Роль геополитического фактора в истории России


скачать Автор: Денисов В. В. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №1(69)/2013 - подписаться на статьи журнала

В статье анализируется роль геополитического фактора в общественной жизни России и человечества в целом, закономерность происходящих территориальных трансформаций.

Ключевые слова: геополитика, географическое пространство, территориальные трансформации, природные возможности, национальные интересы.

The article analyzes the role of geopolitical factors in the social life of Russia and humankind in general, as well as the regularities of territorial transformations.

Keywords: Geopolitics, geographical space, territorial transformations, natural opportunities, national interests.

Современные поколения живут во взрывоопасном и насыщенном разнообразными конфликтами мире. Он разделен не только государственными границами, но и различиями национального, идеологического и религиозного свойства, наличием противоположных интересов социумов. Локальные войны и вооруженные столкновения происходят во всех регионах земного шара, принимают перманентный характер. Число их жертв ежегодно возрастает, исчисляется сотнями тысяч. В этой обстановке всеобщей конфликтности и обостряющихся глобальных противоречий повышенное внимание логично обращено к изучению природы и корней войн как «вечных спутников» человечества, к выявлению причин, побуждающих цивилизованные нации, подобно первобытным дикарям, вступать на «тропу войны», их неспособности мирными средствами разрешать возникающие противоречия. Эта проблематика приобретает особую остроту и значимость в связи с продолжающейся гонкой вооружений, небывалым усилением их разрушительной силы, увеличением числа государств, обладающих ядерным оружием. Научно-технический прогресс породил военные средства, способные положить конец органической жизни на нашей планете. По опубликованным ООН в 2009 г. данным, накопленным количеством оружия разных видов можно 20 раз уничтожить все население Земли.

Все это привело к пересмотру параметров исторического времени самого человеческого бытия, произошел сдвиг в осознании возможностей и пределов существования человеческого рода как биологического вида. Впервые его бессмертие оказалось под вопросом.

Наблюдающийся рост проявлений насилия на почве территориальных и этнических противоречий дал основание экспертам Римского клуба ввести в современный лексикон понятие «мир проблематичный», заявить, что холодная война сменилась не менее холодным миром. Противостояние между динамично развивающимся Западом и все более отстающим Востоком уже окрестили «войной цивилизаций», что подразумевает столкновение не только геополитических интересов, но и разных культур, образов жизни и менталитетов.

Поиском мирных средств разрешения возникающих между народами конфликтов, выявления природы и мотивов военных столкновений, возможностей их предотвращения и исключения из жизни общества занимались мыслители разных исторических эпох. Ведутся активные исследования проблем войны и мира в наше время. Заметное место здесь занимает геополитика, сформировавшаяся в качестве самостоятельной научной дисциплины в начале XX в. Предметом ее изучения является определение значения географического фактора для выработки государственной политики, выявление закономерностей перераспределения территориального пространства, моделирование процессов расстановки сил на международной арене.

По определению английского философа Дж. Паркера, геополитика исследует пространственные условия существования наций и функционирования государственных образований в локальном и глобальном аспектах. Им подчеркивается проектный характер геополитики, ее направленность на обслуживание пространственных запросов субъектов международных отношений. Оперируя категориями пространства и государства, геополитика служит обоснованию территориальных потребностей и защите национальных интересов, выявляет намерения и притязания государства в отношении определенных территориальных трансформаций, возможности их реализации, исходя из наличия природных и человеческих ресурсов, исторически сложившихся объективных условий бытия[1].

Закономерно, что в моменты обострения международной обстановки, увеличения конфликтных зон геополитические проблемы выходят на передний план общественной теории и практики. Особенно отчетливо эта тенденция наблюдается в периоды крупномасштабных военных катаклизмов. Первая и Вторая мировые войны резко активизировали и геополитическую тематику. Появилось большое количество трудов, посвященных исследованию влияния геополитического фактора на межнациональные отношения и военную стратегию. Это явилось рефлексией на беспрецедентно огромные жертвы, которыми человечеству пришлось расплачиваться за территориальный передел мира и сфер влияния.

