Зрелое общество зрелых людей как социальный идеал человечества


скачать Автор: Олейников Ю. В. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №3(75)/2014 - подписаться на статьи журнала

В статье рассматриваются проблема социального идеала в работах авторитетных западных и отечественных мыслителей, а также реалии становления зрелого общества зрелых людей.

Ключевые слова: идеал, социальный идеал, общество, становление, зрелое общество, зрелый человек, инфантильный человек.

The article studies the issue of a social ideal in the works of prominent Western and Russian thinkers, and the realities of establishing a mature society of mature people.

Keywords: an ideal, a social ideal, a society, becoming, a mature society, the mature person, the infantile person.

Карл Маркс и Фридрих Энгельс полагали, что у «человека науки» «не должно быть идеала. Он вырабатывает научные резуль-таты… Человек, имеющий идеал, не может быть человеком науки, ибо он исходит из предвзятого мнения»[1]. Но человек науки, создавая концепцию, теорию, тем самым творит идеальные модели вещей, процессов, общественной организации и т. п., создает и социальный идеал, который, правда, является таковым лишь на определенном этапе развития науки и реальных процессов. Согласно И. Канту и И. Г. Фихте, идеал подобен линии горизонта, которая постоянно отодвигается по мере приближения к ней, и поэтому реально никогда не может быть достигнут. Это образ совершенства, который задается человеку лишь в виде модели или направления деятель-ности, бытия. Г. В. Ф. Гегель же считал, что идеал достижим, но только как понимание «сути дела» в логике развития абсолютной идеи, которая, однако, воплощаясь в материи, испытывает сопро-тивление последней и поэтому реально воплощается в ней лишь отчасти, не достигая образа совершенства. С приближением к этому идеалу, а тем более с его достижением возникает новый идеал, соответствующий тенденциям дальнейшего изменения ставшего явления, процесса, общества. Это происходит потому, что научное знание не ограничивается только объяснительной функцией. Логика научного концептуального познания выводит за пределы научных фактов, реального состояния, непосредственной данности изучаемой действительности. Она позволяет строить достоверные суждения о явлениях, событиях, процессах, которые не даны здесь и сейчас и пока еще не имеют места в действительности, но с необходи-мостью должны появиться в определенных условиях. Это связано с тем, что образ, который называется идеалом, «рождается раньше того предмета, который он отражает. Предмета как непосредственно созерцаемой вещи еще нет, но его образ уже есть»[2]. Контуры идеала объективно наступающего будущего выводятся из анализа ре-альных противоречий бытия исследуемого объекта, и в этом, по мысли Э. В. Ильенкова, «суть диалектико-материалистического понимания идеала». В противоположность кантианско-фихтеан-скому и гегелевскому представлению подобный идеал реально может быть достигнут в результате целенаправленной творческой общественной деятельности субъектов исторического процесса. Представление о таком идеале включает в себя, следовательно, и представления о средствах и путях его достижения, и именно в этом – конкретность и сила идеала, создаваемого на базе науч-ного постижения действительности[3].

В результате научное объяснение перерастает в предвидение, прогнозирование, создание некоторой модели будущего[4]. Так наука творит идеальное знание, которое порой отражает некие совершенные формы бытия исследуемых объектов, принимаемые за идеалы.

