Христианский союз молодых людей и русская эмиграция в Китае. Культурологический аспект взаимодействия русской общины с молодежными эмигрантскими организациями (первая половина ХХ в.)


скачать скачать Автор: Дубаев М. Л. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №1/2009 - подписаться на статьи журнала

История русской эмиграции в Китае не может обойтись без описания молодежных организаций. Мы попробуем рассказать о том, какие всемирные организации были наиболее популярны в русскоя­зыч­ной среде Китая начала ХХ в.

ХСМЛ, или YMCA (или YWCA – Христианский союз молодых девушек), – межкон­фессио­нальная всемирная организация с центром в США. В 20-х гг. по всему миру эта организация насчитывала более 10 ты­сяч ме­стных союзов YMCA, и общая численность членов ХСМЛ достига­ла более полутора миллионов человек.

ХСМЛ был основан в 1844 г. Георгом Вильямсоном и имел своей це­лью улучшение религиозно-нравственного, интеллектуального, общественного и физического состояния молодых людей. Эту ос­новную идею Союза пояснил доктор Геккер. Он пишет, что ХСМЛ является хорошо организованной кооперацией молодых людей христианского, но не узкоцерковного направления. Союз не при­знает в своей среде различий в вероисповеданиях, в его правле­ние входят представители разных церквей, это делает Союз орга­низацией общехристианской и препятствует ей при­нять сектант­ский характер. Конечной целью Союза является идея все­мирного христианского объединения людей путем бес­коры­стного и все­сто­роннего служения человечеству на почве разви­тия рели­гиоз­ной веротерпимости, в противовес объеди­нению под давлени­ем догматов одной церкви – будь то католи­ческая или право­слав­ная. Так развивал идею Союза один из его руководителей – Геккер (Иванов 1934: 443).

Свою пропагандистскую работу Союз осуществлял не только в среде русских эмигрантов, но и среди китайцев, при этом явно обнаруживалось проамериканское направление этой органи­за­ции.

Декларация Союза о том, что здание общества открыто для всех молодых людей вне зависимости от их религиозных убеж­дений, не распространялась на убеждения политические. Еще в 1918 г. в журнале «Русский солдат-гражданин», издаваемом ХСМЛ в Париже, о смерти Николая II писали с восторгом – «...зато теперь-то он на своем месте...», «Так исчез человек, царствование которого переполнило чашу страданий русского народа...» (Русский солдат… 1918).

В большей части монархически настроенной эмиграции та­кие заявления не могли не вызывать возмущения.

Тем не менее, в 1919 г. представители ХСМЛ обратились в Омске к адмиралу А. В. Колчаку, тогда уже Верховному Правителю, с «небольшой» просьбой разрешить им организовать среди вои­нов Сибирской армии «Армейский союз». Были представлены проекты и планы дальнейшей деятельности Союза. Предполагалось, что в тылу среди армейских частей будут организовываться митинги и собрания для пропаганды общечеловеческих идеалов, однако на этих собраниях представители ХСМЛ не хотели видеть старших офицеров и священников. Адмирал А. В. Колчак, конечно же, не дал разрешения проводить подобные «мероприятия».

Между тем армейская разведка продолжала доносить о работе ХСМЛ по разложению тыла Сибирской армии.

По воспоминаниям одного из эмигрантов, штаб-квартира Союза во Владивостоке всем своим видом говорила, что здесь работают военные специалисты, а не «христианские мальчики, изучающие библию». Комнаты скорее напоминали архив военной разведки, чем помещение культурной или религиозной организации. Для тех же разведывательных целей при ХСМЛ создавались кружки молодых географов-краеведов, упражнявших­ся в топо­графии (Иванов 1934: 445).

Вторую пропагандистскую цель организации формулирует руководи­тель всемирного ХСМЛ Сидней Стронг в статье, опубликованной в «Юманите» в сентябре 1926 г. Среди прочего он, в ча­ст­ности, пишет, что социальные, экономические и политические идеи проникают таким образом в души молодых людей, соби­рающихся вокруг огней YMCA (Там же: 446).