При исследовании геополитических проблем был разработан ряд ценных в научном и практическом отношении идей и положений, способствующих более всестороннему анализу исторического процесса, его тенденций и геостратегических перспектив. Была установлена значительная устойчивость и традиционность влияния геополитического фактора на внутреннюю и внешнюю политику государств. Вместе с тем некоторые геополитические доктрины были использованы в спекулятивных идеологических целях, были проникнуты духом милитаризма и шовинизма, отдавали дань политическому экстремизму, содержали расовые концепции. Разработанные теоретиками Англии, США и Германии геополитические модели мирового порядка обосновывали идею господства на суше и море, в глобальном масштабе – нескольких избранных наций. В качестве примера можно привести работы английских и американских историков, выдвинувших теорию «морской силы», послужившую идейным основанием претензий Англии и США на мировое господство. В свою очередь, труды некоторых немецких идеологов служили апологетике экспансионистских замыслов германской военщины, руководствующейся военно-стратегическими установками Клаузевица.

Бесспорно, геополитический фактор всегда играл исключительно важную роль для России, определял многие события в ее общественной жизни. Российское государство раскинулось на огромной территории двух континентов, его геополитическая граница на Западе проходит от Северного Ледовитого океана до Черного моря, образуя своеобразный субконтинент, определяемый термином Евразия. Россия обладает разнообразными и уникальными природными богатствами, обширными человеческими ресурсами. Ее земельные и лесные массивы по своему объему и качеству не имеют аналогов, как и ее ископаемые недра. Все это, с одной стороны, издревле делало Россию притягательным объектом агрессивных поползновений и захватнических нашествий других государств, стремящихся расширить за ее счет свои территории и поживиться ее богатствами. С другой стороны, она неизменно вызывала их опасения, порождала страх своей мощью и гигантскими размерами, загадочностью и необычайностью своего национального характера, проявлением невиданной выносливости и стойкости. В мировом общественном сознании сложилось мнение о «византийском коварстве» и природной воинственности россиян, их якобы неизменных экспансионистских устремлениях. Выражая это предубеждение, английская газета «Файнэншл Таймc» писала: «Для внешнего мира Россия, независимо от каких-либо преобразований, будет всегда неудобным соседом. Она слишком большая, чтобы ее можно было игнорировать, но слишком сильная, чтобы ей можно было доверять. Маловероятно, чтобы Россия ныне стала таким государством, каким ее хотели бы видеть другие страны. Россия никогда не станет прирученным медведем»[2].

Новая волна геополитических исследований возникла на рубеже XX–XXI вв. в связи с происшедшими трансформациями на мировой арене и прежде всего в результате распада СССР и социалистического лагеря. Как отмечал З. Бжезинский, на «великой шахматной доске», которую представляет политическая карта мира, произошли геополитические сдвиги, явившиеся следствием поражения СССР в холодной войне и распада союза национальных республик. Двуполярный мир превратился в однополярный, на международной арене осталась одна великая держава – США. На постсоветском пространстве образовалась «зона повышенного риска», в этой связи появилась потенциальная вероятность возникновения не только локальных, но и мировых катастроф[3].

Значительное влияние на развитие геополитической мысли в этот период оказали труды ряда западных теоретиков. Э. Тоффлер и Ф. Фукуяма отстаивали мнение о непоколебимой гегемонии США в мировой политике и экономике, доказывали универсальность характера западной культуры и образа жизни. В противовес таким взглядам С. Хантингтон и П. Бьюкенен полагают, что западные государства не смогут долго сохранять лидирующее положение в мире в связи с потерей нравственных ориентиров и утратой религиозных ценностей, резким сокращением коренного населения и возрастанием потока иммигрантов. Обосновывая неизбежность обострения противоречий и борьбы между «развитым Центром» и «отсталой Периферией», они предрекают череду нескончаемых войн по линии «цивилизационных разломов», считая, что историческое будущее принадлежит Востоку.

Заметный вклад в теоретическую разработку проблем геополитики внесли русские мыслители В. Соловьев, В. О. Ключевский, Н. Я. Данилевский, Г. В. Вернадский, И. Ильин, Н. А. Бердяев. Определяющим фактором геополитики, по определению Г. В. Вернадского, выступает географическая среда, которая «налагает печать своих особенностей на человеческие общежития, развивающиеся в этой среде. Географические особенности Евразии во многом определили ход исторического развития русского народа»[4].

