Поиск закономерностей в истории природных аномалий в Центральной и Восточной Азии в средневековье


скачать скачать Автор: Худяков Ю. С. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №1/2007 - подписаться на статьи журнала

Возможность выявления долговременных тенденций и периодичности в появлении необычных астрономических, атмосферных, климатических и аномальных природных явлений и прогнозирования их последствий для населения и вмещающей природной среды тех регионов, на территории которых они происходили, во многом зависит от длительности самого периода наблюдений. Однако цикличность повторяющихся природных аномалий значительно превосходит период существования современных инструментальных научных наблюдений за небесной сферой и окружающей природной средой.

Хронологический диапазон зафиксированных астрономических и иных аномальных природных явлений, происходивших в историческом прошлом, может быть расширен в результате ретроспективного анализа корпуса мифологических, исторических и археологических свидетельств о происходивших в прошлом космических и других аномальных природных явлениях и вызванных ими глобальных и региональных катастроф. В древних и средневековых сочинениях по астрономии, астрологии, истории и географии содержатся разнообразные сведения о солнечных и лунных затмениях, появлении комет, падении астероидов и метеоритных дождях, необычных атмосферных и климатических явлениях и событиях, многие из которых влекли за собой негативные последствия для населения и среды обитания (Постнов 1996: 80). В космологических и мифологических представлениях разных народов мира содержатся отголоски космических явлений и катаклизмов и природных аномалий.

К числу свидетельств падения небесных тел на поверхность планеты относятся сами осколки астероидов и вызванные ими разрушения, а также предметы, изготовленные из метеоритов. Наиболее подробную информацию о необычных астрономических и природных явлениях содержат летописи и хроники тех стран, в которых велись систематические записи обо всех происходивших событиях. В результате сбора, систематизации и анализа таких источников может быть аккумулирована историческая информация, которая позволит расширить временные рамки периода инструментальных наблюдений космических и других природных аномалий.

Представления о строении небесной сферы мироздания и воздействии окружающего мира на повседневную жизнь людей возникли в глубокой древности. Наблюдения за движением солнца, луны, положением звезд, сменой времен года стали основой древнейших космогонических и космологических представлений об устройстве вселенной у многих народов Центральной и Восточной Азии. Особое внимание всегда привлекали аномальные космические и природные явления, затмения солнца и луны, появления комет, падения метеоритов, землетрясения, извержения вулканов, засухи, наводнения и цунами, поскольку они нарушали традиционную картину мироздания, а некоторые из них влекли за собой негативные и катастрофические последствия для населения и природной среды.

По оценке А. Л. Чижевского, изучавшего воздействие солнечных бурь на биологическую жизнь на земле, в древности для людей, наблюдавших за небосводом, «луч полярного сияния или круг вокруг солнца знаменовал собой одно и то же – грядущую беду от морового поветрия или другие несчастия» (Чижевский 1973: 48).

Исследователем палеолитических памятников Южной Сибири В. Е. Ларичевым было высказано предположение, что уже в эпоху верхнего палеолита служители культа первобытных общин могли вести астрономические наблюдения с помощью простейших приспособлений, разрабатывать сложные лунно-солнечные календарные системы, а также могли предсказывать солнечные и лунные затмения (Ларичев 1994: 33).

Существенные для организации хозяйственного цикла и повседневной жизни первобытных общин знания о движении небесных тел и об их связи со сменой времен года и климатическими изменениями получили распространение у древнего населения Евразии в неолите, в эпоху становления производящего хозяйства и дальнейшего развития земледелия и скотоводства. Такие знания имели важное практическое значение для успешного ведения производственной деятельности в условиях смены времен года и цикличности хозяйственных занятий. В Западной Европе в периоды позднего неолита и раннего бронзового века, в V–II тыс. до н. э., людьми древних культур возводились сложные мегалитические сооружения, с помощью которых можно было наблюдать движения небесных тел, предсказывать время прихода весны, солнечные и лунные затмения и другие события календарного года (Вуд 1981: 48).

Постоянные и целенаправленные наблюдения за небесными и природными явлениями велись и фиксировались жрецами древних городских и оседло-земледельческих цивилизаций Переднего и Дальнего Востока. Эти знания имели важное значение для развития орошаемого земледелия и регулирования имеющихся ресурсов пресной воды (История древнего Востока 1983: 461). Со времени появления письменности космические события и явления стали отмечаться в летописях и хрониках. Особым вниманием летописцев всегда пользовались аномальные космические и другие природные события, толкование которых нередко ставилось в зависимость от поведения и религиозного рвения представителей правящей элиты и их подданных.

У многих древних и средневековых народов Северной, Центральной и Восточной Азии представления о движении небесных тел нашли отражение в мифологии. Некоторые сюжеты древних мифов могут интерпретироваться в качестве свидетельств космических катастроф. Древнегреческий миф о Фаэтоне, который не справился с управлением солнечной колесницей своего отца – бога солнца Гелиоса, в результате чего на земле произошла резкая смена климата, растаяли ледники и снега, пожары охватили леса, может быть отголоском природной катастрофы (Мифы народов мира 1988: 559).