В 1926 г. в парижской русской эмигрантской газете «Возрож-дение» отмечалось, что YMCA в США агитировал за дипломатическое признание большевиков, указывая, что у них положительные сто­роны преобладают над отрицательными. Это и явилось од­ной из причин, когда в 1926 г. Архиерейский собор русской за­ру­бежной церкви запретил молодежи, состоящей в РСХД (Русское студенческое христианское движение), сотрудничать с YMCA и YWCA, в очередной раз признав эти организации анти­христиан­скими и антиправославными.

В том же году Харбинский архиепископ Мефодий вопреки мнению Архиерейского собора зарубежной церкви о том, что YMCA есть ответвление масонства, утверждал, что он не считает эту организа­цию антиправославной, хотя и признал, что в эмблеме Союза нет христианских символов, а деятельность некоторых отделений YMCA даже не лишена идей экуменизма и масонства (Хлеб небесный 1927). Эта позиция Харбинского архиепископа легко объяснима. Достаточно вспомнить, что Харбинский богословский институт, находившийся в юрисдикции Русской Зарубежной церкви, постоянно пользовался финансовой поддержкой YMCA (ХСМЛ).

Если в Париже ХСМЛ вел деятельную пропаганду «Нового христианства», то в Харбине пропагандистская работа велась тоньше и более скрытно. Поэтому в 1927 г. владыка Харбинский Мефодий писал, что Союз не ведет специальной пропаганды какого-либо определенного вероисповедания, но его идеология есть та же пропаганда равноценности всех вероисповеданий и полного вероисповедного или конфессионального безразличия. Далее он пишет, что юношество, входя в идейное общение с Союзом, не может не подчиниться в той или иной мере идеологии Союза и не воспринять в себя зачатков конфессионального безразличия; молодежь, пользуясь благами Союза, в силу простой деликатности ставит перед собой обязательство делать со своей стороны те или иные уступки идеологии Союза.

Христианский союз молодых людей вел активную работу по привлечению молодежи в свои ряды. При ХСМЛ устраивались концерты и музыкальные вечера. Харбинское отделение YMCA располагалось на Садовой улице, именно там в 1926 г. поэтом Алексеем Алексеевичем Ачаиром (Грызовым) было организовано литературно-художественное объединение «Чураевка». Члены этого объединения собирались в здании ХСМЛ два раза в неде­лю – по пятницам и по вторникам.

По вторникам вечерами проходили лекции и выступления с докладами авторитетных ученых, большей частью эти доклады были посвящены разным религиозным конфессиям, сектам и течениям, все это дополнялось литературно-музыкальной программой. В один из таких вечеров с докладом «Несение света» выступил Н. К. Рерих, в то время оказавшийся в Харбине (Таскина 1994: 86).

В здании ХСМЛ размещались гимназия и многочисленные курсы, среди которых были особенно популярны курсы маши­но­писи и радиотехники. Там же располагались: клуб деловых лю­дей, неизменный клуб естествознания и географии, курсы ино­странных языков, курсы шоферов, а на третьем этаже – спор­тивный клуб, который собирался по четвергам и пользо­вался большой известностью в Харбине. Работа харбинского ХСМЛ была рассчитана на все социальные слои русской эмиграции.

Кроме всего прочего, нельзя не упомянуть и «Костровое Братство», организованное ХСМЛ, – это братство было похоже на скаут­скую организацию с некоей масонской окраской.

Борьбу за эмигрантскую молодежь вели и другие организа- ции, достаточно вспомнить «Национальную организацию русских мушкетеров» (НОРМ), которая была основана в 1924 г. В. С. Ба-рышниковым. НОРМ чем-то напоминала рыцарский орден для подростков. Основной его целью была борьба за православие и свободную Россию. Однако форма, которую носили мушкетеры, состояла из черных ру­ба­шек, черных расклешенных брюк, черных ремней с кисточками и серебряных мальтийских крестов. Эти крес-ты муш­ке­теры носили на шее.

