К вопросу о методах историко-климатических исследований: московские погоды в середине XVII и середине XX вв.


скачать Авторы: 
- Канищев В. В. - подписаться на статьи автора
- Мизис Ю. А. - подписаться на статьи автора
Журнал: Выпуск №2(20)/2014 - подписаться на статьи журнала

Статья посвящена определению методов сравнительного анализа проявлений погоды по данным описательных источников прошлого и современных инструментальных измерений. Апробирован метод контент-анализа, предварительные результаты которого показали более холодную и влажную погоду в Москве в 1657 и 1659/1660 гг. в сравнении с 1957 и 1959/1960 гг.

Ключевые слова: история климата, исторические методы исследования, контент-анализ.

The article defines some methods of comparative analysis of weather varieties ac-cording to the descriptive sources of the past and modern instrumental measurements. The content analysis method has been applied and its preliminary results showed a colder and more humid weather in Moscow in 1657 and 1659–1660 in comparison with 1957 and 1959–1960.

Keywords: climate history, historical methods of researches, content analysis.

Одним из насущных вопросов изучения истории климата представляется выявление исторических методов, отразивших погодно-климатические процессы тех периодов прошлого, в которые еще не было инструментальных измерений погодных явлений. Для России это был период до XIX в. В частности, такими документами могут послужить различные поденные записи, авторы которых нередко изо дня в день описывали явления погоды. Одним из крупных источников, содержащих такие записи за сравнительно длинный ряд лет, могут стать «дневальные записки» московского царского приказа тайных дел 1650–1670-х гг. (Белокуров 1908).

Понятно, что при отсутствии в описательных источниках данных инструментальных измерений неизбежно встает вопрос о степени субъективизма «оценщика». С одной стороны, такая оценка не может быть количественно точной. Но с другой – она передает восприятие погоды конкретными людьми, что является очень ценным для историка. В нашем случае авторов рассматриваемых записей, московских приказных дьяков, можно считать вполне типичными москвичами, которые, подобно современным многочисленным московским чиновникам, служащим и другим «офисным» людям, большую часть дня проводили в помещениях и, вполне вероятно, ощущали погодные явления так же, как и нынешние столичные жители.

В целях преодоления субъективизма источника и сколько-нибудь адекватного сравнения описательных данных XVII в. с инструментальными измерениями погоды XX в. мы попытались использовать метод контент-анализа. В качестве смысловых единиц анализа мы взяли показатели температуры, осадков, ветра в сопоставимом для разных отрезков времени измерении. Показатели температуры ввиду отсутствия в XVII в. их количественных значений наиболее субъективны. Показатели осадков и ветрености поддаются подсчетам, хотя бы по числу с соответствующими проявлениями погоды в месяц, сезон, год.

В дневальных записях времен Алексея Михайловича для обозначения температуры воздуха употребляются такие термины, как «мороз» (очень редко «стужа», «мороз велик»), «холодно», «оттепель», «тепло», «жара». Ясно, что эти слова имели разное значение в отдельные сезоны года. Поэтому мы сделали попытку как-то приблизить их к объективным значениям, которые в XX в. измерялись количественно. Мы руководствовались устоявшимися житейскими наблюдениями. Мороз в Центральной России обычно воспринимается как температура ниже –20 °C, просто холод – нормальная для зимнего времени температура между –10° и –20 °C, оттепель – относительное потепление (выше –10 °C), весенние и осенние холода и заморозки – температура ниже 0 °C, норма этих сезонов – от 0 до +10 °C, весеннее и осеннее тепло – выше +10 °C, летнее похолодание – ниже +15 °C, тепло – от +15° до +25 °C, жара – выше +25 °C.

В дневальных записях XVII в. в качестве осадков упоминаются снег, туман, дождь, гроза. «Архив погоды в городах России за 100 лет» (Климат… б. г.) содержит более детализированные характеристики осадков: наряду с дождем упоминается морось, помимо тумана встречается обозначение «дымка» (слабый туман). Для корректного сопоставления данных XVII и XX вв. при кодировании информации в единицах счета морось мы объединяли с дождем (в источнике они почти всегда упоминаются в один и тот же день), а дымку – с туманом.