Представления об идеальных – совершенных – предметах, организмах, явлениях, обществах складываются у людей, далеких от науки, на основе собственного эмпирического опыта, некоторых субъективных представлений. Есть, соответственно, представления об идеале и у человека науки, но ученый строит свой идеал на основе объективного знания, а не на домыслах и фантазиях. Нельзя отрицать тот факт, что многие люди имели, имеют и создают идеальные модели общества. Это идеальное государство Платона. Это идеальные общества многих утопистов. Это Царство Божье на земле христианства. Это определенные этапы развития общества, с возникновением которых Г. В. Ф. Гегель, Ф. Фукуяма и другие связывают конец истории и т. п. Но поскольку эти идеальные общества строятся с привлечением некоторых субъективных желаний, фантазий, то они не являются научно обоснованными идеалами, а подобные модели нельзя считать в полном смысле слова научными. Если ученый познал закономерности возникновения, развития и достижения идеала, последний утрачивает значение идеала и превращается в закономерный процесс становления определенной целостности. Так, К. Маркс и Ф. Энгельс пишут: «Коммунизм для нас не состояние, которое должно быть установлено, не идеал, с которым должна сообразовываться действительность. Мы называем коммунизмом действительное движение, которое уничтожает теперешнее состояние. Условия этого движения порождены имею-щейся налицо предпосылкой»[5]. Относительно становления зрелого человека как идеала для человеческого развития они уточняют: «Всестороннее проявление индивида лишь тогда перестанет представляться как идеал, когда воздействие внешнего мира, вызывающее у индивида действительное развитие его задатков, будет взято под контроль самих индивидов»[6]. Создается впечатление, что эти два фрагмента из «Немецкой идеологии» противоречат друг другу. Утверждается, что, с одной стороны, коммунизм «уже не фантастическое измышление возможно более совершенного общественного идеала»[7], то есть уже не идеал, а вот всестороннее развитый зрелый человек, без которого коммунизм немыслим, все еще представляется идеалом. Дело в том, что тогда казалось: с познанием законов развития общества стало понятно, что общество объективно – в ходе естественно-исторического процесса своего поступательного движения – в конечном счете придет к коммунизму. Всестороннее же развитие человека пока еще представляется идеалом, так как это не неизбежный закономерный и объективный процесс, а процесс, реализуемый деятельностью самого человека. В этом процессе велика роль субъективного фактора. Не все люди имеют естественные задатки, возможность стать зрелыми, то есть людьми, осознающими себя субъектами эволюции планетарного социоприродного Универсума. Зрелый человек – это человек, жизнедеятельность которого адекватна историческому процессу становления зрелого общества – общества, способного обеспечить свое безграничное существование в пространстве и времени. Зрелый человек – это субъект эволюции социальной формы движения материи – общества к его зрелому состоянию. Обеспечить такое развитие большинства людей нельзя без специальной, целесообразной деятельности людей и революционного преобразования самого общества в соответствии с определенным идеалом, в процессе которого общество начнет планомерно создавать необходимые условия для человеческого развития, ибо в современном буржуазном обществе социальные условия для всестороннего развития человека отсутствуют.

Основоположники научного коммунизма, вскрывая реальный механизм завоевания людьми условий для своего свободного развития, указывают, что эти условия завоевывались не в соответствии с их «представлением об идеале человека», «поскольку это диктовалось и допускалось не их идеалом человека», а соответственно с существующими производительными силами. Маркс и Энгельс убедительно доказали, и это подтверждается всей последующей практикой развития человека, что «в основе всех происходивших до сих пор завоеваний свободы лежали... ограниченные производительные силы; обусловленное этими производительными силами, недостаточное для всего общества производство делало возможным развитие лишь в том виде, что одни лица удовлетворяли свои потребности за счет других, и потому одни – меньшинство – получали монополию развития (ограниченного, однако, механизмом естественного отбора в общности, лишенной достаточного генетического разнообразия. – Ю. О.), другие же – большинство – вследствие постоянной борьбы за удовлетворение необходимейших потребностей были временно (то есть до порождения новых революционизирующих производительных сил) лишены возможности какого бы то ни было развития. Таким образом, общество развивалось (и развивается. – Ю. О.) до сих пор в рамках противоположности, которая в древности была противоположностью между свободными и рабами, в средние века – между дворянством и крепостными, в Новое (и новейшее. – Ю. О.) время – между буржуазией и пролетариатом (состоятельной «элитой» и обслуживающей их остальной массой людей. – Ю. О.). Этим объясняется, с одной стороны, ненормальный, “нечеловеческий” способ удовлетворения угнетенным (зависимым. – Ю. О.) классом своих потребностей, а с другой – узость рамок, внутри которых происходило общение, а с ним и всего господствующего класса (слоя. – Ю. О.); эта ограниченность развития состоит, таким образом, не только в том, что один класс (слой. – Ю. О.) отстраняется от развития, но и в умственной ограниченности того класса, который производит это отстранение; “нечеловеческое” становится уделом также и господствующего класса»[8].