Опровергая мнение о якобы исключительно насильственном характере расширения территории России, В. О. Ключевский указывал на то, что в большинстве случаев это происходило на добровольной основе в силу наличия длительных взаимовыгодных экономических и культурных связей с соседними странами, их желания «быть принятыми под высокую руку русского царя», дабы избежать захвата и истребления со стороны некоторых государств[5].

Н. Я. Данилевский писал: «Можно еще указать на чуждое всякой насильственности отношение как русского народа, так и самого правительства к подвластным России народам, чуждое до такой степени, что нередко оборачивается в несправедливость к самому коренному русскому народу. Тот же характер имеет и вся внешняя политика России, также нередко в ущерб интересам России»[6].

Отмечая традиционное русское терпение и доброту в отношении других национальных общностей, Ф. Тютчев выражал даже опасение, что эти природные национальные качества могут в некоторых случаях переходить в «политический кретинизм» и негативно влиять на российскую политику.

Д. И. Менделеев, исходя из опыта русско-японской войны 1904–1905 гг., подчеркивал значение геополитического фактора в условиях демографического дисбаланса в Дальневосточном регионе. Предсказывая неизбежность напора на Россию со всех сторон, он писал о том, что «...у нас на каждого жителя приходится в два раза больше земли, чем для всего остального человечества... Войны же ведутся прежде всего из-за обладания землей, то есть чаще всего сообразно с теснотой населения. Поэтому нам необходимо помимо всего прочего быть начеку, не расплываться в миролюбии, быть готовыми встретить внешний напор»[7].

Актуальность такого высказывания в свете сегодняшней действительности более чем очевидна. России сейчас крайне необходима мобилизация материальных ресурсов и национального духа для цивилизационного освоения огромных пространств Сибири и Дальнего Востока, чтобы противостоять всем возможным внешним притязаниям на них. Нельзя забывать, что численность нашего населения за Байкалом сейчас всего около 10 млн человек, а в соседнем Китае живет 1,5 млрд человек. Требуется срочный и массовый приток сюда славянского населения. В целом же в геополитическом аспекте судьба России как великой державы зависит от ее способности оказывать нарастающее влияние на окружающие ее страны, от способности экономически интегрировать и политически возродить бывшее советское пространство.

У нас издано множество научных трудов, посвященных Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. Каждый из них с большей или меньшей степенью объективности описывает эту величайшую по масштабам, напряженности и героизму битву советского народа против немецких агрессоров.

В то же время во многих работах содержится подчас различная трактовка и несовпадающая оценка военных событий, действий их отдельных участников. Такая плюральность обусловлена, очевидно, прежде всего их значительной идеологизированностью, изложением материала в соответствии с теми политическими установками, которые господствовали в разные периоды советской истории. Это привело в ряде случаев к искаженной рефлексии военных реалий, затрудняло возможность понять и отразить их со всей объективностью и всесторонностью. Впрочем, в ряде вопросов здесь встречается единообразие и почти полное совпадение точек зрения. Это относится, например, к трактовке основополагающих причин германской агрессии против СССР. Таковыми объявлялись существовавшие антагонизмы между двумя социальными режимами, господствующие в них идеологии. Все дело сводилось, как правило, к несовместимости социализма и фашизма, представлявшего наиболее реакционную форму империализма. Например, авторы коллективной монографии «Философия и военная история», анализируя корни фашистской агрессии, рассматривают Великую Отечественную войну как «классовую, а отсюда и бескомпромиссную схватку двух противоположных общественно-экономических систем – капитализма и социализма»[8]. Аналогичные суждения, ограничивающиеся исключительно классовой трактовкой содержания и причин войны, можно встретить и в большинстве других работ.