Мифологические представления о зависимости климата от расположения небесных светил существовали у многих народов мира. У народов Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока они сохранились вплоть до этнографической современности. Согласно мифологии тувинцев и якутов, в прошлом на земле был великий холод из-за того, что к планете очень близко подошло созвездие Плеяд, в составе которого было семь звезд, и лишь после того, как эпический герой уничтожил одну из этих звезд, наступило потепление (Алексеев 1980: 90). Особую тревогу у тюркских народов Южной Сибири вызывали солнечные и лунные затмения. По существующим поверьям этих народов, светила умирали, захваченные злыми духами, и, чтобы вернуть их на свое место, хакасы, алтайцы, тувинцы, тофалары выходили из юрт, стучали в металлическую посуду, умоляли духов отпустить на небо солнце и луну (Там же: 89–91).

По представлениям ряда народов Севера видимый небосвод был нижней частью многослойного верхнего мира. Солнце, луна, планеты, созвездия и отдельные звезды воспринимались по-разному: то как живые существа, то как корни деревьев, проросших сквозь небосвод, то в виде отверстия и т. д. Небосвод был ареной действия эпических героев, устранявших «лишние» светила, восстанавливающих нормальные условия жизни для всего живого. Кеты представляли метеориты в виде огненных деревьев. Они воспринимались как существа, способные утащить людей. Движение метеоритов объяснялось тем, что они «ходили» друг к другу в гости. Падающие звезды считались «провинившимися» или умирающими (Алексеенко 1976: 76–86; Вдовин 1976: 230–234; Прокофьева 1976: 107–112; Смоляк 1976: 130–136; Таксами 1976: 208–209; Хомич 1976: 20). Движение звезды по небосводу в южном направлении считалось добрым предзнаменованием, а в северном направлении, наоборот, недобрым (Алексеенко 1976: 86). Чукчи и коряки помимо звезд различали также планеты и кометы и отмечали их нестандартное положение на небосводе (Вдовин 1976: 230).

В современной катастрофологии предпринимаются опыты систематизации подобных мифологических сведений, относящихся к культурам разных народов Евразии и Америки. По результатам такого анализа мифов о всемирном потопе предложена реконструкция этого события, которое произошло вследствие падения гигантского метеорита в Индийский океан и имело своим последствием катастрофы планетарного масштаба (Masse 1998).

Непосредственными материальными следами падения на поверхность планеты опасных космических объектов являются кратеры, или импактные структуры, или астроблемы, образовавшиеся в местах падения, и остатки самих метеоритов. Как установлено специалистами, в прошлом падения наиболее крупных опасных космических тел на поверхность земли неоднократно приводили к катастрофическим последствиям для всего живого, к массовому вымиранию живых организмов (Вишневский 2000: 7). Следами наиболее крупных катастроф в истории земли являются гигантские кратеры, обнаруженные и исследованные специалистами в разных районах нашей планеты. Проведенные расчеты показывают, что падение небесного тела диаметром около 60 км приведет к гибели всех высокоорганизованных форм жизни на планете Земля (Там же: 13).

Большая часть образования изученных к настоящему времени крупных астроблем относится к геологической истории планеты, ее отдаленному доисторическому прошлому. На поверхности некоторых импактных структур, обнаруженных на территории Северной и Центральной Азии, имеются археологические объекты.

В 1980-х гг. в рамках проведения совместного советско-монгольского комплексного научного эксперимента «Убсу-Нур» проводился анализ аэрокосмической информации и наземные исследования с целью картографирования историко-культурных объектов на площади Убсу-Нурской межгорной котловины (Бугровский 1989: 5; Востокова 1986: 161; Хомич 1976: 231; Худяков 1989: 4–7; 1991: 85–91). В ходе наземных исследований на поверхности импактного образования Тоора-Тей, расположенного на левом берегу р. Торгалыг в южной Туве, было обнаружено несколько разновременных археологических памятников, в хронологическом диапазоне от позднего бронзового века до эпохи средневековья (Худяков 1988: 62–64). Изучение этих объектов на площади данной астроблемы может способствовать уточнению времени освоения и использования ее площади для социокультурных целей и вписать период функционирования этих объектов в историко-культурный контекст.

Важным источником по истории падения космических тел на поверхность земли являются находки метеоритов и предметов, изготовленных из метеоритного железа, которые были обнаружены на территории Южной Сибири.

Наиболее древние на данной территории изделия из метеоритного железа были найдены в памятниках афанасьевской культуры раннего бронзового века. В одной из могил на памятнике «Афанасьева гора» в долине Среднего Енисея были обнаружены остатки кожаного пояса, окантованного двадцатью обоймицами, изготовленными из метеоритного железа (Вадецкая 1986: 19, 24). Пронизи, изготовленные из метеоритного железа, были обнаружены при раскопках одного из курганов на могильнике афанасьевской культуры Кор-Кобы в Горном Алтае (Ларин 1993: 22).

