Конструирование ситуаций выбора: уровень технологий


скачать Автор: Солдатова И. Н. - подписаться на статьи автора
Журнал: Информ-образование. Выпуск 2 - подписаться на статьи журнала

Рассматривается конструирование коллизионной ситуации выбора «Милосердие и сострадание Другому как проявление прекрасного в человеке». Данная ситуация способствует духовному становлению человека, воспитывает умение совершать нравственный выбор. Ситуация выбора проектируется по алгоритму: интродукция, диалог, рефлексия, «дарение ассоциаций».

Kлючевые слова: ситуация выбора, коллизия, смыслотворческая деятельность, ценности, смыслы.

THE DEVELOPMENT OF SITUATIONS OF CHOICE: THE LEVEL OF TECHNOLOGIES

Inna N. Soldatova

The author considers the development of collision situation of choice “Charity and compassion towards other people as a manifestation of beauty”. This situation promotes spiritual formation, teaches to make moral choice. The situation of choice follows the algorithm: introduction, dialogue, reflection, “giving connections”.

Keywords: situation of choice, collision, sense-creative activity, values, meanings.

И. А. Соловцова выделяет следующие функции ситуации выбора в духовном становлении человека:

§ формирование способности к рефлексии и оценке своих возможностей;

§ становление умения пользоваться свободой;

§ воспитание чувства ответственности;

§ стимулирование самоизменения;

§ создание кризиса духовного становления.

Эти функции могут быть реализованы в рамках как спонтанно возникшей, так и специально сконструированной педагогом ситуации. Выделяют два основных вида ситуаций выбора: ситуации нравственного выбора и ситуации-коллизии. Ситуации-коллизии, имитируя «кризис существования», кризис бытия, дают человеку возможность обратиться к своему «я». Такие ситуации не предполагают «правильных» и «неправильных» ответов. При их организации педагог выступает как равноправный партнер в обсуждении коллизии. Педагогический смысл ситуаций-коллизий – в стимулировании смыслотворческой деятельности воспитанников, в обращении воспитанника к своему духовному миру, погружении его в глубины собственного «я». Кроме того, ситуации-коллизии в наибольшей степени воспитывают умение делать выбор, адекватный духовному миру субъекта выбора, и нести ответственность за его последствия. Для каждого человека важно найти свой собственный смысл жизни. Существуют правила разработки ситуаций-коллизий (О. С. Гребенюк, В. В. Сериков, И. А. Соловцова, Н. Е. Щуркова). Согласно этим правилам ситуация-коллизия должна: 1) иметь отношение к духовной жизни человека; 2) содержать проблему, связанную с основами человеческого бытия (жизнь и смерть, вина и ответственность, смысл жизни, ценности); 3) быть по возможности простой для понимания; 4) быть незаконченной; 5) содержать в себе возможность нескольких вариантов решения [Соловцова 2006].

Сегодня речь пойдет именно о ситуациях-коллизиях. При конструировании ситуаций-коллизий можно предложить следующий алгоритм:

§ интродукция, обеспечивающая эмоциональный настрой на ситуацию и в общих чертах дающая представление о ее содержании;

§ диалог, имеющий ценностно-смысловой характер и стимулирующий поиск воспитанником смыслов собственной жизни, когда за каждым жизненным явлением, за каждой социальной, нравственной нормой или формой поведения видится человек, который предстает как высшая ценность, как «мера всех вещей»;

§ рефлексия, позволяющая еще раз обратиться к совместно прожитой ситуации – во-первых, к ее содержанию, возможностям в духовном становлении человека, во-вторых, к собственным мыслям и переживаниям в контексте ситуации, к тем изменениям в собственном духовном мире, к которым привело «погружение» в ситуацию;

§ «дарение ассоциаций», представляющее своеобразный момент рефлексии со стороны педагога [Солдатова 2008].

Сегодня мы предлагаем вам ситуацию-коллизию на тему «Милосердие и сострадание Другому как проявление прекрасного в человеке».

I. Интродукция.

«…Есть два рода сострадания. Одно – малодушное и сентиментальное, оно, в сущности, не что иное, как нетерпение сердца, спешащего поскорее избавиться от тягостного ощущения при виде чужого несчастья; это не сострадание, а лишь инстинктивное желание оградить свой покой от страданий ближнего. Но есть и другое сострадание — истинное, которое требует действий, а не сантиментов, оно знает, чего хочет, и полно решимости, страдая и сострадая, сделать все, что в человеческих силах и даже свыше их» (С. Цвейг).