Ветреная погода в источнике XVII в. главным образом обозначалась словами «ветер» («ветрено») или «тихо», очень редко – «вихрь» и «буря». В материалах середины XX в. мы имеем обозначения скорости ветра в м/сек. Судя по тому, что в приказных записях для многих дней нет упоминаний ветра, а тихие (безветренные) дни указывались специально, мы предполагаем, что авторы записей просто не фиксировали слабый ветер («ветерок»).

Для сравнения субъективных записей середины XVII в. с современными инструментальными измерениями мы приравняли обозначение «тихо» к нулевой скорости ветра, отсутствие записей о ветре – к слабому ветру (до 5,5 м/сек., по шкале Бофорта), простое упоминание ветра – к умеренному ветру (5,6–10,7 м/сек., по Бофорту), сильный ветер – свыше 10,8 м/сек.

«Дневальные записки» XVII в. начинаются с января 7145 (1657) года и доведены до тогдашнего конца года, то есть до августа включительно. Этот отрезок мы сопоставляли с соответствующим отрезком 1957 г. В приказных записях пропущены сведения за 7146–7147 (сентябрь 1657 – август 1659 г.). Записи возобновились с первого месяца 7148 г. (1659/1660 г.). На данный момент мы обработали записи почти до конца этого года, до июля 1660 г. включительно. Поэтому для сравнения был взят отрезок сентября 1959 – июля 1960 г.

Оговоримся, что даже в современных данных «Архива погоды в городах России за 100 лет» содержатся сведения не всех дней. Есть пропуски отдельных дней и в записях XVII в. Но в целом число дней по сезонам года, зафиксированных в изучаемых источниках, мы посчитали достаточным для получения сколько-нибудь репрезентативных и сопоставимых результатов контент-анализа. Эти результаты были сведены нами в три таблицы, расшифровка цифровых кодов единиц счета указана под таблицами.

Таблица 1

Частота упоминаний показателей температуры воздуха в Москве в середине XVII в. и в середине XX в.

Годы/ температура

1

2

3

4

5

6

7

8

9

1657, январь – август

10

5

7

6

15

3

0

49

3

1659/1660, сентябрь – июль

25

26

29

89

42

9

1

43

6

1957, январь – август

0

4

18

9

8

7

2

43

6

1959/1960 сентябрь – июль

2

34

44

44

62

34

7

42

1

Примечание: 1 – мороз зимой (ниже –20 °C), 2 – холод зимой (–10° – –20°C), 3 – оттепель – относительное потепление зимой (выше –10 °C), 4 – весенние и осенние холода и заморозки (ниже 0 °C), 5 – норма весны и осени (0 – +10 °C), 6 – весеннее и осеннее тепло (выше +10 °C), 7 – жара (выше +25 °C), 8 – летнее тепло (+15° – + 25 °C), 9 – летнее похолодание (ниже +15 °C).

Контент-анализ температурных проявлений 1657 и 1659/1660 гг., 1957 и 1959/1960 гг. весьма очевидно показал более холодную погоду всех сезонов изученных лет XVII в. Особенно это заметно по числу морозных дней, упоминаний которых в зимние месяцы двух лет XVII в. было намного больше, чем ровно 300 лет спустя. Даже если предположить, что приказные люди «изнеженно» воспринимали сильный мороз и путали его с обычными холодами, наши данные говорят о том, что в январе-феврале 1657 и 1660 гг. морозных и просто холодных дней в сумме насчитывалось больше, чем в 1957 и 1960 гг., а соотношение дней с оттепелями было обратным.

Да и для весенних и осенних месяцев изученных отрезков времени мы определили больше холодных дней в XVII в. в сравнении с XX в. При этом оговоримся, что такое сравнение более репрезентативно для пары 1659/1660 и 1959/1960 гг. По весенним месяцам 1657 и 1957 гг. выявлено довольно мало сопоставимых по погоде дней – 24 из 90 с лишним дней весны.

С другой стороны, очень теплых для весны и осени дней с температурой выше +10 °C в 1960, да и в 1957 г. насчитывалось намного больше, чем три столетия назад.

Летние месяцы этих давних лет отличались в сравнении с современным двухлетием несколько большим количеством прохладных дней и особенно заметно меньшим числом жарких дней.