В эпоху раннего железа и средневековья железные предметы стали повседневными вещами для многих культур Южной Сибири. Выявление среди них изделий из метеоритного железа требует специального изучения. В отдельных случаях этому могут способствовать сообщения китайских письменных источников.

По сведениям китайских летописцев, одним из районов интенсивного падения метеоритов была территория Южной Сибири. В эпоху раннего средневековья в Минусинской котловине был распространен промысел «железа небесного дождя», которого было настолько много, что его могли регулярно отыскивать местные жители. По мнению китайских дипломатов и сочинителей династийных историй, это железо по своей прочности превосходило обычные железные изделия. Из него кыргызские кузнецы изготавливали оружие особо высокого качества.

В летописи династии Тан «Синь-Таншу», в разделе о кыргызах, говорится: «В каждый дождь обычно получают железо, называют его цзя-ша. Делают оружие крайне острое» (Бичурин 1950: 352). Более подробно сообщает об этом летопись «Тайпинхуаньюйпзи»: «Их земля производит золото, железо и олово... их государство имеет (также) железо небесного дождя, его собирают, чтобы делать ножи и мечи, (оно) отличается от (обычного) железа. Некогда спросили посланного оттуда (как добывается это железо), он скрыл и не ответил. Только сказал: железо очень крепко и остро, работа также отменна и искусна. Ибо их земля производит железо. От бурного дождя леденеют деревья, и появляется (железо). Как только время продлится (то есть если не искать железо сразу), земля поглощает его. Поэтому (оно) отборно и остро. При этом каждый раз, как вслед за небесным дождем люди собирают (это железо), непременно случаются пораженные и убитые. Причина в точности непонятна... Обычно производят хорошее железо» (Кюнер 1961: 59).

В археологической литературе эти сведения интерпретируются как имеющие отношение к использованию средневековыми кыргызскими кузнецами на Среднем Енисее железа метеоритного происхождения (Кызласов 1969: 119). Изучение железоделательного производства, в том числе оружейного ремесла, у енисейских кыргызов позволило специалистам высоко оценить уровень развития технологии и качество изделий (Овчинникова 1981: 142). Изготовленные кыргызскими кузнецами железные и стальные изделия, не отличаясь по структуре и составу примесей, технологии обработки от аналогичных предметов, выкованных тюркскими или уйгурскими мастерами, имели более высокие противокоррозийные свойства.

Метеориты находили в Минусинской котловине и в новое время. В XVIII в. П. С. Паллас нашел в окрестностях Абаканского острога знаменитый метеорит, получивший название «Палласово железо». Часть его хранится до настоящего времени в Марбурге, а другая часть – в Минералогическом музее в Москве (Станюкович 1953: 153, рис. 54).

Важные сведения о космических явлениях и природных аномалиях, наблюдавшихся над восточными районами Азии, с указанием датировок происходивших событий содержат китайские, киданьские и корейские летописи и хроники.

В китайских летописях, описывающих исторические события, происходившие на территории Центральной Азии в периоды правления династий Хань, Вэй и Тан, охватывающие более тысячи лет, с конца I тыс. до н. э. до конца I тыс. н. э., содержатся отдельные сведения о климатических и других природных аномалиях, имевших катастрофические последствия для кочевого населения и скотоводческого хозяйства. Эти сведения содержатся в переводах китайских летописей, сделанных Н. Я. Бичуриным (1950). В дальнейшем эти переводы были уточнены Н. В. Кюнером (1961) и В. С. Таскиным (1973). Китайские летописцы приводят в своих описаниях сведения о сильных морозах и обильных снегопадах, засухах и нашествии саранчи, которые приводили к бескормице и массовому падежу скота, а вслед за этим к голоду, заразным болезням и гибели значительной части кочевого населения в Центральной Азии. В период существования хуннской державы, с конца III в. до н. э. по II в. н. э., подобные стихийные бедствия фиксировались неоднократно. Эти события влекли за собой значительную убыль хуннского кочевого населения. Особенно тяжелыми для хуннов выдались I в. до н. э. и I в. н. э., в течение которых произошло по три-четыре таких события. В 89 г. до н. э. зимой несколько месяцев шел снег, и это произвело падеж скота и заразные болезни среди людей (Бичурин 1950: 76). В 72 и 68 гг. до н. э., 46 и 88 гг. н. э. сильные морозы, засуха, нашествие саранчи, падеж скота и голод привели к тому, что погибло от одной до двух третей хуннского населения в Центральной Азии (Бичурин 1950: 82, 83, 117, 127).

Подобные явления: сильные холода или обильные снега, – вызвавшие гибель домашних животных, голод и эпидемии среди центральноазиатских кочевников, древних тюрок и уйгуров, неоднократно фиксировались китайскими летописцами и в эпоху раннего средневековья, в VII и IX вв. (Бичурин 1950: 254, 334, 337).