II. Диалог.

Участникам круглого стола предлагается для обсуждения «Новелла» Максима Яковлева [2008]. При этом текст разбит на смысловые части. После знакомства с содержанием фрагментов каждый из них обсуждается участниками круглого стола.

Вспомнилась мне одна история, которую невозможно забыть, – ну что, скажите, заставляло шестилетнюю девочку втайне от родителей убегать по ночам подкармливать попавшую под поезд собаку с перебитыми лапами, лежащую под платформой (кто-то, сжалившись, бросил ее туда подыхать)…

Обеспеченный всем ребенок, богатый дом, любые увлечения – только захоти, своя собственная преданная собака – купили ей за огромные деньги, и вот таскает какой-то облезлой полумертвой дворняге сырки, печенье, мясо из холодильника, вещи свои на подстилку. Собака лизала ей руки, стараясь не выть слишком громко… И на что ей, девчонке, пришлось пойти ради этой… ради этой любви!

Как видим, в ситуации присутствуют две линии выбора – выбор девочки и выбор ее родителей. Давайте обратимся к выбору девочки. Почему девочка делает такой «странный» выбор? Зачем ей нужно ухаживать за бездомным животным? Ведь можно же было довольствоваться своей собакой. Или же просто, увидев однажды бездомную собаку, покормить, пожалеть… и пойти дальше. Можно ли назвать такой поступок духовным?

Участник А. Мне кажется, это нелегкий выбор. Действительно, быть добрым «эпизодически», ситуативно или же напоказ легко. А вести себя так, как героиня новеллы, – для этого нужна настоящая сила духа.

Участник F. Каждый человек имеет право на то, чтобы быть кому-то нужным, потому что одно дело – когда заботятся о тебе, другое дело – когда ты сам о ком-то заботишься. Потребность быть нужным другому – одна из важнейших человеческих потребностей. Если в ближайшем окружении человека не находится никого, кому нужна его забота, он будет искать того, кто нуждается в его помощи, за пределами ближайшего окружения.

Участница H. Мы во время предварительного обсуждения этой ситуации говорили о том, что это вовсе не странный выбор – это совершенно нормальный выбор нормального человека.

Участница С. Родители заботятся о девочке, о том, чтобы она ни в чем не знала нужды, но не учитывают, что ребенку, чтобы вырасти хорошим человеком, тоже обязательно нужно о ком-то заботиться. Девочка понимает, что собаке, которая живет у них дома, она не нужна – о ней и так позаботятся, и ищет живое существо, в отношении которого может проявить милосердие.

Участник F. Мне поведение девочки напоминает ситуацию в семье, когда родители из всех своих детей больше всего любят больного, слабого, несчастного ребенка, обращают на него всю свою заботу.

Участница В. Мне кажется, выбора здесь нет. Такое поведение типично для детей данного возраста, которые постоянно подбирают бездомных котят, щенков, больных животных. А если нельзя принести такое животное домой, они все равно с ним «нянчатся», заботятся о нем.

Участник F. Девочка делает типичный «выбор будущего», потому что путь сострадания – это единственный путь духовного совершенствования.

– Давайте вместе попробуем разобраться, понять внутренний мир девочки. Представьте, что Вы – эта девочка. Расскажите от лица девочки о следующем:

1. Мой внутренний мир.

2. Мое отношение к Другому.

3. Что я могу совершить во имя Другого?

Участник F. Не могу равнодушно видеть страдающее существо. Если могу чем-то помочь – обязательно сделаю это, как бы трудно ни было.

Участница С. Я люблю все живое. Животные – добрые, они понимают меня, разговаривают со мной…

Участница H. Рядом с этой собакой я чувствую себя настоящей. То, что окружает меня дома, кажется мне каким-то фальшивым. А рядом с этой собакой я – это Я.

Участница В. Родители, конечно, любят меня, но мне этого мало – я хочу сама кого-то любить – того, кому это действительно нужно.

Участник F. Дома я игрушка, а рядом с этой собакой – Человек. Дом богатый, но, наверное, холодный…

– Можно ли назвать поступок девочки духовным?