В общем, наш анализ температурных показателей случайно выбранных лет середины XVII и XX вв. дает основания осторожно говорить о подтверждении тезиса В. В. Клименко о том, что XVII столетие относилось к «малому ледниковому периоду» и было заметно прохладнее ХХ (Слепцов, Клименко 2005).

Таблица 2

Частота упоминаний показателей осадков

в Москве в середине XVII в. и в середине XX в.

Годы/ осадки

1

2

3

4

1657, январь – февраль

3

1

0

0

1657, март – май

5

4

0

0

1657, июнь – август

0

31

2

1

1659, сентябрь – ноябрь

19

20

0

2

1659/1660, декабрь – февраль

37

1

0

0

1660, март – май

12

17

0

4

1660, июнь – август

0

17

1

0

1957, январь – февраль

5

0

0

0

1957, март – май

0

1

0

0

1957, июнь – август

0

18

8

3

1959, сентябрь – ноябрь

1

5

0

2

1959/1660, декабрь – февраль

0

0

0

3

1960, март – май

0

0

1

6

1960, июнь – август

0

0

8

0

Примечание: 1 – снег, 2 – дождь и морось, 3 – гроза, 4 – туман и дымка.

Еще более очевидными получились результаты обсчетов показателей осадков. Таблица 2 очень убедительно показывает, что число снежных дней в 1657 г. было всего на несколько дней больше, чем в 1957 г. А вот в 1659/1660 г. это превосходство в сравнении с 1959/1960 г. многократно. Число же дождливых дней и в году, и в отдельные сезоны в изученные отрезки XVII в. получилось намного большим, чем через 300 лет. Правда, в 1957 и 1960 гг. чаще упоминаются грозы, чем в 1657 и 1660 гг. Но сумма грозовых и просто дождливых дней в середине XX в. оказалась значительно меньшей, чем в XVII в. Однако в этом случае невозможно говорить о принципиально существенной разнице.

В целом применительно к избранным отрезкам истории можно сказать, что в XVII в. влажность была явно выше, чем в XX в.

Наименее определенными выглядят показатели частоты ветреных дней.

Таблица 3

Частота упоминаний показателей ветра

в Москве в середине XVII в. и в середине XX в.

Годы/ветер

1

2

3

4

1657, январь – февраль

13

6

0

3

1657, март – май

7

14

0

0

1657, июнь – август

7

11

0

46

1659, сентябрь – ноябрь

46

18

0

5

1659/1660, декабрь – февраль

55

15

0

10

1660, март – май

52

13

1

5

1660, июнь – август

48

1

1

0

1957, январь – февраль

15

6

0

1

1957, март – май

15

6

0

0

1957, июнь – август

61

2

0

1

1959, сентябрь – ноябрь

51

16

0

2

1959/1660, декабрь – февраль

62

17

0

1

1960, март – май

65

6

0

0

1960, июнь – август

50

0

0

0

Примечание: 1 – тихо (0 м/сек), 2 – слабый ветер (до 5,5 м/сек.), 3 –умеренный ветер (5,6–10,7 м/сек.), 4 – сильный ветер (свыше 10,8 м/сек.).

Судя по данным таблицы 3, точно можно сказать только о том, что число «тихих» дней в 1657 и 1659/1660 гг. было явно бóльшим, чем дней с нулевой скоростью ветра в 1657 и 1659/1660 гг., а количество дней со слабым ветром в середине XX в. существенно превосходило количество дней с умеренным ветром в тот же период.

Конечно, материалы нашей статьи, построенные на очень малой выработке, нельзя рассматривать как категорические выводы. Мы предлагаем рассматривать их как один из вариантов методики историко-климатических исследований, целесообразность использования которого хотелось бы обсудить с коллегами.

Литература

Белокуров, С. А. 1908. Дневальные записи Приказа Тайных дел 7165–7183 гг. М.

Климат городов России. Б. г. URL: http://www.atlas-yakutia.ru/weather/ climate_russia-I.html.

Слепцов, А. М., Клименко, В. В. 2005. Обобщение палеоклиматических данных и реконструкция климата Восточной Европы за последние 2000 лет. История и современность 1: 118–135.