Термин «нечеловеческое» здесь употребляется в смысле инфантильного, не достигшего зрелого состояния развития человека. Далее Маркс и Энгельс продолжают: «Это так называемое “нечеловеческое” – такой же продукт современных отношений, как и “человеческое”; это их отрицательная сторона, это – возмущение... которое направлено против господствующих отношений, основанных на существующих производительных силах, и против способа удовлетворения потребностей, соответствующего этим отношениям»[9]. Этим утверждается, что «нечеловеческое» или инфантильное бытие, как и соответствующее этому уровню развития производительных сил «человеческое», взятое в скобки, не является подлинно человеческим бытием, бытием зрелого человека, человека всесторонне развитого. «Положительное выражение “человеческий” соответствует определенным господствующим на известной ступени развития производства отношениям и обусловленному ими способу удовлетворения потребностей, – подобно тому, как отрицательное выражение “нечеловеческий” соответствует попыткам подвергнуть отрицанию внутри соответствующего способа производства эти господствующие отношения и господствующий при них способ удовлетворения потребностей, попыткам, которые ежедневно все вновь порождаются этой же самой ступенью производства»[10]. Изменить существующее положение, «физическое, интеллектуальное и социальное уродование и порабощение, на которое обречен индивид существующими отношениями»[11], создать благоприятные условия для преодоления инфантилизма и всестороннего развития человека, а также в целом для становления зрелого общества зрелых людей – коммунизма – должна непрерывная социальная революция или социализм «как необходимая переходная ступень к уничтожению классовых различий вообще, к уничтожению всех производственных отношений, на которых покоятся эти различия, к уничтожению всех общественных отношений, соответствующих этим производственным отношениям, к перевороту во всех идеях, вытекающих из этих общественных отношений»[12]. Социализм возникает на определенном этапе развития производительных сил и общественного способа производства и развивается как процесс преодоления классовых различий. «...Упразднение общественных классов предполагает достижение такой ступени исторического развития, на которой является анахронизмом, выступает как отжившее не только существование того или другого определенного господствующего класса, но и какого бы то ни было господствующего класса вообще, а следовательно и деление на классы. Следовательно, упразднение классов предполагает такую высокую ступень развития производства, на которой присвоение особым общественным классом средств производства и продуктов, – а с ними и политического господства, монополии образования и духовного руководства, – не только становится излишним, но и является препятствием для экономического, политического и интеллектуального развития»[13]. Уничтожение капиталистического способа производства дает «возможность обеспечить всем членам общества путем общественного производства не только вполне достаточные и с каждым днем увеличивающиеся материальные условия существования, но также полное свободное развитие и применение физических и духовных способностей. Условия жизни, окружающие людей и до сих пор над ними господствовавшие, теперь подпадают под власть и контроль людей, которые впервые становятся действительными и сознательными повелителями природы, потому что они становятся господами своего собственного объединения в общество. Законы их собственных общественных действий, противостоявшие людям до сих пор как чуждые, господствующие над ними законы природы, будут применяться людьми с полным знанием дела и тем самым будут подчинены их господству. То объединение людей в общество, которое противостояло им до сих пор как навязанное свыше природой и историей, становится теперь их собственным свободным делом. Объективные, чуждые силы, господствовавшие до сих пор над историей, поступают под контроль самих людей. И только с этого момента люди начнут вполне сознательно творить свою историю, только тогда приводимые ими в движение общественные причины будут иметь в преобладающей и все возрастающей мере и те следствия, которых они желают. Это есть скачок человечества из царства необходимости в царство свободы»[14].