Участник F. Несомненно. Думаю, все с этим согласны.

– А теперь представьте себя на месте родителей девочки. Какие варианты выбора существуют для них в этой ситуации? Какой выбор сделали бы вы на месте родителей девочки?

Участница С. Если родители состоятельные, значит, они вполне могут взять на себя заботу о собаке – забрать ее домой, оплатить услуги ветеринара. Думаю, о другом выборе здесь речи быть не может.

Участница В. Родители должны не только взять на себя заботу о собаке, но и оценить по достоинству поступок девочки. По-моему, они должны гордиться такой дочерью.

Участник А. Думаю, выбор девочки и выбор родителей должны совпасть – ведь они самые близкие люди.

Участница D. Но выбор родителей может быть и другим – они могут оставить все как есть.

Участница G. А могут запретить дочери «общаться» с животным – мало ли что… И бегать одной на станцию опасно, все-таки девочка еще маленькая…

Престижный загородный дом на охраняемой территории – пришлось договариваться с охраной, а попросту платить за молчание. Но чтобы платить, надо, значит, как-то вытянуть у родителей деньги, то есть врать и врать каждый раз про какие-нибудь подарки подружкам или еще о чем-то, а когда и это не помогало, приходилось и воровать – знала ведь, где деньги лежат, подсматривала.

Вопросы для обсуждения:

1. Изменилось ли ваше отношение к девочке?

2. Почему она выбрала именно такой путь помощи собаке – воровства, обмана и в то же время безграничного сострадания? Эти пути совместимы?

Участница С. Не знаю… Что-то в моем отношении к героине новеллы изменилось. Почему надо скрывать свои поступки от родителей? Она же может все им рассказать и попросить помощи.

Участница G. Мое отношение к девочке не изменилось. Если она выбрала такой путь, путь воровства и обмана, значит, другого выхода у нее просто нет. Мы же, видимо, не все знаем об этой семье.

Участник А. Поведение девочки оправданно, поскольку она руководствуется высокими мотивами – мотивами сострадания. Она сделала свой выбор и идет по выбранному пути до конца, несмотря ни на какие препятствия.

Участник F. У девочки в этой ситуации два пути: либо продолжать оставаться игрушкой в руках родителей, частью их «престижного» образа жизни, либо идти до конца, отстаивая свое право на Поступок, на сострадание Другому. Она и отстаивает это свое право доступными ей средствами. Видимо, у нее действительно нет другого выхода или она просто не знает, что есть какие-то иные способы.

Участница С. По-моему, девочка, будучи заранее уверена, что родители ее не поймут, просто заранее отрезает все пути к взаимопониманию.

Участница Е. Нельзя отстаивать правду с помощью лжи. Одна ложь ведет за собой другую. О каком духовном совершенствовании можно говорить, если человек лжет? Я думаю, что свою правду нужно отстаивать открыто. Я пытаюсь «примерить» эту новеллу к образу шестилетнего ребенка, и у меня картинка как-то не складывается – слишком изощренно девочка применяет разные способы обмана. Истинное сострадание и обман – вещи несовместимые.

Участник F. Получается, что поступок девочки аморальный, но в то же время нравственный.

Участница H. Оказавшись на месте девочки, я не смогла бы так себя вести по отношению к родителям – для меня это непосильный груз. Из любой, самой сложной ситуации можно найти нравственный выход. Возможно, не в силах шестилетнего ребенка этот выход обнаружить – у него для этого просто может быть недостаточно жизненного опыта. Я преклоняюсь перед героиней новеллы, перед ее мужеством, перед силой ее духа, но сама никогда не смогла бы вести себя так, как она. Возможно, я не сострадающий, не духовный человек, но для меня родители все равно дороже, чем собака.

– Каково душевное состояние девочки в это время?

Участница В. Нормальное душевное состояние шестилетнего ребенка – это радость и гармония. В этой ситуации гармония явно нарушена, здесь налицо ярко выраженная душевная коллизия. И еще. Здесь много говорилось о мужестве героини новеллы. Я считаю, что раз эта девочка не может набраться мужества и все рассказать родителям, значит, она все-таки недостаточно мужественная. Душевное состояние, в котором находится девочка, нельзя считать нормальным, это ведет к ее духовной деградации.