Природные аномалии вели к тяжелым негативным последствиям для кочевых государств, к ослаблению их военных сил, падению авторитета центральной власти, обострению междоусобиц, усилению натиска со стороны внешних врагов. В государствах хуннов, древних тюрок и уйгуров стихийные бедствия и их последствия предшествовали крушению этих государственных образований.

В числе наиболее информативных источников по данной проблематике можно выделить летописи корейских государств Когуре, Пэкче и Силла, систематизированные в сочинении Ким Бусика в XII в. Они были переведены М. Н. Паком (Ким Бусик 2001: 71–294; 1995: 35–132). Высокой степенью информативности отличаются летописи государства Когуре. В этом сочинении приведены описания некоторых космических, необычных атмосферных явлений и других природных аномалий, наблюдавшихся на территории Северной Кореи на протяжении семи столетий, в хронологическом диапазоне с 35 г. до н. э. до 668 г. н. э. (Худяков 1997: 86–94). Среди наблюдавшихся космических явлений наиболее часто фиксировались солнечные затмения. За 703 года наблюдений было зарегистрировано 11 солнечных затмений. При этом 8 затмений было отмечено в первый век наблюдений, 2 затмения в III в. н. э. и одно в VI в. н. э. В течение остальных столетий затмений зафиксировано не было. Семь раз было зафиксировано появление комет. Одну комету зарегистрировали в I в. н. э., две кометы во II в. н. э., одну в III в. н. э., две в IV в. н. э., одну в VII в. н. э. Можно говорить об определенной периодичности в фиксации некоторых комет (Худяков 1993: 83). За время наблюдений пять раз фиксировалось падение звезд, или метеоритов. В 336 г., «весной, в третьем месяце, большая звезда устремилась (упала) на северо-западе» (Ким Бусик 1995: 77). В 581 г., «весной, во втором месяце, в последний день звезды падали дождем» (Там же: 98). В течение VII в. трижды наблюдалось падение звезд и метеоритов. В 643 г., «в пятнадцатый день (девятого месяца), ночь была светлая, но не было видно луны, а множество звезд падало на западе» (Там же: 113). В 645 г. звездопад наблюдался прямо над военным лагерем войска под командованием полководца Ко Енсу (Там же: 119). В 656 г., «летом, в пятом месяце, в столице вана подобно дождю падало железо» (Там же: 126). Помимо падения опасных космических объектов, когурескими наблюдателями неоднократно фиксировалось необычное расположение звезд и планет на небосводе. Эти сведения также нашли отражение в сочинении Ким Бусика. Подробно отмечались аномальные атмосферные явления. Это были облака необычной расцветки или продолжительные туманы. В когуреских летописях приведены описания климатических аномалий. Многократно фиксировались необычно теплые зимы, когда не было снега и льда на реках, или оттепели, во время которых зацветали фруктовые деревья. В определенные годы наблюдатели отмечали зимние грозы и необычно снежные зимы, когда толщина снежного покрова значительно превышала норму. В летописях отмечены также засухи, выпадение инея или града, наводнения. Имеются также описания сильных бурь, повлекших за собой разрушения. Наиболее частыми стихийными бедствиями для Северной Кореи, находящейся в сейсмоактивной зоне, были землетрясения. В течение семи веков наблюдений они происходили 18 раз. Наиболее неблагоприятными в этом отношении были II и III вв. н. э., в течение которых землетрясения случались соответственно 5 и 6 раз. В числе аномалий природной среды были и нашествия саранчи, которые за время наблюдений случались 7 раз. Значительно реже отмечены миграции животных, сайгаков и волков. К числу серьезных последствий природных катаклизмов для населения и его хозяйственной деятельности можно отнести неурожаи и голод, причиной которых были засухи, выпадение града и инея, побивших растения, и нашествия саранчи. В течение периода наблюдений голод был десять раз на территории государства Когуре, один раз отмечен голод в соседнем государстве Пэкче. Голод приводил к массовой смертности и сокращению численности населения, бегству его на соседние территории. В летописях отмечены даже случаи людоедства. Несколько раз в летописях фиксировались эпидемии (Худяков 1997: 84–85).

Эти сведения представляют собой ценный источник по катастрофологии и могут быть использованы в качестве документальной базы для выявления долговременных тенденций в периодичности природных аномалий и катастрофических явлений.