Со всеми этими научно обоснованными доводами, рассмотрением практических предпосылок и условий становления зрелого общества нельзя не согласиться. Однако если марксизм не догма, а руководство к действию, то те события, которые произошли в ходе исторического развития общества в XX в., должны быть адекватно осмыслены, что не исключает некоторую коррекцию тех представлений, которые казались бесспорными в XIX в. и прошли верификацию практикой.

К сожалению, общество еще не достигло того состояния, когда оно действительно сознательно творит свою историю. До сих пор в силу господства капиталистического способа производства люди не стали «господами своего собственного объединения в общество», они все еще не стали «действительными и сознательными повелителями» эволюции биосферы Земли, словом, они не управляют коэволюцией социоприродного Универсума. В силу в основном этих же социальных причин большинство людей на планете не преодолело состояния «неимения» и далеко от уровня развития зрелого человека, развитого адекватно уровню зрелого общества.

Человек ни в одном социуме, даже в тех, которые именовали себя социалистическими, не стал целью их бытия. Экономическое развитие там, как и во всех других социумах, обеспечивалось за счет использования человека и природы в качестве средств экономического роста и достижения других целей. Более того, теперь стало очевидно, что не только общество в целом, но и отдельный конкретный индивид становится силой, способной изменить эволюцию социоприродного Универсума. Но эта возможность достигнута лишь как способность ухудшения условий существования человека и общества, поскольку пока в целом общество эволюционирует стихийно – развивается как естественно-исторический процесс, и созданные человеком производительные силы и другие средства, способные влиять на планетарные процессы, используются нескоординированно в интересах обеспечения и улучшения естественных и социальных условий жизни (то есть этот процесс полностью контролируется обществом), а также в качестве средств достижения каких-то частных или узкогрупповых интересов. Поэтому при недостаточно эффективном контроле они могут быть сознательно или бессознательно использованы лишь во вред целому. Все это, чем дальше сохраняется капиталистический способ производства, увеличивает возможность самоуничтожения или инволюции общества и человека. Будущее общества, человека и социальной формы движения материи становится все более проблематичным. Вполне вероятно, что у общества впереди не тысячи и десятки тысяч лет развития, как предполагалось ранее, в течение которых даже при условии попятных движений оно в конце концов должно прийти к коммунизму и ноосфере. «Конец света» по вине человека может произойти в наше время в любую минуту. Объективный процесс естественно-исторического бытия общества, человека и социальной формы движения материи теперь, как никогда прежде, зависит от случая, от действий отдельных субъектов. Все это усиливает тенденции стихийности процесса эволюции социальных организмов, включая социальную форму движения материи земного типа. Процесс эволюции все менее становится прогнозируемым, предвидимым. Он в целом совершается стохастически, хотя и сознательными существами, не целенаправленно, а стихийно, неосознанно. В этой ситуации весьма оптимистично заявлять о том, что созданные человеком предпосылки становления коммунизма, ноосферы или зрелого общества неминуемо приведут к реализации последних на деле. Скорее становление зрелого общества зрелых людей в его коммунистической или ноосферной интерпретации не является теперь аттрактором или определенным пунктом реально разворачивающегося процесса эволюции социоприродного Универсума, а все же остается идеалом – неким субъективно представляемым совершенным состоянием бытия общества, которого оно может при известных условиях достигнуть. Стремление к этому идеалу как цели побуждает людей к осуществлению определенных планомерных целенаправленных действий, то есть подчинению стихийного процесса сознательно управляемой деятельности. Однако возможность такого сценария меньше, чем реализация возможности превращения человека в управляемое с помощью современных средств манипуляции существо (киборга) и создание «совершенного», с точки зрения хозяев жизни, общества биороботов. Но это будет уже не общество как способ существования сознательных существ, а некая управляемая извне ассоциация человекоподобных существ.

«Совершенное общество» не обязательно является зрелым обществом. «Совершенным» может представляться любое довольно успешно функционирующее общество на определенном этапе естественно-исторического развития ставшего общества или существующее как некая модель в представлении людей. В историческом процессе идеальное состояние человечества, совершенное общество представляет собой лишь преходящие ступени бесконечной эволюции человеческого общества[15], «как она существует в кульминационных пунктах своего развития»[16].