Участник F. Недавно по телевидению шла передача, посвященная памяти патриарха Алексия II. Меня поразило, насколько этот человек чувствовал себя одиноким. Один эпизод: патриарх в парке кормит павлинов, разговаривает с ними. И в это время корреспондент задает ему вопрос: «Есть ли у Вас друзья?». Патриарх отвечает: «Что значит иметь друзей? Это значит – кого-то выделить среди других. Я не могу себе этого позволить». Когда человек одинок, ему, может, только с животными и остается поговорить. Девочка, судя по всему, очень одинока. Для нее собака – единственный собеседник, единственный значимый Другой. Я бы охарактеризовал душевное состояние девочки одним словом – одиночество.

Участница G. А я охарактеризовала бы состояние девочки словом «дисгармония». Или «диссонанс». По-моему, ужасно разрываться между любовью к родителям и состраданием к живому существу. Ведь девочка наверняка любит родителей. Просто, наверное, они считают, что главное – это обеспечить ребенка материально. А маленькой девочке очень трудно выразить свои чувства. Мне кажется, совершая все эти ужасные поступки, она еще и стремится таким образом обратить на себя внимание родителей. На такой мотив подобного поведения часто указывают психологи.

– Представьте себе, что родители узнали о том, как вела себя девочка – о ее обмане, кражах… Каков будет их выбор после этого?

Участник F. Наверное, родители мало внимания уделяют дочери из-за недостатка времени. В новелле сказано, что они – люди состоятельные, а богатство просто так не дается. Видимо, они вынуждены работать столько, что на душевное общение с ребенком практически не остается времени. Скорее всего, когда родители узнают о том, как вела себя дочь, они совсем не обязательно примут репрессивные меры. Может быть, скажут ей о том, что нужно было сразу все рассказать. И обязательно помогут.

Участница Е. Девочка, скорее всего, думает, что родители ее поругают, когда узнают, зачем она отлучалась из дому. А может быть, и не поругают. Может быть, наоборот, поддержат в ее стремлении помочь страдающему существу. Когда все раскроется, все эти события могут стать основой для настоящего духовного сближения родителей и дочери.

Участница В. Я считаю, что в этой ситуации родители все равно должны расставить нравственные акценты, однозначно показать девочке, что хорошо, нравственно ценно в ее поведении, а что совершенно недопустимо, тем более по отношению к близким людям.

Участница Е. Хуже всего даже не то, что девочка ворует. Хуже всего то, что она не хочет открыться близким людям.

Участник F. В любом случае чем раньше ситуация станет ясной и прозрачной для действующих лиц, тем лучше.

Не говоря уже о том, каково это пробираться к платформе ночью, сидеть под ней, сжимаясь от грохота товарняка… А почему, скажете, ночью? Почему тайком? Да потому что знала же, что не пустят, не разрешат. Так в общем и вышло: когда прознали, куда их чадо бегает по ночам, пришли в неописуемый ужас: ребенок ежедневно рисковал попасть под поезд, сам мог превратиться в такую собаку! Послали прислугу на станцию. И нашли ту собаку, и прибили ее – устранили, так сказать, саму причину…

– Что заставило родителей девочки совершить такой выбор? Можно ли сказать, что в этом выборе проявилось милосердие родителей к дочери? Что значит для них сострадание Другому?

Участница G. В последних словах этого отрывка – «устранили, так сказать, саму причину» – ответ на многие вопросы. На самом деле ничего родители не устранили; я предполагаю, что они, осуществив свой выбор, создали множество других проблем.

Участник F. До этого момента в отношениях девочки и ее родителей, собственно говоря, еще и не было ничего по-настоящему страшного. Ну обманывала она родителей – зато это содержало в себе возможность для развития отношений, искренний разговор мог стать началом подлинного взаимопонимания. А вот теперь ситуация стала по-настоящему страшной. Если и удастся найти из нее выход, то это потребует от всех огромных усилий и много-много времени.

Участник А. Может быть, эту трагедию поможет преодолеть только другая трагедия, которая объединит всех участников ситуации.