Высокой информативностью отличаются и исторические свидетельства природных аномалий и катастроф в летописях государства Пэкче, которое существовало на территории юго-западной части Корейского полуострова одновременно с Когуре с I в. до н. э. по VII в. н. э. Летописи Пэкче были также собраны и обработаны Ким Бусиком в XII в. За семисотлетний период наблюдения придворными учеными пэкчесских ванов было зарегистрировано 154 аномальных события, ряд которых имел весьма тяжелые негативные последствия для населения страны. Среди космических явлений чаще других отмечались солнечные затмения. Всего было зарегистрировано 26 затмений. Наиболее часто они наблюдались в V и VI вв., соответственно 7 и 5 затмений в течение столетия (Худяков 1999: 276). Интересно, что эти сведения существенно отличаются от данных по затмениям, которые наблюдались на территории соседнего государства Когуре. За семь столетий трижды пэкчесские наблюдатели фиксировали необычные световые явления вокруг солнца. По описаниям придворных ученых, они напоминали облака. Наиболее интересное явление наблюдалось в 384 г.: весной, «во втором месяце, солнце окружило тройным нимбом» (Ким Бусик 1995: 153). За период наблюдений 15 раз было зафиксировано появление комет. Описания некоторых из них имеют сходство по продолжительности наблюдения. В 186 г., зимой, в десятом месяце, появилась «комета на северо-западной стороне (неба) и через 20 дней исчезла». В 395 г., весной, «во втором месяце, в северо-западной части (неба) появилась комета и исчезла (лишь) через 20 дней». В 579 г., зимой, в десятом месяце, «длинная звезда (комета) появилась на небе и через двадцать дней исчезла» (Ким Бусик 1995: 143, 155, 175). Возможно, что во всех трех случаях наблюдалась одна и та же комета, которая появлялась на одном и том же секторе звездного неба с интервалом около 200 лет, была видна в течение 20 дней и затем становилась не видна невооруженным глазом. За тот же период на территории Пэкче пять раз фиксировалось падение метеоритов, звезд и звездных дождей. В 93 г., осенью, «в восьмом месяце, одновременно упали пять огромных камней на Хвенак». В 316 г., весной, на «западной стороне упала большая звезда». В 333 г. падение звезд вызвало пожары и разрушения. «Летом, в пятом месяце, падали звезды. Был пожар в ванском дворце, а затем горели и дома простолюдинов». В 454 г. «звезды падали подобно дождю». Подобный звездопад повторился в 532 г. (Там же: 141, 150, 151, 159). Эти явления наблюдались не синхронно с событиями, зафиксированными в Когуре. В ряде случаев отмечено необычное расположение звезд. Наблюдались аномальные атмосферные явления, появление красных и черных облаков, грязевых ливней. В 222 г. «в ванской столице с дождем (с неба) падали рыбы» (Там же: 146). Вероятно, это явление было следствием смерча. В 660 г. «на побережье Западного моря выбросилось и погибло (много) мелкой рыбы», а вода в реке Сабиха и в колодце ванской столицы приобрела «кровавый цвет» (Там же: 185). Достаточно часто на территории государства Пэкче фиксировались землетрясения. В отдельные годы они происходили по два раза в течение года. Некоторые землетрясения были весьма разрушительными, погибло много людей. В отдельные годы над страной проносились сильные ветры и бури, так что вырывало деревья с корнями. Многократно случались погодные аномалии, оттепели, заморозки и дожди с градом. Настоящим бичом для государства Пэкче были засухи. За семь столетий они случались 31 раз. Четырежды были нашествия саранчи. Они влекли за собой неурожаи и голод. Отмечалось бегство людей и даже случаи людоедства. К убыли населения приводили и эпидемии. Пэкческие ваны пытались облегчить участь своего податного населения. Они временно освобождали его от налогов, выдавали продовольствие со своих складов, запрещали самогоноварение. Были случаи амнистирования заключенных для увеличения численности податного населения.

Сведения об аномальных природных явлениях в летописях государства Пэкче дополняют аналогичные данные когуреских летописей и позволяют представить динамику аномальных явлений на Корейском полуострове значительно полнее.

Весьма информативны и летописи государства Силла, существовавшего на юго-востоке Корейского полуострова в периоды поздней древности и раннего средневековья. Они также были обработаны Ким Бусиком. Наблюдения за аномальными природными явлениями при дворе правителей этих государств велись почти тысячу лет, с I по X в. н. э. За все время наблюдений было зафиксировано 457 аномальных природных явлений, часть из которых имели негативные последствия для населения этой страны. В числе необычных астрономических явлений, наблюдавшихся над юго-восточной частью Кореи, достаточно часто фиксировались солнечные затмения. Всего за период наблюдений они отмечались 29 раз. Вероятно, силланские астрономы не только наблюдали, но рассчитывали время наступления затмений. Правда, не всегда их расчеты и предсказания оказывались верными. В 801 г., по их расчетам, «должно было произойти солнечное затмение, но его не было» (Ким Бусик 1995: 247). Кроме затмений, наблюдались и другие необычные явления вокруг солнца, заслонение дневного светила белой радугой, появление вокруг него черного отсвета и пяти радиальных колец. Дважды в летописях Силла говорится о появлении двух и даже трех светил (Там же: 234, 266). Вероятно, это были необычные оптические явления, обусловившие обман зрения у силланских наблюдателей. Столь же часто фиксировалось необычное расположение звезд и планет на небосводе. За период наблюдений 24 раза отмечалось появление комет. Одно из этих сообщений вызывает сомнение, поскольку в 672 г. летописцем отмечено появление сразу семи комет на звездном небе (Там же: 193). Вероятно, это были какие-то иные светящиеся объекты. В течение тысячелетнего периода 15 раз над государством Силла наблюдались звездопады, или метеоритные дожди, и еще 9 раз – падения отдельных метеоритов. В одном случае падение метеорита вызвало землетрясение. В 768 г. «к югу от храма Хваненса упала огромная звезда и произошло землетрясение с шумом, подобным раскату грома» (Ким Бусик 1995: 234). Дважды за время наблюдений, в 744 и 815 гг., на небосводе наблюдались необычно крупные светящиеся объекты.

