Новая книга по философии образования. Пузыревский В. Ю. Очерки философии гуманистического образования. – СПб., 2011. – 230 с.


скачать Автор: Эпштейн М. М. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №1(69)/2013 - подписаться на статьи журнала

В 2011 г. петербургское издательство «Лема» выпустило в свет книгу В. Ю. Пузыревского «Очерки философии гуманистического образования». В ней рассматриваются философские, психологические и педагогические проблемы теоретических и эмпирических оснований методологии и практики гуманистического образования. Книга рассчитана в основном на студентов и аспирантов гуманитарных вузов, педагогов, философов, психологов и всех, кто глубоко интересуется проблемами модернизации содержания образования.

Основная цель, которую ставит автор, состоит в более четком и углубленном обозначении контуров практико-ориентированной философской методологии гуманистического образования, имеющего хоть и солидную, но зачастую дискретную, слабо концептуализированную и институциализированную традицию в педагогической теории и практике. Темы, затрагиваемые в данной книге, имеют не столько системно-аналитический, сколько ценностно-культурологический и общепедагогический характер, хотя и с выходом на конкретные методические разработки и педагогический опыт. Такое сочетание философских идей и практических разработок тем более актуально сейчас, когда идеи инноваций слабо и поверхностно воспринимаются методистами и практическими педагогами.

Структура книги включает в себя предисловие и пять очерков, которые сочетают как научно-теоретический и методический, так и публицистический стили изложения.

В Предисловии автор касается актуальных проблем содержания образования, которые стимулируют тех, кто занимается философией и методологией образования, а также представителей практической педагогики обратиться к онтологическим и антропологическим основаниям образования, увидеть истоки его гуманизации и дегуманизации, искать пути и способы разработки образовательных технологий, корректирующих дисбаланс между должным и интересным, социально-формальным и личностно значимым, коллективным и индивидуальным и т. д.

Первый очерк «Альтернативность в образовании» включает статьи пропедевтического характера, посвященные феномену альтернативных стилей в науке и образовании. Рассматриваются как философско-феноменологические, так и историко- и культурно-психологические аспекты данного феномена в повседневной практике и в методологических исследованиях науки и образования. Основное внимание уделено стилевым оппозициям «рефлексия – эмпатия», «абстрактное – чувственное», «научное – духовное», «аналитическое – синтетическое» и т. д. Дается критика существующего положения дел в образовании, выявляются методологические основания для совершенствования дидактики в русле гуманистической педагогики и инновационной образовательной политики.

В данном очерке также отмечается, что для дидактики гуманистического образования стиле-ролевой подход может быть важен тем, что позволит наметить пути ролевого проживания разных стилей как в модусе существования «быть», «знать глубже» (Э. Фромм), так и в модусе существования «иметь», «иметь больше знаний», разных стилей в коллективном и индивидуальном обучении, в когнитивно-центрированном и личностно-центрированном и т. д. Такое «проживание» стилей является условием внутренней мотивации учащихся и их «предпонимания» сложных явлений и процессов окружающего мира. Чтобы не бояться подлинно быть, быть открытым себе и миру, нужно тренироваться в проживании разных стилей бытия и сущего, духовного и материального. Осознанное принятие, оставление и следующее принятие роли способствует этому.

Второй очерк «Проблемы философии и методологии личностно значимого образования» состоит из статей, посвященных концептуальным основам и возможностям проектирования образовательных технологий в русле личностно ориентированного подхода. Проблема утери личностной значимости образования рассматривается последовательно от онтологических, гносеологических и социокультурно-коммуникативных аспектов до психолого-педагогических, методических и практических.

В очерке уделено внимание ситуации разрыва между онтологическими основаниями философской методологии образования и общеупотребительной теорией и практикой педагогики. Выявляются причины такого разрыва и их последствия, затрудняющие видение сущности гуманизации образования, препятствия к осмысленной реализации программ по воспитанию толерантности.

Указывается, что педагогам нужна помощь со стороны философов и для того, чтобы разобраться в идеях и путях модернизации содержания образования, которые предлагает правительство. Здесь, по мнению автора, можно рассматривать проблемы оценки качества, индивидуализации обучения, профилизации старшей школы, здоровьесберегающих технологий и т. д. Чтобы их понять и проанализировать альтернативные решения, нужен метауровень, взгляд, позволяющий увидеть широкий культурный и глубокий экзистенциальный контекст. Нужно связать философско-методологические практики из этого контекста с конкретными практиками школ. Нужно четче и чаще в педагогических вузах, институтах повышения мастерства и педагогических СМИ показывать онтологические, философско-антропологические и культурно-психологические основания отдельных педагогических практик и методов, дабы в дальнейшем не потерялся бытийный смысл образования как творческого самосозидания личности.