У людей могут быть разные представления о совершенном обществе. Это и совершенное государство Платона, Царство Божье на земле, «Город Солнца» Кампанеллы, «Утопия» Т. Мора, коммунистические фаланстеры или другие общества, рисуемые фантастами. Но такие фантастические построения не есть идеалы. Идеал – не пустая мечта. «Идеал... не может быть ничем другим, как осуществимым совершенством того, что уже дано»[17], что объективно может иметь место, чему уже есть определенные предпосылки, что уже имеется хотя бы «в зародыше».

Зародышем зрелого общества зрелых людей является ставшее общество ставшего человека. Совершенствование, развитие человека есть реальный процесс его бытия и развития общества, а также социальной формы движения материи. Всестороннее развитие человека – условие развития общества, социальной формы движения материи и социоприродного Универсума. Деградация человека, соответственно, есть инволюция всех проявлений бытия социальной формы движения материи. Развитие человека, следовательно, есть индикатор прогрессивной эволюции социоприродного Универсума, всего материального мира. Развитие человека есть, следовательно, и развитие самой материи, поскольку развитие человека осуществляется в процессе очеловечения окружающего его мира, создания такого мира, который «соответствует его сознанию и должен быть создан им самим»[18]. Эта особенность бытия человека была подмечена еще древними мыслителями, предпринявшими попытки обосновать необходимость совершенствования человека и общества. В такой интерпретации толкуется и известный постулат античного софиста Протагора: «Мера всех вещей – человек», хотя Протагор, изрекая эту крылатую фразу, имел в виду относительность всякого знания, ценностей, законов и т. п., за что и подвергался критике со стороны Платона и Аристотеля[19].

Иное звучание это изречение обрело позднее, когда, подобно Энгельсу, человека стали рассматривать мерилом всех «жизненных отношений», субъектом собственного познания и преобразования мира сообразно своей сущности и потребностям собственной природы[20]. В терминах культуры эти идеи классиков марксизма развивает В. М. Межуев. Мерой культурного развития, согласно Межуеву, является «развитие самого человека как общественного субъекта деятельности, как исторического субъекта»[21]. В такой интерпретации подлинным – зрелым – человек становится тогда, когда обретает способность преобразовать мир согласно меркам собственного универсального, безграничного в пространстве и времени бытия, то есть создать зрелое общество. К такому социальному идеалу – идеалу бытия человека и общества, склонялись многие люди на основании своих интуитивных представлений или теоретических исканий[22], которые в той или иной мере связывали будущее человечества с развитием человека безотносительно к какому-либо пределу.

Наиболее интенсивно проблема совершенствования человека и общества разрабатывалась в Новое время. Многие крупнейшие умы с разных сторон анализировали проблему социального идеала как цели эволюции общества, исходя из разных оснований. Ему отдали дань гуманисты, представители Просвещения, марксисты, персоналисты, космисты и сторонники других течений[23].

Среди тех, кто в качестве социального идеала рассматривал зрелого человека и зрелое общество, были такие великие исследователи, как И. Кант, Г. В. Ф. Гегель, К. Маркс, Ф. Энгельс, Ф. Ницше, В. С. Соловьев, П. И. Новгородцев, Л. Н. Толстой, Ф. М. Достоевский и многие другие. Из современных авторитетных исследователей можно назвать З. Фрейда, К. Ясперса, П. А. Сорокина (который в сверхчеловеке видел предел истории человечества)[24], Э. Фромма, Й. Хёйзингу, Ю. Хабермаса и др. Этот идеал находит понимание в среде представителей частных наук. О зрелом человеке и зрелом обществе как социальном идеале и цели бытия общества пишут: лауреат Нобелевской премии по экономике А. Моррис[25], психологи В. Франкл и Дж. Франкл, а также многие-многие другие известные авторы. Всех перечислить невозможно. Важно отметить тенденцию.