В летописях Силла довольно часто упоминаются необычные атмосферные явления и климатические колебания. В их числе были облака необычной формы, цвета и запаха, сильные туманы, дневная темнота, в результате наступления которой «было темно, как ночью» (Там же: 199). Необычно холодные зимы и обильные снегопады для юго-востока Корейского полуострова были редкостью. За все время наблюдений они были зафиксированы соответственно 3 и 10 раз. В нескольких случаях эти погодные аномалии приводили к гибели людей и домашних животных. Значительно чаще происходили засухи и нашествия саранчи, которые, как правило, приводили к неурожаям, голоду, эпидемиям и убыли населения этого государства. Засухи на территории государства Силла были более 60 раз, а нашествия саранчи более 20 раз. Правители пытались ослабить их негативные последствия для населения. Они временно прекращали трудоемкие строительные работы, освобождали население от трудовых повинностей и налогов, раздавали пострадавшим продовольствие с государственных складов, амнистировали заключенных. В числе других стихийных бедствий в летописях Силла упоминаются проливные дожди, оползни и обвалы, наводнения, землетрясения.

Летописи корейских государств содержат большое количество разнообразных сведений о разных природных аномалиях и катастрофах, происходивших на территории Корейского полуострова в периоды поздней древности и раннего средневековья. Они имеют важное значение для сравнительного анализа между собой и выявления закономерностей в периодичности подобных явлений в данном районе Восточной Азии.

Разнообразные данные о подобных необычных природных явлениях имеются в сочинении Е Лун-Ли по истории государства киданей (Е Лун-ли 1979: 24–37). Оно было переведено и прокомментировано В. С. Таскиным. Судя по описанию небесных явлений, в киданьской империи Ляо регулярно велись астрономические наблюдения, результаты которых находили отражение в исторических сочинениях наряду с описанием событий политической и военной истории.

Особенно часто придворными астрономами фиксировались солнечные затмения. С 921 по 1123 г. было отмечено 86 затмений солнца (Е Лун-ли 1979: 47–221). В течение ряда лет они фиксировались ежегодно. В течение нескольких лет затмения происходили по три и два года подряд. В отдельные годы было отмечено сразу по два затмения, чего в реальности быть не могло (Там же: 125–155). Интересное явление было зафиксировано в 1121 г. «Весной на диске солнца появилось пятно, принявшее внезапно темно-серую окраску и не испускавшее света. Середина пятна бурлила и была в движении, напоминая движения острия копья. По бокам солнца был темно-серый свет, похожий на вздымающиеся волны. К вечеру явление исчезло» (Там же: 198). Астрономы империи Ляо не только вели наблюдения, но и предсказывали затмения. В отдельные годы отмечены затмения, которые не были видны из-за облаков, но должны были быть по расчетам астрономов. Отмечен один случай, когда эти расчеты не оправдались. В 965 г. ожидалось затмение, но оно не произошло. «Весной, во второй луне, первый день которой приходится на циклические знаки жэнь-инь, должно было быть затмение солнца, но солнечный диск не уменьшился» (Там же: 111). За время наблюдений, с 923 по 1106 г., 15 раз отмечалось появление комет (Там же: 49–172). В некоторых случаях отмечалась длительность наблюдения кометы, или ее размеры относительно небесного свода. В 989 г., «осенью, в седьмой луне, около созвездия Дунцзин появилась комета, находившаяся там в течение тридцати дней» (Там же: 123). В связи с появлением кометы император династии Сун, Тай-цзун, «перестал появляться в главном зале дворца и сократил количество принимаемой пищи. Астрономы растолковали появление кометы как знак, указывающий на грядущую гибель династии Ляо, но сановник Чжао Пу обвинил их во лжи» (Там же: 429). В 1034 г., «осенью, в восьмой луне, около созвездий Чжан и И появилась комета длиной в семь чи и шириной в пять цуней. Через двенадцать дней комета исчезла» (Там же: 142). В 1049 г., «во второй луне, около созвездия Сюй появилась комета, которую было видно по утрам на востоке. Комета двигалась на юго-запад. Она прошла мимо созвездия Цзывэй и, подойдя к созвездию Лоу, исчезла, пробыв в небе сто двадцать четыре дня» (Е Лун-ли 1979: 152–153). В 1056 г., «осенью, в седьмой луне, около звездного скопления Цзывэй появилась комета, которая прошла мимо семи звезд созвездия Бэйдоу. Цвет кометы был белым, а длина хвоста – более одного чжана» (Там же: 154–155). В 1066 г., «весной, в третьей луне, на западе появилась комета. Утром в день гэн-шэнь она была видна в созвездии Инши. Величина ее была с луну, а хвост – длиной более семи чи. Вечером в день синь-сы комета была видна в созвездии Мао. Величиной комета была с (планету) Тайбо, а хвост ее был длиной в один чжан и пять чи. В день жэнь-у комета светилась в созвездии Би и была величиной с луну. На пятый день комета исчезла» (Там же: 158). Самая крупная комета была отмечена в 1106 г. «Весной, в первой луне, на западе появилась комета, которая была настолько длинна, что занимала все небо» (Там же: 172).