Правильность положения о классовом характере этой войны бесспорна. Оно отвечает ленинскому требованию рассматривать каждую войну в конкретно-исторической обстановке, определять ее социально-политическое содержание, а для этого изучать «политику перед войной, политику, ведущую и приведшую к войне»[9]. Действительно, если Вторая мировая война началась как схватка империалистических держав в рамках капиталистической системы, то с момента нападения Германии на СССР она обрела также классовый характер. Но если в данном случае ограничиваться только одним классовым подходом, то достигается лишь часть истины, а следовательно, недостаточно полно и адекватно отражается сущность этого явления в целом. При таком одномерном подходе за кадром оставался не менее существенный геополитический фактор, не уделялось должного внимания геополитическим корням данного явления. Вместе с тем Великая Отечественная война 1941–1945 гг., так же как и многие другие войны, развязанные иностранными государствами против России в прошлом, безусловно, имели, кроме всего прочего, геополитическое содержание. Поэтому данную войну следует рассматривать в контексте не только отдельного исторического периода и не только как столкновение лишь двух отдельно взятых общественно-политических режимов, а в более широком – пространственно-глобальном масштабе. Ее следует воспринимать в свете взаимоотношений России и западного мира в течение многих прошлых столетий, геополитических реалий, определявших конфликтный характер этих отношений и тогда, когда не было ни коммунистический идеологии, ни советской власти.

Начиная с образования Священной римской империи в X в. и до гитлеровского рейха в XX в. Германия стремилась силой утвердить свое первенство и с этой целью неоднократно осуществляла геополитический «натиск на Восток» для захвата и порабощения российских территорий. Символично, что план войны против СССР получил название «план “Барбаросса”» – по имени германского императора Фридриха I.

Руководители нацистской Германии открыто провозглашали геополитические цели похода на Восток, результатом которого по их замыслу должно было стать превращение России в «рабский придаток Европы», где немецкая нация будет господствующей. Как заявлял А. Розенберг, назначенный министром по делам «восточных территорий», «...мы должны решить не только временную большевистскую проблему, но также те проблемы, которые выходят за рамки этого временного явления. Война имеет целью оградить и продвинуть далеко на Восток сущность Европы. Речь идет о вечной борьбе германцев, о признании их права господствовать на Востоке»[10].

Не оставляет сомнений в геополитической направленности развязанной Гитлером войны и его собственное заявление: «Граница между Европой и Азией проходит не по Уралу, а на том месте, где кончаются поселения настоящих германцев. Наша задача состоит в том, чтобы придвинуть эту границу возможно дальше на Восток»[11].

Показательно в этом отношении и содержание составленного в 1940 г. секретного плана «Ост» германского генштаба, где говорится: «Речь идет не только о разгроме большевистского государства... Дело заключается в том, чтобы разгромить русских как народ, покончить навсегда с варварской Россией, с азиатской угрозой европейской культуре»[12].

Таким образом, очевидно, что геополитической задачей гитлеровской агрессии являлся захват большей части советской территории и массовое истребление славянского населения, превращение оставшейся части в объект эксплуатации немецких колонизаторов. Для решения этой задачи предполагалось навсегда «закрыть» государственную и духовную историю русского народа, уничтожить его культуру.

Россия за свою многовековую историю пережила немало «смутных эпох», ее независимое государственное существование оказывалось подчас на краю гибели, но каждый раз она восстанавливалась и выходила обновленной, обретала новый импульс для развития. Независимо ни от каких революционных потрясений и военных катаклизмов оставались неизменными несгибаемое мужество и беспредельная стойкость народа, выходившего победителем из всех испытаний и сделавшего Россию великой державой.

Ни одно государство и ни один народ не становятся великими сами по себе, их делают таковыми история, она присваивает им это звание. Россию и русский народ сделали великими их геополитическое положение, роль объединяющей силы в огромном евроазиатском регионе, объективный процесс их исторического развития и сформировавшийся особый национальный характер с его уникальными качествами и нравственными ценностями. И, конечно, беспримерный подвиг в военные годы, позволивший разгромить нацистскую Германию и освободить Европу от фашистского рабства. Неслучайно советских воинов называли «солдатами свободы».

