Антанта, Первая мировая война и Февральская революция 1917 г.: о некоторых аспектах исторических взаимосвязей


Автор: Гринин А. Е. - подписаться на статьи автора
Журнал: История и современность. Выпуск №2(26)/2017 - подписаться на статьи журнала

В 2017 г. исполнилось сто лет с начала Февральской революции. Но ее природа и глубинные причины сегодня ясны едва ли не в меньшей степени, чем это казалось раньше, поскольку их объяснения все еще следуют в русле идеологических или геополитических посылок. Вот почему причины по-прежнему ищут в либеральных доктринах рубежа ХIХ–ХХ вв., которые в России дважды обанкротились. Или в догмах марксизма, которые, напротив, в 1917–1918 гг. неожиданно для российских и западных либералов восторжествовали, но через 73 года ушли в небытие вместе с СССР. Что же все-таки предопределило падение монархии, открыв дорогу февральско-октябрьским событиям? Ведь в 1913 г. – в год 300-летия дома Романовых – горизонт империи, казалось, был чист от революционных туч. Август 1914 г. отделяют от Февраля 1917 г. всего 32 военных месяца. Значит ли это, что именно они содержали в себе угрозу или цепь угроз, способных изменить историю не только России, но и всего «мира XX века», как Французская революция «открыла XIX век Европы» (А. Солженицын)? Почему революция началась в России практически накануне победы? Каково было влияние союзников – Англии и Франции – в поддержке оппозиции в России и возбуждении революционных настроений? Важно понять, почему Февраль открыл дорогу беспримерной катастрофе российской государственности. И не уходят ли причины этой катастрофы в 1907–1908 гг., когда Россия круто изменила внешнеполитический курс? В настоящей статье мы попробуем взглянуть на эти вопросы с новой точки зрения.

Ключевые слова: Союз трех императоров, Англо-русская конвенция 1907 г., Антанта 1904 г., Большая Антанта, Первая мировая война, Февральская революция 1917 г., Брестский мир, Версальский мирный договор, Дума.

In 2017 one marks the centenary of the February revolution in Russia. But its nature and causes are obvious today even to a lesser degree than it used to be earlier since the explanations still follow the ideological or geopolitical assumptions. Thus, the causes are still sought for in the liberal doctrines of the 19th and 20th centuries which had twice failed in Russia or in the Marxist dogmas which triumphed in 1917–1918 unexpectedly for the Russian and Western liberals, but disappeared in 73 years together with the collapse of the USSR. And still what has defined the fall of monarchy opening the way to the events of February and October? In 1913, the year of the Romanov Tercentenary, the horizon was clear from the revolutionary clouds. The August of 1914 is separated from February 1917 only by 32 military months. Does this mean that just those months contain a threat or a chain of threats that changed the history of Russia and of the whole world of the 20th century similar as the French Revolution “opened the 19th century in Europe” (according to Solgenitsyn)? Why did the revolution start in Russia practically on the eve of a victory? What was the alliances’ (Great Britain and France) impact on the support of the opposition in Russia and stimulation of revolutionary spirits? It is important to understand why the February events had opened the way to an unprecedented catastrophe of the Russian statehood. And is it probable that the causes of the catastrophe date back to 1907–1908 when Russia abruptly changed its foreign policy? In the present article we try to consider these issues within new approach.

Keywords: Triple Alliance, Anglo-Russian convention of 1907, Entente 1904, Great Entente, World War I, February revolution 1917, the Treaty of Brest-Litovsk, the Treaty of Versailles, the Duma.