В третьем очерке «Эмпатия и социализация» рассматривается феномен эмпатии и ее роль в гуманизации образования сквозь призму современных философских, культурологических и психолого-педагогических исследований.

В частности, отмечается, что философский анализ мира эмпатии позволит наметить пути интеграции знаний о данном феномене, обозначить методологические ориентиры для дальнейших гуманитарных исследований в этой области, что является особенно актуальным для теории и практики современного образования, эколого-этического и эстетического воспитания, формирования идеологий общественно-политических движений в защиту детства и окружающей среды, социальной работы, различных движений за развитие человеческого потенциала, групп личностного роста.

Автор, видя перспективы продуктивных исследований эмпатии, отмечает, что уже сейчас ее воспитательная эффективность в искусстве и психотерапии свидетельствует об огромном конкретно-практическом гуманистическом потенциале эмпатии.

Четвертый очерк «Фасилитация как личностный педагогический навык» посвящен рассмотрению особой личностно-профессиональной позиции педагога в гуманистическом образовании. Первоначально дается критический анализ традиционных стереотипизированных ролей учителя, а также существующих социально-педагогических программ по воспитанию толерантности. Сущность же иной личностно-профессиональной позиции раскрывается автором в аналитическом сравнении педагогических ролей «мастера» и «профессионала», «фасилитатора» и «предметодателя», «транслятора» и «созидателя». Акцент ставится не столько на традиционных «как» и «чему» учить, сколько на экзистенциальном «кто» учит.

Пятый очерк «Педагогическая феноменология образовательной среды» включает не только размышления автора над возможностью продуктивного использования феноменологического и герменевтического подходов в практике, в частности школьного образования, но и конкретные методические разработки, уже апробированные в последние годы и дающие хороший образовательный эффект.

Заслуживает внимания и раздел очерка, посвященный методологии межпредметной учебной интеграции, реализующейся в такой укрупненной дидактической форме, как «погружение».

Основная цель таких «погружений» – развитие у учащихся целостного мировосприятия. При этом, по мнению автора, остаются еще игровая эмоционально-познавательная среда и сотворчество как ключевые педагогические условия «погружения», но акцент делается на способах – в основном герменевтических – познания таких феноменов природы и культуры, которые раскрывают свою глубину и многообразие лишь при единовременном синтезе различных наук и обыденных культурных представлений. Не привычным «погружением» в один предметный способ и язык познания мира достигается тот или иной уровень целостности мировосприятия и миропонимания, а разнообразными способами истолкования какого-либо одного из мировых феноменов, обычно обозначаемых философскими и культурологическими категориями.

Подводя итог краткому обзору содержания разделов книги В. Ю. Пузыревского, следует отметить:

1. в отличие от других работ такого же рода в ней более конкретно и глубоко представлены некоторые традиционные философские проблемы гуманистического образования, которые, как правило, прежде рассматривались лишь в психолого-педагогическом ракурсе.

2. Дан необходимый для методологии образования концептуальный анализ эмпатии как психологического и социокультурного явления, а также «эмпатического понимания» как основного метода гуманизации образования.

3. Представлен новый ракурс гуманистической дидактики с точки зрения авторской концепции эколого-эмпатического миропонимания и технологии «гносеодрама», что раскрывает сущность личностно значимого образования для потенциальных разработчиков методик и практиков.

4. Обозначены концептуальные контуры для рассмотрения особой фасилитационной (поддерживающей) роли педагога как базовой психолого-педагогической и мировоззренческой характеристики личностно ориентированного подхода в школьном образовании.

5. В качестве примеров приведены оригинальные педагогические методики в русле феноменологического и герменевтического подходов в гуманистическом образовании.

Книга В. Ю. Пузыревского выдержана в стиле философских очерков, что не позволяет говорить о попытке построения стройной и исчерпывающей системы, однако за счет углубленного разбора отдельных важных компонентов проблемы гуманизации образования в ней открываются новые эвристические аспекты, полезные для разработки методологии и методик данного направления в педагогике. Гуманитарная междисциплинарность очерков позволяет автору представить не только контуры онтологических и социокультурных основ гуманизации образования, но и конкретных методических путей ее практического воплощения. Поэтому недостаточная системность отчасти компенсируется ценностно-смысловой целостностью взгляда на заглавную тему.