Или организацию «Маньчжурский отдел русских скаутов», которую воз­главлял Сильвестр Николаевич Рудин-Донченко. В его организа­ции было 7 отрядов мальчиков в возрасте от 12 до 16 лет, 2 отряда девочек – «Вожатые», отряд девушек старше 16 лет – «Россиянки», далее отряд мальчиков старше 16 лет – «Китежцы» (позже переименован в «суворовцев»), отряд мальчиков с 8 до 12 лет – «Волчата» и отряд девочек с 8 до 12 лет – «Птенчики».

Но вернемся к союзу ХСМЛ (YMCA). Еще в 1900 г. в Петербурге был ор­ганизован «Санкт-Петербургский комитет для оказания содей­ствия молодым людям в достижении нравственного и физиче­ского развития», коротко его называли «Маяк». Он был создан на по­жертвования Джеймса Стокса, члена американского Христиан­ского союза молодых людей. Для этой цели им было выде­лено 50 000 рублей, что являлось в то время достаточно солидной суммой. Устав «Маяка» был утвержден в 1903 г., и по уставу членами этой организации могли быть только молодые люди муж­ского пола не моложе 17 лет. При «Маяке» на средства, получае­мые из Америки, были созданы отряды русских скаутов.

После прихода к власти большевиков «Маяк» и YMCA были запрещены. Но руководство YMCA, как мы уже гово­рили, в Америке к большевикам относилось довольно лояльно.

Главной целью YMCA была не школьная молодежь, а русское студенчество. И в Европе YMCA ставил перед собой задачу оказывать давление на рус­ское студенчество и по возможности подчинить его единому американскому центру. Для этого в 1923 г. в Чехословакии при фи­нансовой поддержке YMCA в Пшерове был проведен съезд и создано «Российское студенческое христианское движение» (РСХД). На этом съезде участвовали делегаты от русских студенческих кружков Праги, Парижа, Белграда, Берлина и других городов компактного проживания русских эмигрантов. Однако РСХД по политическим и религиозным мотивам отошло от YMCA.

На Дальнем Востоке дело обстояло немного иначе. На сред­ства YMCA существовала русская Харбинская гимназия в Новом Городе. В доме на Садовой улице работали два отряда скаутов ХСМЛ под руководством Н. С. Бродской и Г. И. Колтуновского.

18 февраля 1925 г. в Харбине при ХСМЛ была органи­зо­вана молодежная организация «Костровое братство». В 1935 г. в харбинском журнале «Рубеж» Б. Муратов писал, что «братья» устраи­вают ежегодные хорошо организованные летние лагеря, а зимой –ин­те­ресные сборы с привитием навыков патрульной работы; кроме того, проводятся так называемые общие «костряцкие ка­мины», во время которых руководство ХСМЛ проводит разъ­яс­нительные и «образовательные» беседы (Муратов 1935).

Организация «костряков» была разбита на три отряда и по­строена по принципу обычных скаутских организаций, но под­чи­нялась она как в идеологическом, так и в хозяйственном плане исключительно только харбинскому ХСМЛ. Деловым комитетом ХСМЛ в ознаменование 5 лет успешной работы «братьям» было вручено знамя, ставшее святыней «Кострового братства».

«Костряки» имели свой гимн и свои песни, написанные по­этом Алексеем Алексеевичем Ачаиром (Грызовым) – руководите­лем «Чураевки». Б. Муратов не раз отмечал, что «Костряки», наряду со скромностью и от­сутствием каких-либо узких рамок и программ, пронизаны чув­ст­вом патриотизма и желанием помочь ближнему. Но не все эмигранты с такой восторженностью говорили и писали о «Костровых братьях». В своей книге «В мире символов», изданной в 1936 г. в Харбине, Ю. Н. Лукин пишет о ХСМЛ и «Костряках»: «Много споров и разногласий вызывает в современном обществе и значок так называемого Христианского союза молодых людей. Наше мнение ясно – знак не христианский. Вопрос состоит в том, случайно или преднамеренно избран именно этот знак, а не крест, как следовало бы такому Союзу, именующему себя христианским. На это у них ответ есть: “...Треугольник символизирует работу Союза, то есть всестороннее и равномерное развитие физического, интеллектуального и духовного человека”.