Е Лун-Ли отметил и другие космические явления, падение звезд и метеоритов, появление необычных звезд. В 1028 г., «летом, в четвертой луне, звезда величиной с мерку в один доу скатилась со звуком, похожим на гром, с севера на юго-запад, осветив всю Поднебесную. У звезды был хвост длиной в несколько чжанов, который через продолжительное время рассеялся, превратившись в бледное облако» (Там же: 133). В 1037 г. наблюдался «звездный дождь». «осенью, в седьмой луне, несколько сот звезд скатилось в юго-западной части неба. К востоку от созвездия Би их свет озарил землю, и было темное облако, длиной более одного чжана, появившееся ниже созвездия Бисюи» (Там же: 143). Это явление повторилось в следующем, 1038 г. «Весной, в первой луне, большое количество звезд скатилось на северо-западной части неба». В том же году, «осенью, в восьмой луне, планета Инхо вошла в сферу созвездия Наньдоу» (Там же: 143). В 1046 г., «летом, в шестой луне, к югу от созвездия Инши появился метеор величиной с чашку. Его свет озарил землю, и донесся чуть слышный звук» (Там же: 152). В 1060 г., «весной, в первой луне, на юго-востоке упала большая звезда, и был слышен звук, похожий на гром» (Там же: 155). В 1073 г. «на юго-востоке появилась крупная звезда величиной с тыкву. Был слышен звук, напоминавший раскаты грома. Свет звезды озарил землю» (Там же: 161). В 1087 г., «летом, в шестой луне, около созвездия Вэнчан появилась звезда величиной с дыню» (Там же: 162). В 1089 г., «весной, в третьей луне, днем, на северо-востоке появился метеор» (Е Лун-ли 1979: 162). В 1101 г., «весной, первого числа первой луны, появился метеор, осветивший землю. Двигаясь с юго-запада, метеор вошел в хвост созвездия Фан и достиг звезды Цэюйсин» (Там же: 196). Отмечались также необычные атмосферные явления, появление красных и черных облаков, красных и огненных шаров.

Из приведенных сведений наибольший интерес для выявления периодичности природных аномалий представляют свидетельства о падении небесных тел с указанием времени произошедшего события, примерной траектории полета космического объекта, сопровождавшегося световыми и звуковыми эффектами. Эти данные могут быть учтены при реконструкции истории контактов земли с космическими объектами и при поиске следов их падения на поверхность планеты.

Сравнительный анализ летописных сведений по истории необычных астрономических и природных явлений свидетельствует, что в разных районах Центральной и Восточной Азии частота и периодичность подобных событий фиксировалась не повсеместно. Среди кочевых народов Центральной Азии повышенное внимание вызывали резкие климатические колебания, повлекшие за собой катастрофические последствия для домашнего скота и населения. У наблюдателей, фиксировавших аномальные события при дворах правителей корейских государств, вызывали интерес и отмечались в летописях необычные астрономические и атмосферные явления, колебания климата, тектонические колебания, миграции животных и насекомых и другие необычные события. Киданьские астрономы и летописцы обращали внимание, прежде всего, на необычные космические явления.

В целом летописные свидетельства древних и средневековых государств Кореи и Китая являются наиболее информативным источником по истории природных аномалий и катастроф, происходивших в Центральной и Восточной Азии в течение более чем тысячелетнего периода истории. Собранные сведения были систематизированы и сведены в единую базу данных по аномальным и катастрофическим природным явлениям, наблюдавшимся в изучаемых регионах мира в течение периодов поздней древности, раннего и развитого средневековья (Худяков и др. 2000: 25–31). Использование для анализа методов многомерного разнотипного временного ряда позволило выявить ряд закономерностей в периодичности аномальных явлений (Борисенко и др. 2002: 102–110).

Выявление пространственно-временных закономерностей в истории природных аномалий на территории Центральной и Восточной Азии позволит в дальнейшем проследить наблюдаемую тенденцию в обозримый исторический период и сопоставить эти сведения с событиями, зафиксированными в результате инструментальных наблюдений в последующие столетия.

Литература

Алексеев, Н. А. 1980. Ранние формы религии у тюркоязычных народов Сибири. Новосибирск.

Алексеенко, Е. А. 1976. Представления кетов о мире. Природа и человек в религиозных представлениях народов Сибири и Севера. Л.

