Монетарная тождественность Европы


скачать скачать Автор: Новак-Фaр А. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №1/2008 - подписаться на статьи журнала

Тождественность в общественной жизни

Существование или отсутствие тождественности является одним из важнейших индикаторов, характеризующих различные общественные группы. Наиболее простым показателем, позволяющим выявить отличие или степени их подобия между собой, является их raisond’être, то есть цель, для которой они существуют. Однако этого иногда недостаточно для выяснения их сплоченности и постоянства. Тогда следует обратиться к «общности духа», вытекающей прежде всего из общего исторического опыта, а чаще из его производных: общности языка, культуры и менталитета – этого концентрата культуры той или иной группы людей, индивидуализированного в психике каждого человека и находящего свое выражение в его поведении.

Единство и монетарная разобщенность в истории Европы

Восприятие денег является существенным элементом тождественности. Представления человека о мире и о себе (его интеллект) находят свое выражение в деньгах как наиболее существенном виде его культурного функционирования – в прослойке эйдоса. В Европе это восприятие денег и вытекающая из него функционализация кажутся в значительной мере идентичными. Единство, о котором идет речь, сформировалось, скорее всего, в период возникновения осознания этнического облика континента (то есть в III–X вв.). Лишь серьезные экономические потрясения, значительное снижение спроса (то есть желания и возможности приобретения предметов потребления), вызванное нашествиями викингов, венгров и ара-бов, расщепили возникающее экономическое единство (в том числе и в ее денежном аспекте) (МсCormick 2001: 795–697). Однако они уже не могли разбить монетарную сплоченность Европы. В то время слитки как таковые (сначала серебро и золото, a потом только золото) выступали в качестве денег parexcellance, только в особенном виде (десигнат) в зависимости от страны его эмиссии и oбращения. Структуральное монетарное единство Европы разбил только уход от системы золотой валюты (goldstandard) и введение существенных валютных ограничений после первой мировой войны. Это углубило продолжительный раздел Европы на два блока, реализирующих в своих рамках противоречивые программы интеграции и приписывающих деньгам в экономической политике совершенно разные функции (Therborn 1995).

Изменяющаяся экономика и монетарная тождественность

Специфическое свойство истории Европы – это придание деньгам особенного значения и создание специальных правил прочтения их кода в общественном сознании. Деньги для европейца обладают большим символическим зарядом. Символизм денег показывает в Европе двойственность: символ может здесь быть либо автономным – когда сам в себе что-либо символизирует (богатство, алчность, истечение и мелочность жизни и т. п.) (Milewski 1999: 104), либо зависимым – когда он является только носителем иных символов. В этом случае европейская монетарная символика (в более поздних временах также банкнот) показывает в Европе высокий уровень тождественности. Долгое время создатели европейских монет oбращались к богатой христианской символике, которая даже сейчас – хотя часто во вторичной форме – присутствует на европейских денежных знаках. светские символы так же свидетельствуют о большом сходстве и даже существенной исторической непрерывности. Примером этого может быть практика установки государственных гербов или портретов властителей на монетах, не говоря уже о том, что сами гербы имеют иногда очень давнее происхождение. Стоит вспомнить здесь, например, o гербе России, ведущем свою родословную от герба византийских императоров, или вообще о геральдике с мотивом орла, черпающей свое начало со времен римской республики.

Особое восприятие денег и их функционализация в Европе является поводом для вопроса: имеет ли Европа монетарную тождественность? Тождественность предлагаю определять как выразительно сориентированное, функционирующее как категория общественного сознания общественное предпочтение, показывающее направление денежной политики одного или более государств, которое находит при этом выразительное обоснование в системе ценностей общественного сознания. Принятие такого определения обозначает, что денежная политика, а также сопутствующие ей обоснованные и доминирующие в данном обществe oжидания по отношению к ней являются существенными в силу ее эффективности, oцениваемой с чисто экономической точки зрения, но также ввиду этической оценки ее результатов.

Монетарная тождественность данного общества, как и каждый иной образ определенного скопления качеств, которые могут быть признаны зa детерминирующий способ восприятия им реальности, а также в некотором смысле ее совместной, то есть упрощенной интерпретации, сформирована историческим опытом, как и, по всей вероятности, другими, может, отчасти отсюда следующими факторами, из похожих детерминант, на которые обратил внимание Moнтескье.

Существенным на этом фоне выводом, касающимся стран Европы, является то, что они не создали и не создают однородной структуры в отношении монетарной тождественности. Общества этих государств, учитывая их разный исторический опыт, не являются гомогенной группой как по монетарной тождественности, так и по своему содержанию. Однако несомненно, что идею денег воспринимают идентично. Это восприятие детерминируется также общественной функциональностью денег в Европе и странах, находящихся под ее достаточно сильным культурным воздействием.

Выводы

Монетарная тождественность – часть общественного сознания, относящаяся к аксиологическому обоснованию денежной политики. В Европе она является итогом сложного процесса формирования культурно-этнического облика континента, идущего исстари, в котором сначала огромное значение имели наличные деньги (используемые также в качестве символа и носителя идеи), a в настоящий момент – безналичные деньги (по отношению к эмиссионной политике которых формируются сейчас также этические оценки).

Весьма дифференцированный образ монетарной тождественности Европы возник лишь только после первой мировой войны, когда начался процесс дезинтеграции отношений определенных европейских обществ к ценностям, реализировать которые дают возможность деньги. Однако как идеямонетарная тождественность Европы оставалась и остается единой.

Литература

McCormick, M. 2001. Origins of the European Economy: Communications and Commerce AD 300–900. Cambridge: Cambridge University Press.

Therborn, G. 1995. European Modernity and Beyond: The Trajectory of European Societies 1945–2000. London: Sage Publications.

Milewski, I. 1999. Pieniądz w greckiej literaturze patrystycznej IV wieku
(с. 104). Gdańsk: Wydawnictwo Uniwersytetu Gdańskiego.