Без русского солдата и русского маршала победа была бы невозможной. И в том, что на приеме в Кремле в честь праздника Победы в 1945 г. первый тост был за русский народ, нашла отражение правда истории. Признание решающей роли России в достижении победы во Второй мировой войне не умаляет роли других стран, являвшихся ее союзниками. Победа оплачена кровью многих народов, но неоспоримо, что нашей крови пролилось неизмеримо больше, чем любой другой. в 1995 г. «Нью-Йорк Таймс» в связи с 50-летней годовщиной окончания Второй мировой войны писала: «Весь мир сегодня должен почтить память жертв русского народа во второй мировой войне. Нам следует выразить симпатии и благодарность американцев тем миллионам русских, что погибли в сражениях от Ленинграда до Сталинграда. Ни одна страна не вложила больше и не потеряла в ней больше, ни одна страна не сыграла более важную роль в поражении Германии»[13]. Это высказывание можно было бы напомнить сегодня всем страдающим историческим беспамятством деятелям, которые пытаются перекроить историю и принизить роль СССР в борьбе против фашистской чумы.

Наполеон когда-то сказал: «У победы много отцов, поражение всегда сирота». Сейчас право на «отцовство» в победе оспаривают многие, претендуя на главенствующую роль. При этом для повышения собственной роли прибегают к методу принижения роли других. Но историческая память как важнейший элемент национального сознания народа позволяет ему правильно понять и оценить свое место в мировой истории, расставить все по своим местам и всему воздать должное.

Появившиеся в последнее время на Западе концепции, отчуждающие Россию от победы, несомненно, имеют прямую связь с наметившейся тенденцией к пересмотру итогов Второй мировой войны, стремлением определенных сил к территориальным переделам в ущерб России. Опять находятся претенденты на исконные российские земли и территории, отошедшие к России в результате итогов Второй мировой войны на основании соответствующих договоров. От России стремятся сейчас не только отделить ее исконные территории, но и переориентировать некоторые государства из ближайшего окружения на Запад, создать из них антироссийский «санитарный кордон».

Последствием ликвидации СССР и образования на постсоветском пространстве новых независимых государств явилось коренное изменение геополитического положения России. Ее территориальное пространство сократилось на 76 %, а население – на 51 %. Будучи оттеснена в северо-восточную часть Евразии, она лишилась большей части выходов в мировой океан, важнейших коммуникационных путей, связывающих ее с Западом и Югом. Резко уменьшились ее ресурсная база, производительная мощность и финансово-экономический потенциал. Россия оказалась окруженной государствами, находящимися прямо или косвенно под влиянием США и ее союзников по НАТО, создающих на их территории военные базы, что, естественно, представляет угрозу жизненно важным интересам нашей страны.

Чтобы диктовать свои условия России, устранить ее как экономического конкурента и ослабить ее геополитическое влияние, Западу нужна слабая и раздробленная Россия, вытесненная на «обочину истории». Для этого предлагается проводить в отношении нее политику «геополитического империализма». Но последствия такой антирусской политики могут привести только к новому расколу мира на враждебные стороны, человечество вновь встанет на путь глобальной конфронтации.

США, по-видимому, овладел «зуд воинственности». Некоторые ее политики стремятся решать все мировые проблемы насильственными средствами, применять разные виды агрессии против неугодных государств, социальных режимов и религиозных конфессий.

Гегемонистская внешнеполитическая стратегия США ведет к мировому беспорядку и возврату к худшим временам холодной войны. Современные милитаристы, вынашивающие агрессивные планы в отношении России, видимо, забыли печальную судьбу своих предшественников, ставших, как писал Н. Бердяев, жертвой и уничтоженных своей ложной российской политикой.

Геополитический фактор особенно отчетливо проявляется в условиях пространственной близости государств, которая порождает общие интересы. Географическое соседство обусловливает определенную общность проблем регионального бытия, особенности взаимоотношений в области экономики и культуры, обеспечения безопасности. Их невозможно игнорировать в наступившую эпоху глобализма и общемировой интеграции. Без выработки стратегии сосуществования и взаимовыгодного сотрудничества, создания единого экономического и культурного пространства нациям, живущим в одном регионе, трудно противостоять вызовам современной эпохи, обеспечивать свой суверенитет. Неслучайно вопросы универсальной системы мировой безопасности и ее сочетание с региональными системами безопасности нашли отражение в Уставе ООН.