Сопоставив этот ответ одного из вождей Союза о знаке, символизирующем формирование духа, ума и тела членов Союза, вспомнив все сказанное нами выше и дополнив это словами одного из каббалистов, говорящего об этом символе как о “символизирующем всякое проявление в мире физическом”, мы можем согласиться, что с момента его возникновения XСМЛ был авангардом масонства» (Лукин 1936).

Нет смысла здесь рассуждать о принадлежности ХСМЛ к масонству, дело в том, что Ю. Н. Лукин в этом своем убеждении не был одинок. В русской эмиграции были широко распространены как антимасонские, так и теософские убеждения. Отец Иннокентий, начальник XVIII православной миссии в Китае, в те годы писал: «Многие из православных прельщаются теософским учением. Одни по неведению, другие – для достижения злых целей, которые тщательно ими скрываются от непосвященных...» (Поздняев 1998: 52).

Многие представители русской эмиграции на Востоке выступали против ХСМЛ, среди них были и православные священники, и мирские люди, такие как В. Ф. Иванов и Ю. Н. Лукин. Они пытались показать молодому поколению и их родителям суть этой организации, разумеется, такой, какой они ее видели.

«...Костровые братья – это скауты, работающие лишь под флагом ХСМЛ, – продолжает рассуждать Ю. Н. Лукин. – Первоначальным их знаком был обратный треугольник, но когда протест эмигрантской массы стал грозить гибелью всему делу ХСМЛ, когда молодежь потянулась к национальным идеалам и символам, провозглашенным в эмиграции патриотическими группами молодежи (например, “Русские разведчики великой княгини Ксении Александровны”), тогда XСМЛ отрекся от треугольника и дал опекаемым им детям масонский крест (...). В центре креста буквы К. Б. – Костровые братья, у нас есть основания подозревать здесь нечто иное, но это не наша тема.

Из-под “креста” виден нижний конец лилии масонского скаутизма. Она и ленточка с общемасонским девизом “Будь – готов” по-прежнему говорит внимательному наблюдателю одним своим видом о масонской сущности организации» (Лукин 1936).

Эмигранты, придерживающиеся таких взглядов, поддерживали другие молодежные организации, среди них можно назвать Национальную организацию русских скаутов-разведчиков (НОРС-Р) или «Юных пржевальцев», которые начали свою деятельность в Харбине с 1930 г. Эта организация была создана В. В. Поносовым, как говорилось, «для изучения природы Маньчжурии». Хотя в 1934 г. организатор харбинского музея этнограф В. В. Поносов уехал из Харбина, но «Юные пржевальцы» продолжали работать, как и прежде, при 1-й Маньчжурской дружине НОРС-Р почти до конца лета 1945 г. (Русские скауты... 1969: 221).

Уживался с ними и упоминавшийся нами Союз мушкете­ров. После эмиграции из Китая в США бывшие мушкетеры при содействии адъютанта Союза мушкетеров А. Н. Князева пытались возродить Союз, и 2 октября 1953 г. приказом № 6 был возрожден «Союз мушкетеров Его Высочества Князя Никиты Александровича», при нем возрожден «Союз сестер мушкетеров», который возглавила 8 октября 1953 г. княгиня Мария Илларионовна. Начальником Союза стал А. И. Ганин, а начальником штаба – капитан А. В. Альтман (Там же).

Не обошелся Харбин и без «Красных пионеров». С 1923 по 1924 г. из 5-го и 6-го отрядов скаутов были сформированы пионерские дружины. Недолго просуществовав при Доме Трудящихся под покровительством «Профессионального союза мастеровых, служащих и рабочих КВЖД», эти дружины были под давлением властей распущены (Там же: 204).

В 1932 г. на японские деньги русской фашистской пар­тией были созданы молодежные организации: «Союз авангарда» – для мальчиков от 10 до 16 лет, «Союз юных фашисток» – для девочек от 10 до 16 лет и «Союз фашистских крошек» – для детей от 5 до 10 лет.

