонскими соглашениями. Компетенция – это определенная способность человека применить имеющиеся у него знания, умения и навыки в своей деятельности в той или иной конкретной предметной области. Любая компетенция, равно как и их взаимосвязанная со­вокупность у человека, – это системная характеристика его компетентности: теоретических и практических способностей (знаний, умений, навыков) решать поставленные задачи. Это означает, что и сам характер компе­тентности людей может оцениваться на основе решения ими теоретиче­ских и практических задач, реализуемых в когнитивных, лингвистиче­ских, технологических и прочих инструментальных способностях знаний, умений и навыков воспринимать, понимать и преобразовывать действительность. То же можно сказать об оценивании и учебного процесса: освоении общих и специальных учебных курсов, проведении самостоятельной научно-исследовательской работы, прохождении различных видов практики и т. д. Здесь также следует исходить из приобретенных способно­стей – умения учиться и решать учебные задачи. В этом смысле и сам про­цесс освоения компетенций учащимися является не только целью собст­венно процесса обучения, но и мерилом результативности и успешности образовательной деятельности.

В условиях глобализации общественных процессов различных стран и народов повышаются требования к профессионализму работников, заня­тых в самых разных сферах системы общественного производства. Со­временный работник-специалист должен обладать всесторонними и глу­бокими общими и специальными знаниями, высоким уровнем профес­сиональной квалификации. Он должен уметь быстро осваивать новые технологии и постоянно повышать свой профессиональный уровень. Не меньшее значение в оценке компетентности современного работника-специалиста имеют и такие социально значимые его качества, как ини­циативность, толерантность, коммуникабельность и многие другие, спо­собствующие повышению его конкурентоспособности на рынке труда. Нравственные, гражданские и другие указанные качества важны при фор­мировании личностных компетенций не только в профессиональном об­разовании. Эти компетенции (особенно способность к самообразованию, саморазвитию и самостоятельному освоению знаний) необходимо форми­ровать уже в основной школе. Все это означает, что и в основной школе, и в профессиональной высшей школе необходимо активизировать дея­тельность по воспитанию учащихся. Следует перестать смотреть на обра­зование только как на процесс передачи и накопления знаний.

Ценность образования – в формировании прежде всего личности чело­века, обладающего компетенциями (способностями активно, со знанием дела выполнять профессиональные, гражданские и иные общественные обязанности).

Естественно, образованность не может быть одинаковой для всех или застывшей навсегда, постоянной величиной. Однако каждый человек сего­дня должен иметь обязательный минимум образования.

Говоря о минимуме образованности, следует иметь в виду, что практи­чески во всех странах мира существуют свои пределы всеобщего (обяза­тельного) обучения, или всеобуча. Общество, государство стремятся за­крепить рамки всеобуча законодательно. Однако, конечно, не всегда и не везде закон о всеобщем минимуме обучения исполняется. Вот почему почти в любом обществе можно встретить неграмотных людей (не умею­щих бегло читать, писать, производить элементарные арифметические действия), представление о мире которых поражает своим невежеством. Понятно, что о таких людях вряд ли можно сказать, что они имеют даже минимальный уровень образованности. Все-таки, наверное, к людям с минимумом образованности следует относить тех, которые имеют минимальный уровень общественно необходимого обязательного образования (знаний и общей культуры).

Данный минимум определяется границей наличия некоторых весьма схематичных и приблизительных знаний, умений и навыков на уровне восприятия и общих представлений явлений действительности, с тем чтобы:

– получить хотя бы неквалифицированную (физическую) работу и выполнять ее;

– идентифицировать себя с определенным социальным слоем (стратой, сословием, классом) и иметь возможность осуществлять коммуникацию, сохраняя личностную определенность и самостоятельность;

– осуществлять жизнедеятельность в своей нише (иметь представления о гигиенических, психологических, технических, экономических, правовых и прочих аспектах существования в ней) и сохранять личностную безопасность.

Понятно, что граница минимума образованности подвижна. Сегодня мы говорим о ней как об обязательном минимальном уровне образования. Однако, согласно Э. Тоффлеру, в будущем неграмотным человеком уже назовут не того, кто, допустим, не умеет читать, а того, кто не может или не умеет учиться.

Конечно, минимум образования позволяет человеку занять лишь самую низшую ступеньку в структуре общества. Поэтому необходим более вы­сокий уровень образования (образованности). Соответственно понятие максимума образованности – это не предельный уровень, который невозможно устано­вить, а низшая граница образованности, с которой можно вести отсчет верхнего уровня.

Максимум образованности человека нередко связывают с его профес­сиональными компетенциями, высокой квалификацией и значительным опытом практической работы. Все это позволяет специалисту такого уров­ня выполнять иногда функции эксперта в некоторой узкоспециальной дея­тельности. Кажется, что человек виртуозно владеет знанием не только этой сферы, он знает все. Однако как здесь не вспомнить известное рассу­ждение К. Маркса о профессиональном кретинизме. Действительно, если человек долго занимается исключительно каким-то одним видом деятель­ности, он часто достигает в нем определенного мастерства. Но если толь­ко он выходит за рамки этой специализированной деятельности, он часто столь же ограничен, как и любой непрофессионал. Именно поэтому мак­симальный уровень образованности должен включать помимо глубоких специальных знаний по своей профессии (специальности) одновременно еще и:

– широкую эрудицию в области гуманитарного и естественнонаучного знания;

– интегративный взгляд на мир, выраженный в целостном и последовательном мировоззрении;

– разносторонние знания информационных технологий;

– знание иностранных языков;

– обладание знанием о знаниях и способах их приумножения;

– знание различных практик жизни и способность оценить значение раз­личных видов практической деятельности, чтобы осуществить оптималь­ный выбор в пользу комфортного существования и личностного роста.

На максимальном уровне образованности людей различные компетен­ции: профессиональные, личностные, социальные и др. – обретают статус общезначимых ценностей, и эти ценности становятся основой их самосоз­нания и самоконтроля.

Таким образом, в современных условиях движения к информацион­ному обществу, или, как часто говорят, к обществу знания, ценностью (потребностью и целью) людей становится образование. Процесс получе­ния образования человеком – формирование различных его компетенций. С формированием компетенций можно говорить об образованности – уровне и степени компетентности человека. Именно компетентность как совокупность способностей творчески осуществлять тот или иной вид профессиональной деятельности и лежит в основе ценности современного образования.

[1] См.: Гегель, Г. В. Ф. Философская пропедевтика / Г. В. Ф. Гегель // Работы разных лет: в 2 т. – М., 1973. – т. 2.