Как показывает опыт СНГ, попытки национально-изоляционистского или односторонне-глобалистского решения проблем взаимоотношений социумов не приводят к положительным результатам, негативно отражаются на уровне гражданских и межчеловеческих связей. Если не будут задействованы все возможности и механизмы эффективной кооперации и интеграции, возможно обострение взаимоотношений между государствами СНГ, будут проявляться сепаратистские и изоляционистские тенденции.

Важную роль противодействия этим тенденциям, способствования развитию всесторонних социально-экономических связей призван сыграть таможенный союз, заключенный между Россией, Украиной, Белоруссией и Казахстаном, к которому в последующем могут присоединиться и другие государства.

Современная Россия остается правопреемницей и наследницей великих свершений и исторических побед российского государства и народа. На пространстве ближнего зарубежья она выступает сегодня в качестве экономического и культурного донора, связывает посредством языка и культуры широкие массы населения стран СНГ с мировым опытом цивилизационного развития. Наиболее мобильные социальные группы – молодежь, интеллигенция, предпринимательские слои – заинтересованы в активных контактах с Россией, в сохранении единой экономической, информационной и культурной инфраструктуры. Растет понимание, что политика националистического фундаментализма и сепаратизма не отвечает как государственным интересам их стран, так и их профессиональным интересам.

Сегодняшняя международная обстановка актуализировала интерес к проблемам геополитики. Возросшая значимость геополитического фактора определяется прежде всего усилением диверсификации этносов, пытающихся достичь идентичности посредством процесса обособления. Другим важным моментом здесь является то, что старая биполярная модель миропорядка сменяется многополярной, имеющей полицентричный характер в связи с образованием новых региональных центров, создающих поле взаимовлияния и сопряжения между интересами сопредельных государств. Здесь образуется система протекционистских связей и блоковой региональной политики. Фактором, скрепляющим различные этносы и образующим единое геополитическое поле, выступают не только военно-политические и экономические интересы, но также социокультурные и конфессиональные связи.

Можно констатировать, что в мире происходят динамичные изменения в конфигурации геополитических сил, определяющих переходный период существующей системы международных отношений. Главную роль в этом процессе играет баланс интересов между ведущими государствами, выступающими в качестве центров политического и экономического влияния в разных регионах и в мире в целом, ищущими компромиссные решения возникающих спорных проблем.

Известно, что идея об «американской победе» в историческом соревновании с коммунистической системой, приведшая к образованию однополярного мира, положена некоторыми идеологами в основу конструирования геополитической модели современного мира. Но у нее имеются авторитетные оппоненты, аргументы которых представляются более обоснованными и подкрепляются объективными данными. Так, например, бывший государственный секретарь США Л. Иглбергер считает, что Америка не сможет длительное время стоять у руля мировых событий и по своему желанию «заказывать любую музыку». Очевидность этого факта подтверждается теми вызовами, с которыми США сталкиваются в их внутренней и внешней политике, в частности наметившейся угрозой потери ими лидерства в экономической и научно-технической областях, в мировой торговле. Им «наступают на пятки» такие гиганты, как Китай, Индия, Бразилия, ряд других динамично модернизирующихся стран. Исходя из всех этих факторов, многими идеологами высказывается мнение, что мир вступает в фазу новой глобальной нестабильности, когда будет происходить перегруппировка сил на международной арене, смена мировых лидеров. Интеграционные процессы будут продолжаться, но их будет захлестывать волна дивергенции.

Проводимый экспертами прогностический анализ будущего мирового развития показывает неизбежность становления цельного мирового сообщества, единого в своей множественности и наличии национального разнообразия. В Европейском союзе, состоящем из 27 стран, чье суммарное население составляет свыше 500 млн человек, нашла воплощение идея единого цивилизационного пространства. Это уникальное объединение народов представляет собой фактически конфедерацию государств, объединенных общими законами и нормами. В этих условиях сверхдержавность как историческое явление с его гегемонистскими устремлениями и диктатом одной страны по отношению к другим не может рассматриваться в качестве естественного и оправданного с позиции международного права. Мощь и авторитет современного государства определяется его способностью к научно-технологическим инновациям, обеспечению прав и свобод человека, его интеллектуального развития.