Бичурин, Н. Я. 1950. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. Ч. I. М.; Л.

Борисенко, А. Ю., Худяков, Ю. С., Лбов, Г. С., Герасимов, М. К., Бериков, В. Б. 2002. Математическое выявление внутренних причинно-следственных связей природных аномалий и катастроф. Большая медведица 1.

Бугровский, В. В. 1989. Эксперимент Убсу-Нур, проблемы и результаты. Советско-монгольский эксперимент «Убсу-Нур». Пущино.

Вадецкая, Э. Б. 1986. Археологические памятники в степях Среднего Енисея. Л.

Вдовин, И. С. 1976. Природа и человек в религиозных представлениях чукчей. Природа и человек в религиозных представлениях народов Сибири и Севера. Л.

Вишневский, С. А. 2000. Импактные события и вымирания организмов. Большая медведица 1.

Востокова, Е. А. 1986. Использование аэрокосмической информации для целей картографического мониторинга бассейна озера Убсу-Нур. Информационные проблемы биосферы. Эксперимент «Убсу-Нур». Пущино.

Вуд, Д. 1981. Солнце, луна и древние камни. М.

Е Лун-ли. 1979. История государства киданей. М.

История древнего Востока. Ч. I. М., 1983.

Ким Бусик

1995. Самгук саги. Т. 2. М.

2001. Самгук саги. Т. 1. М.

Кызласов, Л. Р. 1969. История Тувы в средние века. М.

Кюнер, Н. В. 1961. Китайские известия о народах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока. М.

Ларин, О. В. 1993. Материалы эпохи раннего металла из Горного Алтая. Материалы по истории и этнографии Горного Алтая (с. 19–25). Горно-Алтайск.

Ларичев, В. Е. 1994. «Белая лошадь» Черной горы. Древние культуры Южной Сибири и Северо-Восточного Китая. Новосибирск.

Мифы народов мира. Т. 2. М., 1988.

Овчинникова, Б. Б. 1981. К вопросу о вооружении кочевников средневековой Тувы. Военное дело древних племен Сибири и Центральной Азии. Новосибирск.

Постнов, К. А. 1996. Земное эхо космических катастроф. Природа 6.

Прокофьева, Е. Д. 1976. Старые представления селькупов о мире. Природа и человек в религиозных представлениях народов Сибири и Севера. М.

Смоляк, А. В. 1976. Представления нанайцев о мире. Природа и человек в религиозных представлениях народов Сибири и Севера. М.

Станюкович, Т. В. 1953. Кунсткамера Петербургской Академии наук. М.; Л.

Таксами, Ч. М. 1976. Представления о природе и человеке у нивхов. Природа и человек в религиозных представлениях народов Сибири и Се- вера. М.

Таскин, В. С. 1973. Материалы по истории сюнну (по китайским источникам). Вып. 2. М.

Хомич, Л. В. 1976. Представления ненцев о природе и человеке. Природа и человек в религиозных представлениях народов Сибири и Се- вера. М.

Худяков, Ю. С.

1986. Динамика эйкуменизации северо-востока Убсунурской котловины. Информационные проблемы изучения биосферы. Эксперимент «Убсу-Нур». Пущино.

1989. Этапы эйкуменизации Убсунурской котловины. Советско-монгольский эксперимент «Убсу-Нур». Пущино.

1991. Модель эйкуменизации Убсунурской котловины. Методы реконструкций в археологии. Новосибирск.

1993. Основные закономерности эйкуменизации Убсунурской котловины. Известия СО РАН. Серия: История, филология и философия. Вып. I.

1997. Опыт создания базы данных по природным аномалиям на территории Северной Кореи в эпоху Трех Государств (по материалам летописей Когуре). Электронные библиотеки и базы данных по истории Евразии в средние века. Вып. 6. М.

Худяков, Ю. С., Борисенко, А. Ю. 1999. Материалы для создания базы данных о земных катастрофах космического происхождения из летописей государства Пэкче. Электронные библиотеки и базы данных по истории Евразии в средние века (с. 273–292). Вып. 7. М.

Худяков, Ю. С., Ведерников, Ю. А., Лбов, Г. С., Понько, В. А. 2000. Опыт разработки базы данных о земных катастрофах космического происхождения. Большая медведица 1.

Худяков, Ю. С., Плотников, Ю. А., Данченок, Г. П. 1988. Археологические работы в зоне строительства автомагистрали Кызыл – Самагалтай – Хандагайты на территории Овюрского района Тувинской АССР. Древние памятники и их охранные раскопки (с. 54–89). Новосибирск.

Чижевский, А. Л. 1973. Земное эхо солнечных бурь. М.

Masse, W. B. 1998. Earth, air, fire, and water: the archaeology of Bronze Age cosmic catastrophes. In Peiser, B. J., Palmer, T., Bailey, M. E., Natural catastrophes during Bronze Age civilization: archaeological, geological, astronomical and cultural perspectives. British Archaeological ReportsInternationalSeries 728 (p. 53–92). Oxford.