Однако в конце 1935 г. созданное японцами Бюро (БРЭМ) запретило всем российским эмигрантским организациям поддерживать связь со своими зарубежными центрами. Это распоряжение относилось и к молодежным организациям. БРЭМ вынуждало эмигрантские организации обращаться за помощью к японским властям, тем самым пытаясь поставить все эти союзы и отряды в полную зависимость от Квантунской армии.

Но не все организации подчинились этому приказу. Среди таких была молодежная организация НОРС-Р (Национальная организация русских скаутов-разведчиков), начало которой положил штабс-капитан Первого Лейб-гвардии Стрелкового Его Величества батальона Олег Иванович Пантюхов.

30 апреля 1909 г. в Павловске он собрал небольшую группу из 10 мальчиков, а уже в 1910 г. штабс-ротмистр Г. А. Захарченко основал дружину юных раз­ведчиков в Москве. Учитель латинского языка В. Г. Янчевецкий (будущий писатель В. Ян) в 1910 г. стал издавать страницу «юного разведчика» в своем журнале «Ученик». Предполагалось в 1911 г. создать «Всероссийский союз развед-чиков» под ру­ководством О. И. Пантюхова, В. Г. Янчевецкого и В. Ф. фон Эксе.

Но только в 1914 г. О. И. Пантюхов сумел зарегистрировать общество содействия юным разведчикам «Русский скаут», при­чем членами его не могли стать юноши, не достигшие 19 лет. Первый съезд русских скаутов прошел в Петрограде в декабре 1915 г., а уже к началу 1917 г. общее число членов обще­ства превышало 50 тыс. человек по всей России.

После революции по решению ЦК ВЛКСМ от 11 января 1923 г. скаутское движение в Советской России было запрещено.

В эмиграции работа организаций «юных разведчиков» в разных странах продолжалась. Российский скаут О. И. Пантюхов, оказавшись в 1920 г. в Константинополе, начал объединять всех русских «юных разведчиков», и уже к ноябрю 1920 г. все русские зарубежные скаутские организации слились в одну единую Организацию русских скаутов за границей. В 1921 г. в приказах Главной квартиры всех русских скаутов в Константинополе упоминаются многие города русского рассеяния, однако о лаге­рях скаутов в Маньчжурии в этих приказах не сообщалось, так как они еще не были подчинены единому центру и жили до 1924 г. самостоятельной жизнью (Полчанинов 1994: 104).

Организация «юных разведчиков» за время своего сущест­вования за рубежом несколько раз меняла название. В 1924 г. она была переименована во «Всероссийскую национальную организацию русских скаутов» (ВНОРС), а в 1934 г. эта организация получила новое название – «Национальная ор­ганизация рус­ских скаутов-разведчиков» (НОРС-Р).

Единства в определении задач и целей среди руководителей этой организации не было, раскол во ВНОРС наметился еще в 1927–1928 гг. При Российском студенческом христианском движении (РСХД) в 1928 г. в Европе были образованы так называемые отряды «Витязей», которые объявили о своей независимости от скаут­ского движения. Их поддерживали в этом американцы YMCA. Почти одновременно с ними в Харбине при поддержке ХСМЛ также были организованы отряды «Витязей», их отличал от ВНОРС сильный левый уклон (Полчанинов 1994: 108).

В 1928 г. порвал с О. И. Пантюховым его соратник П. Н. Бог-данович, который, не найдя понимания всемирной бой­скаутской организации, создал свою «Национальную организацию русских разведчиков» (НОРР), куда на первых порах перешла большая часть руководителей русских скаутских отрядов, среди которых были скауты Китая и Маньчжурии. Отличие этой организации от пантюховской было не только в символике (Богданович заменил лилию ополченским крестом), но и в некоторой националистическо-монархической направленности. Новая организация стала с политической точки зрения более правой, нежели ВНОРС.

Юным скаутам споры взрослых не были понятны. Вот как опи­сы­вает один из рядовых скаутов борьбу скаутских отрядов в Мань­чжурии за умы молодежи.

Однажды летом 1930 г. 3-й Никольск-Уссурийский отряд русских скаутов, под­чи­ненный Пантюхову, был под­нят ночью по тревоге сигналом горна.