Но вместе с тем, оставаясь на позициях исторического реализма, следует признать, что сила, в том числе военная, продолжает оставаться важнейшим фактором международной политики. Она еще нередко находит свое проявление в разных формах при обострении противоречий между субъектами международных отношений.

Несмотря на коренные демократические преобразования в России и общепризнанное миролюбие ее политики, антирусская сущность и направленность западной политики остается неизменной, изменяются лишь формы ее проявления. В результате происшедших геополитических сдвигов в Россию вернулись теперь проблемы и опасности, существовавшие в предыдущие века, когда ей приходилось противостоять агрессивным поползновениям с Запада, Юга и Востока, переживать центробежные тенденции, бороться против проявлений сепаратизма. Она вынуждена искать адекватный ответ на происки современных экспансионистских и агрессивных кругов, мобилизовать все имеющиеся в ее распоряжении ресурсы и средства для укрепления своего военного потенциала, способного гарантировать государственную безопасность и национальную суверенность. Ориентация на демократические идеалы и общечеловеческие ценности не должна заслонять главной цели российской политики – защиты национальных интересов, обеспечения статуса великой державы. Роль России в мировом содружестве наций будет определяться тем, насколько сильной и развитой она будет. И в этой связи сегодня полезно вспомнить слова одного из российских монархов о том, что у России нет друзей, у нее есть только армия и флот.

Социально-экономические трудности проводимой всеобщей модернизации в России породили мнение о необходимости отказаться сейчас от всяких внешнеполитических амбиций и геополитических притязаний, сосредоточить все силы и внимание исключительно на внутренних проблемах, на осуществлении «внутренней экспансии». Но подобный взгляд не представляется состоятельным, отвечающим стратегическим целям вхождения России в число ведущих государств мира на равных с ними основаниях. Россия, несомненно, остается великой державой, обладающей особыми геополитическими интересами. Они носят объективный характер, и с ними следует считаться, учитывать при любых обстоятельствах. Несмотря на все переживаемые катаклизмы и временные неурядицы, Россия продолжает обладать мощным материальным и духовным потенциалом для эффективного воздействия на глобальные мировые процессы. В условиях повсеместно растущих антиамериканских настроений большая часть человечества обращает свои надежды на Россию в качестве реального противовеса экспансионистской политике США.

В России в ходе ее исторического развития многое изменялось, ею управляли разные цари и вожди, приходили к власти различные политические партии, но неизменной и главенствующей парадигмой ее политики всегда оставалось обеспечение независимости, сохранение целостности и неделимости российского государства. И нам следует сегодня помнить заветы наших предков, руководствоваться принципами народной мудрости: «Надо всегда держать порох сухим» и «Если хочешь мира, готовься к войне». Обеспечение безопасности и целостности России любой ценой и всеми средствами – таков главный системообразующий и основополагающий принцип, который должен быть заложен в нашу национальную идею.



[1] Parker G. Western Geopolitical Thought in the Twentieth Century. – London, 1985.

[2] Цит. по: Звезда. – 1998. – № 6. – С. 132.

[3] Бжезинский З. Великая шахматная доска. – М., 1998. – С. 18.

[4] Вернадский Г. В. Начертания русской истории. – Прагa, 1923. – С. 260.

[5] Ключевский В. О. Курс русской истории. – СПб., 1904. – С. 311.

[6] Данилевский Н. Я. Россия и Европа. Взгляд на культурные и политические отношения славянского мира к германо-романскому. – М.: Книга, 1991. – С. 189–190.

[7] Менделеев Д. И. Заветные мысли. – М., 1995. – С. 216–217.

[8] Рыбкин Е. И., Тюшкевич С. А. Философия и военная история. – М., 1979. – С. 158.

9 Ленин В. И. Полн. собр. соч. – Т. 30. – С. 82.

[10] Документы об оккупационной политике фашистской Германии на территории СССР (1941–1945). – М., 1968. – С. 391.

11 Цит. по: Наш современник. – М., 1998. – № 10. – С. 146.

[12] Цит. по: Афанасьев Ю. Н. Другая война. 1939–1945. – М., 1996. – С. 363.

[13] The New York Times. – 1995. – 9 May. – P. 18.