Все чаще мыслящие люди реальную угрозу человечеству связывают с социальной инфантильностью общества и человека, которые в качестве своего идеала выбрали безответственный гедонизм[26], в результате чего утратили способность отвечать на вызовы истории и обречены на деградацию.

Ситуацию могут изменить активные люди. Если победят те, кто, преследуя свои корыстные интересы, готовы для сохранения своего статус-кво всячески культивировать инфантильного, легко манипулируемого человека, тогда сбудется саркастическое пророчество А. С. Пушкина:

Паситесь, мирные народы!

Вас не разбудит чести клич.

К чему стадам дары свободы?

Их должно резать или стричь.

Наследство их из рода в роды

Ярмо с гремушками да бич.

Но такое бытие современного инфантильного общества недолговечно. Инфантильное общество инфантильных людей в конце концов ждет апокалипсический конец, который предрекал другой русский пророк – А. Блок:

...век последний, ужасней всех,

Увидим и вы и я.

* * *

О, если б знали, дети, вы

Холод и мрак грядущих дней!

Теперь, благодаря усилиям названных и многих других авторов и практической деятельности сонма поколений простых людей созданы материальные предпосылки и теоретические наработки для планомерной реализации зрелого общества зрелых людей. Дело за малым: организовать народные массы на достижение социального идеала. Выполнить эту задачу могут объединенные усилия зрелых людей, осознающих кризис нашего времени, не на словах, а на деле возлюбивших ближнего как себя самого, действительно относящихся к человеку как к цели, а не средству достижения корыстных целей и готовых ради будущего человечества делать все необходимое для обеспечения оптимальных условий физического, психического, интеллектуального, нравственного и в целом социального развития – развития зрелого человека как субъекта зрелого общества и зрелого бытия социальной формы движения материи. Пока есть зрелые люди, есть основание для оптимизма, надежда достижения социального идеала – построения зрелого общества зрелых людей.

[1] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – Т. 36. – С. 170.

[2] Ильенков Э. В. Философия и культура. – М., 1991. – С. 210.

[3] См.: там же. – С. 211.

[4] См. об этом: Майзель И. А. Наука. автоматизация. Общество. – Л., 1972. – С. 52.

[5] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – Т. 3. – С. 34.

[6] Там же. – С. 282.

[7] Там же. – Т. 21. – С. 221.

[8] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – Т. 3. – С. 433.

[9] Там же.

[10] Там же. – С. 433–434.

[11] Там же. – С. 434.

[12] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – Т. 7. – С. 91.

[13] Там же. – Т. 19. – С. 226.

[14] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – Т. 19. – С. 227–228.

[15] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – Т. 21. – С. 275.

[16] Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение. – М., 2006. – С. 300.

[17] Соловьев B. C. Русская идея // Россия глазами русского: Чаадаев, Леонтьев, Соловьев. – СПб., 1991. – С. 333.

[18] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – Т. 20. – С. 510.

[19] См.: Платон. Соч.: в 3 т. – М., 1970. – Т. 2. – С. 250, 253; Аристотель. Соч.: в 4 т. – М. – Т. 1. – С. 280–281.

[20] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – Т. 1. – С. 593.

[21] Межуев В. М. Культура и история. – М., 1979. – С. 100.

[22] З. М. Оруджев, опираясь на идею И. Канта об априорном знании, доказывает, что опыт бытия человечества дает все больше возможностей создавать модели реального развития социума и увеличивать тем самым влияние сознания, разума на бытие социальной формы движения материи. См.: Оруджев З. М. Природа человека и смысл истории. – М., 2009.

[23] См.: Хайдеггер М. Ницше и пустота. – М., 2006. – С. 189.

[24] См.: Сорокин П. А. Преступление и кара, подвиг и награда: социологический этюд об основных формах общественного поведения и морали. – М., 2006. – С. 493.

[25] См.: Моррис А. О смысле подлинного гуманистического либерализма // Экология и жизнь. – 2006. – № 8. – С. 16–18.

[26] См.: Панарин А. С. О державнике-отце и либеральных носителях «эдипова комплек-са». – М., 2003. – № 3. – С. 133.