Из штабной палатки появился начальник лагеря скаутма­стер С. Н. Рудин-Донченко, он объявил, что начинается ночная игра – нападение на соседний лагерь «разведчиков» (развед­чики были членами НОРР). Далее Кармилов рассказывает, что в то время «разведчики» были самостоятельной, независи­мой от скаутов организацией, носили почти одинаковую со скаутами форму, но галстуки у них были не оранжевые, а черные, и сим­вол скаутов «лилию» они не признавали.

Задание скаутмастера С. Н. Рудин-Донченко было выполнено – скауты бесшумно, незаметно для охраны лагеря, подползли к па­латкам «разведчиков».

«Операция» прошла удачно, и на следующее утро во время подъема флага к линейке скаутов присоединился отряд «разведчиков»: признав превосходство скаутов, они решили всем отрядом перейти в НОРС-Р, оставив в досадной растерянности своих прежних руководителей (кармилов б. г.).

Для детей это была игра, а для взрослых – серьезная работа по привлечению и подготовке кадров, пополнению партийных рядов уже ни в чем не сомневающимися бойцами, организации террористических групп, готовых действовать в военных условиях. Это было ясно и японским властям – в 1942 г. японцы формально запретили деятельность НОРС-Р в Маньчжу­рии, но скауты и «разведчики» в Харбине продолжали работать. Японцы смотрели на это сквозь пальцы и серьезных мер не принимали, было не до них, надо было разобраться сначала с родителями, которые состояли в харбинских организациях от крайне левых до крайне правых и уходили в подполье, как только понимали, что не смо­гут работать открыто.

Скауты Харбина НОРС-Р про­вели в конце лета 1944 г. свой последний поход в форме.

В Тяньцзине дело обстояло иначе, там деятельность скаутов была прекращена 1 ноября 1942 г., когда «Российский Дом» запретил состоять в НОРС-Р ученикам русской гимназии.

В Пекине деятельность НОРС-Р прекратилась еще раньше, сразу после налета на Перл-Харбор, то есть 7 декабря 1941 г.

Французская концессия Шанхая, где базировался Шанхайский отряд НОРС-Р, не была занята японцами, и благодаря этому деятельность Шанхайского отряда скаутов закончилась только в 1945 г. В мае 1945 г. в Кафедральном соборе члены НОРС-Р последний раз всенощными дежурствами отметили православный праздник.

В настоящее время «Организация российских юных разведчиков» (ОРЮР) базируется в США. В уставе этой организации говорится, что «служение России возможно только тогда, когда ты знаешь свою Родину. Для нас, эмигрантов, это трудно. Поэтому трудись, интересуйся, слушай и читай все, что сможешь, о России» (третий разряд… 1960: 21).

Литература

Иванов, В. Ф. 1934. Русская интеллигенция и масонство от Петра I до наших дней. Харбин.

Кармилов, А.Б. г. Скаут-Николец всегда готов! Воспоминания о III-м Никольск-Уссурийском отряде русских скаутов. Б. м.

Лукин, Ю. Н. 1936. В мире символов. К познанию масонства. Харбин: Типография Казанского Богородицкого мужского монастыря.

Муратов, Б. 1935. Костровые братья. Рубеж 8. Харбин.

Поздняев, Д. 1998. Православие в Китае (1900–1997). М.: Изд-во Владимирского братства.

Полчанинов, Р. В. 1994. Молодежные организации Российского Зарубежья. Записки русской академической группы в США. Т. ХХVI (с. 104). Нью-Йорк.

Русские скауты 1909–1969. Сан-Франциско. Издание Центрального штаба Национальной организации Русских скаутов, 1969.

Русский солдат-гражданин во Франции. 1918. № 293. 11/24 июля.

Таскина, Е. 1994. Неизвестный Харбин. М.: Прометей.

Третий разряд. Издание главной квартиры Организации Российских юных разведчиков и Нью-Йоркской Дружины (ОРЮР), 1960.

Хлеб небесный 4. Харбин, 1927.