Участница H. Я хочу вернуться от уровня технологии к уровню методологии и обратить внимание на то, что такой поступок родителей – это и есть выбор прошлого. Стремясь сохранить видимость благополучия, не пожелав посмотреть на ситуацию с точки зрения своего ребенка, они перекрыли себе пути к духовному совершенствованию. Если бы они поступили по-другому, сделали иной выбор, они могли бы совершенствоваться вместе с ребенком, могли бы у дочери поучиться состраданию, милосердию. А теперь они лишили себя такой возможности. Это очень выразительный пример, иллюстрирующий выбор прошлого: «Пусть все остается как есть, не буду ничего менять, не хочу. Вообще не понимаю, зачем нужно что-то менять». Многие люди совершают такой выбор, потому что это, на первый взгляд, легче – не надо работать над собой, не надо меняться самому.

Участница G. Родители и девочке перекрыли пути к духовному совершенствованию. Ей теперь остается либо отказаться от всяких попыток проявить сострадание (чтобы не причинить зла тем, кому она помогает), либо придумывать более изощренные способы скрывать добрые поступки от близких людей. И то и другое одинаково плохо.

Участница Е. Более того, девочка может разочароваться в добре как таковом. Зачем делать добро, если оно все равно оборачивается злом?

А чем все это закончилось? А кончилось тяжелым нервным расстройством девочки. Лежала, уйдя в себя, то вдруг плакала без причины… И ничем не могли отвлечь, утешить ее. Однажды в марте попросилась она на прогулку. Было много солнца, свежий, пахнущий летом ветер… Потом крупозное воспаление легких – скоротечное, как жизнь мотылька. И человечка не стало.

Я невольно задумывался над этой судьбой: что привело ее в эту жизнь? Ради чего это прожито? Неужели ради любви и милосердия к этой несчастной бездомной собаке? Неужели… Так мало прожито и так много дано.

III. Рефлексия.

– А теперь давайте представим: что было, если бы вы смогли поговорить с девочкой? Что было бы, если бы она осталась жива? У вас есть сейчас такая возможность! Вы знаете ее историю. Что вы сейчас ей скажете? Вы сейчас можете обратиться к девочке, высказать ей свои чувства, мысли…

Участник F. Прости своих родителей! Они по-своему, по-дурацки, но все равно тебя любят.

Участник А. Жаль, что рядом с тобой не оказалось человека, который смог бы понять тебя и позаботиться о тебе.

Участница В. Постарайся понять своих родителей и простить их!

Участница H. Спасибо! Я многое поняла благодаря тебе. И мне многому предстоит научиться.

Участница G. Ты очень смелая. Ты смогла противостоять равнодушию окружавших тебя людей, потому что была способна на настоящее чувство.

Участник F. Ты помогла понять, что маленький человечек иногда может больше, чем взрослые люди, что он способен на настоящий Поступок.

Участница Е. Каждому человеку Господь дает силы для подвига милосердия. Может быть, и твои родители когда-нибудь окажутся на это способны…

Если обратиться к нашей интродукции, то в «Новелле» очень ясно можно увидеть те два рода сострадания, о которых говорит Стефан Цвейг. Сострадание девочки – истинное сострадание, ведь она делает не только то, что в ее силах, но и то, что выше ее сил. А «сострадание» родителей – «нетерпение сердца», которое не хочет замечать страданий собственного ребенка и ищет способ оградить себя от них. У каждого человека есть выбор между подлинным и мнимым состраданием, между будущим, ведущим к духовному совершенствованию, и прошлым, ведущим в духовный тупик.

IV. «Дарение ассоциаций».

Людей теряют только раз,

И след, теряя, не находят,

А человек гостит у вас,

Прощается и в ночь уходит.

А если он уходит днем,

Он все равно от вас уходит.

Давай сейчас его вернем,

Пока он площадь переходит.

Немедленно его вернем,

Поговорим и стол накроем,

Весь дом вверх дном перевернем

И праздник для него устроим.

Г. Шпаликов

Литература

Солдатова И. Н. Проблемы духовного воспитания: минуты погружения в прекрасное : учеб.-метод. пособие. – Волгоград: Изд-во ВГПУ «Перемена», 2008. – 72 с.

Соловцова И. А. Духовное воспитание в православной и светской педагогике: методология, теория, технологии: монография / науч. ред. Н. М. Борытко. – Волгоград: Изд-во ВГПУ «Перемена», 2006. – 248 с.

Яковлев М. Фрески // Фома. – 2008. – № 4. – С. 116–122.